Прочитайте онлайн На уроках любви | Опасения

Читать книгу На уроках любви
3918+622
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Опасения

После пляжа подружки разошлись по домам. Яна пребывала в отличном настроении, но Лера была задумчива. Ей и домой-то идти не хотелось. Она знала, что родители уже вернулись и сразу начнут выяснять у нее, куда она собирается вечером. Возле ее подъезда подруги остановились.

– С Каем сегодня увидишься? – поинтересовалась Лера.

– Не думаю, – беззаботным тоном ответила Яна. – Хотя, конечно, собиралась и сегодня уехать к нему, но после разговора с Викентием решила вести себя более сдержанно, чтобы его не злить, а то вдруг он передумает?

– Навряд ли, – ответила Лера. – Он и сам уже на взводе, не говоря про твою маму.

– Мама! Тут-то и будет главное препятствие! – заметила Яна и помрачнела.

– Если вы будете жить в соседних домах? – засмеялась Лера. – Ее это не может не устроить!

– Как было бы здорово! – сжала руки Яна. – Предел мечтаний! А ты будешь встречаться с Володей?

– Вообще собиралась. Но вот родители! Что я им скажу? Спектакль заканчивается в девять.

– Ох уж эти предки! Никакой личной жизни! Такой тотальный контроль! – возмутилась Яна. – А ты скажи, что со мной гулять пойдешь.

– Придется, – вздохнула Лера.

Но этот номер у нее не прошел. Когда Лера уже начала собираться на свидание, Валентина Ивановна вошла в ее комнату и остановилась у шкафа, скрестив руки на груди и хмуро глядя на дочь. Лера в этот момент, стоя у зеркала, прикладывала к себе белую блузку.

– Куда это, на ночь глядя? – сурово поинтересовалась Валентина Ивановна.

– Во двор! – ответила Лера. – А что, нельзя? Всего-то половина девятого!

– И для этого ты примеряешь белую блузку? – усмехнулась Валентина Ивановна. – Чтобы просто посидеть во дворе с ребятами? Лера! Не лги мне! С этим самым актером собираешься встречаться? Не пущу! Я все еще в недоумении, как мы тогда разрешили тебе отправиться с ним на пляж так поздно?! Это было какое-то наваждение! Я сегодня весь день думала и решила, что ты должна прекратить с ним отношения. Я категорически против!

– А папа? – хмуро поинтересовалась Лера и повесила блузку в шкаф.

Она развернулась к матери с решительным видом.

– Папа меня поддерживает. Павел! – сорвавшимся голосом крикнула мама в приоткрытую дверь.

– Ну, начинается, – пробормотала Лера.

В комнату вошел Павел Петрович. Он глянул на жену, затем перевел взгляд на дочь.

– Запрети ей идти на свидание с этим… с этим фриком! – нервно произнесла Валентина Ивановна.

– Запрещаю! – важно произнес он и вытянул руку над головой Леры.

Она не выдержала и прыснула.

– Вот вы так всегда! – жалобно произнесла Валентина Ивановна. – Все готовы превратить в фарс! Никакой серьезности!

– Почему же? Мы очень даже серьезны! – успокаивающим тоном сказал Павел Петрович и обнял жену. – Лерочка, мы считаем, что тебе не стоит торопиться. Нужно приглядеться, так сказать. А то уж очень странная личность этот Володя. Мама зашла в Интернет и все еще в шоке.

– Так ведь это все пиар! – ответила Лера. – Часть его профессии. Вы же его видели, в реальности он обычный милый парень!

– А эти его фанатки! – возмущенно возразила Валентина Ивановна. – Ненормальные девицы! И я сама видела, что на тебя с их стороны нападки были. И даже твою фотографию они посмели опубликовать! Это нормально? Пусть он себя рекламирует, но ты-то тут при чем?

Лера вздохнула. У нее испортилось настроение. Она поняла, что мама будет стоять насмерть и, по всей видимости, на свидание улизнуть не удастся.

– Ну папа, – жалобно начала она. – Ты же современный человек!

– Не знаю, – хмуро проговорил он. – Но вообще я на стороне мамы в этом вопросе. Было бы тебе хотя бы восемнадцать! Но пока ты под нашей опекой, Лерочка. Этот молодой человек и у меня вызывает массу подозрений.

Она отвернулась от родителей и подошла к окну, встав к ним спиной. Окно было открыто, Лера глубоко вдохнула жаркий воздух, пропитанный запахом тополиных листьев. Уже начали пушиться коробочки. Обычно мама закрывала на это время окна, так как комнаты наполнялись тополиным пухом. Но сейчас это, видимо, ее волновало меньше всего.

Через какое-то время Лера услышала, что дверь в ее комнату закрылась. Родители ушли, так больше и не сказав ей ни слова, но она испытывала странные чувства. Она и негодовала в душе, что на нее так явно надавили, но и пришло странное облегчение, что не по своей воле ей сегодня не нужно идти на свидание. Она очень хотела увидеть Володю, но, во-первых, перекупалась и явно обгорела на пляже, ведь они с Яной поехали туда в самый солнцепек, поэтому ощущала некий дискомфорт, во-вторых, найденный медальон не давал ей покоя, и она просто не знала, как себя вести с Володей: напрямую спросить у него, что это за вещь, или сделать вид, что ей все равно, и молча отдать серебряное сердце, в-третьих, ей не хотелось ехать именно к театру и ждать в каком-нибудь укромном уголке, когда Володя выйдет. Фанатки, которые не успокоились и летом, хотя, по идее, многие должны были разъехаться на каникулы, уже безумно ее раздражали. Они не пропускали ни одну постановку с участием Мрака Мраковича, караулили его возле центрального и служебного входов, рыскали вокруг театра с фотоаппаратами. Это была настоящая, никогда не прекращающаяся охота. Конечно, Володя защищен тем, что никто не видел его настоящего лица, никто не знал его биографии. Мрак Мракович будто бы возник ниоткуда, этакий инопланетянин без прошлого, и это было чрезвычайно выгодно театру. Ореол загадочности притягивал девушек, и открывать тайну Мрака Мраковича из театральных никто не собирался. Но Лере все чаще казалось, что это ненадолго. При такой активности фанаток вопрос был лишь во времени. Рано или поздно они докопаются до истины. И что тогда будет с ней, девушкой их кумира? Да они ее в клочки разорвут! В этом Лера не сомневалась. Именно поэтому она с такой неохотой соглашалась на свидания после спектаклей. Ей совершенно не хотелось «светиться» возле Театра Ужасов.

В девять, когда окончился спектакль, она отправила Володе СМС, что не может сегодня встретиться по не зависящим от нее причинам. Он ответил ей лишь минут через пятнадцать: «Родители не пустили?» Лера улыбнулась, удивляясь, как точно он понял ситуацию, и ответила утвердительно.

«Не огорчайся, солнышко! Хотя я сам расстроен. Очень по тебе соскучился! Тогда буду заниматься, скоро экзамен», – написал Володя.

Лера хотела ответить, но тут позвонила Яна.

– А ты чего у окна маячишь? – спросила она. – Я только что вышла во двор и увидела в окне тебя! Не фантом же это! Ты же должна сейчас быть с Володей?

– Предки не отпустили, вот, – хмуро ответила Лера и перегнулась через подоконник.

Толстый ствол старого тополя наполовину загораживал ей панораму двора. Яна стояла внизу и махала ей рукой. Лера закрыла телефон.

– Здрасте, теть Валь! – сказала в этот момент Яна и повернула голову в сторону кухонного окна.

– Добрый вечер, Яна, – раздался голос Валентины Ивановны. – Зайдешь к нам? Лерочка дома.

– Лучше пусть она во двор выходит! На улице хорошо, да и жара начала спадать.

Лера ринулась к шкафу. Она скинула домашний сарафанчик и быстро натянула шорты и майку. После небольшого раздумья засунула медальон в кармашек шорт, решив показать его подруге, и отправилась на кухню. Валентина Ивановна резала овощной салат в большую чашку, но выглядела грустной.

