Прочитайте онлайн На уроках любви | Томление

Читать книгу На уроках любви
3918+621
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Томление

Возле них затормозила машина. Володя помог Лере забраться на заднее сиденье, сам устроился рядом с водителем. Она была этому даже рада, так как хотела прийти в себя. Все произошло так быстро, родители появились внезапно, Лера испытала настоящий шок. Хорошо, что Володя не растерялся и сразу оделся, приняв благопристойный вид. Мелькнула мысль, что, возможно, он уже не раз попадал в схожие ситуации, но подобное предположение настроения ей не испортило. Она радовалась, что он оказался таким настойчивым и вот они едут на пляж и еще какое-то время пробудут вместе. Она смотрела на его аккуратно подстриженный затылок, на светлые пряди, на красивую шею и широкие плечи и испытывала все возрастающую нежность. Он уже не казался ей посторонним малознакомым парнем. То, что они дошли до таких интимных ласк и он видел ее голой, делало Володю очень близким, словно они оба знали какую-то важную тайну и умело скрывали ее от посторонних. И когда водитель высадил их неподалеку от городского пляжа, Лера сама обняла Володю за талию и прижалась плечом. Он глянул на нее немного удивленно, но ответил тем же.

– А почему мы на платный не поехали? – поинтересовалась она. – Там ведь лучше!

– На всякий случай, – ответил он. – Ты права, мои фанатки не знают покоя ни днем ни ночью. Особенно Василиса с Алисой. Рыщут по городу, пытаясь меня найти. По правде говоря, вначале мне это даже нравилось, но последнее время начинает сильно угнетать. Мой приятель Перец, ты его знаешь, недавно звонил мне и сообщил, что близняшки на платном пляже. Он сам их там видел.

– Тогда да, лучше туда не ехать. Тут тоже неплохо! Мы с Янкой раньше всегда здесь купались.

Несмотря на вечер, народу на пляже было предостаточно. Многие плавали, другие просто лежали на песке, отдыхая у воды после жаркого дня. Под покосившимися грибками, оставшимися тут еще с советских времен, сидели компании. С реки дул приятный освежающий ветерок.

– Надо бы мне переодеться, – озабоченно проговорила она, оглядываясь. – Пойдем вон туда… ближе к кустам.

Володя кивнул и направился к невысокому холму, возле которого заканчивался песок. Вокруг холма росли кусты сирени, там никого не было.

– Отличное место, – удовлетворенно заметил Володя. – Давай полотенце постелю!

Лера бросила сумку на траву, достала купальник. Пока Володя расстилал полотенце и снимал одежду, она ловко и быстро надела под сарафаном плавки от купальника, затем бюстгальтер. Аккуратно сложив сарафан и убрав его в сумку, повернулась к Володе. Он стоял лицом к воде. Она залюбовалась его мускулистой спортивной фигурой.

– Пошли поплаваем? – предложила она, изнывая от желания прижаться к нему.

– Пошли! – охотно откликнулся он, взял ее за руку и побежал.

Лера взвизгнула, когда они залетели в воду, которая показалась ей холодной. Но скоро ее тело привыкло. Она плыла вслед за Володей, пытаясь догнать его, но он развил такую скорость, словно стремился достичь противоположного берега. И скоро Лере надоело за ним гнаться, она перевернулась на спину и раскинула руки, погрузив взгляд в вечернее небо, полное чистых нежных предзакатных красок.

– Какая русалочка, – услышала она рядом чей-то низкий голос и повернула голову.

К ней подплыл молодой мужчина, она бы дала ему около тридцати. Он широко ей улыбнулся, но Лера нахмурилась и поплыла к берегу. Мужчина не отставал. Тогда Лера развернулась и увидела, что Володя уже устремился к ним. Она высунулась из воды и замахала ему рукой. Мужчина смекнул, что Лера занята, торопливо извинился и поплыл в противоположную сторону. Лера встала, вода доходила ей до груди. Какая-то девушка направила на нее фотоаппарат, сверкнула вспышка. Лера удивилась, не понимая, какой она может представлять интерес для незнакомки, но потом решила, что та просто снимала реку, а Лера случайно попала в кадр. Володя тоже заметил вспышку. Он подплыл к Лере и недовольно поинтересовался, что здесь происходит.

– Понятия не имею, – пожала она плечами. – Вон та девушка меня вроде сфотала, а может, и не меня вовсе.

– Что-то лицо мне ее кажется знакомым, – озабоченно проговорил Володя и отвернулся от берега.

– И тут фанатки? – тихо спросила Лера и улыбнулась. – Но ведь она снимала именно меня. К тому же навряд ли в обычном парне, каким ты сейчас являешься, она могла опознать своего кумира Мрака Мраковича!

– Будем надеяться на лучшее, – улыбнулся Володя и обхватил ее за талию, притиснув к себе.

Она вздрогнула от неожиданности и обняла его за шею, покачиваясь на волнах. Его губы припали к ее, поцелуй был долгим, Лера почти задохнулась. И когда отстранилась, то украдкой глянула на пляж. Но на них никто не обращал внимания, к тому же таких целующихся в воде и на песке парочек было довольно много. Она ощутила, что начала замерзать, по телу побежали мурашки.

– У тебя гусиная кожа, – со смехом заметил Володя и потянул ее из воды на берег.

Они улеглись на полотенце, придвинувшись друг к другу.

– Который час? – озабоченно поинтересовалась она и открыла сумку. – Ой, Янка звонила… недавно. И уже почти десять!

– Побудем здесь еще! – умоляющим тоном попросил Володя. – Так неохота возвращаться на душные улицы!

– Хорошо, только недолго. А то родители начнут названивать, выяснять… Искупнемся еще разок и поедем!

– Ладно! – сказал он и встал.

– Не сейчас! – заметила она, неправильно поняв его движение.

Но Володя и не думал возвращаться в воду, он потянул Леру за кусты.

– Умираю от желания поцеловать тебя! – зашептал он. – И не только!

Лера видела, что он начинает возбуждаться. Возбуждение мгновенно передалось и ей, и она уже не сопротивлялась. Они забрались в гущу кустов. Володя сразу припал к ней. Его поцелуи становились все более настойчивыми, руки уже стянули лямочки ее купальника, пальцы сжали грудь.

– Вот же ее полотенце! – раздалось совсем рядом.

– Ты уверена? – ответил показавшийся Лере знакомым звонкий девичий голос.

Они отпрянули друг от друга.

– Что за черт? – возмутился Володя. – И тут покоя нет!

Лера выбралась из кустов и зажмурилась от вспышки фотоаппарата. Когда она открыла глаза, ее охватило бешенство – возле полотенца стояли Василиса и Алиса. Это они ее сфотографировали! За ними находилась и та девушка, которая сделала снимок чуть раньше, когда Лера была еще в воде. Володя шел следом, но, увидев эту компанию, сразу отвернулся.

– Говорю же, она! – удовлетворенно проговорила девушка. – Так что не зря я вам позвонила!

