Прочитайте онлайн На вершине блаженства | Глава 28

Читать книгу На вершине блаженства
4418+436
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Погосян
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 28

Себастьян стоял в дверном проеме, и даже сквозь густой загар было заметно, как он бледен.

– Пойдем, – сказал он. – Я хочу увезти тебя отсюда.

– Что случилось? – с тревогой спросила Блисс, подходя к нему.

Он молча сжал ее руку и повлек к выходу.

– Себастьян! Постой! – С крыльца скатился Рон Йорк. – Ради Бога, парень, ну куда так спешить? Ты же не можешь просто взять и уехать!

Блисс почувствовала, что Себастьян вздрогнул. Он не обернулся, но замедлил шаг.

– Она сегодня, понимаешь, накачалась сверх меры, – тараторил Рон, стоя на нижней ступеньке лестницы. – Почему бы мне, с твоего позволения, не отвезти Блисс домой, чтобы ты смог позаботиться о сестре?

Себастьян вскинул голову и посмотрел на Блисс.

– Никогда! Никогда в жизни я больше ни с кем тебя не оставлю! Запомни, Блисс. – И, обращаясь к Йорку, добавил: – Мэриан знает, что ей нужно делать. Позаботься о том, чтобы к моему возвращению и духу вашего здесь не было!

У дома их встретил Битер. Пес выскочил неизвестно откуда со своим огромным оранжевым пауком в пасти. Преданно глянув на Себастьяна и Блисс, он запрыгнул на свое место в пикапе.

– Умная собачка, – буркнул Себастьян. – Даже он знает, когда надо уносить ноги.

– Да что там случилось? – всполошилась Блисс.

– Я все тебе расскажу. Попозже. Потому что должен разобраться во всем сам. Черт, а это еще что?

По подъездной дорожке на сумасшедшей скорости на них неслась машина – гравий жалобно взвизгнул под ее колесами, когда она затормозила в каком-то дюйме от пикапа.

Блисс опешила: дверца «мерседеса» распахнулась, и из машины выскочила ее мать. Она не сразу заметила Себастьяна и Блисс. Но едва увидев их, разрыдалась.

– Мама? Что-то случилось? – Блисс ринулась вперед, увлекая за собой Себастьяна. – Что-то с папой?

– Я все, все сделала не так! – выкрикивала сквозь рыдания Киттен. – Я поехала в это дурацкое заведение, но тебя там не было. Потом я отправилась в офис к нему… то есть к Себастьяну. Швейцар сказал, что вы уехали, но он не знает куда. Никогда бы не подумала, что придется благодарить Бога за встречу с Пру О’Лири! Это она дала мне адрес Себастьяна.

Все, отныне для Блисс Пру O’Лири будет отрезанным ломтем.

– Вы сильно расстроены, миссис Уинтерс, – заметил Себастьян без особого, впрочем, сочувствия.

– Да, – подтвердила Киттен. – Никогда в жизни я не была так расстроена! Что за ужасные вещи я прочла в газетах! Блисс, почему ты не сообщила нам, что попала в пожар? Ты же могла погибнуть!

Неподдельный страх, звеневший в голосе матери, ошеломил Блисс.

– В газетах пишут, что ты поехала на встречу с Кристал Плато. Но ее там и в помине не было! Ну разве можно поступать так опрометчиво?

Себастьян издал какой-то звук, явно желая выразить солидарность с Киттен.

– Кристал там не было? Но откуда ты знаешь?

– Ох, я уж и сама не вспомню откуда, – выпалила Киттен. Она бессильно прислонилась к дверце «мерседеса». – Да! Из газет. Одна жертва. Мужчина. Ты сунулась в трейлер к этому жуткому типу!

– Но я же осталась цела, – возразила Блисс, сжимая руку Себастьяна. – И я рада, что Кристал там не оказалось.

– Даже если это она все и подстроила? – заметил Себастьян.

– Мы не можем этого знать.

