Прочитайте онлайн Мы будем любить всегда | Глава 6Дина. Выход мы найдем

Читать книгу Мы будем любить всегда
316+686
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

Дина. Выход мы найдем

Онлайн библиотека litra.info1

Федор повзрослел.

Сколько там прошло времени с того момента, как они с Таис покинули Моаг? Пять недель? Или шесть?

А казалось, что прошло несколько лет. Вместо худощавого верзилы-подростка перед подростками с Моага предстал мускулистый и загорелый парень, чей подбородок покрывала ровная золотистая щетина, а серьезные глаза как будто хранили в себе половину тайн планеты Земля.

Мудрым и пронзительным стал взгляд Федора.

Он поднялся на верхний уровень сразу же, как только перекинулся с близнецами парой фраз через голограмму связи.

Устало кивнул Дине, морщась, пожал руки близнецам, заверил Кира и Егора, что отлично их помнит, и приблизился к Жаку. Его слегка качало от усталости и ран, но он держался спокойно и уверенно.

– Таис мне тут рассказывала о каких-то высших. Ты знаешь, о чем речь? – без всяких предисловий спросил он Жака.

– Конечно. Расскажу. Вам надо отдохнуть для начала, – улыбнулся Жак и охотно подставил плечо ослабевшему Федору.

Таис тоже изменилась. Раньше она была обычной девчонкой, такой же, как и все на станции. Худющая, угрюмая, злая. С острыми скулами и кошачьими дикими глазами. А сейчас вдруг преобразилась и похорошела.

Раскосые глаза сияли мягким золотистым светом, подстриженные волосы обрамляли загорелый овал лица, подчеркивая линию бровей и глубину взгляда. Даже изгиб губ как будто стал более четким и выразительным.

Таис стала девушкой, и во всех ее движениях появилась грация дикого животного.

Видимо, планета Земля преобразила этих двоих. Другого объяснения Дина не могла найти.

– Мы форматнули эту станцию, и теперь она будет работать на людей. Осталось только зачистить уровни. Ну, я имею в виду поубирать трупы людей и роботов, – невозмутимо произнес Федор, опускаясь на диванчик.

– Уберем. Вы отлично сработали, осталось только… – Жак нахмурился, выпрямился и посмотрел почему-то на Дину.

Серьезно так посмотрел и внимательно.

– Федору нужна помощь, – сказал он. – Надо в первую очередь осмотреть и обработать его раны.

– Сейчас тут будет флотилия синтетиков, и времени у нас очень мало, – жестко прервала его Таис.

Голос у нее не изменился, в нем слышались все те же резкие ноты. Все-таки есть в людях что-то, что не меняется.

– Откуда информация? – тут же переспросил Жак.

– Питер. Можете спросить у него. Мы укрепили немного оборону станции, но не уверены до конца, что все сработает. Программы только созданы, и мы сами их еще не испытали, – пояснила Таис.

– Ну, в том, что мы создали, мы уверены на все сто, – тут же вмешались Гоша и Тоша. – Все сработает. Они нам огневую мощь, а мы им – вирусную атаку. Получите и распишитесь. Бум! – и мы имеем в своем распоряжении всю флотилию.

– Значит, электронная атака? – уточнил Жак.

– Электронная война. – Близнецы синхронно закивали.

– Мы войдем в их так называемый поток информации. Питер обеспечит нам доступ. Как только крейсеры синтетиков приблизятся, мы ударим, – пояснил Федор.

– Что за поток информации? – Теперь настал черед близнецов удивляться.

– Какой-то скрытый канал связи между всеми синтетиками. Обмен информацией и обмен файлами.

– Все подчиняются единому общему разуму, – вмешалась в разговор Френси. – Мне еще отец об этом говорил. Общий разум, единое целое, что руководит жизнью всех роботов, желает иметь связь с ними со всеми. Эта связь и называется потоком. Об этом знали еще пираты. Они умели подключаться к этому потоку, чтобы найти подходящий объект для нападения. Через «поток» они и нашли эту станцию.

– Я о потоке слышу в первый раз, – признался Жак.

– Потому что он охватывает только Землю и те космические корабли, которые курсируют на околоземной орбите, а дальше его действие слабеет. До крейсеров мы достанем, но до главного мозга на планете – нет, – пояснил Федор.

– А если бы достали? – быстро спросил Егор.

– Тогда бы запустили наши программки в систему и получили бы добродушных синтетиков, готовых беречь людей. Никакой войны, никаких убийств. Только нужные программы, – ответил Федор, откинувшись на спинку дивана.

– И все? – недоверчиво прищурилась Саманта, которая отнеслась к новым гостям с большим недоверием и постоянно приговаривала, что вот, мол, принес черт на станцию всяких обормотов.

– И все.

– Конец войны?