– Там тебя Яна зовет погулять, – сообщила она. – Если хочешь, иди. Но вы ведь тут, во дворе будете?

– Конечно, – ответила Лера.

И вышла из кухни.

Оказавшись на улице, она кивнула подруге, и они двинулись вдоль дома.

– Ну и дела! – сказала Яна. – Будете сейчас, как Ромео и Джульетта, тайком встречаться! Что, сильно на тебя надавили?

– Да, – кивнула Лера. – И впервые так! Очень это неприятно. Я уже отослала Володе СМС. Куда пойдем?

– Да я так вышла… просто… без всякой цели. Дома духота, неохота было там сидеть. Да и кожа горит. У тебя, смотрю, тоже спина и плечи сильно обгорели!

– И вялость, – сказала Лера. – Вон, лавочка, там тень!

Они двинулись под кусты, где стояла покосившаяся скамейка без спинки. Девушки уселись на нее верхом лицом друг к другу.

– Что мама? – спросила Лера. – Согласилась?

– Слушай, Викентий такой молодец! – взволнованно начала Яна. – Я даже не ожидала. Он мне всегда мямлей казался, но тут так решительно себя повел. Мать вначале в крик, но он так убедительно говорил, она все поняла, быстро успокоилась и даже решила отпуск посвятить именно этому. Они оба с конца июня отдыхают, я как раз в Москву уеду. У мамы сейчас цель – подыскать квартиру максимально близко к нашей.

– Как отлично все получилось! – восхитилась Лера. – А ты его ненавидела! Всегда можно даже в самом неприятном человека найти что-то хорошее!

– А ты что-то грустная, – после паузы заметила Яна. – Из-за несостоявшегося свидания?

– Не только, – ответила Лера и достала из кармашка медальон. – Вот!

Она раскрыла ладонь. Яна с любопытством посмотрела и тут же восхитилась:

– Ой, какая прелесть! Володька подарил?

– Если бы! – пробормотала Лера. – Ты открой.

Яна осторожно взяла сердечко. Заглянув внутрь, присвистнула.

– Что за девица? И прядка! Что это?

– Володя у меня потерял, когда был в последний раз. Видно, из кармана выпало, а он и не заметил. Сейчас не знаю, что и думать!

– А чего тут думать? – пожала Яна плечами и защелкнула сердечко. – Верни, да и все! Захочет – сам расскажет. А вот пытать не стоит!

– Лера! – раздалось из-за кустов.

– А вот и наш герой собственной персоной! Легок на помине! – засмеялась Яна. – Привет, Вов! Фанаток за собой на хвосте не притащил?

– Тьфу-тьфу, не к ночи будь помянуты! – в тон ей ответил Володя. – А я думал, что ты под замком, – добавил он, глядя на Леру.

– И была! – уверенно ответила Яна. – Это я у ее матери выпросила, чтобы Лерку во двор отпустили. И чем ты им так не угодил?

– Сам не понимаю, – пожал он плечами и сел рядом. – Но родители моих девушек все ко мне так относились. Очень им мой эпатажный образ не нравился!

– И этой? – тихо поинтересовалась Лера и разжала ладонь.

Володя побледнел и взял медальон.

– Я тебе письмо на почту еще днем отправил, – сказал он. – Думал, ты уже прочла, но, видимо, нет. Надеюсь, к этой теме мы больше возвращаться не будем!

Его лицо стало грустным. Лера ощутила укол жалости и погладила его волосы.

– А ты как тут оказался? – решила сменить тему Яна.

– Обычным путем, – ответил он и улыбнулся. – Не на метле! Просто когда получил от Леры СМС, решил после спектакля отправиться в ее двор… Правда, вначале хотел взять себя в руки и поехать домой готовиться к экзамену, но потом понял, что хочу повидаться. Вдруг Лера смогла бы выйти? И не ошибся!

– Хорошо, что мама не может нас увидеть из окна! – заметила та, выглядывая из-за кустов. – Мы очень удачно сидим!

– А вон и Кай! – весело проговорила Яна и вскочила. – И он пришел после работы. Ну вы, парни, словно сговорились! А ведь я тоже отправила ему СМС, что сегодня не смогу к нему приехать.

И действительно, вдоль дома шел Кай. Он был задумчив и не смотрел по сторонам. И когда Яна его окликнула, даже споткнулся от удивления, а увидев ребят, замахал руками и заулыбался. Он поцеловал Яну, пожал руку Володе и уселся на скамейку.

– Вот здорово, что ты во дворе! – сказал он. – А я звоню, да ты не отвечаешь.

– А я телефон дома забыла! – засмеялась Яна.

– И я! – спохватилась Лера.

– Я вообще-то тоже звонил, когда сюда направлялся. Эх, девчонки! – сказал Володя и взлохматил ее волосы.

– Зато какой нам сюрприз! – засмеялась Яна.

– Может, в кафе? – предложил Володя. – Тут есть за домом. Мороженого поедим!

– Но мы не одеты! – смутилась Яна.

Она, как и Лера, была в шортах, футболке и вьетнамках.

– Глупости какие! – заметил Володя. – Вы и так хороши! Что скажешь, Кай?

– Я только «за»! К тому же после работы неплохо бы и сэндвичи, а не только мороженое.

– Ты голодный? – спохватилась Яна. – И никто тебе ужин не приготовит!

– Да и я после спектакля… – начал Володя.

– Тогда пошли! – решила Яна и вскочила.

Компания направилась в кафе. Несмотря на воскресный вечер, народу там оказалось немного, что очень обрадовало ребят.

– Хорошо, когда начинается дачный сезон! – сказал Володя, занимая столик на четверых в самом углу, сюда долетал холодный воздух, идущий из кондиционера. – И как тут прохладно!

Они уселись и сделали заказ. Парни, помимо десертов и мороженого, взяли себе горячие бутерброды. Все принялись за еду, но разговаривать не перестали. Кай и Володя, хоть и были знакомы шапочно, общались непринужденно, они явно находились на одной волне. Яна, в силу легкости характера, вообще никогда не тушевалась ни в одной компании. Только Лера словно бы чувствовала себя не в своей тарелке и часто отвечала невпопад. Яна периодически на нее посматривала, но при парнях ничего выяснять не стала, и только когда отправились «попудрить носики», она приперла подругу к стенке.

– Чего ты скисла? – строго спросила Яна. – Из-за истории с медальоном?

– Именно, – призналась Лера.

– Так он же тебе письмо отправил на «мыло», где все объяснил!

– Я почту не проверяла! Пока с пляжа, пока то-се… Потом с родителями отношения выясняла, не до того было! К тому же мы собирались встретиться! – хмуро ответила она. – Думала, тогда все и выясню.

– Придешь домой, прочитаешь. И не грузись, пока ничего не знаешь! Мало ли, что это за девушка. На вид, кстати, самая обычная. Ничего особенного, скажу я тебе. Ты намного симпатичнее и интереснее, – уверенно заявила Яна.

– Да? – с надеждой спросила Лера и приободрилась.

Ревность сжигала ее, и она никак не могла с ней справиться. Встреча с Володей была испорчена, ей хотелось вернуться домой и открыть свою почту. Лера думала, что раз он отказался говорить об этой девушке в присутствии Яны, то она играла важную роль в его жизни. Явно не просто увлечение, так думала Лера.

Когда они вернулись за столик, то увидели, что парни весело смеются.

– Сплетничаете о нас? – нарочито суровым тоном спросила Яна и села на свое место.

Кай притянул ее к себе и чмокнул в щеку.

– А как же! – ответил Володя. – О ком еще?!

Он попытался обнять Леру за плечи, но та отстранилась.

– Володя просто рассказывал мне совершенно уморительный случай, который произошел сегодня на спектакле, – пояснил Кай. – Юный актер из самодеятельности, которого пригласили на постановку, играет вампирчика. По сюжету он должен вылететь в окно и «бесшумно исчезнуть в ночи».