– Но она же позвонила тебе сама и назначила встречу. И не пришла. Она ненавидела своего отца, могла ненавидеть и тебя…

– Себастьян! – Голос Киттен готов был сорваться на визг. – Я не буду в обиде на вас, если вы откажетесь. Но может быть, вы все же позволите Блисс поехать к нам. Мы с отцом так хотим вместе порадоваться ее спасению. Кстати, и тому, что вы наконец-то обрели друг друга.

Себастьян смущенно кашлянул в кулак.

– Ох, мама, – только и смогла вымолвить Блисс. Ну почему некоторым людям нужно заглянуть в лицо смерти, чтобы в них проявилось то хорошее, что есть у них в душе? – Ты слишком расстроена. Себастьян, наверное, мне лучше самой отвезти маму до дома. Она вряд ли в состоянии вести машину.

Киттен вновь залилась слезами.

– Я… я хочу, чтобы вы приехали оба. Да, да, и прямо сейчас. Боже, ну что мне сделать, чтобы заслужить прощение?.. Блисс?

Блисс растерянно поправила очки. Она не располагала жизненным опытом на сей счет, она не знала, как управляться с матерью в таком вот состоянии.

– Ты вези маму, – вежливо предложил Себастьян. – А я поеду сзади до самого вашего дома.

– Ох, спасибо, спасибо! – Киттен, раскрывая объятия, ринулась к Блисс. – Спасибо вам обоим!

Наконец Киттен удалось усадить на заднее сиденье в ее машине, которая двинулась по понтонному мосту через озеро Вашингтон, мимо университета, по направлению к Лавровому холму. То и дело Блисс поглядывала в зеркало заднего вида, чтобы удостовериться, здесь ли Себастьян и едет ли за ними следом.

Киттен сжалась, прислонившись к дверце, и приглушенно всхлипывала.

За всю дорогу до Лаврового холма и резиденции Морриса Уинтерса женщины не сказали ни слова. Едва Блисс притормозила у крыльца, Киттен выскочила и помчалась в дом.

Блисс решила дождаться Себастьяна.

– Кристал никто не убивал, – сказала она, едва Плато оказался рядом.

– И это заставляет думать, уж не права ли твоя матушка, – заметил он, разглядывая звездное небо. – Что, если мы не станем затягивать трогательную сцену возвращения блудной дочери? Как тебе кажется?

– Трогательную? – рассмеялась Блисс. – Между нами никогда не было такой привязанности, однако если маме так хочется обрести душевный покой, не стоит ей мешать. А вообще я не меньше твоего хотела бы поскорее откланяться.

И она провела Себастьяна в дом – элегантно обставленную в азиатском стиле гостиную, откуда явственно слышались возбужденные голоса ее родителей.

Они умолкли мгновенно, как только Моррис Уинтерс увидел Себастьяна и Блисс. Он демонстративно повернулся к гостям спиной и уставился в непроглядно-черные окна.

Киттен нервно заламывала пальцы. Ее голубой трикотажный пуловер мешковато свисал на помятую юбку. Без привычного слоя макияжа она выглядела немолодой измученной женщиной, к которой вплотную подступила старость. Судя по ее бегающему взгляду, Киттен была изрядно напугана.

– Папа, – окликнула Блисс, – мы приехали сюда только потому, что маме казалось, будто здесь нас хотели видеть.

Прошло несколько тягостных минут, прежде чем Моррис соизволил ответить:

– Твоя мать действовала под влиянием порыва. Мне казалось, что я давно научил ее управлять своими чувствами. Однако я ошибался.

– О’кей. – Себастьян решительно звякнул ключами от машины. – Поехали, Блисс. Желаю вам обоим доброй ночи.

– Нет! – воскликнула Киттен. – Моррис, выслушай меня! Я ведь говорила, что это должно на них подействовать! Ты только сделай все так, как хотел! Постарайся убедить их, и они все поймут. Вот увидишь!

Моррис резко развернулся к молодым людям лицом. И заметался по комнате.

– Вы что, так и не поняли? Не сообразили, что не стоило путаться у меня под ногами?

Киттен испуганно прижала ладони к горлу.

