Прочитайте онлайн На крыльях надежды | Глава 1

Читать книгу На крыльях надежды
3318+516
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Б. Турецкая
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

— Не могу ли я вам помочь?

Лорна опустила руки и повернула голову. Взглянув через забор, которым был обнесен старый фруктовый сад, она увидела молодого человека. Очевидно, это был один из выздоравливающих офицеров, что разместились в усадьбе.

— Спасибо, но я уже почти закончила, — ответила девушка, указав на корзины, которые стояли у подножия дерева и были наполнены спелыми вишнями. Чтобы набрать их, она потратила два часа.

— Тогда можно я помогу их съесть?

Лорна засмеялась:

— Конечно нет. Большая часть ягод пойдет в консервный цех на варенье, только немного я оставлю для нас.

— И все-таки у меня создается впечатление, что я смогу принести пользу, — сказал неугомонный незнакомец.

Он осмотрел забор, который нуждался в ремонте, выбрал подходящее место, где доски покосились сильнее всего, и перемахнул в сад. Незнакомец был высок и строен. Когда он приблизился к Лорне, она заметила, что молодой человек прихрамывает, а рука у него забинтована.

— Пожалуй, собирать урожай вам будет трудновато, но если ваша энергия действительно бьет через край, можете помочь мне обобрать эту ветку. На остальных уже ничего не осталось.

Она приподняла корзину, давая понять, что готова принять его услуги. Незнакомец подошел вплотную к ней и, дотянувшись до ветки здоровой рукой, стал срывать и бросать ягоды в пустую корзину. Буквально через несколько секунд Лорне стало ясно, что работа очень мало интересует его: он занят только тем, что разглядывает ее. Когда ягод на ветке не осталось, она спустилась на землю с лестницы и внезапно почувствовала неловкость от сознания, что ее волосы в беспорядке, а лицо полыхает и лоснится. Она достала из кармана рабочего халата носовой платок и вытерла лоб.

— А куда мы так торопились? — спросил ее помощник.

— Их нужно было собрать до вечера, точнее, до чая.

— Отлично, у вас освободилась масса времени! — с энтузиазмом воскликнул он. — Давайте немного передохнем и познакомимся. Я знаю, вас зовут Лорна, вы дочь викария, но я хочу знать о вас еще множество вещей. Присядем, и вы расскажете мне о себе.

В нескольких шагах от них лежал ствол поваленного дерева. Он сел на него и поощрительно улыбнулся Лорне, которая стояла в нерешительности, немного смущенная и удивленная.

— Идите сюда, — настаивал он. — И не смотрите на меня так испуганно.

— Я не смотрю, — запротестовала девушка, внезапно заливаясь румянцем вопреки своему желанию.

Проще было согласиться, чем объяснить причину своего отказа; она неохотно подошла к бревну.

— Так-то лучше, — сказал он. — Теперь мы сможем поговорить. Меня зовут Брайт, Джимми Брайт. Вы уже догадались, что я поправляю здесь свое здоровье.

— Как вы получили ранение? — спросила Лорна более мягким тоном.

— Мне пришлось произвести вынужденную посадку, — ответил он. — Я надеялся дотянуть до дома наш подбитый самолет. Мне это удалось, но мы не смогли мягко приземлиться, а здорово грохнулись и набили синяков. Но это пустяки: я благодарен судьбе что мне удалось добраться до старушки Англии. Мысль о том, что я мог сгинуть в морской пучине, бросает меня в дрожь.

— Не говорите так, ваши слова звучат зловеще.

Он засмеялся:

— Нет, мне приносит радость каждый миг, когда я нахожусь за штурвалом моей машины. Я всегда мечтал летать, даже когда был маленьким мальчиком.

— Это война дала вам шанс?

— Я много летал до войны; вообще-то вы беседуете с весьма значительной персоной, если хотите знать!

— Тогда мне кажется, что вы забыли представиться по всей форме. Вы должны добавить свой ранг или звание.

— Прошу прощения. Командир эскадрильи Джеймсон Брайт из воздушных сил Великобритании.

— Вот так гораздо лучше, это звучит очень внушительно.