– Что вам надо?! – зло спросила Лера.

– Хотели кое-что проверить, – довольно миролюбиво ответила Василиса.

В этот момент Алиса вытянула шею и пыталась разглядеть Володю, стоявшего к ним спиной.

– Вы меня достали! Чего хотите? – продолжила Лера и встала перед девушками.

Она вдруг ощутила, что все ее хорошие манеры куда-то улетучиваются и ей хочется надавать пощечин и близнецам, и их подружке-папарацци. Девушки, видимо, прочитали это на ее лице и попятились.

– Есть подозрение, что наш обожаемый Мрак, – начала Василиса, – к тебе неравнодушен. Вот мы и проверяем, так ли это.

– Здесь возле тебя крутился какой-то взрослый парень, – вставила Алиса. – Так нам доложили.

– Но потом приплыл другой. И оказалось, ты с ним. Мы вас застукали за поцелуями! А почему он отвернулся?

– Не хочет, чтобы его снимали, – раздраженно проговорила Лера и скрестила руки на груди. – Идите отсюда по-хорошему!

– Будь добра, – не унималась Василиса, – скажи, ты встречаешься с Мраком?

– Девушки! – делано засмеялась Лера. – Вы разве не видите, у меня есть парень! Вот он стоит… правда, спиной к вам. И разве в нем есть хоть что-то, хотя бы отдаленно напоминающее вашего фрика?

– А как его зовут? – поинтересовалась Алиса.

– Андрей, – назвала Лера первое имя, которое пришло ей в голову. – Успокоились?

Они переглянулись. На их лицах было написано разочарование. Володя обернулся, они впились глазами в его лицо, но он тут же принял прежнюю позу.

– Конечно, это не наш великий и ужасный Мрак! – наперебой заговорили они. – Обычный парень, хоть и симпатичный. Ладно, Лера, ты уж нас извини! Ошибка произошла! Больше не будем следить за тобой. Андрей, вы тоже нас простите!

– Угу, – хмуро ответил он, но даже не повернулся.

– Уходим! – сказала Василиса.

– И чтобы мои фотки нигде не выкладывали! – предупредила Лера. – Вы и ваш фан-клуб сами по себе, а я сама по себе! И ни к вам, ни к этому вашему Мраку не имею никакого отношения!

– Хорошо, – пообещала Алиса.

– Нет, все это просто ни в какие ворота! – зло проговорила Лера, провожая взглядом быстро удаляющихся девушек. – Представляешь, что было бы, если бы хотя бы одна из твоих фанаток знала, как ты выглядишь по-настоящему! Все это до добра не доведет. У меня четкое ощущение, что когда я с тобой, мы оба словно сидим на пороховой бочке, а зажженный фитиль в руках у этих рыжих.

Лера начала собираться.

– Хочешь уже уйти? – спросил Володя.

Видно было, что его настроение упало.

– Времени много, а я родителям обещала, так что поехали! – сказала она. – Прикрой меня полотенцем, я переоденусь.

Володя поймал такси, и минут через пятнадцать оно остановилось возле Лериного подъезда. Но когда Володя отпустил машину, удивилась.

– А домой ты как доберешься? – спросила она. – На автобусе?

– Хочу прогуляться. Есть о чем поразмыслить.

Она приблизилась и заглянула ему в глаза. Они стояли в двух шагах от двери подъезда на открытом месте, а Лере безумно хотелось поцеловать Володю. Он замер, глядя в ее лицо.

– Ты и правда необычная девушка, – прошептал он. – Чем дольше тебя знаю, тем больше в этом убеждаюсь. Как ты решительно с близняшками говорила! А на вид такая тихая барышня.

– Потому что достали! – со смехом ответила она и быстро коснулась губами его губ. – Пока!

– Подожди! – схватил он ее за руку. – Не уходи! Я уже соскучился по тебе!

– Володька! – засмеялась Лера, но в душе все растаяло от его слов. – Завтра увидимся… После спектакля приду, как и договаривались.

– Лера! – раздалось с балкона.

Они отпрянули друг от друга.

– На страже чести дочери, – пробормотала она и чмокнула его в щеку. – Пока!

– Пока! – ответил Володя и быстро ушел.

Когда Лера зашла в квартиру, Валентина Ивановна ждала ее в коридоре.

– Дочка, что это за Володя? Сколько ему лет? Где ты с ним познакомилась? Из какой он семьи? – посыпались вопросы. – Я только что видела, как вы целовались!

– Мама, не наседай! – рассмеялась Лера. – Дай, я хоть душ приму.

– Ужинать будешь? – со вздохом поинтересовалась Валентина Ивановна. – Или любовью сыта?

– Что за сарказм? – весело ответила Лера. – Конечно, буду!

Она чмокнула маму в щеку и скрылась в ванной. Стянув сарафан, хотела забраться под душ, и тут ее взгляд упал на какую-то поблескивающую маленькую вещицу. Она нагнулась и увидела под ванной серебряный медальон в виде сердечка. Он был без цепочки. Лера изумилась, откуда он тут взялся?

– Неужели Володя потерял? – пробормотала она и с любопытством раскрыла медальон.

В одной его половине была вставлена крохотная черно-белая фотография, в другой – свернутая в колечко тонкая прядка светлых волос. Лера, начиная волноваться, впилась взглядом в изображение обычной на вид совсем юной девушки: большие светлые глаза, тонкие изогнутые брови, прямой нос, пухлые красивой формы губы, растрепанные, словно от ветра, светлые волосы – Лера изучала это лицо и ощущала, как ревность сжимает сердце. Если Володя носил при себе медальон – а Лера уже не сомневалась, что именно из его кармана он выпал, – то эта неизвестная ей девушка много для него значит. Она закрыла «сердечко» и положила медальон на полочку. Забравшись под душ, не сводила с него глаз. Ей было неприятно до слез, ревность жгла, причиняя боль.

«Но ведь он неоднократно говорил мне, что сторонник исключительно свободных отношений! – старалась она себя успокоить. – И я соглашалась. Так почему мне сейчас так больно? Неужели я – собственница? Но ведь я всегда думала, что каждый человек должен быть свободен во всем, иначе он остановится в развитии. И если кто-то из пары хочет новых отношений, то так и должно быть и не нужно ему препятствовать! И уж тем более творческой личности, которая питается сильными эмоциями и постоянно их ищет. Но как же мне больно! Не хочу, чтобы он любил кого-то, кроме меня! И в то же время Володя ни разу не сказал мне этих заветных слов. Так чего же я жду?»