– Да-да! – подхватил Володя. – Но лонжу плохо закрепили, и вместо эффектного исчезновения парнишка с жутким грохотом упал на декорацию. Я стоял неподалеку с величественным видом Повелителя ночи, но когда он выбрался из картонных обломков с размазавшимся гримом и съехавшим набок париком, я отвернулся от зрителей и затрясся в приступе хохота.

– Представляю! – звонко расхохоталась Яна. – Но он хоть не пострадал?

– Нет, его полет был всего в метре над сценой, – ответил Володя. – Но каково пришлось мне? Самому великому и ужасному…

Тут он замер на полуслове, так как в кафе вошла Валентина Ивановна. Остальные тоже замолчали. Лера ощутила, как жар стыда заливает ее с ног до головы. Ее мать была явно не в себе, хотя старалась держать себя в руках. Она приблизилась к их столику. Ребята дружно поздоровались.

– Лера, ты мне нужна, – безапелляционным тоном заявила Валентина Ивановна.

– Теть Валя, да мы только по мороженому, – сказала Яна и обворожительно ей улыбнулась.

– Да-да, – пробормотала Валентина Ивановна.

Ее лицо начали покрывать красные пятна.

– Пока, ребята! – быстро проговорила Лера и встала.

Володя схватил ее за руку, но она беспомощно на него глянула и отправилась вслед за матерью, которая уже шла к выходу из кафе.

На улице Валентина Ивановна не выдержала:

– И как это называется?! Ты же обещала, что не будешь с ним встречаться?

– Разве? – пробормотала Лера, но мать ее как будто не слышала.

– Я волновалась, на балкон выходила, затем во двор отправилась. И когда не нашла вас с Яной, то спросила у ребят, которые вечно сидят под грибком. Они мне и сказали, в какую сторону вы направились, да еще и сообщили, что в компании двух парней.

– Предатели! – прошептала Лера.

– Ну а дальше догадаться было нетрудно, – продолжила Валентина Ивановна. – Я прямиком в это кафе. И конечно, вы здесь! И этот Володя! Как он здесь оказался?

– Мама, ничего страшного не произошло, зря ты так волнуешься, – увещевающим тоном заговорила Лера. – Володя приехал сюда после спектакля. Хотел меня увидеть, к тому же ему нужно забрать одну вещь, которую он у меня оставил, когда был в гостях. Что тут такого?!

– Ничего, – более спокойно ответила она. – Только одно: ты нарушила наш с отцом запрет, а мы не хотим, чтобы ты продолжала эти отношения. Просто послушай нас! Сделай так, как мы тебе советуем. Для твоего же блага! Поверь, нам лучше знать!

Лера решила молчать, чтобы не злить мать еще больше. Она удивлялась, что ее родители, образованные, умные и тонкие люди, идут веками проторенным путем – от бессилия что-то изменить просто запрещают и давят своим авторитетом. Но ведь всем давно известно, что это гибельный путь. Чем больше нам что-либо запрещают, тем сильнее этого хочется. Воистину, запретный плод сладок.

Когда они вошли в квартиру, из комнаты выглянул Павел Петрович.

– Нашлась? – спокойно спросил он. – Вот и отлично! А ты, мать, такую бучу тут подняла. Нервы! Пора уже и в отпуск!

– Ты же знаешь, еще сессия не закончилась! – хмуро ответила Валентина Ивановна. – Так что…

– Я в свою комнату, – перебила ее Лера и быстро ушла.

Она плотно закрыла дверь и впервые пожалела, что у нее нет задвижки. Ей хотелось остаться одной. Но родители, видимо, сами поняли, что «перегнули палку», поэтому к ней никто не рвался. Она посидела какое-то время на кровати, уткнув лицо в ладони. Ей все еще было стыдно перед Володей за поведение своей мамы. Насчет Кая она была более спокойна, как раз он мог все понять правильно. Загудел ее мобильный, и Лера вздрогнула. Она решила, что это Володя, но оказалось – Яна.

– Ну, ты как? – осторожно спросила та. – Сильно влетело?

– Так, – хмуро ответила Лера и села на подоконник, глядя во двор. – А вы где?

– Все еще в кафе, – сообщила Яна. – Правда, Володя ушел сразу после тебя.

– Он мне еще не звонил, – тихо проговорила Лера.

– Это я ему посоветовала не нарываться, – сказала Яна. – Но он расстроился, по нему было видно! Знаешь, а он ничего так парень. Нормальный. И вовсе не такой придурочный, как можно было подумать.

– Его образ просто игра! Имидж для пиара, – ответила Лера. – А сам Володька классный!

– А что там с этим медальоном? Не смотрела еще почту? – спросила Яна.

– Пока нет. Только же пришли. Хорошо, что родители сейчас оставили меня в покое. А то нравоучений я бы не вынесла!

– Даже не ожидала от твоей мамы, – сказала Яна. – Она всегда такая выдержанная!

– Уж очень ей Володька не нравится! – хмуро поговорила Лера.

– Ладно, не грузись. И Кай тебе это же советует.

Девушки попрощались.

Лера села за стол и задумчиво посмотрела на закрытый ноутбук. Она испытывала противоречивые чувства. Ей безумно хотелось прочитать про медальон, но одновременно было страшно, что она узнает какую-то любовную тайну Володи, которая окончательно испортит ей настроение. Ей в который раз пришло на ум, что ее новый парень явно не однолюб и что вполне возможно, он может встречаться параллельно с несколькими девушками. Лера все откладывала разговор с ним на эту тему, хотя ей хотелось окончательно расставить все точки над «i». Она была категорически против измен и должна была давно заявить об этом Володе, но все как-то оттягивала, во всем с ним соглашалась, шла у него на поводу. А ведь он не раз декларировал свободные отношения. Лера вздохнула и открыла ноутбук.

«Должна же я прочитать его письмо, – размышляла она. – Сколько можно тянуть? Я же сама всегда за то, что правда, какая бы она ни была, лучше лжи и недоговоренности! Пора узнать, что это за девушка, фото которой он носит в медальоне!»

Лера вдруг поняла, отчего она так сильно нервничает. Если она узнает, что эта девушка и есть единственная настоящая любовь Володи, а все остальные его связи – просто так, для развлечения, в том числе и она сама, то навряд ли сможет смириться с такой ситуацией. А это значит лишь одно – окончательный разрыв.

«Вот мама-то обрадуется!» – подумала Лера и открыла свой почтовый ящик.

«Доброе время суток, солнышко! Я решил написать тебе, чтобы избежать разговоров на тему медальона. Понимаю, что он у тебя, и ты, естественно, не выдержала и уже открыла его, внимательно изучила фотографию и прядку волос, и что у тебя масса вопросов. Не хотел я, чтобы ты знала эту тайну. Да и вообще никто! Все это осталось далеко в моем прошлом, которое кажется мне причудливым и невыносимо прекрасным сном. Соня! Так ее звали. Моя Сонечка! Моя первая любовь и, возможно, единственная настоящая.

Мы познакомились, когда мне только исполнилось пятнадцать. Я уже и тогда был высоким, выглядел взрослее своих лет и хотел казаться опытным мужчиной. Сейчас смешно все это вспоминать, но в этом возрасте мы все такие! Только начались летние каникулы, родители отправили меня в глухую деревню. Там у меня живут бабуля с дедулей. Это довольно далеко от города, ехать на машине пять часов, деревня старая, располагается на берегу большого красивого озера. Навряд ли ты бывала в тех краях. Я воспринимал эти ежегодные поездки как принудительную ссылку, мне хотелось проводить каникулы в городе, с ребятами, но родителям так было удобнее, и я чуть ли не с первого класса на все лето уезжал в деревню.

Как-то ранним утром я отправился на рыбалку. Было туманно и прохладно. Я шел по тропинке вдоль берега озера и насвистывал веселую песенку. Настроение было хорошим, и даже мистически-туманные пейзажи не могли его изменить. Я ведь знал, что скоро встанет солнце. К тому же такой густой туман обычно предвещает жаркий солнечный день.

