Прочитайте онлайн На странных берегах | Часть 7

Читать книгу На странных берегах
4616+1568
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

7

Хотя над головой, запутавшись в снастях, болтались обломки рей и рангоута, палуба корвета была безупречно чиста, фалы свернуты в безукоризненные спирали, а не брошены как попало (именно так это обычно было на «Дженни»). Правда, Шэнди не слишком смотрел себе под ноги, поскольку все время задирал голову, стараясь не капать кровью на светлые, с песком продраенные дубовые доски палубы. Его нос кровоточил не переставая с момента залпа корвета. Вся левая сторона головы просто разламывалась от боли и до нее нельзя было дотронуться. Шэнди решил, что ядро попало в пушку, у которой он стоял, и та, отскочив, ударила его по виску.

Вместе с десятью другими относительно не пострадавшими членами экипажа он стоял теперь позади барабана кабестана, стараясь не слышать стоны и крики тяжело раненных пиратов, оставленных на борту «Дженни».

Матросы корвета, выстроившиеся вдоль бортов, держа пиратов под прицелом, были одеты в узкие серые куртки, полосатые штаны и кожаные шапки. И эта простая одежда делала яркие облачения пиратов, вымазанные сажей и смолой, смешными. Искоса поглядывая на моряков, Шэнди заметил, что в выражениях их лиц кроме презрения и гнева крылось еще нечто, и это не придало ему уверенности в себе. В их взглядах сквозило любопытство к людям, которые, хотя сейчас живы и дышат, очень скоро перестанут дышать в тугой петле палача.

Хотя «Кармайкл» и казался теперь лишь далекой пирамидой парусов на горизонте, капитан корвета все же приказал спустить шлюпку; глядя в подзорную трубу со своего места на полуюте, он засмеялся:

— Черт подери, Хендрикс оказался прав! Кто-то из этих подонков и впрямь свалился за борт! Мои ребята выловили его. — Он повернулся и оглядел пленников с жесткой ухмылкой. — Похоже, один из ваших приятелей не вынес разлуки и решил составить вам компанию.

На мгновение эта новость озадачила Шэнди. Потом он решил, что это, должно быть, Бет, которой удалось воспользоваться неизбежной сумятицей во время боя и которая предпочла прыгнуть за борт, лишь бы сбежать от пиратов и своего безумного отца. Он надеялся, что так оно и случилось. Тогда для них обоих закончится наконец вся эта ужасная эскапада. Дэвис, Тэтч Черная Борода, Харвуд, Френд — все они могут отправляться во Флориду или хоть к черту на рога, его это нисколько не заботило.

Это напомнило ему, что пора бы уже перестать безвольно озираться по сторонам, поминутно ощупывая языком пустоту на месте одного из зубов, и объявить капитану, кто он такой и как оказался на борту шлюпа.

Он набрал в грудь воздуха, заставил себя поднять глаза и, умоляюще протянув руки, сделал шаг вперед: это чуть не стоило ему жизни, поскольку один из матросов тут же выстрелил в него.

Шэнди слышал звук выстрела и почувствовал, как пролетела над ухом пуля. Он рухнул на колени, не опустив руки.

— О господи! — завопил он. — Не стреляйте, я же ничего не сделал!

— Черт бы тебя побрал! — заорал капитан, внимание которого привлек выстрел. — Эй ты, марш на место, к своим приятелям!

— Они вовсе мне не приятели, капитан! — откликнулся Шэнди, осторожно поднимаясь и стараясь сохранить видимость спокойствия. — Меня зовут Дже... Джон Шанданьяк. Я был пассажиром на борту «Громогласного Кармайкла», когда его взял на абордаж Фил Дэвис со своими людьми. Во время этого... этой стычки я ранил Дэвиса, поэтому вместо того, чтобы отпустить на лодке вместе с экипажем, меня под страхом смерти вынудили присоединиться к пиратам. Они также принудили остаться на борту другого пассажира — Элизабет Харвуд, и как я подозреваю, именно она прыгнула за борт «Кармайкла». — Невольно оглянувшись на своих недавних товарищей, Шэнди прочитал в их глазах не только презрение, но и ненависть и, поворачиваясь к капитану, быстро добавил: — Я понимаю, понадобится время, чтобы проверить мой рассказ, но я прошу вас содержать меня где-нибудь отдельно от остальных... Хотя бы просто для того, чтобы я остался жив и мог выступить свидетелем на суде над Филом Дэвисом.