— Я рад, что добился своего. На днях вы увидите меня в форме: говорят, ничто не покоряет женское сердце вернее, чем военная форма.

— Не сомневайтесь, мы, в Малом Уолтоне, сможем оценить вас по достоинству, — насмешливо сказала Лорна.

— Не понимаю, что вы имеете в виду под словом «мы», — парировал Джимми Брайт. — Я во всей деревне не видел женщин моложе шестидесяти; никогда раньше не приходилось мне бывать в такой дыре. Если я пробуду здесь еще немного, буду вынужден флиртовать с нашей комендантшей. Никому не известно, что со мной может случиться после этого!

Лорна захихикала, она знала леди Эбботт. Мысль о том, что эта дама будет с кем-то флиртовать, показалась ей просто нелепой.

— Мне жаль, что вы находите наш поселок скучным, — сказала она, глядя вдаль за деревья, где виднелась нормандская башня деревенской церкви из серого камня.

— А вы другого мнения?

Лорна помотала головой:

— Святые небеса, конечно! У меня совсем нет времени скучать. И сейчас мне пора идти. Спасибо за то, что помогали мне, или, вернее сказать, мешали.

Она улыбнулась, и на ее щеках появились веселые ямочки, которые не остались незамеченными Джимми. Он нехотя поднялся на ноги.

— Не уходите, — сказал он, — или, если вам действительно нужно идти, позвольте мне проводить вас. Я помогу нести корзины.

— Мы можем оставить самую большую, — ответила Лорна. — Питер, мой брат, обещал прийти и забрать ее, как только закончит партию в теннис, а я должна управиться с двумя другими.

— Ни в коем случае! Вам будет слишком тяжело. Дайте мне одну.

Спорить с ним было невозможно, и Лорна уступила.

— Очень хорошо, тогда мы сможем унести все. Большую корзину понесем вдвоем, а маленькие поставим сверху.

Нагруженные тяжелой ношей, они медленно двинулись через сад. Наконец показались деревянные ворота, которые вели во двор дома священника.

— Питер должен быть очень нам признателен, — сказал Джимми.

— Он это ценит, — ответила Лорна. — Мой брат терпеть не может таскать тяжести. Мы скажем ему, то изрядно потрудились за него. Кстати, если будете разговаривать с ним, не слишком увлекайтесь рассказами о полетах.

— Почему?

— Питер слишком остро реагирует на разговоры на военные темы. Ему только что исполнилось семнадцать. Я чувствую, что в один прекрасный день он уйдет из дома и запишется в армию, сказав на призывном пункте, что уже совершеннолетний. Он уже давно бы это сделал, если бы не Пеке.

— А кто такая Пеке?

— Это моя сестра.

— Что за странное имя!

— При крещении ей дали имя Патриция, но вскоре после рождения, они с Питером близнецы, моей маме вдруг пришло в голову, что один из них умер. Она срочно послала папу в ясли, где они находились. Когда он вернулся, то сказал коротко: «Мальчик вопит, как будто его режут, а девочка храпит, как пекинес». Это имя приклеилось к ней навсегда.

— Так у вас в семье есть близнецы, — сказал Джимми. — Это просто замечательно!

— Знали бы вы, какие это расходы! — возразила Лорна.

— Они похожи?

— Вы сможете через минуту судить об этом сами.

Они завернули за угол старой кирпичной стены, вышли к корту.

На корте сражались двое игроков, одетых в потертые серые фланелевые брюки и белые рубашки с отложными воротничками. В тот момент, когда появились Лорна и Джимми, высоко в воздухе просвистел мячик, ударился о поверхность корта, взмыл в воздух и скрылся из вида в зарослях рододендронов.

— Черт тебя возьми, Питер! Ты снова это сделал!

— Гейм и сет, — прозвучало в ответ.

Питер подбросил ракетку в воздух и ловко поймал.

— Это нечестно, — начала протестовать его сестра, но запнулась, увидев Лорну. — Привет! — сказала она. — Питер опять воспользовался своим любимым приемчиком, чтобы обыграть меня.

— Ты должна ему отплатить, — сказала Лорна.