Лера всхлипнула и отвела глаза от медальона. Она просто не знала, что ей делать. Напрашивалось решение позвонить Володе, сообщить о находке и послушать, что он скажет в ответ. Или просто ждать, когда он сам спохватится и начнет искать пропажу. Тогда можно будет понять, насколько ему дорог этот медальон. Лера подставила залитое слезами лицо под тугие струи прохладного душа и попыталась успокоиться. Ведь пока ничего еще не произошло. Мало ли, что это за девушка! Может, сестра? Лера вдруг поняла, что совсем ничего не знает о его семье. Володя никогда не касался этой темы. Она знала лишь, что он живет один, но квартиру снимает, причем у какого-то своего друга-художника, который постоянно живет в деревне. Но вот где родители Володи и есть ли у него братья, сестры, Лера не знала. Она решила не звонить первой, а выждать. Окончательно успокоившись, девушка выбралась из душа, тщательно вытерлась, затем накинула халатик, зажала медальон в кулачке и вышла из ванной. Она сразу отправилась в свою комнату, хотя мама окликнула ее из кухни. Спрятав медальон в ящик стола, расчесала перед зеркалом мокрые волосы, приняла невозмутимый вид и отправилась на кухню.

Родители сидели за столом с одинаково озабоченными выражениями лиц. Она уселась напротив и пододвинула к себе кружку молока и тарелку с пирожками. С аппетитом принялась за еду. Родители молчали, наблюдая за ней, и она быстро почувствовала себя как на заседании суда. Съев пару пирожков с яблоками, Лера подняла голову.

– Долго вы будете сверлить меня взглядами? – поинтересовалась она.

– Что это за парень? – спросила Валентина Ивановна.

– Почему ты утаиваешь от нас правду? – продолжил Павел Петрович.

– Что я от вас утаиваю? – удивилась она.

– Моя давняя приятельница работает преподавателем в колледже культуры, – сурово проговорила Валентина Ивановна. – И именно на режиссерском факультете!

– И ты ей немедленно позвонила? – начала раздражаться Лера. – Вот это контроль!

– Дочка, ты не злись, – миролюбиво произнес Павел Петрович. – Мы же о тебе заботимся! Возраст у тебя сейчас такой…

– И что же сообщила твоя приятельница? – хмуро спросила Лера.

Она была уверена, что обычный парень Володя, с которым познакомились сегодня ее родители, никак не может ассоциироваться у них с «великим и ужасным» Мраком Мраковичем. Откуда бы они узнали о его второй сущности? Идентификация была невозможна. Именно так думала Лера, но она ошибалась.

– Дочка, мы все знаем, – более спокойно ответила Валентина Ивановна. – Шила в мешке не утаишь! Моя приятельница в курсе, что Володя и некий Мрак Мракович – одно лицо. Ведь она преподаватель. И видела личное дело с фотографией. Мало того, она поведала мне, что иногда заглядывает на персональный сайт этого парня, все-таки он ее студент. И как-то видела там твою фотографию с ним в компании, что ее очень удивило. Она даже хотела мне звонить. Так что сопоставить все нам с папой не составило труда. Мы знаем, что ты встречаешься с актером Театра Ужасов, весьма эксцентричной и скандальной личностью.

– И что? – недовольно поинтересовалась Лера. – Володя хороший парень, к тому же мы держим наши отношения в строжайшем секрете. Надеюсь, твоя приятельница не собирается…

– Об этом можешь не беспокоиться, – уверенно ответила Валентина Ивановна. – Это не в интересах колледжа. И тем более театра, так что преподаватели тоже скрывают от назойливых девиц то, как на самом деле выглядит парень. Хотя атакуют их постоянно. Девушкам очень хочется добыть фотографии Мрака Мраковича без грима… Ну и имечко он себе выбрал!

– Нормальный сценический псевдоним, – пробормотала Лера.

– Понимаешь, дочурка, – мягко начал Павел Петрович, – мы просто боимся, что такое знакомство принесет тебе одни лишь проблемы. Нам с мамой это понравиться не может. Девицы буквально преследуют твоего нового знакомого.

– Вот же заняться им нечем! – хмуро добавила Валентина Ивановна. – Моя приятельница настойчиво рекомендовала поговорить с тобой, вернее, отговорить тебя от продолжения знакомства.

Они одновременно вздохнули и пристально посмотрели на Леру. Ситуация начала ее напрягать. Ее личное дело превращалось в публичное. Ей было так хорошо с Володей, их все возрастающая близость волновала и заставляла при одном только воспоминании об откровенных ласках учащенно биться сердце. И сейчас отказаться от всего? Из-за каких-то необоснованных родительских опасений?

– Бесполезно! – неожиданно сказал Павел Петрович. – Ты же видишь, наша дочь и не думает прислушиваться к советам старших.

– Я учла ваши пожелания, – ответила Лера. – Но не собираюсь отказываться от Володи! Вам кажется, что он мне не подходит, но, может, я сама буду решать? Это моя жизнь!

Она резко встала.

– Я же говорил! – вздохнул Павел Петрович.

– Конечно, пусть мальчик приходит к нам в гости, – сказала Валентина Ивановна.

«Еще бы! – подумала Лера. – Чтобы мы были у них на глазах!»

– Я ему передам, – ответила она и мило улыбнулась. – Спасибо за ужин.

Лера отправилась в свою комнату, хотя отец звал ее в гостиную посмотреть какой-то фильм. Было уже почти двенадцать, она сказала, что хочет спать, но сама уселась за ноутбук. Ей не терпелось зайти в блоги и посмотреть, не появились ли новые фотографии. Хотя Василиса и Алиса обещали не выкладывать больше ее снимки, в это верилось с трудом. Она вообще считала, что фанатизм – это диагноз, и расценивала такое поведение как ненормальное. Первым делом Лера зашла в блог сестер, но новых записей не было, как и фотографий. Она вздохнула с облегчением. Значит, Василиса и Алиса сумели сдержать слово. Затем она заглянула на страничку фан-клуба. Верхней была запись следующего содержания:

«Хотим принести публичные извинения девушке по имени Лера. То, что ее пару раз видели в компании Мрака Мраковича, было нами неверно истолковано. Сейчас мы точно знаем, что между ними нет никаких романтических отношений. У Леры имеется парень по имени Андрей, симпатичный, спортивный, но самый обычный на первый взгляд. Они явно подходят друг другу. Просим прощения у Леры за все причиненные ей неудобства и за постоянное преследование Василисой и Алисой».

Лера вздохнула и улыбнулась. После небольшого раздумья она решила откомментировать запись, но тут же обнаружила, что незарегистрированным пользователям эта функция недоступна. Регистрироваться ей было неохота, да и особо незачем, поэтому она закрыла страничку.

Лера достала из ящика стола медальон и раскрыла его. Лицо девушки снова показалось ей красивым, и она снова ощутила приступ ревности. Володя так и не звонил, хотя давно должен был быть дома. Неужели его не волновала пропажа медальона? Может, Лера зря так нервничала из-за этой вещицы? Она погладила серебряную крышку и убрала украшение обратно в стол. Ее раздражало то, что она так остро реагирует. До этого Лера ни разу не испытывала такую сильную ревность, даже Марка ревновала меньше, к нему у нее были более сильные чувства, чем ко всем остальным, и когда он вернулся к своей бывшей девушке Саше, Лера испытала боль, но эта боль была несколько другого свойства. Да и тогда Лера ревновала не так остро, как сейчас.