Капитан перегнулся через перила полуюта и, прищурившись, посмотрел на Шэнди в упор.

— Дэвис? — Он перевел взгляд на пиратов, толпившихся вокруг кабестана, затем глянул в сторону «Дженни». — Он здесь? Ранен?

— Нет, — ответил Шэнди и кивнул в сторону удаляющегося корабля. — Он на «Кармайкле».

— А-а-а, — протянул капитан. — Тогда суд над ним будет еще не скоро. — Он мигнул и посмотрел вниз на Шэнди. — Пассажир с «Кармайкла», которого заставили присоединиться к пиратам? Что ж, тогда вам приятно — или не очень — будет узнать, что мы можем немедленно проверить ваш рассказ. Мы только в пятницу покинули Кингстон, а «Кармайкл» был захвачен месяц назад, так что наши текущие бюллетени должны упомянуть об этом. — Он повернулся к стоящему рядом мичману. — Принесите, пожалуйста, журнал с рапортами, мистер Нурс.

— Есть, сэр. — И юноша быстро спустился по трапу и исчез в каюте.

— Для подневольного ты слишком хорошо обращался с пушкой, — прошипел за спиной Скэнк. — Предатель, сукин сын! — сплюнул он.

Кровь прилила к лицу Шэнди. Ему вдруг вспомнился тот день, когда Скэнк спас его от Бонни — была ли попытка того использовать колдовство действительной или нет. Его так и подмывало напомнить Скэнку, при каких обстоятельствах три с лишним недели назад его захватили на борту «Кармайкла», но он подавил в себе это желание и лишь негромко попросил ближайшего моряка:

— Можно мне немного отойти?

— Ладно, — сказал матрос, — только медленно.

Шэнди отодвинулся в сторонку, слыша, как за спиной пираты угрюмо обсуждают: трус ли он по своей предательской натуре или просто по необходимости. Обернувшись к морю, он посмотрел на возвращающиеся шлюпки и, щурясь от бликов солнца на мокрых веслах, попробовал разглядеть, действительно ли там Бет Харвуд или кто-то еще.

Капитан опустил подзорную трубу и сухо заметил:

— Того, кто там находится, наверняка зовут не Элизабет.

«Черт возьми, — с досадой подумал Шэнди, — так она все еще с ними. Ну какого же дьявола она не додумалась прыгнуть за борт? Что ж, это теперь не мое дело. Пусть теперь этот капитан или кто-нибудь другой отправляется на поиски и спасает ее. Лично я отправляюсь на Гаити. К тому же, может, Френд и ее отец ничего плохого против нее и не замышляют».

Он невесело улыбнулся собственной наивности и припомнил один за другим все рассказы, слышанные о Черной Бороде. Как-то раз тому взбрело в голову устроить самодельную преисподнюю. Он загнал весь экипаж в трюм, подпалил горшки с серой и никому не давал выбраться под дулом пистолета до тех пор, пока половина команды не потеряла сознание от удушья. Но даже тогда он самым последним поднялся на палубу подышать свежим воздухом. И хотя эта дурацкая выходка рассматривалась как очередная варварская шутка, но ритуальный характер события кое-кто все-таки подметил; один бокор спьяну намекнул, что это было необходимым возобновлением статуса Черной Бороды как хунзи канцо и что обряд прошел не вполне успешно, поскольку никто из экипажа не умер. Шэнди припомнились слухи о его связях с одним из самых ужасных лоа — по имени Барон Суббота, чьими владениями были кладбища и чьим секретным дрогу являлся тлеющий огонь. Именно поэтому Черная Борода всегда вплетал в свои космы и бороду тлеющие фитили перед тем, как вступить в сражение. И еще Шэнди припомнил о внешне безумных, но вполне объяснимых с точки зрения магии ритуалах бракосочетания, которым Черная Борода подвергал любую несчастную женщину, попадавшую ему в когти. И Шэнди подумал о бесполезном мужестве Бет и о ее жизнерадостной натуре, обнаружившейся лишь на какие-нибудь полчаса на полуюте «Кармайкла» три недели назад.

