Прочитайте онлайн Мы будем любить всегда | Глава 9Дина. Вперед, только вперед

Читать книгу Мы будем любить всегда
316+1065
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Дина. Вперед, только вперед

Онлайн библиотека litra.info1

Квадратный зев открытого шлюза казался темным. Ни луча света, ни даже крохотного сияния диодов – ничего. Темнота, втягивающая и пугающая.

Дина привстала, приблизилась к видовому окну и поспешно накрыла своей ладонью руку Гошки, направляющего их маленький кораблик в эту темную и мрачную гавань.

– Подожди, что-то неладно. Почему там темно? Как мы посадим машину в темноте?

«Все в порядке, там безопасно, – тут же заверил росток. – Мы сможем обеспечить себе освещение при посадке».

– Не может быть темно в шлюзе, – заволновалась Дина.

– Много ты видела шлюзов? – хмыкнул Егор.

Он слушался ростка во всем, словно собственное мышление у него отключилось. Братья – те даже не повернули головы, настолько были погружены в работу.

«Нас будут встречать», – снова заверил росток.

Кто их будет встречать? Откуда такие новости?

Серебристый круглый шар катера без труда влетел в распахнутое пространство и словно провалился в темноту. Его яркие огни тут же высветили жуткую картину всеобщего разрушения. Старые следы войны, погибшие роботы, сломанные шаттлы, мертвые люди. Медленно и тяжело закрылись здоровенные двери шлюза – поползли со скрипом и скрежетом. Дина не слышала звуков, но ей почему-то думалось, что все скрипит, скрежещет и жалуется на печальную одинокую судьбу.

Катер на какое-то время завис, не находя удобного места для посадки. Но тут же заработала система жизнеобеспечения, нагнетая воздух в камеру. Открылись здоровенные круглые двери, за которыми виднелось другое помещение, гораздо меньше разрушенное.

Катер перелетел в соседний ангар, где у дверного проема мигали остатки диодов. Тихо и аккуратно опустился ближе к полу и застыл.

У круглого катера не было ни подставок, ни опор – ничего, что удерживало бы его на месте. И тем не менее он завис в пространстве, в паре сантиметров от пола, неподвижный, тяжелый и устойчивый. Неземные технологии, о которых Дина не имела ни малейшего представления.

И тут в ангаре появился тот самый парень, который сражался когда-то с синтетиками на Моаге. Смуглый, черноглазый, высокий и улыбчивый. Он легко перепрыгнул через останки поверженных роботов, приблизился к катеру.

«Это человек из команды миротворцев, – тут же сообщил росток. – Его зовут Жак. Он знает, что надо делать».

Стенки катера утратили прозрачность, пульт стал плоским и матовым. Пропали знаки, рычажки и карта, осталась лишь ровная и гладкая поверхность.

– Прилетели, – недовольно пробурчал один из близнецов, – здоровский был полет!

«Еще полетаем», – тут же заверил его росток.

На гладкой стене обозначился люк, он сполз вниз и превратился в ровные, тонкие ступени.

В проеме появился смуглый парень, он удивленно оглядел всех и спросил глухим, усталым голосом:

– Это вас прислали на помощь? Ничего себе помощники. Хорошо хоть, есть росток.

И он заговорил на каком-то странном языке, в котором было больше свиста и щелчков, чем привычных слов.

2

Парень отлично говорил не только на языке деревьев, но и на всеобщем. Он слегка улыбался, самую малость, отчего улыбка выходила презрительной и грубой, и торопился.

– Главную работу сделает росток, а наша задача обеспечить ему безопасность. Мы пойдем рядом с ним. У вас есть оружие?

– Какое? – ошарашенно переспросил Егор.

– Любое. Хоть какое-то оружие у вас есть?

– Абсолютно ничего, – ответила Дина. – Мы не собирались воевать.

– Так соберитесь. Сейчас у вас будет оружие. Умеете им пользоваться или надо учить? И почему только выбрали вас?