И вдруг прямо из «белого молока» возникла девушка. Тоненькая, в голубом сарафане, показавшемся мне похожим на летнее небо, с корзиной на согнутой руке и в сандалиях на босу ногу.

– Ой! – вскрикнула девушка, увидев меня на тропинке.

– Привет! – сказал я, переставая насвистывать.

– Так это ты тут словно птица свистишь? – засмеялась она, приблизившись.

И я пропал в ее голубых глазах.

Так мы и познакомились с Соней. Ей было шестнадцать, она проводила каникулы в соседней деревне и сейчас шла на станцию, чтобы сесть на первую электричку и поехать в город. Я сразу забыл о рыбалке и вызвался ее проводить. Она легко согласилась. Пока мы шли до станции, говорили без умолку, что было странно, так как я видел эту девушку впервые. Но было такое ощущение, что я знаю ее много лет. Когда это настоящее, так и бывает! Незнакомый человек сразу кажется родным. Соня сразу стала для меня близкой. Мы были на одной волне, и между нами моментально возникло сильнейшее притяжение. Перед тем, как она села в электричку, мы обменялись телефонами. Все лето мы провели вместе. Я уходил в ее деревню на весь день, или она приходила ко мне. Мои бабушка с дедушкой уже старенькие, как и ее, им дела до нас не было. Через месяц мы стали близки и физически. У меня это было в первый раз, как и у нее, и это еще больше нас объединило. Мы поклялись никогда больше не расставаться и впоследствии пожениться. Когда каникулы закончились, мы вернулись в город. Началась учеба в школе, но мы продолжали встречаться при каждом удобном случае. Наше чувство только крепло. Я купил два одинаковых серебряных медальона. В ее сердечко была вставлена моя фотография и прядь моих волос, а в моем царила Соня. Перед сном я целовал эту прядку, и казалось, что любимая рядом.

5 октября ее не стало. Нелепая случайность. Она попала под машину, когда переходила улицу. Умерла сразу.

Не буду писать, что было со мной. Тогда я впервые нанес на лицо густой грим, это была маска скорби. И именно так я вышел на улицу. Я бродил по городу, сам не понимая, куда иду, зачем. Люди пугались, когда меня видели, но никто не приставал с ненужными вопросами. С тех пор различные маски – мое второе лицо.

Соню похоронили с медальоном на груди. Я попросил об этом, тем более она его никогда не снимала. И родители поняли и сделали именно так. Мой медальон я всегда носил на шее, но время шло, рана затягивалась, хотя любовь… она всегда во мне…

Но я живу. Я живой человек, молодой парень со своими потребностями, и у меня через год появились другие девушки. Правда, это были мимолетные увлечения. Но когда мои подружки видели это сердечко, то их любопытству не было предела. Поэтому я стал его снимать, встречаясь с кем-либо. Именно поэтому ты его ни разу на мне не видела. Случайность то, что оно выпало из моего кармана в ванной. И я благодарен, что ты его вернула.

Лера, я все откровенно тебе рассказал. Так уж получилось, что ты проникла в мою тайну, которую никто не знает. Но это болезненная тайна, и я не хочу больше возвращаться к этому вопросу. Только поэтому я решил тебе написать. Надеюсь, ты все поняла, и эта тема закрыта навсегда».

Лера вышла из почты и всхлипнула. Такого она не ожидала. Она снова и снова вспоминала лицо Сони, корила себя за то, что испытывала к этой девушке такую ненависть, так ревновала к ней, даже не узнав, кто она и какую роль играет в его жизни. Ей было невыносимо жаль Володю. Она даже представить не могла, как бы сама вынесла такое испытание. Сейчас она уже совсем по-другому смотрела на него и на их отношения. Его проповедование свободной любви стало ей понятным. Кто знает, что на самом деле творилось у него в душе! Конечно, прошло уже три года после гибели его возлюбленной, рана должна была затянуться, но Лера не могла забраться внутрь его души, поэтому не была до конца уверена, что Володя успокоился и перестал любить умершую девушку. Она вытерла глаза. Тяжесть навалилась на сердце, словно холодный камень. Жалость, грусть, нежность, сострадание – все смешалось в ее душе. И скоро это вызвало взрыв эмоций. Ее сердце залило горячей волной любви, чувства били через край, она больше не могла сдерживаться и горько разрыдалась, уронив голову на скрещенные руки.

– Доченька, что с тобой? – услышала Лера испуганный голос, и это привело ее в чувство.

Валентина Ивановна стояла рядом и трясла ее за плечо. Лера выпрямилась и постаралась успокоиться.

– Это из-за того, что я увела тебя из кафе? – продолжила расспросы расстроенная Валентина Ивановна. – Ты уж прости меня! Но это для твоего же блага!

Она обняла дочь и прижала ее к себе. Лера снова всхлипнула. Эмоции накатили, ее начало трясти.

– Да что же это такое! – окончательно испугалась Валентина Ивановна. – Паша! – позвала она.

– Не надо, – сквозь всхлипывания попросила Лера. – Сейчас все пройдет. Пусть отец отдыхает! Ему рано на завод!

– Да, мы уже спали, – ответила та. – И вдруг я слышу, что ты плачешь!

Валентина Ивановна стремительно вышла из комнаты. Лера выключила ноутбук и вытерла глаза. Она подошла к окну и начала глубоко вдыхать прохладный ночной воздух.

– Вот, держи! – раздалось позади нее.

Она обернулась. Валентина Ивановна протягивала ей стакан с водой, от которой пахло валерианой. Лера поблагодарила и выпила.

– Прости меня еще раз! – тихо сказала Валентина Ивановна. – Когда у тебя будут дети, тогда ты меня поймешь. Мы с папой заботимся только о твоем благе!

– Ты уже это говорила, – прошептала Лера. – Мам, я лягу спать.

– Вот и правильно, – обрадовалась та. – Вот и отлично. Утром ты на все посмотришь другими глазами.

Но и утром у Леры настроение оставалось мрачным. Она хотела только одного – увидеть Володю. До его признания он ей просто нравился и вызывал сильное физическое влечение. Интерес к его эпатажу тоже присутствовал и вносил в отношения пикантный привкус опасности. Но сейчас все изменилось. Душа Леры ныла от жалости. Ей хотелось, чтобы Володя был рядом, обнимал ее, а она гладила его по волосам, целовала и шептала ласковые словечки. Но Лера помнила, что он был категорически против того, чтобы она возвращалась к запретной теме, поэтому Лера решила, что лучше всего забыть о Соне. Живое – живым. Володя сейчас с ней, и это главное! Сказав себе это, она ощутила, что на душе становится легче. Отец уже ушел на завод, но мать пока была дома. Лера дала себе слово не пускаться в объяснения и не дать втянуть себя в разговоры о Володе и о вчерашнем происшествии. Но Валентина Ивановна была настроена точно так же. Она встретила дочь на кухне ясной улыбкой, спросила, как Лера спала. На столе стояла тарелка с оладьями, и девушка улыбнулась. Ее настроение никак не повлияло на аппетит. К тому же она очень любила мамину стряпню.

– Чем сегодня займешься? – осторожно поинтересовалась Валентина Ивановна.

– Да так… – неопределенно ответила Лера. – С ребятами на пляж, наверное, поедем. Жарко. А ты?

– Скоро отправлюсь в университет, – ответила Валентина Ивановна. – Но задерживаться не стану, после трех надеюсь быть дома, – со значением добавила она.

– Хорошо, – нарочито равнодушно ответила Лера.

Ее настроение опять упало. Она поняла, что спокойный вид матери обманчив и та отнюдь не отказалась от своего мнения по поводу их отношений с Володей. Несмотря на ее вчерашние извинения, Валентина Ивановна по-прежнему считала, что тот не пара ее дочери.

– Навряд ли в три я вернусь, – сказала Лера.

– С кем ты будешь? – гнула свою линию Валентина Ивановна.

Лере уже хотелось нагрубить, давления она, в силу своего возраста, совершенно не выносила. Но решила сдержаться, понимая, что лучше в данной ситуации затаиться и избегать волнующей их обеих темы.