Появился мичман Нурс с переплетенным журналом и подошел к капитану.

— Спасибо, мистер Нурс. — Капитан сунул подзорную трубу под мышку и взял том. Пару минут он сосредоточенно листал страницы, а затем уже с меньшей суровостью снова глянул на Шэнди.

— Здесь действительно упоминается Джон Шанданьяк, которого насильно рекрутировали пираты. — Он перелистнул страницу. — Где и когда вы поднялись на борт «Кармайкла»?

— Утром третьего июня в доке компании «Бэдсфорд» в Бристоле.

— И... минуточку... с каким кораблем вы шли вместе через пролив Святого Георгия?

— С «Мершоном». Они повернули на север за мысом Бизани, а направлялись к островам Аран и Галоуэю.

Какое-то время капитан стоял, опустив журнал, и молча смотрел на стоявшего перед ним Шэнди.

— Гм, — сказал он и, вернувшись к странице, которую просматривал перед этим, заметил: — Верно, и экипаж «Кармайкла» упоминает также нападение Шанданьяка на Дэвиса... Это выглядит очень смелым поступком.

— Ха, — презрительно сплюнул Скэнк. — Напал внезапно. Дэвис, тот даже и не видел его.

— Спасибо, молодой человек, — поблагодарил капитан Скэнка с ледяной улыбкой. — Ваши слова великолепно подтверждают сделанное заявление. Мистер Шанданьяк, вы можете перейти от этих негодяев сюда, на мостик.

Шэнди облегченно вздохнул и расслабился. Он только теперь почувствовал, что, не осознавая того, все эти недели пребывал в напряжении, живя среди людей, для которых дикарское насилие было обыденным явлением. Он пересек палубу и взобрался по трапу на мостик. Стоявшие там офицеры потеснились, с нескрываемым любопытством разглядывая его.

— Вот, — сказал капитан, протягивая ему подзорную трубу, — взгляните, не могли бы вы опознать нашего пловца?

Шэнди бросил взгляд на шлюпку, приближающуюся к кораблю, взлетая вверх и вниз на голубой волне, и ему даже не понадобилась труба.

— Это Дэвис, — тихо произнес он.

Капитан вновь обратился к юному мичману.

— Не спускайте глаз с пленных, мистер Нурс, — приказал он, кивая в сторону унылой кучки пиратов подле кабестана. — Дэвиса же пришлете в кают-компанию. Мистер Шанданьяк, мне понадобится ваше присутствие в качестве свидетеля.

«О боже!» — подумал Шэнди.

— Хорошо, капитан.

Капитан направился было к лестнице, но остановился:

— Есть еще время, мистер Шанданьяк, пока пленника не поднимут на борт. Боцман покажет, где можно получить одежду, если вы хотите избавиться от своего... м-мм... наряда.

— Благодарю вас, капитан, я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением.

Среди королевских офицеров в синей форме, сверкающих медных пуговиц и эполет Шанданьяк действительно начинал чувствовать себя клоуном в своих красных штанах и расшитом золотом поясе, хотя подобный костюм там, на острове, был в порядке вещей. Издалека до него донесся презрительный смешок Скэнка.