– Потому что ваши люди не желают вмешиваться в войну. Так объяснило ваше дерево. – Дина спрыгнула на пол, огляделась и добавила: – А здесь было настоящее сражение, судя по всему. Только давно.

– Это не желают вмешиваться большие цивилизации, – пояснил Жак, знаком приглашая следовать за ним. – Иначе выйдет слишком большая война. Но они помогают нам, и это хорошо. Хуже было бы, если бы они помогали синтетикам.

Гибкий росток тоже выбрался из катера – его коричневый гибкий ствол выполз и зазмеился по полу, распространяя вокруг удивительный аромат.

– Надо бы полностью блокировать нижний уровень, – принялся пояснять задачу Жак. – Это самое главное. Это то, что мы должны сделать. А станцию мы заберем себе, не будем ее уничтожать. Пока не будем.

– Почему это вдруг? – удивилась Дина. – Как нашу, так уничтожили, а эту развалюху желаете оставить?

– Это не простая станция.

– И наша была не простой.

Жак повернулся, посмотрел на Дину, внимательно так посмотрел, удивленно поднял черные брови, почесал макушку и одобрительно улыбнулся.

– Ты похожа на Эмму, такая же боевая. Это хорошо. Это поможет одержать победу.

– Эмма здесь? – Егор буквально подскочил от удивления.

– Эммы на станции нет. – Жак слегка помрачнел. – Она сейчас далеко. У них что-то случилось с шаттлом, на котором они вылетали на задание. Потому она и мой брат направляются к Земле, как мы поняли. Но мы заберем их, обязательно заберем.

– К Земле? – переспросила Жанка.

Остальные удивленно переглянулись.

Планета Земля была загадочным и таинственным местом. Ее окружала аура неизвестности, о ней столько всего учили, но ни разу не бывали там, где когда-то зародилась человеческая жизнь. На Землю однажды улетели Таис и Федор и так и не вернулись. Затерялись, сгинули в неизвестности где-то в дебрях незнакомой планеты.

– На Земле опасно, там все погибают, – мрачно заверил Кир.

Жак не ответил. Он вдруг стал сосредоточенным и серьезным, словно знал что-то такое, от чего пропадало всякое желание шутить и улыбаться.

Дина посмотрела на вытянутые лица близнецов, за чьими спинами возвышался почерневший остов шаттла, на брезгливо сморщенный Жанкин нос, на взъерошенные волосы Егора и поежилась.

Здесь, в ангаре, шел когда-то смертный бой, здесь гибли люди и роботы. Дина отвернулась, стараясь не смотреть на мертвого пилота с поднятыми руками. Бросились в глаза ботинки старого образца со слегка обуглившимися носками. Что там над ботинками – лучше не смотреть.

Жанка тоже утратила всякую храбрость и нервно жалась к Егору. Вцепилась ему в ладонь и тихонько ойкала. Да, сейчас, при виде обгоревших скелетов, никто из ребят не казался храбрым. Близнецы – и те замедлили шаг.

– Что тут было? – быстро спросил Кир.

Он шел впереди, шагал рядом с Жаком и постоянно оглядывал сумрачное помещение.

– Война, – коротко ответил Жак. – Здесь была война. Смотрите не наступайте на поломанных роботов, они могут оказаться живыми.

Дина испуганно отскочила от распростертой машины с покореженными деталями. Значит, не все погибли, кое-кто оказался слишком живучим, что ли?

– Быстро выходим и закрываем дверь. Смотрите в оба, – посоветовал Жак.

Сам он двигался с животной грацией и временами напоминал большого фрика. Такой же тихий, гибкий и ловкий, он не боялся и не переживал. Он был спокоен, этот странный воин со смуглой кожей. Он привык видеть мертвых и словно бы приспособился к смерти. Привычным движением отодвинул с дороги обгорелые платы, невозмутимо миновал следы давнего пожарища.