– С Яной, с кем еще! – хмуро ответила Лера.

– И все? – не унималась Валентина Ивановна.

– Может, Кай присоединится, – ответила она. – Но это вряд ли. Он постоянно на какой-нибудь из своих работ.

– Хороший мальчик, – одобрительно заметила Валентина Ивановна. – И такой ответственный! Когда они едут в Москву?

– Мам, мы же это обсуждали, и уже не раз! – настороженно проговорила Лера. – Через неделю. Вернее, через девять дней.

Она вдруг испугалась, что мать не захочет отправить ее одну в Щербинку.

– Да-да! – задумчиво ответила Валентина Ивановна.

– И я еду вместе с ними! – сказала Лера и внимательно посмотрела на мать.

– Да-да, – тихо повторила та, явно думая о чем-то своем.

Когда Валентина Ивановна ушла на работу, Лера набрала номер Володи. Она знала, что с утра он дома, экзамен у него в час дня. Он ответил несколько напряженно.

«Главное, выдержать и не говорить с ним о Соне!» – сказала Лера сама себе.

Но Володя после приветствия спросил:

– Ты прочитала письмо?

– Да, – ответила она и замолчала, хотя изнывала от желания высказать ему, как она сострадает, как жалеет о случившемся и как его понимает.

– Рад, что ты все правильно поняла, – после мучительной для Леры паузы сказал он. – Чем будешь заниматься? – совсем другим тоном поинтересовался Володя.

– Хочу Янку на пляж позвать, – ответила она, переводя дух.

– Мама не слишком тебя ругала вчера? – все-таки спросил он.

– Обошлось! – улыбнулась она. – Но родители почему-то сильно против тебя настроены.

– Еще бы! – рассмеялся Володя. – Не каждый воспримет адекватно то, что его любимое чадо встречается с такой странной, на их взгляд, личностью. Я их очень хорошо понимаю! Слушай, я сдаю экзамен в час, а так как это пересдача, то все пройдет быстро, нас всего пять человек. Встретимся? Или боишься ослушаться маму? Наверняка тебе строго-настрого запретили со мной общаться.

– Запретили, – вздохнула Лера.

– И ты что?

– Согласилась, – ответила она. – Но лишь для вида, чтобы их не злить.

– Не сомневался, – заметил он.

Лере показалось, что Володя широко улыбнулся. На душе потеплело.

– Ты мне очень нравишься, – прошептала она и покраснела.

– И ты мне, – ответил он. – Я пришлю СМС, как закончу. Хорошо?

– Надеюсь, ты все сдашь! Удачи!

Володя и правда благополучно пересдал.

В два часа дня Лера ждала его возле здания колледжа. На улице нещадно пекло. Она была в сандалиях и легком белом сарафане на узких бретельках. Когда Володя вышел из двери и остановился на ступенях, оглядываясь и прикрывая лицо от солнца ладонью, она замерла, будто впервые его увидела. Его красота поразила в самое сердце. Хотя Лера и раньше отдавала должное его эффектной внешности, сейчас она словно увидела в нем что-то еще. Что-то настолько особенное и прекрасное, что сердце сжалось от восторга и нежности. Он был в белых джинсах и футболке поло. Заметив Леру, широко улыбнулся и сбежал со ступеней. Она залюбовалась его спортивной фигурой и упругой походкой.

– Привет! – шепнул Володя и поцеловал ее в губы.

Она зарделась и ощутила приступ физического влечения. Ее тело мгновенно откликалось на присутствие этого парня, его прикосновения вызывали в ней то жар, то озноб.

– Привет, – ответила она и отстранилась, ясно глянув ему в глаза. – Сдал?

– Слава богу! – вздохнул он и заулыбался. – Все! Свобода! Каникулы! И в театре конец сезона. До середины августа я буду отдыхать! Правда, кое-что еще нужно сделать для новой постановки, но это уже ерунда. Предлагаю отметить!

– Хорошо! – заулыбалась Лера.

Она решила, что Володя пригласит ее в кафе. Ей хотелось оказаться в помещении с кондиционером, выпить холодного сока и поесть мороженого.

– Сейчас зайдем в супермаркет, – оживленно продолжил он.

Лера удивилась, но промолчала. Они двинулись по улице, взявшись за руки.

– Я бы с удовольствием пригласил тебя туда, где живу постоянно, но не хочу рисковать. Фанатки караулят днем и ночью. Правда, летом легче, так как многие уезжают. Но Алиса с Василисой постоянно на страже. Сегодня уже с раннего утра пасут своего любимого Мрака Мраковича. Видел их на детской площадке возле подъезда. Так что рисковать не будем.

– Но как ты выходишь незамеченным? – удивилась Лера.

– Я же без грима! – засмеялся он. – А сегодня вообще пристроился к соседу, который ехал на машине в нужную мне сторону. Мы вышли и сели в его тачку. Девушки и внимания не обратили на двух ничем не примечательных парней. Они же ждут «великого и ужасного». Иногда я доставляю им такое удовольствие, гримируюсь и одеваюсь дома и эффектно появляюсь из подъезда. Правда, стараюсь чаще менять имидж.

– Тяжело так жить, наверное, – заметила она.

– Пока меня все это забавляет, – ответил Володя, – а дальше видно будет. Когда мне все это надоест и я решу сменить амплуа, я просто исчезну. Всегда так хотел.

– Как это? – испугалась Лера.

Она вспомнила его письмо, сердце сжали нехорошие предчувствия. Володя жил с незаживающей раной, так ей казалось. Ей хотелось поговорить об этом, но раз она дала слово никогда не касаться этой темы, то должна была его сдержать.

– Тут как раз все просто! – усмехнулся он. – В театре объявят, что я исчез, а куда, неизвестно. «Великий и ужасный» Мрак Мракович решил больше не участвовать в постановках, и где он, никто не знает. А на самом деле я буду продолжать жить, только уже без всех этих эпатажных выходов в свет. Ну и на сайте выложу что-нибудь слезогонное для фанаток. Мол, я разочаровался в этом ужасном мире и хочу его покинуть. Что-нибудь этакое. Но я еще не думал, так как необходимости в моем исчезновении нет.

– А как же театр? Ты его бросишь? – удивилась Лера.

– Говорю же, пока в этом необходимости нет! – сказал он. – Мне нужно закончить колледж. А там, может, в Москву переберусь.

Лера помрачнела. Володя так легко говорил об этом, будто и не брал ее в расчет. Он глянул на ее нее и обнял за плечи.

– Лерочка, но ведь сейчас я здесь и с тобой! – сказал он. – Лучше далеко вперед не заглядывать. Мне еще учиться. Да и ты школу не закончила. Так ведь?

– Да, – кивнула она и прижалась к нему.

– Может, ты сама через пару месяцев меня бросишь, – добавил Володя. – Мало ли! У вас, девушек, настроения быстро меняются, да и родители будут давить. Не надейся, что они успокоятся.

– Не брошу. С чего ты взял?! – возмутилась она. – Ты мне очень нравишься! И мне так хорошо с тобой! А родители… Буду скрывать. Ты вон сколько ухитряешься скрывать о своей жизни, даже от дотошных фанаток. И я этому научусь!

– Посмотрим! – сказал Володя. – А вот и супермаркет! Пошли!

Лера хотела узнать, зачем они все-таки сюда пришли, но промолчала. В магазине Володя заботливо выяснял у нее, какое вино она предпочитает, какие фрукты любит и нет ли у нее аллергии на морепродукты. Он набрал полные пакеты самой разнообразной еды. Лера все больше недоумевала. Когда они вышли из супермаркета, он был чрезвычайно оживлен и говорил, что жутко проголодался после всей этой нервотрепки с пересдачей. Зайдя за здание магазина, он быстро и уверенно направился по переулку. Лера шла рядом. Через пару домов Володя остановился и начал копаться в сумке.

– Ага, вот они! – удовлетворенно пробормотал он, звеня ключами, и направился к крайнему подъезду ближайшей к ним высотки.