– Надеюсь. Тогда мы сможем выторговать для себя два острова: Саб и Нелегальный. Два острова для людей. Для настоящих людей. – Федор старался не тревожить раненую руку и поэтому, когда говорил, жестикулировал только одной здоровой рукой.

– Если только с этим согласятся все высшие, – сказал Жак.

И тут все замолчали.

– Кто это такие, высшие? – тихо спросила Саманта.

И тут заговорил Люк.

Обычно он помалкивал, предоставляя право голоса брату. Рана у него на ноге воспалилась и доставляла ему немало трудностей. Дина понимала, что надо позаботиться о Люке, но мало разбиралась в человеческой анатомии. Штопать и обрабатывать раны ей еще ни разу в жизни не доводилось.

– Высшие – это древние цивилизации, которые все тут решают. Они не плохие и не хорошие, они другие, не такие, как мы. И у них свой взгляд на вещи. Нашей планете помогают энкью. Это название дали им наши люди. На языке живущих в пустыне племен это значит «небесные люди». И еще нам помогают Настоящие деревья. У нас с ними союз, понимаете? Мы с ними сотрудничаем, но мы не на равных. Мы подчиняемся, а решения принимают Настоящие деревья и энкью. Мы не принимаем важных решений.

– То есть ты хочешь сказать, что все эти так называемые высшие могут не разрешить нам жить на своей планете, даже если мы подчиним себе роботов? – жестко и предельно четко уточнил Федор.

Он выпрямился и в упор посмотрел на Люка. Тот кивнул в ответ, но пояснил:

– Я не хочу сказать, что высшие враги. Это не так. Но они могут решить, что мы еще не готовы к тому, чтобы самим вершить собственную судьбу. То есть мы еще находимся на слишком примитивной стадии и нами надо управлять. Мы опять навредим сами себе и разрушим то, что имеем. Информация ясна?

– Конечно, чего тут неясного. Все эти ваши чокнутые высокие думают, что самые умные, а мы дураки, – резко сказал мальчишка Вильям и с силой стукнул кулаком по стене. – Только их забыли спросить! Пошли вон, мы обойдемся без их разрешения! А не нравится – так жахнем по их кораблям своими ракетами. Сейчас наша станция имеет о-го-го какую мощь!

– Дурак, – спокойно произнесла Дина и больше не добавила ничего.

Вильям хотел было возразить, но его прервал по-прежнему спокойный Люк:

– Мы не жахнем. Мы не воюем с высшими, потому что без них мы не выживем. Мы нуждаемся в их помощи. Но нам всем надо доказать, что мы способны жить нормально.

– То есть доказать, что мы не идиоты, – подсказала Саманта.

– Не так грубо, но в точку. – Люк криво усмехнулся.

– А вам-то какая разница? Вы вообще с другой планеты, – тут же подметил Кир и слегка наклонил голову, ожидая ответа.

– Я говорю так, как есть, – снова начал объяснять Люк, терпеливо и спокойно. – Там, на нашей планете, мы не смогли доказать, что способны создать безопасную и добрую цивилизацию. Потому на нашей планете до сих пор присутствуют миротворческие силы, готовые вмешаться и предотвратить конфликты. Кто будет выполнять эту миссию на вашей планете? Вот в чем вопрос. Вам могут не разрешить селиться на островах, чтобы вы не уничтожили друг друга в войнах.

– Понятно, о чем речь. Вот откуда на островах появилась религия поклонения семукам. Для того чтобы прекратить войны между людьми. – Таис говорила медленно и так невесело, что Дина, никогда раньше не слышавшая таких минорных нот у старой подруги, удивленно перевела на нее взгляд. – Высшие правы. Люди всегда убивают друг друга. В этом не приходится сомневаться, мы это видели. Мы это знаем, мы с Федькой были на островах.

– И что, у нас нет никакого выхода? – осторожно спросила Жанка.

Ей было неловко оттого, что она вмешалась в столь умную беседу, и поэтому она отодвинулась и слегка спряталась за плечом Егора.

– Выход должен быть. И если его нет, то мы его придумаем, – решительно заявил Федор. – Только сперва отобьем атаку синтетиков. Смотрите на мониторы, их крейсеры уже близко. Давайте выпьем еще кофе и за работу. Только какого-нибудь очень крепкого кофе, а то меня страшно клонит в сон.

2

Дине и самой требовался очень крепкий кофе, потому что отдохнуть ей так и не довелось, несмотря на то что Жак и пытался организовать для всех сон по очереди. События завертелись со страшной силой, и поэтому никто не позволял себе ни минутки покоя.

Да и как тут уснешь, когда к твоей станции двигаются враждебно настроенные крейсеры, вооруженные сотнями беспилотников? Все, кто владел навыками работы с программами, снова уселись за пульты, и для Дины тоже нашлась работа.

Теперь и Люк делился своими знаниями. Оказалось, что он разбирается в настройках программ синтетиков.