– Моррис…

– Заткни свою пасть, женщина! – рявкнул на жену Моррис. – Заткнитесь все и слушайте меня!

– Пойдем, – повторил Себастьян, беря Блисс за руку. – Нам пора домой.

– Я сказал – заткнись! – Глаза Морриса сверкали безумием. Лицо дергалось в нервном тике. – Заткнитесь!!!

Себастьян шагнул было к нему.

– Назад! – взревел Моррис. Подняв правую руку, он нацелил на Себастьяна револьвер. – Делай, что тебе велят! Все будет только так, как я сказал! Я и так слишком много потерял и слишком долго топтался на месте из-за этой дуры! – И он ткнул оружием в сторону Киттен.

– Папа! – Блисс с трудом подавила панический вопль.

– Не смей меня так звать! – оборвал ее Моррис Уинтерс. И надменно кивнул в сторону Киттен. – Может, спросишь у нее почему?

– Черт, – сквозь зубы процедил Себастьян. – Послушай, Уинтерс, давайте-ка все здесь успокоимся. И не будем делать и говорить вещи, о которых потом наверняка пожалеем.

– Моя жена наставила мне рога! – выпалил Моррис, прожигая Киттен ненавидящим взглядом. – И в результате родилась вот эта образина! Но мы заключили с ней сделку. Если она не станет мешать мне делать карьеру, то я не буду трогать ее хваленую репутацию!

Блисс плюхнулась в кресло.

– Я предлагала отделаться от этой… от этого ребенка, Моррис, – напомнила Киттен. Ее губы дрожали. – Но ты же сам мне запретил.

– Да, потому что тебе хватило ума сунуться к проклятому лекаришке, который оказался приятелем моих предков. И старый сплетник тут же помчался поздравлять их с внуком!

– Ну хватит, – вмешался Себастьян. – В любом случае нас это уже не касается.

Ее мать собиралась отделаться от нее. Блисс бессильно прикрыла глаза.

– Если бы там оказалась и девчонка Мура, все было бы кончено! – завыла вдруг Киттен. – Ну откуда мне было знать, что ее там нет?

Блисс отлично слышала ее слова, но уже не в силах была вникнуть в их смысл.

– Тихо, тихо! – рявкнул Моррис. – Не смей приближаться ко мне, Плато!

– Я все сделала ради тебя! – не унималась Киттен. – Как только Блисс сказала, куда собирается, мне стало ясно, что нужно сделать!

– Но ты снова попала пальцем в небо, верно? – зловеще расхохотался Моррис. – Ты снова промазала! Кристал там и духу не было, а Блисс успела удрать! Тупая корова, ты отделалась от одного настырного старикашки – и только!

У Блисс глаза полезли на лоб. Ее мать?.. Ее собственная мать собиралась сжечь ее заживо!

А ее отец – вовсе не ее отец!

Ее мать убила человека?

– Но Блисс и не требовалось убивать, – возразила Киттен. – Достаточно было убрать девчонку и старика. Тогда мы смогли бы счастливо…

– Не пудри мне мозги, – возразил Моррис и взмахнул револьвером. – Отойди оттуда, Киттен. Встань ближе ко мне. А из нее я сам сумею извлечь хоть какой-то прок! – И его прищуренные глаза остановились на Блисс.

Киттен как под гипнозом подошла к мужу.

– Я все сделала ради тебя, Моррис, – лепетала она. – Ради нас. Вот и сегодня я сделала, как ты хотел. Я привела их сюда. Ну скажи им скорее! Скажи, чтобы Плато убирался из нашего штата!

– Просто сказать – это мало. – Физиономия Морриса по-прежнему дергалась в нервном тике. – Вернее, если я их убью!

Блисс не в силах была шевельнуть и пальцем. Себастьян замер, многозначительно посмотрел на Блисс и едва заметно кивнул.

Но Блисс не понимала, что он силится ей сказать.

– Сперва его, – продолжал Моррис, – потом ее. Она у нас будет подвержена суицидальному синдрому. У нее всегда мозги были набекрень. А сегодня она пришла посмеяться надо мной. Для нее это была славная забава – она заявила на весь свет, что трахается с моим заклятым врагом. Но девчонка перегнет палку и пристрелит его, потому что он попытается помешать ей покончить с собой. Ведь славно, да? Славно придумано?