Пеке пошла через корт им навстречу. Издалека она выглядела как худенький, небрежно одетый мальчишка. Но каждому, кто видел ее вблизи, становилось ясно, что в один прекрасный день она станет хорошенькой. Еще переживая перипетии оконченной игры, она не придавала значения тому, как выглядит; волосы заправлены за уши, чтобы не лезли в глаза, а личико по-детски насуплено. Лорне показалось, что появление чужого человека смутило ее.

— Это моя сестра, — сказала она Джимми.

— Очень приятно.

Пеке не проявила желания приветствовать его, вместо этого стянула пару вишен из корзины.

— Свежачок! Как раз то, что нужно, — объявил Питер, подходя к ним.

— Не смей их трогать, — приказала Лорна. — Я столько времени собирала эти вишни, пока ты развлекался. Спасибо, командир эскадрильи Брайт помог мне их донести, выполнив твою работу, Питер. Так что держи свои руки подальше от корзины.

— Командир эскадрильи! — воскликнул Питер, задохнувшись от восторга. — Вы, наверное, из усадьбы?

— Да.

— Вот здорово! Теперь мы сможем поговорить с кем-нибудь из ваших друзей, сэр.

Энтузиазм Питера не вызывал сомнений, и Джимми усмехнулся.

— Обязательно, — пообещал он. — Но я надеюсь, что вы на славу поговорите и со мной.

— Конечно, мы тоже на это надеемся, — сказал Питер, — правда, Пеке?

Пеке больше уже не хмурилась, складки между бровями разгладились, а на лице сияла улыбка. Было ясно, что она полностью разделяет энтузиазм своего брата.

— Вы поможете мне донести вишни до дома? — немного напряженным голосом спросила Лорна Джимми.

— Конечно.

— Нет, вы должны позволить это сделать мне, сэр, — сказал Питер.

Короткий спор завершился тем, что вся компания двинулась к дому, наперебой предлагая свои услуги. Впрочем, Лорна хорошо знала истинную причину внезапной любезности!

Они занесли вишни через заднюю дверь и поставили их в холодную старомодную кладовую с выбеленными стенами и вымощенную каменными плитами.

— Как ты думаешь, Лорна, не попить ли нам чаю? — предложил Питер. — Возможно. Брайт согласится выпить чашечку. Не так ли, сэр?

— Я с удовольствием останусь, если вы меня пригласите, — ответил Джимми.

— Близнецы постараются развлечь вас, — сказала Лорна, — пока я готовлю чай.

— И много еще у Лорны на попечении? — спросил Джимми.

— Только Бет, — ответила Пеке. — Она сейчас в школе, должна вернуться около шести часов.

— И сколько ей лет?

— Пятнадцать или шестнадцать, не могу вспомнить. Нет, она на два года младше нас: значит, ей пятнадцать.

— И Лорна за всеми вами присматривает? — уточнил Джимми, глядя на Пеке.

— Так и есть, сэр.

— Святые небеса, не называйте меня «сэр»! Когда меня так называют, мне начинает казаться, что я одной ногой стою в могиле. Зовите меня Джимми.

— Хорошо. — Питер покраснел от удовольствия. — Я хотел попросить, если это вас не утомит, расскажите нам что-нибудь о ваших летных впечатлениях.

Когда Лорна вернулась с чаем, они были полностью поглощены разговором.

Она не вмешивалась, пока близнецы вели беседу на темы, мало ее интересующие, и наперебой потчевали своего героя.

— Сандвич с огурцом. Съешьте, пожалуйста.

— И песочный бисквит! Лорна всегда бывает щедрой, если у нас гости.

— Вы ставите меня в неудобное положение, — сказал Джимми.

— Вы не должны беспокоиться, — весело ответила Лорна. — На самом деле, это попытка сохранить нашу порцию варенья.

— Я принесу свою, когда приду в следующий раз.

Дверь гостиной отворилась, и вошел Артур Овертон. С первого взгляда на него становилось ясно, откуда у детей такая внешность. Это был красивый мужчина с классическими чертами лица и высоким лбом, над которым разметались серебристые густые волосы. Он обладал широкими плечами, горделивой осанкой и прекрасной фигурой, и, хотя выглядел утомленным, глаза его блестели, а рот был готов к веселой улыбке.