«Здесь все мертвы, – прозвучал в голове голос ростка. – Живых роботов тут нет, проход свободен».

– Вот и отлично, – сказал Жак.

На их пути встретился еще один огромный шаттл со взорванными стеклами и покореженными опорами. Обогнули его и оказались перед большой овальной дверью. Росток открыл ее, прикоснувшись узким завитком к замковому разъему. Одно быстрое прикосновение – и покореженные створки нехотя и медленно убрались в пазы проема.

Дине уже доводилось видеть, как инопланетные растения справлялись с роботами, потому она не удивилась. Лишь устало подумала, что на самом деле вместе они гораздо сильнее. Росток дерева сделает главную работу, а они тут лишь для прикрытия. Видимо, им придется прикрывать росток.

– Здесь мы найдем оружие, – проговорил Жак и, завернув за угол, остановился перед кладовкой.

Сработали датчики движения, и двери открылись, едва подростки приблизились к ним. На длинных полках Дина разглядела множество серых пластиковых контейнеров, пистолеты, гранаты, мечи и боеголовки странной формы.

– Берите бластеры и круглые белые гранаты. Этого хватит, – пояснил Жак.

– О да, мечи! – довольно протянул Егор и взял с полки блестящую рукоять с прорезиненной накладкой и удобными выемками для пальцев. – Я помню, доводилось сражаться такими, было время. Пока у нас не отобрали все.

Жанка устало подняла брови, протиснулась боком между полками и упавшим, тихим голосом поинтересовалась, должна ли и она брать оружие.

– Конечно, – удивился Жак. – Чем же ты собираешься воевать?

– Я не собиралась воевать. Я просто вместе с Егором. Я не стреляла в крейсере, – торопливо пояснила Жанна.

Дина поняла, что подруге страшно. Нереально страшно, и сейчас наверняка ей видятся кровавые сцены битв с фриками. Жанку миротворцы долго отпаивали какими-то успокаивающими коктейлями после трагических битв на Моаге. И как только она согласилась лететь вместе с Егором? Любовь, что ли?

Дина вздохнула и не спеша выбрала себе бластер. Стрелять ей не доводилось, но почему-то думалось, что лучше ударить на расстоянии, чем сражаться в ближнем бою с помощью меча.

Близнецы быстро набивали карманы кругленькими бомбочками. Они были бывалыми вояками, участвовали, можно сказать, не в одном боевом вылете. Невозмутимо моргая светлыми ресницами, они тут же предложили отправить Жанну в безопасный отсек.

– Она ведь девчонка, ей можно не воевать, – уверенно заявил один из них.

– Эмма тоже девчонка, но очень храбрый воин, – возразил Жак. – Пусть Жанна остается с нашим Люком здесь, на втором уровне. В рубке управления. Там тоже нужна будет помощь. Мы сможем справиться без нее. Главное – это Настоящие деревья, которые будут помогать нам.

– Как будто бывают ненастоящие деревья, – хмыкнул Кир, засовывая за пояс бластер.

– Бывают. Все бывает, – заметил Жак. – Готовы? Пошли. Отправим Жанну и спустимся вниз, к синтетикам. Все сделает росток, мы только поможем ему. Мы его защищаем, а он отключает роботов. Все просто.

3

Жанку провожать не стали, лишь указали ей направление, куда идти.

– Прямо и прямо, ты увидишь двери капитанской рубки. Там и находятся наши, – пояснил ей Жак.

Едва худенькая фигурка подружки скрылась за поворотом, пустились в путь. Бегом через длинный запутанный лабиринт коридоров, мимо странных заблокированных лифтов, мимо множества закрытых ангаров.

– У нас есть безопасная дорога, по которой мы пройдем, но внизу надо быть начеку. Внизу только искусственные люди. Все роботы там выглядят как люди и считают себя людьми. А нас считают неудачным биологическим видом, животными. Вроде как они настоящие люди, а мы животные, – на ходу объяснял Жак.