– Моррис! – Киттен рухнула на колени, обхватив голову руками. – Пожалуйста, Моррис! Они сделают все, как мы скажем!

– Сука! – Морриса уже трясло от ярости. – А ведь она, пожалуй, застрелит и тебя! А меня ранит…

– Нет, нет, не надо! – Киттен обратила к нему посеревшее блестящее от пота лицо. – Разве она способна на это?..

Моррис расхохотался. Запрокинул голову и заржал во все горло.

– Нет, нет, не надо! – передразнил он жену. – Тупая корова! Конечно, куда ей сделать такое? Но именно так я все это представлю… А народ еще больше полюбит меня за мужество в минуту крушения моей семьи. Моя супруга погибнет от рук дочери! А я получу рану от ее оружия!

– Пулевые ранения чрезвычайно болезненны, – заметил Себастьян.

Повисла тревожная тишина.

– Не так-то просто выстрелить в самого себя, Моррис. А что, если у тебя не хватит духу? Как тогда ты станешь объяснять груду трупов в собственной гостиной?

Киттен не выдержала. Она завизжала и прыгнула к мужу, попытавшись выхватить револьвер.

Блисс содрогнулась от прогремевшего выстрела. Она вскочила и стиснула кулаки.

Грохнул второй выстрел.

Киттен успела рукой вцепиться Моррису в лицо и расцарапала его – от корней волос до самого подбородка. Показалась кровь. Киттен рухнула на тело мужа. Алые брызги окропили его желтую рубашку-поло. Пока тело Киттен сползало на пол, все новые и новые алые пятна появлялись на одежде Морриса. И вот уже по всему его телу, по ногам потекли ручейки крови.

Блисс едва не стошнило. У нее вырвался стон.

– Тише! – хрипло шепнул ей Себастьян. – Веди себя тихо!

– Мама! – простонала Блисс. – Мама!

Киттен упала Моррису на ноги. Он отступил назад, брезгливо отпихивая мертвое тело. Его лицо исказила гримаса отвращения.

– Я подхватил мою дорогую жену, когда ее застрелила моя дочь, – объявил он.

– Рехнулся, – пробормотал Себастьян. Он сделал шаг вперед, но тут же застыл на месте, так как дуло револьвера нацелилось ему в грудь. – Ничего не выйдет, Моррис, – сказал Себастьян. – Пока не поздно, есть возможность придумать, как объяснить убийство собственной жены. Я вам помогу.

– Ни за что, – отрезал Моррис. – Мне суждено стать президентом Соединенных Штатов, и я не позволю какому-то наглому выскочке путаться у себя под ногами! Я найду, как использовать тебя, Плато.

Их прервал звук чьих-то торопливых шагов в фойе.

– Не входите! – что есть силы закричала Блисс – и отшатнулась, так как дуло револьвера дернулось в ее сторону. – Вызовите полицию! У него револьвер!

Физиономия Морриса побагровела. Он подался назад и встал за дверью.

Вошла Мэриан Плато.

– Беги, сестра! – крикнул Себастьян. – Он за дверью и вооружен. Драпай отсюда к чертям, пока не поздно!

Но она продолжала двигаться вперед неверными шагами. На осунувшемся лице темнели потеки размазанной туши.

– Моррис? – Мэриан вертелась на месте, пока не увидела его. Едва держась на ногах, она вяло помахала ему рукой. – Вот мы снова здесь!

– Добро пожаловать, Мэриан. Ну вот, теперь я смогу аккуратненько расставить всех по своим местам, – вновь заговорил Моррис. – Блисс Уинтерс застрелила сестру Плато, когда узнала, что эта парочка – извращенцы. Что он трахает собственную сестру.

Блисс стало тошно. Они сейчас умрут, и этот тип обольет их на прощание грязью…

А Моррис все еще разглядывал Мэриан. Он даже подошел поближе и залез дулом револьвера под ее тонкое платье, сунув его между грудей.

