Прочитайте онлайн На странных берегах | Часть 29

Читать книгу На странных берегах
4616+1419
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

29

То, что наступала рождественская ночь, только подчеркивало всю экзотичность этой земли: от привычных домашних запахов теплого пунша, жареной индейки и сливового пудинга гости лишь острее осознавали странность пряных ароматов, приносимых морским бризом из джунглей. Желтый свет ламп и скрипичная музыка, струившиеся из окон, тут же поглощались тьмой и пальмами, которые раскачивались, шурша и потрескивая под теплым тропическим ветерком. В пышных нарядах, сшитых по последней моде Старого Света, гости чувствовали себя здесь неловко и напряженно, и потому смех звучал натянуто, а остроумие казалось искусственным.

Однако на званый вечер Джошуа Хикса народу прибыло много. До всех дошли слухи, что сам Эдмунд Морсилла будет на приеме, и большинство денежных мешков Ямайки лишь из-за этого соизволили принять приглашение.

Хозяина дома прямо-таки переполняла радость, что вечер удался. Он мелькал то в одном конце бального зала, то в другом, целуя ручки дамам, следя за тем, чтобы бокалы не пустели, смеясь остротам. Хикс озабоченно озирался по сторонам, поправлял одежду и нервно оглаживал ухоженную бородку.

К восьми часам перед домом выстроилась целая очередь экипажей прибывших гостей. Себастьян Шанданьяк оказался не в состоянии приветствовать каждого гостя лично — хотя он и постарался лично встретить Эдмунда Морсиллу, пожать его огромную руку. Вот так и получилось, что один из гостей проник в дом, никем не замеченный. Он прошел к столу, где уже стояла огромная хрустальная пуншевая чаша. Его внешность не привлекла ничьего внимания. Ведь откуда приглашенным гостям было знать, что его парик, шпага и бархатный кафтан были приобретены лишь сегодня в полдень на пиратское золото. Правда, он ходил с морской раскачкой, чего едва ли можно было ожидать от элегантно одетого джентльмена, и может быть, его рука в лайковой перчатке слишком часто ложилась на эфес шпаги. Но здесь в конце концов был Новый Свет, и многим вдали от дома приходилось приобретать странные привычки. Слуга, разливавший пунш, подал ему полный бокал, не проявив к нему интереса.

Шэнди взял бокал и сделал глоток, неторопливо оглядывая зал. Определенного плана у него пока не было. Он собирался выяснить, кто из собравшихся является Джошуа Хиксом, отвести того куда-нибудь в сторонку и заставить сказать, где находится Бет Харвуд, освободить ее, объяснить ей ситуацию, а затем уже попытаться выбраться с острова.

Горячий пунш, кислый от лимона и пряный от корицы, напомнил Шэнди рождественские вечера его юности, когда они с отцом торопились с покупками по заснеженным улицам какого-либо города Европы, куда закидывала их судьба, в гостиничный номер, где отец принимался готовить рождественский ужин и выпивку у огня, отражавшегося многочисленными искорками в стеклянных глазах развешанных по стенам марионеток. Эти воспоминания не были особенно приятны, поэтому Шэнди прогнал их и заставил себя сосредоточиться на происходящем.

На убранство дома была затрачена уйма денег. Некоторым образом и сам имевший отношение к импорту и экспорту, Шэнди представлял, насколько дорого и трудно было переправить из Европы все эти гигантские картины в позолоченных рамах, эти хрустальные канделябры, всю эту мебель. В зале не было ни одной вещи местного производства, и судя по запахам, просачивающимся из кухни, даже еда была чисто английская. Это меню не было особенно привлекательно для Шэнди, который успел полюбить мясо зеленых черепах, корни маниоки и салмагунди.

 Один из слуг Хикса появился в дверях и, повысив голос, торжественно объявил:

— Уважаемые дамы и господа, прошу в столовую, обед будет сию минуту подан.

Гости начали допивать вино и продвигаться к дверям, ведущим в столовую. Зал наполнился шарканьем и нестройным гулом восклицаний. Шэнди, продолжая улыбаться, позволил толпе увлечь себя к столовой. Однако он нервничал, поскольку понимал, что стоит только всем рассесться по местам, как станет ясно, что он здесь лишний и никто его не приглашал. И куда же, черт побери, подевался этот Хикс? Шэнди огляделся, надеясь найти какогонибудь толстячка посолиднее, которому он мог бы украдкой поставить подножку и тем самым отвлечь общее внимание.

И в тот самый момент, когда он уже наметил подходящую кандидатуру — старого толстяка, разодетого в красный бархат с кружевными оборками, которого запросто можно было усадить в чашу с пуншем, всеобщее внимание привлекла толкотня в другом конце зала.

В дверь вошли четверо. Один из них, человек с аккуратной бородкой, большую часть времени находился к Шэнди спиной: похоже, это и был разыскиваемый им хозяин, поскольку он энергично размахивал руками и протестовал по какому-то поводу. Подле него высился грузный гигант, явно забавлявшийся происходящим, попыхивая тонкой черной сигарой. Одет он был элегантно, но парик не носил, что было тем более странно, так как он был абсолютно лыс. А позади них в дверях виднелись два офицера британского флота.

— Ради вашей собственной безопасности и безопасности ваших гостей, — донеслось до Шэнди.

И человек, которого Шэнди принял за Хикса, уступил. Он пожал плечами и пропустил военных. Стараясь держаться как можно естественнее, Шэнди отступил назад, укрываясь за широкой спиной толстяка в красном бархате, на всякий случай держась поближе к окну.

Лысый великан посторонился, пропуская офицеров. По его лицу скользнула такая хитрая знающая улыбка, что Шэнди насторожился. Ему показалось, что он где-то уже видел этого человека, трепетал перед ним, хотя моложавое лицо гостя ему было незнакомо.

Но времени на раздумье у него не оставалось. Ближайший морской офицер уже объявлял зычным голосом:

— Я — лейтенант Маккинли. Мы не отнимем у вас много времени. Мы только хотим предупредить вас, что сегодня был схвачен и вскоре бежал из-под ареста известный пират по имени Джек Шэнди. Где он скрывается, в настоящий момент неизвестно.

Это заявление вызвало всеобщий интерес. Даже сквозь пронизавший его испуг Шэнди успел заметить, что лысый гигант при этих словах немедленно вынул сигару изо рта и принялся сосредоточенно оглядывать окружающих. Выражение благодушия на его лице сменилось настороженностью.

— Причина, по которой мы сочли необходимым уведомить вас об этом, — продолжал лейтенант Маккинли, — в том, что, купив новый костюм, Шэнди навел справки о том, где расположен этот дом. Те, кто видел его, описывают его как прилично одетого джентльмена в белых лайковых перчатках с запекшейся на швах кровью.

Толстяк перед ним грузно разрож