«Наверное, это потому, – размышляла она, – что с Марком у меня не было таких близких отношений. Мы ведь просто целовались, и ничего более. А вот с Володей мы уже далеко зашли».

Она неожиданно вспомнила, как они сегодня страстно целовались на пляже. Ее захлестнуло возбуждение, жар побежал волной от груди к животу, Лера закрыла глаза и отдалась этим ощущениям.

«Так, может, все дело именно в степени близости между парнем и девушкой! – пришло на ум. – Что же я буду чувствовать, когда мы станем окончательно близки? Да я тогда вообще сойду с ума! Выходит, так!»

Лере хотелось во всем досконально разобраться, и она, недолго думая, прибегла к уже привычному для всех способу: открыла Интернет.

Valeria. Без стука не входить.

Заголовок: Гормон привязанности

Доступ: Публичная

«Окситоцин – один из многих гормонов, вырабатывающихся в нашем организме. Он присутствует как у мужчин, так и у женщин, его назначение до сих пор точно не известно, но его содержание увеличивается во время оргазма (у обоих полов), а также у женщин во время родов (именно он привязывает матерей к их детям). Также, по словам медиков, он вырабатывается в крови женщины, когда ее ласкают.

Кроме этого, он повышает уровень доверия и сильнее привязывает нас к другим людям. Именно по этой причине после любовных ласк мы чувствуем необъяснимую привязанность к человеку, с которым у нас был контакт, пусть и мимолетный. Зачастую бывает так, что эта привязанность окрашена сильнее, чем, скажем, привязанность к человеку, более близкому нам духовно, но с которым у нас никакого физического контакта не имелось. Окситоцин – самая настоящая обманка, так как мы (особенно совсем неопытные девушки) можем принять чувство привязанности за настоящую любовь.

Но необходимо знать, что выброс окситоцина – это бессознательная реакция организма. Все происходит в автономной нервной системе, и человеку сложно что-либо изменить. Но уж точно стоит относиться с осторожностью к своим чувствам и всегда следует разбираться, что же на самом деле происходит с вами. Этот гормон выполняет роль самого настоящего «цемента привязанности», и поэтому чем чаще партнеры касаются друг друга, тем больше вырабатывается окситоцина и тем крепче отношения. Влюбленные становятся «наркотически зависимы» друг от друга, им хочется снова и снова быть вместе, чтобы приятные эмоции повторялись как можно чаще.

Стоит также знать, что, по некоторым данным, эстроген (женский гормон) может повышать успокаивающий и привязывающий эффект окситоцина, а вот тестостерон (мужской гормон), наоборот, – заглушать. Вот почему женщины после интимных ласк намного сильнее привязываются к партнеру.

Так что, милые дамы, будьте предельно осторожны и четко понимайте, ваш ли это мужчина, или просто вы попали в ловушку природы».

Эта информация оказалась для Леры словно ушат холодной воды. Так все дело в гормонах! После ласк в кровь выбрасывался окситоцин, и лишь поэтому Лера чувствовала такую привязанность и нежность к этому, в сущности, малознакомому ей парню! Для Леры это было ужасным открытием. Она почти уверилась, что сильно влюблена, что Володя именно «тот самый, единственный». Она была сбита с толку и растеряна.

«Без паники! – сказала она сама себе. – Не может же быть, что все дело только в химии нашего организма. А как же душа? Мне кажется, я тянусь к Володе не только телом, но и душой! Он милый, мне с ним хорошо!»

Но одно она сейчас знала точно, что торопиться с развитием отношений не нужно. Все и так происходило слишком стремительно, она буквально не успевала опомниться. Ей нравилось безрассудно отдаваться чувствам, идти на поводу своих желаний, тем более Володя был так настойчив.

«А вдруг и ему нужно только одно? – окончательно испугалась Лера. – Он хочет секса, и только его! А я, как личность, ему малоинтересна. Все его слова о моей якобы исключительности только ловкий ход, чтобы меня завлечь! И я, попав в ловушку привязанности, вызванной гормоном, принимаю одно за другое!»

Она увидела первые комментарии и усмехнулась. Как всегда, из ее друзей никто не спал, хотя было уже за полночь.

Комментарии:

Iana_storm:

«Бред и еще раз бред! Целуюсь с Каем каждый день, но люблю его вовсе не из-за того, что во время поцелуев у меня в кровь выбрасывается какое-то там вещество! Я его просто люблю!»

Odin_odin:

«Конечно, вам, девушкам, не нравится, что любви-то и нет никакой, а это всего лишь ХИМИЯ! Спасибо, Лерусь, за этот пост! Прочитал с удовольствием, лишний раз убедился, что в природе все намного проще».

Iana_storm:

«А ты и рад, Коль! Лишь бы свое затянувшееся одиночество оправдать! Мы уже все давно поняли, что девушки у тебя не задерживаются только из-за твоей природной лени. В отношения, вообще-то, вкладываться нужно, заботу проявлять, элементарное внимание. А тебе все ЛЕНЬ!»

Valeria:

«Просто Коля еще не встретил свою настоящую любовь!»

Iana_storm:

«Думаешь, что-то изменится, даже если он ее и встретит? Да он и не поймет… мимо пройдет… профукает, одним словом, свое счастье!»

Odin_odin:

«Злая ты, Янка! А вроде мы все на каникулах… Ты вот все пишешь, что счастлива со своим Каем, но что-то сомневаюсь! Вон как на меня набросилась. Добрее надо быть, детка!»

Iana_storm:

«А может, я тебя так подначиваю? Может, хочу, чтобы и ты счастлив был? А иначе как тебя расшевелить? Вы, парни, вообще какие-то инертные! Если мы сами не проявим внимание, вы и не догадаетесь!»

Vesnushka:

«Это точно! Ян, я уж и так и сяк Кольке нашему глазки строю, да он все не видит!»

Odin_odin:

«Мила! А ты мне глазки строишь?»

Vesnushka:

«А то! Уже всю последнюю четверть! Думала, на каникулах ты со мной… Тем более оба в городе».

Iana_storm:

«Правильно, Милочка! Давно пора ему открытым текстом! Мы и то все уже заметили, что ты к нему неровно дышишь!»

Odin_odin:

«Гм… Мила… Может, перейдем в личку? И там обсудим?»

Valeria:

«Договорятся! Ян, а ты чего не спишь? Где Кай?»

Iana_storm:

«Не поверишь, я тут одна хозяйничаю! Его срочно на работу вызвали. Аврал там какой-то! Кто-то заболел, не вышел, вот Кай и согласился подменить. Он сейчас старается заработать денег на нашу поездку в Москву».

Лера свернула страничку и набрала номер Яны.

– Так ты в одиночестве? – спросила она и плотнее закрыла дверь своей комнаты..

– Ага! Кай так хочет заработать, что же я возражать буду? А домой неохота было возвращаться.