– Куда мы? – не выдержала Лера.

– А я тебе разве не сказал? – удивился он, открывая дверь подъезда ключом домофона. – Тут один мой друг-актер живет. Он сейчас в отъезде, в экспедиции, в кино снимается, что-то там про деревню. Дал мне ключ, чтобы я цветочки поливал. Мы к нему, или ты возражаешь? – спросил он и нажал кнопку вызова лифта.

– Н-нет, – немного неуверенно ответила Лера и начала волноваться.

Она вспомнила, как ее бывший парень Витя как-то привел ее в квартиру друзей и повел себя нагло. Это оставило неизгладимые и очень неприятные впечатления. Но ведь сейчас она была с Володей, к которому относилась совершенно по-другому.

Они приехали на нужный этаж, Володя уверенно открыл дверь крайней квартиры, пропустив Леру вперед. Она зашла и с опаской огляделась. Володя включил свет в небольшом квадратном холле и опустил пакеты на пол.

– Ох и жара! – сказал он и стянул футболку. – Можешь раздеться!

Но Лера только молча кивнула, однако сарафан скидывать не спешила. Она разулась и отправилась в ванную. Квартира была явно после ремонта. Ей понравилась новенькая на вид плитка с морским узором, голубая раковина и ванна. На полу лежала целая куча больших красивых раковин. Она подняла рапан и приложила его к уху. Закрыв глаза, слушала «шум моря». Дверь в ванную открылась. Лера вздрогнула, когда Володя ее обнял. Она отложила ракушку и повернулась к нему. Он уже снял и джинсы.

– Приму душ, – пояснил он, глядя на нее с непонятным выражением. – Может, вместе?

– Не знаю, – засмущалась Лера. – И… лучше не буду тебе мешать!

Она стремительно покинула ванную и отправилась на кухню. Володя уже выложил продукты на стол, кое-что убрал в холодильник. Она решила «похозяйничать» и, вымыв овощи, начала делать греческий салат. Володя еще в супермаркете сообщил ей, что очень его любит. Лера намешала полную миску, затем поставила сковороду на плиту. Она знала, что он купил цветную капусту и креветок и пояснил ей, что если их вместе пожарить на оливковом масле, получится очень вкусное и легкое блюдо.

Когда Володя вышел из ванной, у нее уже все было готово.

– Вот это да! – восхитился он и достал из морозилки бутылку белого вина. – Какая же ты умничка! Все уже сделала! И даже красиво накрыла на стол.

– Я старалась! – ответила Лера, усаживаясь.

Она оглядела хрустальную миску с греческим салатом, блюдо с выложенными на нем креветками и капустой, соусник со сметаной, красивые стеклянные тарелки и осталась довольна. Володя открыл вино, немного налил в бокалы и сел напротив Леры.

– За нас! – сказал он и поднял бокал.

Она коснулась его краем своего бокала и пригубила вино. Напиток показался ей кислым, но в такую жару это было даже приятно. Володя выпил до дна и с аппетитом принялся за еду. Лере становилось все спокойнее на душе. Володя вел себя так, словно они были мужем и женой и уже долгое время вместе обедали, болтая о всяких пустяках. Она вспомнила, как Яна рассказывала ей о том, что мечтает жить вместе с Каем, чтобы ждать его после работы домой, кормить ужином, сидеть рядом и слушать его рассказы о том, как прошел день. Тогда ей эти мечты показались простыми и наивными, но сейчас она поняла всю их прелесть. Ей доставляло удовольствие сидеть за столом с Володей, подкладывать ему еду, слушать его рассказ о том, как он сдавал экзамен, чокаться с ним и поднимать тосты, касаться под столом его колена своим, любоваться его оживленным раскрасневшимся лицом. И когда они закончили есть, ее настроение было мечтательным и романтичным. Конечно, сказалось и выпитое вино, но оно было легким игристым, так что особого опьянения Лера не ощущала.

– Пошли в комнату? – предложил Володя. – У моего друга отличная коллекция самых разнообразных музыкальных дисков. На любой вкус. Ты ведь любишь попсу? Пару дисков МакSим мы точно найдем!

– Можно и Цоя, – тихо ответила Лера, идя за ним.

– Мне приятно, что ты помнишь о моих предпочтениях, – ответил Володя и открыл дверь в комнату.

Там оказалось темно из-за опущенных тяжелых портьер и прохладно. Ребята уселись на большой мягкий диван. Музыкальный центр находился напротив. Лере понравился мебельный, современный на вид модуль – это была огромная квадратная полка, по бокам которой на узких подставках стояли диски, посередине имелось пространство под телевизор. Под ним была еще одна полка под музыкальный центр. И все это висело на стене напротив дивана.

– Здорово как тут все устроено! – заметила Лера. – Современно! А у меня в комнате древний книжный шкаф, в гостиной – стенка. Так старомодно!

– Главное, твоим родителям комфортно, – заметил Володя. – А стенки у всех, и у моих тоже. Советское наследие. И места много съедают. Что поставить?

– Что хочешь! – ответила она и откинулась на спинку дивана.

Лера точно знала, что сейчас произойдет, но была спокойна. Ей и самой хотелось откровенных ласк. Володя невыносимо ее притягивал, а жалость из-за его погибшей возлюбленной, от которой она все еще не могла избавиться, лишь привносила остроту в ее отношение к нему. Странно, вроде ситуация повторилась – она была наедине с парнем в чужой квартире, они выпили вина, Лера могла представить, о чем сейчас думает Володя, чего он от нее хочет, но такого отвращения и испуга, которые она испытала с Витей, не было и в помине. Лера сама хотела продолжения. Ее это и удивляло, и радовало, ведь это значило, что она по-настоящему увлечена Володей.

– Так… какой-то сборник, – пробормотал он, копаясь в дисках. – Тебе должно понравиться!

Лере было приятно, что он хочет ей угодить, ищет что-то на ее вкус. Ей стало любопытно, что он поставит.

«Дикий яд твоих глазЦвета волчьей ягоды спелой.Не упустишь свой шансБыть отравленной мной умелоПроникаю я в кровь,Поднимаясь по всем каналам,Если это просто любовь,Почему тебе все мало!» —

раздалось из музыкального центра, и она заулыбалась. Лера обожала группу «БиС» и очень сожалела, что она распалась. Но и сольное исполнение Димы Бикбаева ее вполне устраивало, хотя Влада Соколовского она любила больше.

– Подходит? – поинтересовался Володя и сел рядом, обняв ее за плечи.

– Вполне! – ответила она.

– Тебе это нравится?

– Еще бы! – засмеялась Лера и подпела: – Я твой адреналин! Чертовски хорош и нужен, как воздух! Я твой адреналин! Когда ты поймешь, уже будет поздно.

– Бог мой! – вздохнул Володя. – Что это?

– Группа «Форпост», – быстро пояснила она. – Когда «БиС» распалась, то Дим Бикбаев создал эту группу. Супер, да?

– Ты меня всегда удивляла, – заметил Володя и провел рукой по ее волосам. – Странно сочетаешь любовь к классическим произведениям с увлечением попсовыми текстами. Разве можно сравнить это с…

Володя замолчал, убавил звук, затем с чувством продекламировал:

– Жду утром, и в полдень, и ночью сырой,и вдруг ты однажды стучишься:– Открой! —Тепла, тяжела дорогая рука……А годы летят, как летят облака,летят-пролетают, как листья, как снег…Мы вместе – навек. В разлуке – навек.

Лера вздрогнула. Тушнова была одной из ее любимых поэтесс, и она отлично знала это стихотворение. Володя прочитал его с середины, и концовка больно ее поразила, словно он вкладывал в эти слова только ему понятный смысл. Но она не сбрасывала со счетов, что Володя актер и читал «с выражением», по всей видимости, уже на автомате. И все равно грусть сжала ее сердце. Лера испугалась, что он все еще сильно любит Соню, и только ее, а все остальное в его жизни – мимолетная случайность. В том числе и она.