— Лорна, дорогая, — сказал он, — я потерял свой ежедневник. Сегодня вечером или завтра у В.И. намечена партия в вист?

— Завтра, — ответила Лорна. — Проходи и выпей чаю.

— Тогда все складывается отлично. Я думал, что не смогу пойти на лекцию об оказании первой помощи, но если так, я успею на оба мероприятия. Да, я успею выпить чашку чаю: у меня есть в запасе минут пять, я думаю. Почему вы пьете его здесь?

— Потому что у нас гость, — ответила Лорна. — Папа, это командир эскадрильи Брайт, он поправляет здоровье в усадьбе.

— Мне кажется, я видел вас вчера, сэр, — сказал Джимми, протягивая руку.

— Очень приятно. Рад вас видеть. Да, я был вчера в усадьбе. Как вам нравятся наши края?

— Я здесь всего несколько дней, — ответил Джимми, — но мое первое впечатление уже начинает меняться.

Говоря это, он смотрел на Лорну. Она изо всех сил старалась держать себя в руках, но почувствовала, как загорелись ее щеки.

— Наш уголок покажется вам тихим и обособленным, — сказал викарий. — Но на текущий момент эти два обстоятельства нас полностью устраивают.

— Я вполне могу в это поверить, — ответил Джимми. — Мне рассказывали, как удачно вы избежали бомбежек.

— Постучите по дереву.

Близнецы закричали это одновременно; он наклонился и постучал по ножке своего кресла.

— Вы всегда были так суеверны?

— Наверное, — сказал Питер. — Ведь если бы Пеке не увидела подкову, мы никогда бы не попали на борт «Марселя».

— «Марселя»? — не понял Джимми.

— Это случилось, когда мы уезжали из Италии в конце апреля. Мы гостили там у нашей тети. Она услышала от кого-то, что Италия может ввязаться в войну, и решила отослать нас домой. Мы отправились на машине во Францию, но немного опоздали с отъездом, и на дорогах уже было столпотворение.

Наконец, мы добрались до Марселя, ужасно устали и проголодались после этого путешествия. Я хотел спуститься в док и посмотреть, как попасть на корабль, а моя тетя и Пеке хотели пойти вначале в отель, чтобы помыться и немного поесть. Ну, и мы никак не могли прийти к соглашению.

Мы остановили машину, и тут Пеке увидела подкову, которая лежала в направлении к доку. Мы подобрали ее, сразу поехали по этой дороге и попали на последнее судно, которое там осталось, — баржу углем. Люди, которые прибыли на причал после нас, остались на берегу.

— Видели бы вы их, когда они вернулись домой, — перебила Лорна. — Они были абсолютно черные. Неделя потребовалась на то, чтобы отскрести их до нормального цвета.

— Это, должно быть, было ужасное путешествие, — сказал Джимми. — Я немного слышал об этой барже.

— Это было необыкновенно, — ответила Пеке. — Мы наслаждались каждой минутой, хотя были ужасно голодны. Матросы держались совершенно изумительно по отношению к нам. Но там — можете поверить? — была одна пожилая парочка, которая пришла на борт с огромной корзиной продуктов, и они ни разу не поделились ни с кем хотя бы кусочком. Как мы их ненавидели!

— Я, наверное, столкнул бы их корзину за борт, — сказал Джимми сочувственно.

— Мы бы так и сделали, если бы они отошли, но они не оставляли ее ни на секунду! Они даже брали ее с собой на верхнюю палубу, когда нас созывали по корабельному радио.

— Тогда давайте надеяться, что они потеряют продуктовые карточки в самом начале месяца.

— Такие люди никогда не страдают.

— Я не стал бы рассуждать так категорично, — мягко сказал викарий. — Ведь большинство плохих поступков люди совершают по неведению, а это лучше, чем иметь заведомо злой умысел.

Лорна встала, чтобы взять у отца пустую чашку, и поцеловала его в лоб.

— Ты всегда находишь во всех хорошее, — сказала она. — Ты идеалист, папа, а я прихожу к заключению, что идеалисты — счастливейшие люди в мире. Они всегда находят совершенство в чем угодно.