– Ты уже там просто поселилась, – заметила Лера.

Ей не терпелось рассказать Яне о том, как они чуть не попались с Володей, когда внезапно вернулись родители, и о последующих событиях на пляже. Яна будто чувствовала настроение подруги и сам перевела разговор на тему ее взаимоотношений с Володей.

– Этот пост вообще к чему? – со смехом спросила она. – Ты уже перешла к таким ласкам, что ощущаешь окситоциновую привязанность?

– Типа того, – ответила Лера.

И, решившись, рассказала подруге все в подробностях. После того, как она закончила, Яна помолчала с минуту. Лера с тревогой ждала, что она скажет. Мнение Яны было для нее важным, они так давно дружили, что Яна будто была ее второй половинкой.

– Ну и ушлый этот твой Володя! – наконец вынесла свой вердикт Яна. – Как все у вас быстро! Ты даже меня опередила. Чем дольше мы находимся с Каем в одной квартире, тем мы спокойнее, словно привыкаем друг к другу. И уже будто брат и сестра, даже когда спим в одной постели. А ведь у нас так ничего и не было до сих пор! К тому же, если сравнить твоего Володю с ним, то Кай в разы скромнее. А твой-то лихой! И видно, опыт богатый. Хотя чему я удивляюсь? Такая большая группа фанаток. Они, думаю, на все согласны.

– Не хочу про это думать! – резко ответила Лера.

– Да ты ревнуешь! – рассмеялась Яна. – Влюбилась все-таки!

– Да, ревную, – согласилась та. – И никого никогда так не ревновала. Даже самой неприятно.

Она уже хотела рассказать Яне о медальоне, да вовремя себя остановила. Пока она сама не выяснила, что это за вещица, не стоило упоминать о ней даже подруге.

– Лера? Ты почему не спишь? – раздался голос Валентины Ивановны, и она заглянула в комнату. – Уже очень поздно.

– Ладно, пока! – быстро проговорила Яна, видимо, услышав голос Лериной мамы. – Созвонимся!

Лера закрыла телефон и спрыгнула с подоконника, на котором сидела во время разговора.

– И ноутбук у тебя включен! – строго заметила Валентина Ивановна. – Опять в Интернете пропадаешь? Кто звонил?

– Яна! – засмеялась Лера. – Решила поболтать со мной перед сном.

– А я думала, что твой дружок Володя.

И Валентина Ивановна уселась на кровать. Лера вздохнула, поняв, что мать хочет серьезно с ней поговорить. Ее даже не останавливало то, что было далеко за полночь. Лера развернула стул к маме и устроилась на нем, закинув ногу на ногу. Валентина Ивановна взяла плюшевого зайца и растерянно повертела его в руках.

– Он подарил? – уточнила она.

– Ага, – как можно более беспечно ответила Лера. – Прикольный, правда? И такой мягкий! Я уже говорила тебе. Ты забыла.

– Симпатичная игрушка, – ответила Валентина Ивановна. – И ромашки миленькие. Судя по всему этому, Володя за тобой серьезно ухаживает?

– Да мы просто пока дружим, – сказала Лера. – Ты так не волнуйся! Он же не первый парень, с которым я пытаюсь завязать отношения.

Она начала испытывать легкое неудобство. Лера любила мать, и у нее с ней всегда были доверительные отношения, но вот на интимные темы они почти никогда не разговаривали. Валентина Ивановна была женщиной, воспитанной в строгих правилах. Лера знала, что мама вышла замуж, будучи девственницей, и гордилась этим. Она не раз пыталась откровенно побеседовать с дочерью на «запретные» темы, но всегда тушевалась и уходила от предмета разговора. Лера тоже не особо стремилась обсуждать это с матерью и тем более с отцом, ей вполне хватало Яны. К тому же все нужные сведения она предпочитала черпать из Интернета.

– Ты сейчас в таком возрасте, – неуверенно начала Валентина Ивановна и замолчала.

Она снова зачем-то взяла зайца и теребила его уши. Лера улыбнулась и забрала игрушку. Она прижала ее к себе и решила облегчить матери задачу.

– Я понимаю, что тебя волнует, – спокойно проговорила Лера. – Сейчас мальчики и девочки слишком много знают, и это приводит к раскрепощенности в отношениях. Ты это хочешь мне сказать?

– Да-да, – торопливо подтвердила та. – Понимаешь ли, и мне, и твоему отцу Володя кажется слишком взрослым… для тебя. Сколько ему лет?

– Восемнадцать, я же говорила! – с удивлением ответила Лера. – Старше меня всего на два года. Это же не на двадцать! – добавила она и рассмеялась, пытаясь разрядить обстановку.

– Еще чего не хватало! – вздрогнула Валентина Ивановна.

– Мамочка! Ты не бойся, глупостей я не наделаю! Да, он мне очень нравится, но мы ведь совсем недавно начали встречаться. И даже в любви не объяснялись ни разу.

– Эта его работа в Театре Ужасов, – пробормотала Валентина Ивановна. – Что это за увлечение таким странным жанром? У нас в городе имеется отличный драматический театр, там классику в основном ставят, пьесы Островского, Чехова. Почему бы не работать там?

– Мне кажется, всему свое время, – сказала Лера. – Пока Володя играет такие роли, а дальше ему решать, какой путь избрать. Он ведь еще учится. Только второй курс закончил.

– И эти фанатки! – продолжила Валентина Ивановна.

– Мы уже это обсуждали, – напомнила Лера.

– Ну, не знаю, – вздохнула Валентина Ивановна и встала. – Но нам с папой не нравится твой выбор, так и запомни. И ложись уже спать! Понимаю, что у тебя каникулы, но не сидеть же за компьютером до утра.

– Хорошо! Спокойной ночи, мамочка!

Когда за Валентиной Ивановной закрылась дверь, Лера повернулась к ноутбуку и дернула мышкой. Программа вышла из «спящего» режима. Лера открыла свою страничку, комментарии на ее пост про гормон привязанности продолжали приходить, но сейчас ей не хотелось их читать. Однако, заметив, что только что появилось сообщение от анонима, и определив по IP номеру, что это Володя, Лера внимательно прочитала его.

Аноним:

«Дело не в гормоне. Может, все-таки чувство? У тебя написано, что мужчины не настолько сильно подвержены действию окситоцина и поэтому испытывают меньшую привязанность. Но я испытываю!»

Valeria:

«И я! Очень сильную! Я соскучилась. Почему не спишь?»

Аноним:

«Мучает пропажа одной вещи, очень для меня ценной. Ты ничего не находила? Боюсь, потерял ее на пляже. Тогда это ужасно!»

«Вот оно! – подумала Лера и напряглась. – Значит, он уже заметил исчезновение медальона. Уверена, что речь именно о нем!»

Valeria:

«То, что ты ищешь, у меня. При встрече верну. Но мне не хотелось бы здесь это обсуждать!»

Аноним:

«Правда?! Ты меня успокоила! А то я места себе не находил! Но мы говорим об одной и той же вещи?»