Позже, чувствуя себя куда более цивилизованно в клетчатой рубашке, парусиновых штанах, серых шерстяных чулках и башмаках, Шанданьяк сидел у длинного стола в кают-компании и задумчиво смотрел в окно на корме, которое было слишком велико, чтобы называться иллюминатором; одна створка с мелкими стеклами в свинцовой оправе была распахнута, чтобы дать доступ теплому ветру. Он размышлял над тем, чем займется после того, как разберется с дядей. Вернуться в Англию и вновь наняться бухгалтером? Он с сомнением покачал головой. Англия теперь казалась такой далекой и холодной.

И тут ему в голову пришла мысль, которая немного успокоила мучившее его чувство вины, не оставлявшее его с того самого момента, как он опознал пленника в шлюпке. Теперь Шэнди знал, чем он займется: он приложит все усилия, чтобы скорейшим образом арестовали, осудили и посадили в тюрьму его дядюшку, после чего воспользуется, без сомнения, значительными средствами, которые перейдут к нему, чтобы вызволить Бет Харвуд. Ему казалось вполне реальным нанять судно какого-нибудь знающего Карибское море капитана с жадной до добычи командой...

За переборкой послышался топот ног, дверь открылась, и два офицера ввели Фила Дэвиса. Руки предводителя пиратов были связаны за спиной, а вся левая сторона мокрой от соленой воды рубашки пропиталась кровью. Лицо, наполовину скрытое спутанными мокрыми волосами, было бледным и осунувшимся более обычного. Однако он сохранял на лице невозмутимую улыбку, усаживаясь на стул, а когда заметил Шэнди, то подмигнул ему:

— Ну что, обратно в витрину водворился, а?

— Похоже, — ровно ответил Шэнди.

— И никаких щербинок? Краска не облупилась?

Шэнди не ответил. Сопровождавшие пленника офицеры уселись с двух сторон от Дэвиса.

Дверь вновь отворилась, и появились капитан с мичманом. Мистер Нурс, несший перо, чернильницу и бумагу, сел рядом с Шэнди, а капитан тяжеловесно опустился в кресло напротив Дэвиса. У каждого был пистолет и кортик.

— Укажите в протоколе, мистер Нурс, — сказал капитан, — что во вторник 26 июня 1718 года мы извлекли из моря пиратского капитана Филипа Дэвиса, который упал за борт захваченного корабля «Громогласный Кармайкл» как следствие выстрела в спину одним из его приспешников.

— Всего лишь навсего задело плечо, — сказал Дэвис, обращаясь к Шэнди. — Сдается мне, что это был тот толстяк, Френд.

— С какой стати Френду вдруг вздумалось в тебя стрелять? — изумился Шэнди.

— «Дженни» сопровождала «Кармайкл», — ответил Дэвис, и видно было, какого напряжения ему стоили эти слова, — лишь для того, чтобы отвлечь на себя огонь в случае опасности... чтобы сам «Кармайкл» мог добраться до цели без всяких препятствий. Ходж это знал, но мне показалось, что если развернуть «Кармайкл» еще разок и врезать по этим сволочам, то мы все могли бы унести ноги. Френд дьявольски обозлился еще во время первого маневра... Так что когда я начал отдавать команды о втором залпе... верно, в этом я отступал от данного мне наказа... пуля сшибла меня.

Дэвис было засмеялся, но поморщился и только криво усмехнулся:

— Хорошо еще, дух-покровитель поддержал меня вовремя... иначе пуля могла запросто перебить мне хребет.

Испарина покрыла его лицо.

Шэнди горестно покачал головой.

— Нет чести между ворами, вот так-то, — заметил капитан. — Филип Дэвис, тебя отвезут в Кингстон для суда за многие преступления, включая недавнее злодеяние — убийство Артура Чаворта, законного капитана «Громогласного Кармайкла». — Капитан прокашлялся. — Желаешь ли ты сделать какое-нибудь заявление?

Дэвис подался вперед и, осклабившись, взглянул на капитана.

— Уилсон, не так ли? — сказал он хрипло. — А, точно, Сэм Уилсон, собственной персоной. Я тебя узнал. Что, заявление для суда? — Он оценивающе прищурился, глядя на капитана. — Нет, благодарю. Однако скажи мне, Сэм. — Дэвис взял себя в руки и выпрямился. — Правда ли то, что Панда Бичер рассказывает про тебя?