– Прости, – спохватился он, глубоко заглянув ей в глаза. – Просто мне нравится это стихотворение, я его даже на прослушивании читал… когда в колледж поступал.

– И мне нравится, – тихо ответила она.

– Я совсем не хотел тебя обидеть, – продолжил он. – Твой кумир тоже очень неплох. Как ты сказала? Дима Бикбаев? Кажется, я не раз видел его по музыкальному каналу. Талантливый парень! А вот это… – Володя прибавил звук, прислушался и повторил слова песни, которая в данный момент звучала из музыкального центра: – «Наденем маски, немного ласки, немного сказки и прости-прощай. Но есть опаска – с тобою классно, к тебе привыкнешь – после отвыкай!»

– Это «БиС», – уточнила Лера.

Володя явно не понял, отчего у нее так испортилось настроение. Он решил, что из-за его скрытого «наезда» на ее любимого исполнителя. Но Леру мучила строка из прочитанного им стихотворения: «Мы вместе – навек. В разлуке – навек». Она буквально жгла ее, ведь Соня и Володя действительно в разлуке навек. Но и вместе!

«Неужели он так ощущает? – мучительно размышляла Лера. – Может, он так устроен, что будет всю жизнь любить только Соню? И для другой девушки нет места в его сердце!»

– Хватит попсы! – вдруг решил Володя и встал.

Он снова начал копаться в дисках. Лера изучала его, чувства снова нахлынули, желание вернулось.

«Пусть любит, кого хочет! – рассуждала она. – Сейчас-то он со мной! Зря я так заморачиваюсь! Мне он безумно нравится, я ему, по всей видимости, тоже. И даже если ему нужно от меня только одно, то и мне тоже! Если уж лишаться невинности, то с таким милым и явно опытным парнем. А там видно будет!»

Лера улыбнулась – из музыкального центра раздалась приятная инструментальная мелодия. Красивая, медленная и нежная, она сразу создала в комнате романтическую обстановку. Лера начала расслабляться. Володя сел рядом с ней на диван. Она решила не пускаться в ненужные разговоры и обняла его, он страстно ответил.

И вот уже Лера лежит на спине. Он поднял ее сарафан, она закрыла глаза, позволяя ему делать все, что он хочет. Маленькие быстрые поцелуи осыпали ее живот. Она тихо рассмеялась и запустила пальцы в его волосы, затем стянула сарафан. Лера осталась обнаженной, но прежнего стыда не испытывала. К тому же в комнате из-за задернутых портьер царил полумрак. Володя разделся и лег рядом. Лера вдруг вспомнила, как он обвинял ее в том, что она «лежит, как бревно», и решила сама проявить инициативу. Она повернулась на бок и начала гладить его грудь. Он улыбнулся и закрыл глаза. Лера поцеловала его шею, ее руки словно сами знали, что им делать. Они спускались все ниже. Но когда пальцы коснулись того, на что она все еще боялась смотреть открыто, она инстинктивно их отдернула.

– Не нужно стесняться, – прошептал Володя и накрыл своею ладонью ее руку.

Но Лера никак не могла преодолеть все усиливающееся смущение, ее пальцы задрожали, она с силой вытащила руку из-под тяжелой Володиной ладони. И легла на спину. Ей было немного стыдно, что она никак не может раскрепоститься, и это еще больше сковывало, но Володя не смутился. Он повернулся к ней и начал целовать. И вот он уже лег сверху, тяжело дыша. Лера была ни жива ни мертва от страха, что все сейчас, наконец, произойдет. Она обхватила его шею руками, его губы припали к ее. Ей было и приятно, и стыдно. Что-то уперлось в низ ее живота и просто заскользило по нему. Лера изумилась количеству влаги, которую начало выделять ее тело. Володя двигался все быстрее. Она не понимала, что происходит, ей было любопытно, невыносимо приятно и стыдно одновременно. И вот он вздрогнул и отстранился. Ее живот стал влажным. Володя лег рядом. Лера подождала с минуту, но он был неподвижен. Тогда она осторожно встала и бросилась в ванную. Тщательно вымывшись, она посмотрела на себя в зеркало и изумилась, какая она хорошенькая. Глаза сияли, румянец заливал щеки, губы припухли и были такими красными, словно она наложила на них яркий блеск. Лера воспрянула духом от собственной красоты и вернулась в комнату. Володя по-прежнему лежал на диване. Когда она приблизилась, он открыл глаза. Его вид был спокойным и немного сонным, и ей это отчего-то не понравилось.

– Надеюсь, ты поняла, что я тебя не тронул, – сказал он и сел, откинувшись на спинку. – Ты так же девственна, как была.

– Наверное, – растерянно ответила Лера и опустилась рядом.

Володя глянул на нее и улыбнулся. Лере стало обидно.

– Можно подумать, ты сразу родился опытным! – хмуро заметила она.

– Что ты? – искренне изумился Володя. – Я не хотел тебя обидеть! Понимаю, что для тебя все это в новинку и ты просто не можешь разобраться в ощущениях и реакциях своего тела. Только поэтому я спросил. А то вдруг ты подумаешь, что я лишил тебя невинности. Конечно, то, что сейчас произошло, тоже близость, но другая. Хотя мне очень хотелось большего. Но ты ведь предупредила, что неопытна.

– Я была готова, – тихо проговорила она. – И сама этого хотела.

– Да вот я не готов брать на себя такую ответственность! – ответил Володя. – Лишить девушку невинности, ну уж нет! Тебе ведь всего шестнадцать! К тому же, как ты только что могла убедиться, существует множество способов получить удовольствие иначе. Ты же сама выкладывала очень умные посты, видел на твоей страничке. И про петтинг в том числе. Пить хочешь? – спросил он без перехода.

– Да, – сказала Лера и встала.

Она надела сарафан и пошла вслед за Володей на кухню. Он налил из пакета апельсиновый сок в два бокала и один протянул ей. То, что он по-прежнему был неодет, Леру уже не смущало, и она удивилась про себя, как быстро привыкла созерцать обнаженное мужское тело. Володя выпил сок залпом и налил еще. Он подошел к окну и выглянул на улицу.

– Какая жара! – заметил он. – Хорошо бы сейчас на пляж!

– Неплохо бы, – вяло согласилась Лера.

Ей снова стало обидно, что Володя будто потерял к ней всякий интерес. Неужели ему нужен только секс? Он удовлетворил себя, и на этом все, до следующего раза? Она допила сок и вымыла стакан. Хотелось уйти, но она ждала его дальнейших действий. Володя повернулся к ней.

– Диск закончился, – констатировал он. – Поставить еще что-нибудь похожее?

– Давай, – обрадовалась она.

Они вернулись в комнату. Когда зазвучала музыка, он протянул ей руку и предложил потанцевать. Лера вспыхнула и положила ему руки на плечи. Володя обхватил ее талию, они начали медленно покачиваться в такт музыке.

– Ты очень красивая, – сказал он ей на ухо.

– И ты, – быстро ответила она. – Ты мне очень нравишься.

– И ты тактичная, – добавил Володя. – Мне приятно, что ты многое понимаешь и не лезешь ко мне в душу.

Лера положила голову ему на плечо, он прижал ее крепче, не прекращая танцевать, затем потянул к дивану. Она глянула ему в глаза и заметила, как его зрачки расширились. Когда они улеглись рядом, Лера тихо проговорила:

– Ты вот без презерватива… Я много читала про безопасный секс…

– Но я же внутрь тебя не вхожу, – спокойно ответил Володя. – К тому же я абсолютно здоров, я за этим слежу и раз в полгода сдаю анализы и на ВИЧ, и на все остальное, так что не волнуйся. Могу и справку показать.