Valeria:

«Серебряное сердце».

Ей вдруг захотелось плакать, хотя причин не было. Но ревность к неизвестной девушке, чьи фотографию и прядь волос Володя так боялся потерять, снова уколола ее, и на этот раз намного больнее. Она даже не стала ждать ответа и закрыла свою страничку.

«Как глупо! – думала Лера, вытирая выступившие слезы. – Мне нужно откровенно поговорить с ним, все выяснить про этот медальон. Зачем так изводить себя из-за неизвестной мне истории? Может, все это яйца выеденного не стоит!»

Успокоив себя подобными рассуждениями, Лера решила, что на сегодня хватит и что «утро вечера мудренее», поэтому лучше лечь спать.

Наутро она проснулась в мрачном настроении. Родителей уже не было дома, что ее порадовало, так как не хотелось ни с кем и ни о чем разговаривать. Она знала, что отца вызвали на завод, а мать с утра собиралась в университет, несмотря на выходной, у нее были там какие-то дела. Затем она хотела заехать на рынок. Лера глянула на часы – почти одиннадцать. Она потянулась и вскочила, решив, что не будет поддаваться унынию, а проведет день в позитивном настроении. Умывшись и позавтракав, Лера набрала номер Яны. Та ответила не сразу и довольно нервно.

– Я тебя разбудила? – встревожилась Лера.

– Какое там! – взвинченно заговорила Яна. – Я уже дома! Ты только что проснулась?

– Ага! А что случилось? Почему ты не у Кая?

– Прикинь, рано утром к нему в барак заявился мой отчим и устроил самый настоящий скандал. В жизни не видела его в таком состоянии! Мы чуть не подрались. Я и так с трудом его выношу, стараюсь не общаться и не пересекаться, но чтобы он так нагло лез в мою жизнь?

– Ужас какой! А где был Кай?

– Со смены еще не вернулся! Я же тебе вчера говорила, что он кого-то подменяет. Лер, у тебя какие планы? – быстро спросила Яна.

– Вечером с Володей встречаюсь, а сейчас совершенно свободна.

– Ты бы зашла за мной, – понизив голос, попросила Яна. – Не могу больше тут оставаться! Сделай вид, что тебе что-то срочно нужно… ну, придумай что-нибудь, чтобы меня отпустили из дома. Мать мне такое устроила! В жизни не видела, чтобы она впадала в такое исступление. Она меня… даже ударила!

– Бог мой! – испугалась Лера. – Сейчас приду к вам! Они оба дома?

– Еще бы! Сегодня воскресенье. Сидят тут и меня пасут.

Лера быстро надела первое попавшееся под руку платье и выбежала из квартиры. Ее уже давно напрягала эта затянувшаяся война между Яной и ее отчимом. Три года назад ее мать вышла за него замуж, но Лера не видела ничего такого уж ужасного в этом полноватом пятидесятилетнем мужчине, добродушном на вид. Он был вдовцом, имел свой бизнес и к Яне относился очень хорошо. Но вот она возненавидела его с первого взгляда, обвиняла во всех смертных грехах и старалась как можно меньше бывать дома. А после того, как начала встречаться с Каем, она практически перебралась к тому в барак, тем более его мать отсутствовала, а младшую сестренку отправили на летние каникулы к родственнице в деревню. Леру удивляло, что Яне позволяют оставаться на ночь с парнем, но, видно, у ее матери закончилось терпение, и отчим помог вернуть беглянку домой. Что там произошло между ними, Лера могла лишь предполагать. Она очень любила Яну, всегда вставала на ее сторону и сейчас была полна решимости помочь подруге, несмотря ни на что.

Когда она переходила двор, то заметила, что Яна стоит на балконе. Увидев Леру, подруга замахала ей рукой и скрылась в комнате. Лера взбежала по ступенькам на этаж, дверь в квартиру уже была открыта, и она вошла. Из гостиной выглядывала Яна, давно Лера не видела ее в таком «боевом раскрасе» и вызывающем наряде.

– Привет! – заулыбалась Лера.

Но на ее пути уже стоял Викентий Павлович. По суровому выражению его обычно добродушного лица она поняла, что дело плохо.

– Добрый день, – вежливо поздоровалась она и поймала себя на мысли, что чуть не присела в реверансе.

Ей показалось это смешным, Лера невольно улыбнулась и сразу успокоилась.

– Добрый, – хмуро ответил он, но не сдвинулся с места.

Лера окинула взглядом его полное, почти безволосое лицо, гладкую блестящую лысину, голубые навыкате глаза, пухлые красные губы, футболку, обтягивающую большой живот, и постаралась справиться с приступом раздражения, невольно ее охватившим. Впервые в вопросе взаимоотношений с отчимом она полностью встала на сторону Яны, ясно представив, как вместо ее собственного обожаемого отца в их доме появился вот такой мужчина. Ей стало так противно, что тошнота подкатила к горлу.

– Я за Яной, – быстро сказала она. – Мы уже давно договорились, что она поможет мне кое в чем.

– И в чем? – сухо спросил Викентий Павлович. – Что-то я не заметил, что Яна спешила домой. Ты разве не знаешь, что она дни и ночи пропадает в жутком бараке этого мальчишки?

– Не ваше дело! – резко произнесла Яна.

Она вышла в коридор и ловко обогнула грузную фигуру отчима, направляясь к Лере, но тот крепко ухватил ее за локоть.

– Куда это ты направилась? – грозно поинтересовался он.

– Не трогайте! – взвизгнула Яна и попыталась вырваться. – Уберите от меня свои грязные лапы! А то я заявление в милицию напишу, что вы педофил! Тогда узнаете! Я ведь несовершеннолетняя!

– Что ты сделаешь?! – изумился Викентий Павлович. – Как ты меня назвала? Да я разве тебя хоть раз пальцем тронул? Да я все и для тебя, и для твоей матери делаю! У меня и в мыслях не было! Я всегда смотрел на тебя как на дочку.

– Ага, как же! – всхлипнула Яна. – Вижу я, как вы тут слюни распускаете!

– Ты ошибаешься! – растерянно проговорил он и отпустил ее.

Яна бросилась к Лере. Та обняла подругу за талию и прижала к себе.

– Но хоть ты ей объясни! – беспомощно проговорил Викентий Павлович, глядя на Леру. – У меня и в мыслях! Гадость какая!

Лера не успела ответить, так как из гостиной выглянула мама Яны. Она была бледна.

– Что тут происходит? – тихо спросила она. – Здравствуй, Лерочка!

– Добрый день, – растерянно улыбнулась та.

– Мама, я хочу пойти с подругой погулять, что тут такого? – вытирая слезы, начала Яна. – А этот… твой… лезет!

– Но мы же договорились, что ты сегодня будешь дома! – сухо ответила мама Яны. – Ты наказана. Ты меня чуть до инфаркта не довела.

– Это ты меня чуть до инфаркта не довела! – взвизгнула Яна и вылетела за дверь.