Уилсон сжал побелевшие губы, его взгляд встревоженно обежал лица присутствующих офицеров, затем быстрым движением поднялся, выхватил пистолет, взвел курок и прицелился. В тот же момент Шэнди вскочил на ноги и, перегнувшись через стол, успел отбить дуло пистолета в сторону, когда капитан спустил курок.

От грохота выстрела у него вновь зазвенело в ушах, однако он все же расслышал крик капитана:

— Черт бы тебя побрал, Шанданьяк! За одно это ты заслуживаешь ареста! Нурс, дайте мне свой пистолет!

Шэнди глянул на Дэвиса, который напрягся, но не выказал испуга, а затем на Нурса. Юный мичман в ужасе затряс головой.

— Это будет убийство, если вы его застрелите, капитан, — пронзительным голосом запротестовал он. — Он должен предстать перед судом! Если мы...

Капитан Уилсон грязно выругался, и хотя Нурс и Шэнди предостерегающе вскрикнули почти одновременно, перегнулся через стол, вырвал пистолет у одного из сидевших рядом с Дэвисом оцепеневших офицеров, отступил на шаг, чтобы никто не мог ему помешать, поднял пистолет...

...Дэвис невозмутимо сидел, презрительно усмехаясь...

Чувствуя дурноту от страха, Шэнди рванулся вперед, выхватил из-за пояса Нурса его пистолет и выстрелил в капитана.

Два выстрела слились воедино, но в то время, как капитан Уилсон промахнулся и ранил в руку офицера, сидевшего справа от предводителя пиратов, пуля Шэнди отбросила капитана к переборке, пробив горло, из которого фонтанчиком брызнула кровь.

Звон в голове казался нескончаемым, секунда, казалось, длилась целую вечность. Словно во сне, Шэнди медленно повернул голову и увидел изумленные лица четырех человек в каюте. Самым удивленным из всех казался Дэвис.

— Иисус на кресте, парень! — воскликнул он. Облегчение на его лице сменилось ужасом. — Ты хоть понимаешь, что натворил?

— Спас тебе жизнь — наверное, — выдохнул Шэнди, который отчего-то никак не мог глубоко вздохнуть. — Как будем теперь выбираться отсюда?

Раненый офицер отбросил стул и попытался достать свой пистолет здоровой рукой, Шэнди шагнул к нему и, почти не осознавая, что делает, ударил его по виску рукоятью зажатого в руке пистолета. Тот мешком повалился на пол. Шэнди отшвырнул свой разряженный пистолет и вырвал оружие из-за пояса упавшего офицера, а другой рукой вытянул кортик из ножен. Выпрямившись, Шэнди в два шага пересек каюту и задвинул засов на двери.

— Вы двое, — велел он, оборачиваясь к мичману и офицеру, чей пистолет отобрал капитан. — Положите кортики на стол и встаньте к задней переборке. — Дэвис, вставай же, черт побери, и повернись ко мне спиной. — Дэвис подчинился, хотя боль заставила его зажмуриться и оскалить зубы. Держа под прицелом офицеров, Шэнди кортиком поддел веревочную петлю на руках Дэвиса и рванул. Тот пошатнулся, но устоял на ногах. Веревки упали как раз в тот момент, когда кто-то принялся стучать в дверь.

— Все ли в порядке, капитан? — крикнул кто-то из-за двери. — Кого застрелили?

Шэнди посмотрел на Нурса, угрожающе наводя на того дуло оружия.

— Скажите им... скажите, что Дэвис оглушил капитана и был застрелен, — приказал он тихо. — И пусть пришлют хирурга.

Нурс громко повторил все, что приказал Шэнди. Невольная дрожь в голосе придала его словам искренность.

Дэвис жестом остановил Шэнди.

— А пленных пиратов, — прошептал он, — пусть переведут вперед, на полубак.