Лера улыбнулась. Заболеваниями, передающимися половым путем, она мало интересовалась, ее больше волновала незапланированная беременность. Девчонки много про это говорили между собой, все боялись случайно забеременеть. Она помнила, как пару лет назад нечаянно подслушала разговор между мамой и ее подругой, которая сказала дословно следующее: «Да он только на меня посмотрит, как я уже беременна! Ничего не могу поделать, такой у меня организм». Леру тогда настолько испугали эти слова, что она даже какое-то время боялась глядеть в глаза одноклассникам, но потом решила перестать мучиться и как-то весь вечер читала в Сети про беременность. Она тогда многое узнала, и слова маминой подруги показались полным бредом.

– Глубокая задумчивость овладела ею, – услышала она насмешливый голос Володи и пришла в себя.

– Это я так…

Вскоре Володе позвонил кто-то из театра.

– Нет, как это называется? – возмутился он, когда закончил разговор. – На три дня!

– Что случилось?

– Сегодня нужно выехать с выступлениями, – хмуро ответил Володя. – Один наш актер заболел, что-то типа дизентерии, а у нас два выездных спектакля в районных клубах. Главное, обе постановки без моего участия. Я-то радовался, что никуда не поеду. Тем более только сессию закрыл! Хотел отдохнуть, на пляже поваляться. И вот на тебе! Думал, что конец сезона, могу отдыхать!

– Поедешь? – уточнила она.

– Придется! – вздохнул Володя и отправился в душ.

Лера решила, что нехорошо оставлять беспорядок после их посещения, и убрала в гостиной, затем пошла на кухню и вымыла посуду.

– Какая ты молодец! – восхитился Володя, выйдя из ванной. – Некоторых девушек не допросишься!

Он поцеловал ее. Лера глянула на его влажные зачесанные назад волосы, на свежее румяное лицо и поймала себя на мысли, что совсем не хочет покидать квартиру. Он улыбнулся, будто прочитав ее мысли.

– Как-нибудь вернемся сюда! – сказал Володя. – А сейчас пора уходить. Мне еще нужно собраться, автобус с группой уходит через два часа.

Лера была дома около восьми вечера. Ее настроение оставалось приподнятым и мечтательным. Расставшись с Володей, она ощутила, как грусть сжимает сердце. Ей хотелось как можно больше времени проводить вместе с ним. Лера окончательно избавилась от остатков стыда, она, не смущаясь, целовалась с Володей, стоя на перекрестке, когда им нужно было расходиться в разные стороны. Им даже начали сигналить проезжающие машины, но ребята не обращали внимания. И только какая-то злобно настроенная старушка, которая остановилась возле них и громко начала возмущаться, заставила их оторваться друг от друга.

– Бесстыдники какие! – орала старуха. – Гляньте на эту молодежь! Прилюдно чем занимаются!

– Завидуем молча, – сказал ей Володя, улыбнулся Лере и быстро пошел прочь.

– До встречи! – прошептала она, глядя ему вслед и не обращая внимания на все еще злобствующую старуху.

До дома она будто летела на крыльях, все ее мысли были заняты только Володей, а воспоминания о сегодняшнем их уединении заставляли пылать щеки и гулко колотиться сердце. Но едва она переступила порог квартиры, как ее встретила хмурая мать. Выражение лица Валентины Ивановны не предвещало ничего хорошего.

– Где ты была? И только не лги! – резко проговорила она. – Ты была с этим актером? Не лги! – нервно повторила она, хотя Лера и слова не успела сказать.

От такого приветствия ее настроение сразу померкло. Чтобы успокоить мать, ей хотелось что-нибудь придумать, но она решила быть честной, поэтому молча кивнула.

– Я так и знала! – всплеснула та руками. – А ведь мы с папой запретили тебе с ним общаться! Что ты себе думаешь, дочка?!

– Мы просто погуляли, – тихо проговорила Лера. – Я к себе!

Она прошмыгнула мимо матери и скрылась в своей комнате. Ей хотелось побыть одной. Валентина Ивановна, к ее удивлению, за ней не последовала, и Лера, подождав минут пять, вздохнула с облегчением. Она переоделась, затем выглянула из комнаты. В коридоре было тихо. Ей стало жаль маму, даже захотелось поговорить, как-то успокоить, но она знала, что такие разговоры ни к чему не приведут. Мама стояла на своем – Лера должна прекратить общаться с Володей. Девушка закрыла дверь и уселась за ноутбук. Хотелось излить свои чувства. Лера открыла дневник.

Valeria. Без стука не входить.

Заголовок: Люблю!

Доступ: Личное, только для меня

Метка: Дневник моей любви

«Володя! Он такой необыкновенный! У меня голова кружится, когда вспоминаю его. И впервые в жизни мне не хочется анализировать, а просто отдаться своим эмоциям. И я понимаю, как никогда, одно из изречений китайского мудреца. Точно цитату не помню, а искать неохота, но смысл в том, что и прошлое, и будущее – это что-то эфемерное и не существующее, а настоящая жизнь – это поистине миг, то, что происходит «здесь и сейчас». Поэтому не нужно тратить энергию на бесконечные сожаления о прошлом и мечты о будущем.

И сегодня я наслаждалась настоящей жизнью! Мы были так близки! Впервые я не ощущала скованности. Обычно, когда мы с парнем доходим до определенных моментов, внутри меня словно что-то сжимается, я сразу «выстраиваю стену», стараюсь отстраниться и не пустить его в свою душу и тем более в тело. И вот с Володей я будто раскрылась, мне реально захотелось дойти до конца! Он кажется мне идеальным парнем. Чуткий, внимательный, нежный, красивый – чего еще желать? И потом меня так влечет к нему физически. Когда он целует меня, я забываю обо всем и на все готова. И меня так удивило, что сегодня, когда для этого были все условия, он этим не воспользовался. Представляю, если бы на его месте оказался Витя или тот же Захар! Я бы уже точно лишилась невинности! И не думаю, что кого-то из них остановил бы мой испуг или мое сопротивление. Да что говорить! Витя уже был со мной в подобной ситуации и чуть меня не изнасиловал. Он был так груб и неприятен! Не хочу вспоминать об этом! Ведь я решила следовать китайской мудрости и не тратить энергию на воспоминания.

Но вот Володя… Мне кажется, прошлое все еще его не отпустило. Вернее, я уверена в этом! Это стихотворение Вероники Тушновой. А может, я накручиваю? Ведь он актер и натура у него слишком нервная и чувствительная. Меня это беспокоит. Сейчас у нас безоблачные отношения, так мне кажется, и в то же время тень Сони будто витает над нами. Володя запретил говорить с ним на эту тему, и сама я ее поднимать не стану, но меня это так мучает! Ревность к погибшей – не глупо ли это!

Сегодня он уедет. Не увижу его несколько дней! Это так долго! Буду думать о нем! И в то же время, вот уж правда, все, что ни делается – к лучшему. По крайней мере мои родители успокоятся, ведь они не будут знать, по какой причине я не встречаюсь с ним. На эти дни он исчезнет из моей жизни, а мне нужно вести себя образцово-показательно. А там видно будет, как нам быть дальше.

Володя, я люблю тебя! Сейчас я чувствую именно так. И это мое настоящее!»

Лера закончила запись, вздохнула и закрыла страничку. Она зашла на форум фан-клуба, там была новая запись – фоторепортаж с последнего спектакля Театра Ужасов. Володя был заснят прямо на сцене. Фотографий оказалось множество, Лера все их пересмотрела и скопировала себе понравившиеся, затем закрыла ноутбук.

Позвонила Яна, спросила, как дела. Она была с Каем, поэтому гулять не звала. Лера поболтала с ней ни о чем. Откровенничать о сегодняшнем дне не стала. Она была даже рада, что останется вечером дома, ей хотелось побыть в одиночестве и помечтать о Володе. Когда она закончила разговор с подругой, то уселась на подоконник и стала смотреть на тополь. Он наконец перестал пушиться, и можно было открывать окно без опаски заполонить комнату тополиным «снегом».

«Встретимся, как только он приедет, – думала Лера, подставив лицо легкому освежающему ветерку. – Сезон закончился, сессию он сдал, я на каникулах. Свобода! В Щербинку поеду только через восемь дней. Время до отъезда мы проведем вместе! И все случится!»