Лера последовала за ней. Подруги выбежали на улицу. Яна была заревана, ее густой макияж размазался, красные волосы растрепались.

– Вернись немедленно! – раздался окрик с балкона.

Но Яна даже голову не повернула.

– Пошли ко мне? – предложила Лера. – Предков дома нет.

Как только они оказались в квартире, Яна сразу бросилась в ванную. Лера ей не мешала приходить в себя. Она отправилась на кухню и поставила чайник на плиту, затем выложила в вазочки конфеты и печенье. Когда Яна вошла в кухню, Лера улыбнулась и предложила ей угощаться. Та кивнула и уселась напротив подруги. Яна полностью смыла косметику и зачесала волосы в высокий хвост. Вид у нее был хмурый и несчастный.

– Ситуация мне кажется не такой уж и трагичной, – заметила Лера и налила ей чай в кружку. – Смотри на все позитивно! Через год ты закончишь школу, поступишь… пусть и на швею, как ты хотела, а там видно будет. Все равно скоро покинешь родительский дом. Но что-то во всем этом есть неправильное!

– Что?! – агрессивно уточнила Яна и отпила чай. – Тебе этого не понять! Ты с родным отцом живешь, а не с посторонним мерзким дядькой! Ненавижу и его, и мать!

Лера промолчала. В принципе, она отлично понимала подругу, но не видела никакого разумного выхода. Яна пока на попечении родителей, самостоятельно жить ей никто не позволит, поэтому нужно пытаться приспособиться к обстоятельствам.

– Потерпеть всего-то пару лет! – после паузы заметила Лера. – Потом выйдешь замуж за Кая, снимете квартиру, как он хочет. Ради этого стоит пойти на компромисс с матерью.

– Может, мне сейчас за него выйти? – задумчиво проговорила Яна. – И переехать к нему в барак!

– Ага, и ездить оттуда в школу! – засмеялась Лера, хотя сердце сжалось от испуга.

Она знала Яну, поэтому могла предположить, что та от отчаяния пойдет на все.

– К тому же, насколько я знаю, Кай тебе пока предложения не делал! – добавила она и улыбнулась, чтобы разрядить обстановку.

– Тоже мне проблема! – хмуро ответила Яна. – Могу и сама предложить! Не просто же так он клянется мне в вечной любви.

– Так ведь вам всего по шестнадцать! – возразила Лера. – К тому же ты мне сама совсем недавно рассказывала историю боксера Антона и говорила, что нельзя проживать не свою жизнь. А ведь если ты сейчас так скоропалительно выскочишь замуж, то это будет вовсе не взрослое осознанное решение, а именно вынужденное – из-за сложных обстоятельств. И не значит ли это, что ты сразу начнешь проживать не свою жизнь? К тому же ты совсем не думаешь о Кае!

– Почему это? – с обидой спросила Яна. – Да он спит и видит те времена, когда мы будем вместе.

– Так ведь ты не работаешь! – сухо проговорила Лера. – Ты на содержании матери. А Кай тянет и мать, и сестру, надрываясь на трех работах. Ему учиться нужно. Вот уж он точно проживает не свою жизнь! А ты хочешь еще и сама ему на шею сесть. Подумай, Янка, что ты делаешь! Пока ты всего лишь идешь на поводу эмоций.

– Рассудительная ты какая! – после долгой паузы заметила Яна. – И всегда такой была! Или это книжки так на тебя влияют? Ты же много читаешь!

Лера видела, что подруга начинает успокаиваться. Она подлила ей горячего чая и пододвинула тарелочку с печеньем.

– Но ведь я права по всем пунктам, – миролюбиво заметила она.

– Согласна, – кивнула Яна. – Неохота садиться Каю на шею. Зарабатывать я пока не умею. Да и что бы я делала? Полы мыла в каком-нибудь офисе? Ну уж нет!

– Вот именно! Так что постарайся помириться с предками и просто потерпи! А Викентий не такой уж и плохой! Понимаю, что ты к нему испытываешь отвращение, но тут уж ничего не поделаешь. Говори себе, что это временно, что скоро уйдешь из дома. Да и мать пожалей! Она-то в чем виновата?

– В чем? – снова возмутилась Яна. – Забыла отца! Вышла замуж за этого урода! Да еще и в нашу квартиру его притащила, на их общую с отцом кровать положила! Легко ли это терпеть?

– Понимаю, – мягко произнесла Лера. – А если она его любит? По-настоящему? Тебе такое в голову не приходило?

– В ее-то возрасте? – усмехнулась Яна.

– Сорок лет – не так уж много, – возразила Лера. – И в семьдесят любви хочется!

– Да тебе-то откуда знать? – засмеялась Яна.

– Все из тех же книг! – с улыбкой ответила подруга. – Ты бы читала побольше! Причем русских классиков. Там много чего полезного для жизни имеется.

– Завидую я тебе, Лерка! – после паузы сказала Яна. – Твои предки всегда и во всем тебя поддерживают и понимают. А уж твой отец! Для меня он идеал мужчины.

– И для меня! – тихо ответила Лера. – Но знаешь, они оба ополчились против Володи и категорически против, чтобы я продолжала с ним общение. Вот так-то!

– Ну и времена настали! – сказала Яна. – Если уж и твои! Беда! Что делать будешь?

– То, что считаю нужным, – ответила Лера. – Володя мне очень нравится. Так что буду встречаться, несмотря ни на что.

В дверь позвонили. Девушки одновременно вздрогнули и переглянулись.

– Твои пришли! – предположила Лера и отправилась открывать.

Она не ошиблась, на пороге стоял Викентий Павлович. Но мать Яны отсутствовала.

– Проходите, – хмуро проговорила Лера.

Он торопливо двинулся в гостиную и уселся на диван.

– Чаю? – тоном гостеприимной хозяйки предложила Лера.

– Нет, но спасибо, – ответил он и вытянул шею, так как в дверь заглянула Яна.

– Иди сюда! – позвала Лера.

Она решила немедленно и во что бы то ни стало постараться найти какой-то компромисс. Ситуация уже давно напрягала, а Лера прочитала в одной из книг по психологии, что если имеется проблема, то оттягивать ее решение не стоит, так как она будет постоянно создавать напряжение и это в любой момент может закончиться взрывом. Что сейчас и произошло.

Яна молча зашла и заняла место в кресле подальше от отчима. Лера устроилась на стуле между ними.

– Маме плохо, – тихо проговорил Викентий Павлович. – У нее еще вчера сердце прихватило, поэтому я за тобой и поехал.

– Удобная позиция, – зло проговорила Яна. – Чуть что – сразу сердце!

– Ты не права! – быстро сказала Лера и развернулась в сторону Викентия Павловича. – Вы ведь не бедный человек? – задала она неожиданный вопрос.

– Обеспеченный, – растерянно ответил он.

– И у вас имеется своя квартира? – продолжила Лера.

Яна удивленно на нее глянула, не понимая, куда она клонит.