– В смысле? – Егор даже остановился. – Они люди, а мы нет, что ли? Совсем обнаглели.

– Совсем сдурели, – поправил его Кир.

Дина молчала. Почему-то такой расклад ее не удивил, впрочем, она уже давно разучилась удивляться. С той самой поры, как узнала, что никакой мамы наверху, на Третьем уровне станции Моаг, нет. И старшей сестры тоже нет, а есть только роботы.

Про мать с некоторых пор Дина не любила не то что говорить – даже думать. Потому что тогда в голову лезли совсем уж глупые мысли. Если мамы наверху не оказалось, значит, она должна была быть внизу, среди фриков. И тогда получалось, что Дина и ее друзья сражались с собственными родными. Совсем уж ерунда получалась.

И Дина выкинула из головы мысли о матери и сестре. Их просто нет. Нет, и все.

Есть деловая Ритка, добрая Маша, печальная Нитка. Есть боевая Эмка и когда-то был храбрый и добрый Колька-Колючий. Кольки сейчас тоже нет, и об этом Дина тоже запрещала себе думать. Лучше не вникать в то, что случилось с другом, иначе затопит ужас, печаль и безнадега и тогда останется только забиться в угол и реветь без остановки.

Поэтому Дина предусмотрительно держала себя в руках. Она уже давно поняла, что для того, чтобы выжить, надо контролировать не только мысли, но и эмоции.

Поэтому она не дрогнула и даже не изменилась в лице, когда под ногами оказались высохшие трупы людей со сморщенными лицами.

– Ничего себе, – пробормотал серьезный Кир. – Сколько народу тут погибло. И все взрослые…

Остальные промолчали. Обходили погибших, отводили глаза, морщились.

Только Жака по-прежнему не волновал ужас смерти. Его не пугала высохшая плоть на костяшках пальцев, не шокировали пустые черные глазницы. Он спокойно отодвинул один из трупов, освобождая проход, и быстрой скороговоркой пояснил, что это защитники станции.

– На станцию напали пираты и всех перебили. Мы так думаем. Правда, потом пираты тоже погибли, поубивали друг друга, но зато в живых остались их дети, которые и живут сейчас на верхнем уровне. А нижний уровень заселили синтетики. Вот этих мы сейчас и выключим. Они слишком прыткие, но теперь у нас есть союзник. Интеллект этой станции за нас. Он сам себя называет Питером и чересчур важничает. Вам придется считаться с ним.

Тишину коридоров внезапно нарушил звонкий мальчишеский голос, зазвучавший из динамиков в стенах.

– Я вас слышу. Было бы невежливо подслушивать, потому я и говорю, что ваши разговоры для меня не тайна.

– Это кто? – не понял Егор и на всякий случай вытянул бластер.

Близнецы одинаковым движением задрали головы, откинули длинные челки и в своей обычной манере, один за другим, заговорили:

– Это разговаривает интеллект станции.

– Судя по всему.

– Который Питер.

– Привет, Питер, мы тебе рады.

– Привет, мальчики, – с ехидной ноткой в голосе проговорил так называемый Питер.

Его голос так сильно походил на мальчишеский, что Дина тоже задрала голову и уставилась на потолок, будто надеялась там увидеть изображение робота.

– Питер – человек-паук, – пояснил Жак. – Это так и есть. У него голова мальчика и туловище с несколькими ногами, похожее на паучье. Только гораздо больше, конечно. Он на нашей стороне и помогает нам. Потому мы прислушиваемся к его советам.

– И это правильное решение! – донеслось из динамиков.

– И будем так стоять и трепаться? – проговорил Егор и перекинул бластер из одной руки в другую. – Или все-таки пойдем дальше?

– Конечно, вы пойдете дальше. Не переживайте, убивать вы всегда успеете, – довольно протянул голос из динамиков. – Вперед, мои юные друзья. Только вперед.