– Тебе предстоит подохнуть следующей. Она уже пристрелила свою мать.

Себастьян встал между Блисс и Моррисом, заслонив от него Блисс.

– Ложись, Блисс! На пол! Он не сумеет перестрелять нас всех сразу!

– Черта с два! – взревел Моррис. – Стреляю по любому, кто посмеет дернуться!

– Ну, валяй! – выпалил Себастьян.

Вместо того чтобы выполнить его приказ, Блисс подскочила сзади и обхватила руками Себастьяна за пояс.

– Блисс! – вскричал Себастьян. – Ради Бога!..

– Если ты выстрелишь в него, то попадешь и в меня, – спокойно сказала Блисс Моррису. – Одной пулей. С одной траекторией. Что ты тогда скажешь полиции?

– Мы же собирались сделать так, чтобы все было о’кей, – заявила Мэриан. – Ты сам обещал мне, Моррис! Я постаралась сделать все, как ты хотел, и ты пообещал. У меня почти получилось, но Себ слишком быстро вернулся в бассейн.

Блисс почувствовала, как напрягся Себастьян.

– Что за чертовщину ты плетешь?!

И снова по ушам Блисс болезненно ударил грохот выстрела.

– Мэриан! – выдохнул Себастьян. – Ну и дерьмо же ты, Уинтерс. Если тебе нужен я, ты мог бы давно пристрелить меня. И вовсе ни к чему было…

Он вырвался из объятий Блисс и рванулся вперед.

Блисс от неожиданности покачнулась, упала и покатилась в сторону. Она сильно ударилась головой о ножку стола. Распахнутая настежь идеально белая дверь была забрызгана кровью – кровью Мэриан Плато. Зажимая рану на плече, она привалилась к стене.

Теперь Моррис держал револьвер двумя руками, направляя его в лицо Себастьяну.

– А ну ступай к ней! – Он качнул дулом. – Этой незаконнорожденной девке, дочери моей бывшей жены, нужно получше прицелиться. Мне важна траектория пули. Встань к ней лицом. Порадуй меня. Она выстрелит прямо тебе в рожу, недоносок!

– Не двигайся! – крикнула Себастьяну Блисс. – Стой там, где стоишь!

Она заметила, как Мэриан легла на бок и дюйм за дюймом подползает к Моррису. Кровь все еще сочилась у нее между пальцами, зажимавшими рану.

– Развернись, Плато! – приказал Моррис. На висках у него набрякли вены. Лицо из багрового становилось пурпурным. – Повернись, мерзавец!

Сморщившись от боли, не в силах подавить невольный стон, Мэриан толкнула Морриса под коленки.

Он покачнулся.

Грохнул третий выстрел, и пуля ушла в потолок. А Моррис, потеряв равновесие, рухнул навзничь поверх Мэриан.

Себастьян тут же навалился на него и, сжав одной рукой горло безумца, другой попытался дотянуться до револьвера.

Зазвонил телефон.

– Ублюдки! – визжал Моррис. – Я убью вас! Я вас всех убью!

Еще долгий звонок, и еще, и еще.

Мужчины бешено боролись, извиваясь на полу. Мэриан умудрилась выбраться из-под Морриса и подхватила револьвер за миг до того, как его успел схватить Себастьян.

– Вот она, справедливость! – засмеялся Моррис. – Она уже не раз продавала тебя и прежде! А теперь она тебя убьет!

Блисс, зажав в ладонях гудевшую голову, попыталась подняться.

Звонки прекратились.

Револьвер выстрелил снова. И снова. От двери полетели щепки.

Себастьян схватил Мэриан за руку и отшвырнул в сторону. Ее стоны болезненно отдавались в голове у Блисс.

Она вновь рухнула на колени.

Моррис и Себастьян продолжали борьбу за револьвер. Моррису удалось направить его на Блисс. Она метнулась к телефону, набрала 911 и швырнула трубку, которая осталась болтаться на проводе.

И снова загремели выстрелы. Оконное стекло разлетелось вдребезги.