— Кстати, о совершенстве, — деловито осведомился Питер, — что вы думаете о новом бомбардировщике Стерлинга, Джимми? Вы уже летали на таком?

Лорна застонала.

— Он опять за свое! — сказала она отцу. — Это судьба — познакомиться с летчиком не выходя из дома.

— Господи! Это правильные часы? — воскликнул викарий, когда часы на каминной полке прозвонили полпервого. — Я должен идти. Боюсь, я немного опоздаю к ужину, моя дорогая, вы не ждите меня.

— Мы будем ждать, а ты постарайся прийти время, папа. У тебя в восемь часов собрание; перед тем как туда идти, ты должен нормально поесть.

— Я постараюсь, постараюсь, обещаю тебе, — встал викарий, — но у меня еще очень много дел. До свидания, командир эскадрильи, я надеюсь, мы увидим вас снова.

— Спасибо, сэр. Вы непременно будете видеть меня здесь очень часто, если вы не против моих визитов.

— Конечно нет, вы доставите нам удовольствие. Приходите в любое время, когда захотите. — Викарий пошел к дверям и затем повернулся: — Да, кстати, Лорна, я кое-что забыл. Я видел Майкла сегодня утром: он спросил, может ли он прийти к нам вечером на ужин. Он идет со мной на собрание и зайдет по пути; кажется, у него операция в госпитале.

— О, ради бога! Хорошо, что ты хотя бы не забыл меня предупредить. У меня не хватит на всех картофельной запеканки с мясом. — Лорна приложила руку ко лбу и постояла в задумчивости. — Я думаю, нужно еще добавить яиц; женщины могут поесть яйца-пашот.

— Не надо так беспокоиться, — сказал Джимми, — а кто такой Майкл?

— Майкл Дэйвенпорт, — ответила Пеке, прежде чем Лорна успела открыть рот. — Он наш доктор и молодой человек Лорны.

— Вот так? — В голосе Джимми прозвучало крайнее недовольство этой информацией.

— Вздор, Пеке! Не обращайте на нее внимания. Майкл очень давний друг нашей семьи; я знаю его много лет. Дети дразнят меня, вот и все. — Лорна посмотрела на часы. — Уже поздно, — сказала она. — Я не хочу торопить вас, но боюсь, что вам пора возвращаться в усадьбу, а у меня здесь еще куча работы.

— Почему… Лорна!

Близнецы смотрели на нее изумленно.

— Боюсь, что это приказ готовиться к маршу, — сказал Джимми, вставая. — Все, что мне остается сделать, — это откланяться.

— Мне очень жаль, — сказала Лорна. — Я совсем не хотела вас обидеть, но у меня очень много дел. Пожалуйста, поймите меня.

— Я понимаю. — Голос Джимми звучал ласково. — И я прощу вас, если вы проводите меня до сада. Я хочу попросить вас об одолжении.

Лорна посмотрела на него в нерешительности:

— А вы не можете высказать свою просьбу здесь?

Он покачал головой.

Лорна решила выйти во двор, потому что не хотела протестовать при детях.

— Ну, — сказала она, когда они вышли из дома, — что это за важное дело?

— Что вы делаете сегодня вечером? После обеда?

— Ничего особенного. А что?

— Тогда давайте встретимся. Я приду сюда, и мы сможем поговорить.

— Конечно нет!

Лорна говорила почти вызывающе.

— Почему нет? — настаивал Джимми низким бархатным голосом. — Чего вы боитесь?

— Я не боюсь, не знаю, что вы себе вообразили. Только… я не вижу смысла в таких вещах.

— В таких вещах много смысла, и вы боитесь.

— Ничего подобного! — настаивала Лорна, и старалась не встречаться с ним глазами, зная, что он говорит правду. — Я должна идти, — поспешно сказала она. — До свидания.

Она попыталась уйти, но он поймал ее за руку.

— Приходите вечером, — сказал он. — Я буду ждать в течение часа, с девяти часов.

— Вы ведете себя нелепо, — сказала Лорна, пытаясь освободиться.

— Я попытаюсь убедить вас, что это не так. До свидания, Лорна. До девяти.

Он поднес ее руку к губам, но она стремительно отдернула ее.

— Вы зря потратите время, — сказала она. — Я не приду.