Нурс передал и это, матрос за дверью ответил, что все понял, и заторопился прочь.

— А теперь, — повторил с отчаянием Шэнди, — теперь как нам выбираться отсюда? — Он глянул на море за кормой, искушаемый непреодолимым желанием выпрыгнуть прямо в окно и отдаться на волю волн. Бедняжка «Дженни» казалась безнадежно недосягаемой.

Худощавое лицо Дэвиса слегка порозовело, и он вновь повеселел.

— А хирурга-то зачем? — спросил он, ухмыляясь. Шэнди пожал плечами:

— Разве иначе история не показалась бы неправдоподобной?

— Может, и так. — Дэвис пригладил пятерней влажные седеющие волосы. — Что ж, если только королевский флот сильно не изменился с моих времен, то пороховой погреб прямо под нами. — Он бросил взгляд на Нурса. — Верно, дружок?

— На такие вопросы я отвечать не стану, — с дрожью в голосе заявил Нурс.

Дэвис подобрал один из кортиков со стола и, приблизившись к Нурсу, легонько кольнул в живот:

— Ты проведешь меня туда, иначе пожалеешь. Меня зовут Филип Дэвис, не забыл еще?

Нурс наверняка слышал многочисленные рассказы об этом пирате, потому что, понурившись, он тут же пробормотал:

— Хорошо... если только дадите мне слово, что не тронете ни меня, ни корабль.

Дэвис уставился на него.

— Даю честное слово, — мягко сказал он и повернулся к Шэнди: — За этой дверью каюта капитана. Возьми одеяла и заверни в них старину Уилсона вместе с кортиками и прочим оружием, какое сможешь найти. Потом ты и этот парень, — он кивнул в сторону второго офицера, — перенесете труп туда, где находится пленная команда с «Дженни». Скажете, что это мой труп. Все поняли? Хорошо, теперь, когда пороховой погреб взорвется — а уж взрыв будет отличный, в запасе у меня есть парочка заклинаний, — так вот, когда погреб взорвется, я вылезу из переднего люка на носу с оружием. Тут ты достаешь оружие для остальных, и мы прорываемся к шлюпу. Если же я не появлюсь сразу после взрыва, не теряйте время, дожидаясь меня.

Нурс, разинув рот, уставился на Дэвиса.

— Вы... — заикаясь начал он, — вы же дали мне слово.

Дэвис расхохотался:

— Вот теперь ты видишь, чего оно стоит. Но слушай, ты, веди меня к погребу, или я отрежу тебе уши и засуну в глотку. Мне уже случалось так укрощать упрямцев.

Нурс опустил взгляд, и опять у Шэнди создалось впечатление, будто мичману припомнилась еще одна история про проделки Дэвиса. Как же так случилось, с ужасом спросил себя Шэнди, что я на стороне этого монстра?

Через пару минут все было готово. Шэнди с офицером закатали капитана в одеяла, спрятав под ними кортики и пару обнаруженных в каюте капитана роскошных дуэльных пистолетов. Шэнди под полой куртки держал заряженный пистолет, направив его на офицера. Дэвис с трудом натягивал на себя куртку оглушенного офицера, когда ктото постучал в дверь.

Шэнди от неожиданности вздрогнул, чуть не выронив пистолет.

— Ага, прибыл хирург, — напряженным шепотом сказал Дэвис. Он встал за дверным косяком и кортиком махнул в сторону двери. — Впусти его, — приказал он Нурсу.

Нурса дрожь била еще сильнее, чем Шэнди, и он в отчаянии закатил глаза, отодвигая засов.

— Мы перенесли капитана в каюту, — невнятно пробормотал он, впуская хирурга.

Словно заученный номер, который долго репетировали, оба проделали все быстро и четко: Дэвис вышел из-за двери и ударил старика-доктора по голове рукоятью кортика, а Нурс подхватил падающее тело под руки.

— Замечательно, — удовлетворенно подытожил Дэвис, — теперь вперед!