– Себ, – стонала Мэриан, – помоги мне, Себ!

Блисс, поколебавшись, все же попробовала подобраться к дерущимся с другой стороны. Себастьян теперь оказался сверху и придавил Морриса всем телом. Ему даже удалось схватить врага за горло. Другой рукой он долбил о край стола кистью Уинтерса, упорно сжимавшего оружие.

От напряжения Моррис раскрыл рот в какой-то жуткой гримасе.

Его ободранная, покрытая кровью рука вдруг резко дернулась, и револьвер уперся Себастьяну в грудь. Как во сне, Блисс следила за медленно двигавшимся дулом…

В следующий миг на левом плече Себастьяна Блисс заметила рваную рану и ринулась вперед. Она вцепилась Моррису в волосы и рванула что было сил. В ушах ее звенели собственные рыдания вперемешку с яростным рычанием Морриса. Вслепую он нашарил ее ухо и стал нещадно выкручивать его.

Она чувствовала, как дергается тело безумца под ударами Себастьяна.

От боли она рухнула на пол – ничком.

Наступила жуткая тишина, нарушаемая лишь всхлипами Мэриан, затрудненным дыханием двух мужчин и гулкими ударами ее собственного сердца.

– Ты цела, Блисс? – услышала она голос Себастьяна.

Подняв голову, она взглянула на него сквозь заливавшую лицо кровь.

– Я жива, – прошептала Блисс. Она увидела в руках Себастьяна револьвер и с облегчением вздохнула. – Я вызвала полицию.

– Хорошо.

– Они ни за что не поверят, что это не дело твоих рук, Плато! – прохрипел Моррис. Его глаза были крепко зажмурены. – Мэриан меня поддержит. И мы расскажем, как все случилось. И я стану президентом Уинтерсом. Мэриан, ты мне еще понадобишься.

Она лежала на боку, сжавшись в комок от боли.

– Это они напали на нас, Мэриан, – бубнил Моррис. – Они убили Киттен, а потом попытались убить и тебя.

– Пошел к черту, – просипела она.

– Я позабочусь о тебе, – не сдавался Моррис. – Я тебе…

Тут Блисс проследила за его взглядом и увидела на пороге женщину, рыжую женщину с револьвером в руках. Она была одета в джинсы, грязную белую футболку и теннисные туфли. Женщина только что вошла в гостиную. Медленно, очень медленно она обошла комнату. Кончиком туфли перевернула на спину Киттен.

Блисс увидела мертвые, широко раскрытые глаза, развороченную выстрелом шею и отвернулась.

– Это ведь была не ты, правда? – спросила женщина.

Блисс с удивлением смотрела на незнакомку.

– Ты ведь не пыталась прикончить меня в папином трейлере?

– Нет, – ответила Блисс, сообразив, что это Кристал. – Нет. Когда начался пожар, я тоже была там, внутри. Я и пришла туда, потому что ты меня попросила.

– Значит, это она, да? – Кристал кивнула на Мэриан. – Я была ей нужна, но она слишком меня ненавидела. Вот и решила наконец избавиться.

Мэриан не шелохнулась, сжавшись безжизненным комком.

– Это сделала моя мать, – с трудом произнесла Блисс, у которой не оставалось даже сил на то, чтобы заплакать. – Я сказала ей, что еду на встречу с тобой, и тогда она опередила меня, чтобы убить тебя. Она не хотела убивать и меня.

Кристал рассмеялась. Она смеялась громко, но в ее фиалковых глазах, устремленных на Себастьяна, застыла боль.

– Артистка! Она была готова на все – лишь бы ты не узнала правду. Вы все были готовы на все. Я ведь пыталась поговорить с тобой у Уилменов, Себастьян. Я стремилась помочь тебе, но ты хотел одного – избавиться от меня!

– Пристрелить мерзавку! – пробубнил Моррис разбитыми губами.

Кристал встала так, чтобы держать в поле зрения всех участников драмы.

– Отодвинься от него, Себастьян.

Плато не двинулся с места.