– Имеется, – подтвердил он. – Но там сейчас моя родственница с дочкой живет. Она оказалась в стесненных обстоятельствах… А что?

– Просто я считаю, что все это не может так продолжаться, – ответила она. – Извините, что лезу не в свое дело, но Яна моя подруга, я люблю ее и не дам в обиду. И я больше не могу видеть, как она мучается из-за вас.

– Ничего я не мучаюсь! – мрачно сказала Яна. – Просто хочу, чтобы его не было!

Викентий Павлович моргнул, его лицо приняло беспомощное выражение. Он так сильно вспотел, что капельки струились по его лбу и падали на нос и щеки.

– Лично я вижу простой выход, – начала Лера. – Почему бы вам не снять квартиру для Яны? Можно ведь найти где-нибудь рядом, даже в нашем дворе! И пусть она живет отдельно, а мама будет ее навещать хоть каждый день, да и ночевать оставаться.

– Супер! – обрадовалась Яна. – Было бы здорово!

– Вы же можете себе это позволить? – уточнила Лера, глядя в упор на Викентия Павловича. – И тогда все успокоятся.

– Но как же… девочка одна… – растерянно проговорил он. – А кто же обеды, ужины, постирать…

– Я вообще-то и сама все это делать умею! – заметила Яна.

Ее лицо посветлело. Такой выход ей явно нравился. Она уже мечтала, как обустроится в новой квартире и приведет туда Кая.

Викентий Павлович встал.

– Я подумаю, – сказал он. – И спасибо, что выслушали! Яна, когда ты домой собираешься? Что мне матери сказать?

– У Леры побуду и приду, – быстро ответила Яна. – А вы пока подумайте. А то и вам наверняка несладко.

Перспектива разъезда с этим ненавистным ей человеком сделала Яну приветливой. Она даже смогла улыбнуться отчиму. Он моргнул, залился краской и улыбнулся в ответ.

Лера проводила его и вернулась в гостиную.

– Это ты отлично придумала! – с воодушевлением проговорила Яна. – А то ведь так и до смертоубийства дошли бы. Я сама не понимаю, что на меня находит, когда я его вижу. Придушить готова! А ведь это изо дня в день!

– Может, и правда снимут для тебя квартиру, – ответила Лера. – Ты успокоилась?

– Да, мне уже намного лучше! Может, на пляж сгоняем? Домой сейчас все равно не пойду. Ты с Володькой во сколько встречаешься?

– Спектакль закончится в девять, – ответила Лера. – Буду ждать его в скверике неподалеку от театра, так что время есть. К тому же я тоже хочу уйти из дома. Скоро мама должна приехать с рынка, боюсь, опять начнет пилить по поводу Володи.

Девушки решили выйти вместе. Лера быстро собрала пляжную сумку, и они покинули квартиру.

– Могу тебя на лавочке подождать, – сказала Лера. – Ты же быстро? Краситься ведь не надо.

– Нет уж! Пошли со мной! – упрямо проговорила Яна. – Тогда ко мне точно никто с разговорами приставать не будет.

Она открыла дверь своим ключом. Лера осталась ждать подругу в коридоре. Но как только она устроилась в кресле, появился Викентий Павлович. Он выглядел успокоившимся и серьезным.

– Мы на пляж, – сообщила Лера.

– Вы так тихо вошли, что я даже не услышал, – сказал он и остановился напротив нее, привалившись спиной к шкафу. – Янина мама выпила снотворное и совсем недавно крепко уснула. Я с ней еще не говорил о твоем предложении. Но чем больше думаю над ним, тем отчетливее понимаю, что это единственно правильный выход. Мы все измучились за эти три года, нам действительно необходимо просто разъехаться, но чтобы девочка не осталась без присмотра… Лучше, если наши квартиры будут максимально близко.

– Еще бы! – закивала Лера. – Янке вообще-то еще в школе год учиться. Не отправите же вы ее в другой район? Да и ребята здесь все свои… я имею в виду во дворе. Мы же обе здесь родились и выросли.

– Я тоже об этом думаю, – тихо ответил он. – И знаешь… мне кажется… Для Яночки будет большим стрессом переезд на новое место жительства. Тем более она так юна!

У Леры рвалось с языка, что еще больший стресс для нее совместное проживание с отчимом, но она сдержалась, решив выслушать его до конца.

– Наверное, будет правильнее всего, чтобы она осталась в этой квартире, – после паузы продолжил он.

Лера заметила, как лицо Викентия Павловича начало покрываться красными пятнами. Видимо, этот разговор давался ему с трудом. Но он вообще производил впечатление крайне инертного и домашнего человека и, по всей видимости, не любил каких-либо перемен и потрясений. И Леру удивляло, что у него при таком характере хорошо шли дела в бизнесе. Викентий Павлович, словно услышав ее мысли, сказал:

– Я руковожу отлично налаженным семейным делом. Еще мой отец начал его, а я продолжаю. Но тебе такие подробности навряд ли интересны. Я это к тому, что вполне могу позволить купить хорошую квартиру для нас, а Яночке пусть эта остается. Надо и о будущем подумать, девочка растет быстро.

– Вот это да! – восхитилась Лера. – Вот это мудро!

– Мы могли бы поселиться с ее мамой где-нибудь неподалеку, – продолжил он.

Его лицо посветлело, в глазах засветилась какая-то детская доброта. Лера впервые увидела в этом человека что-то приятное. Она подумала, что всегда воспринимала его через призму отношения подруги, но на самом деле Викентий Павлович может оказаться совсем уж не таким плохим, как постоянно твердила ей Яна.

В этот момент в коридор выпорхнула подруга. Она была в коротких белых шортах и майке и по-прежнему без косметики. Увидев отчима, замерла. Но видно было, что она пытается бороться со своими негативными чувствами, она даже улыбнулась ему.

– Мы пошли? – спросила Лера и встала.

– Конечно, – ответил он.

– Пока! – бросила Яна и открыла дверь, но задержалась и глянула на Викентия Павловича. – Вы успокойте маму, когда она проснется, – мягко проговорила она. – Скажите, что я не буду задерживаться и вернусь домой вовремя.

– Хорошо! – обрадовался он. – Скажу обязательно! Вот и славно!

На улице Лера передала Яне слова Викентия Павловича насчет покупки квартиры. Яна даже остановилась и смотрела на подругу во все глаза, словно не верила услышанному. Затем она завизжала и начала подпрыгивать, повторяя:

– Я буду жить одна! И в моей любимой комнате! Мне не нужно будет никуда переезжать! Ура! И мама будет неподалеку!

– И будет приходить к тебе каждый день! – добавила Лера и обняла подругу, которая бросилась к ней на шею.

– И оставаться со мной на ночь, – прошептала Яна. – Хотя бы иногда! Знаешь, если он действительно сделает это для меня, то я готова все ему простить!

– Давно пора! – с улыбкой ответила Лера.

Они взялись за руки и направились на остановку маршрутки.