– Будь так добр, – сказала Кристал.

– Нет нужды его убивать, – возразил Себастьян. – Полиция сама с ним разберется.

– А ведь это он виноват во всем. – Теперь Кристал обращалась к Блисс. – Да будет тебе известно, что твой милый папуля просто тащился от молоденьких девушек!

Блисс вся сжалась.

– Он приходил на свой хваленый стадион посмотреть на игру. Но на самом деле он высматривал девочек, тех, что побойчее. Это он купил мне форму. После того как прокатился со мной сюда, в свое уютное гнездышко. – Она взмахом руки показала на здание, в котором находился его личный кабинет. – Он привез меня сюда и заставил отдаться. Но потом все пошло не так уж плохо. Он покупал мне разные штучки. И обещал много чего. Пока не оказалось, что я беременна.

– Пристрели ее! – пропыхтел Моррис. Он заерзал под Себастьяном, но мощный удар в челюсть откинул его назад. – Пристрели ее! – прохныкал он.

Снаружи послышался шум мотора. Полицейский патруль не включал сирену, но всполохи синей мигалки прорезали тьму за окном.

– Пусть его заберет полиция, – сказал Себастьян.

– Это она продала тебя, – продолжала Кристал, – Мэриан. Когда пронюхала, что ты собираешься сбежать с Блисс, она кинулась к Моррису. А он устроил все остальное. Он знал, что ты переспал со мной тогда, после вечеринки. Он обещал, что все мы не будем знать нужды, пока я утверждаю, что этот ребенок – от тебя.

– Кристал, – возразил Себастьян с поразительной мягкостью, – это все в прошлом. И мы расплатились за все сполна. Не делай больше ничего, за что снова придется платить!

Блисс сморгнула выкатившиеся на глаза слезы. Все так, как он сказал, и даже ребенок умер. Все так.

Мэриан с трудом повернулась, чтобы видеть всех их. Ее рот исказила недобрая ухмылка.

– А ты и не была беременна. – Из ее горла вырвался странный булькающий звук. – Это была мнимая беременность. Проклятая мнимая беременность! Но и это успело сработать! Убей его, Кристал. Убей Морриса. Это все подстроил он.

– Пожалуйста! – взмолилась Блисс. – Пожалуйста! Хватит смертей!

– Кристал, отдай мне револьвер, – сказал Себастьян.

– У него ничего бы не вышло, если бы ты ему не помогла. – Кристал подошла к Мэриан вплотную. – И все оттого, что ты втюрилась в собственного брата.

– Он мне не брат, – возразила Мэриан. – Он мне не брат…

– Замолчи, – отрезал Себастьян, вскакивая на ноги. – Хватит! Довольно! Все и так пострадали достаточно!

– Себастьян, Мэриан разрушила жизнь мне. И Блисс. И тебе тоже – потому что она хотела тебя!

Моррис, воспользовавшись передышкой, сел и постарался дотянуться до револьвера.

Но Кристал, резко развернувшись, с пол-оборота всадила Моррису пулю между глаз.

В воздухе все еще висел истеричный возглас Блисс, когда грохнул новый выстрел. Блисс вновь вскрикнула, видя, как валится на пол бездыханное тело Мэриан, а Кристал направляет револьвер на себя.

– Ох, милая! – воскликнул Себастьян, протягивая руки к Блисс. – Ох, моя милая!

Блисс припала к нему, спрятав лицо у него на груди.

– Полиция! – крикнули из холла. – Полиция! Дом окружен!

Блисс скорее ощутила, чем услышала, что в гостиной появился кто-то еще.

– Полиция! – повторял тот же голос. – Всем стоять! Бросить оружие!

Себастьян разжал пальцы, и револьвер упал на пол.

– Добро пожаловать, – сказал он, оборачиваясь к полицейскому, уже переступившему порог гостиной. – Чувствуйте себя как дома, офицер Баллард!

Вошли еще два полицейских, между ног у них в комнату проскользнул Битер. Он подбежал к Себастьяну и Блисс, уселся рядышком, бросив им под ноги своего оранжевого паука.