– Я не очень хорошо знаю, но подскажу, – пояснил он.

– Тогда работаем, – сухо кивнул Федор.

Тайка тут же устроилась около него, и работа у этих двоих закипела.

Да и Дина не сидела сложа руки. Она, Френси и Егор взялись за настройку защитных файерволов, этаких программ-охотников, не пускающих в общую систему ничего чужого. Федор скользнул взглядом по их работе и велел немного перенастроить схему.

– Я беру их принцип, который называю Дерево. Как они сами его называют – не знаю, но он отлично работает.

Только перепрописываю его по нашим правилам. Так, как мы это делали на уроках программирования, помните?

– Да чего тут не помнить, – буркнул в ответ Егор.

– Вот и двигайтесь. Я скину вам основы, а вы уже достраивайте общую схему.

Жак в программировании не участвовал. Он уселся в соседнее кресло, совсем близко от Дины, и не отводил взгляда от экранов, где уже выстраивались схемы работы всей станции, всех трех уровней.

– Мы защищаем не только нашу станцию, но еще и крейсер миротворцев, где находятся остальные дети с Моага, – неожиданно сказал он. – На крейсере энкью наверняка заметили атаку. Это серьезно. Если синтетики начнут атаку на энкью, это будет большая война. Тогда будет много убитых, – добавил он, и его рваные предложения прозвучали в общей тишине грозным предупреждением.

– Надо сделать так, чтобы большой войны не было, – мрачно проговорил Люк.

– Сделаем, – совершенно спокойно и даже немного весело заверил его Федор.

3

Такого объема работы, что провернули они все вместе, Дине не доводилось видеть никогда. Сама она просто делала свою часть, то, в чем она отлично разбиралась. И так трудился каждый.

Получилось, что идеи Федора и его новые разработки оказались очень кстати. Перенастроенная и полностью переделанная программная система станции по-прежнему носила имя «Питер», но тот развивающийся и болтливый интеллект, что раньше заправлял здесь всем, сейчас исчез.

– Никакого развития и движения вперед, – мрачно за явил Федор, заново перезапуская систему. – Если кто и движется здесь вперед, то только люди. А роботы всего лишь помогают. И так будет всегда.

Ему никто не возражал.

Конечно, трудиться совсем без перерывов и отдыха никто из людей не мог, в этом люди сильно и невыгодно отличались от роботов. Потому, когда основная работа была выполнена, Федька и Таис ушли в медотсек, а потом Саманта показала им отдельную каюту, куда они и завалились отдыхать.

– Они что, муж и жена? – удивленно спросила Саманта, вернувшись.

Она тоже зевала во весь рот, и ее непокорные лохматые волосы мотались по спине и плечам так, как им этого хотелось.

– Почему ты так решила? – растерянно спросил Егор.

Дина лишь пожала плечом и ничего не стала отвечать.

Она слишком слабо представляла себе, что такое «муж и жена».

– Да они смотрят друг на друга так, как будто они – одно целое. Так мой отец смотрел на мою мать. Ну, вы должны понимать, – устало буркнула она в ответ и плюхнулась в кресло.

Кресло качнулось и медленно покатилось прочь от мониторов, а Саманта его не останавливала.

– Нас вырастили роботы, и мы отлично разбираемся в программах, но ни фига не понимаем во всех этих штуках про любовь и мужа с женой, – невозмутимо заявил один из близнецов.

– Да что тут понимать? Муж – это человек-мужчина. Жена – это человек-женщина. Они любят друг друга, живут вместе, и у них бывают дети, – быстро и лаконично пояснил Жак. – Так принято у людей. Так лучше выживать, так интереснее жизнь. Так ты живешь по-настоящему, и после тебя останутся люди, которых ты любил.

– А зачем? – тут же спросил один из близнецов. – Какая тебе разница, кто останется после тебя?

– Для всех есть разница. Когда ты кого-то любишь, твоя жизнь полная и интересная. А когда ты никого не любишь, тогда незачем жить, и ты проиграешь, – ответил Жак. – У всего в жизни есть свой смысл и свое наполнение. У каждого есть свое предназначение. И у каждого есть своя судьба.

Мальчик Вильям вдруг резко вскинул голову, сверкнул глазищами и резко заявил:

– Я всегда буду любить своего отца и своих брата и сестер. Мы держимся вместе, и мы убьем любого за своих. Тут нечего и рассуждать.

– О, этот малец знает, о чем говорит, – согласился Люк.

– Мы тоже убьем за своих. Если в этом и заключается любовь, то мы тут все любим друг друга. А Егор и Жанка почти как муж и жена, – заявил Кир.

Егор слегка пнул его ногой и буркнул, что он несет какую-то чушь.

– Почему чушь? Все равно года через четыре ты станешь таким, как Федька, и тебе надо будет выбрать себе подругу. Ты выберешь Жанку, это как пить дать.

– Тогда кого выберешь ты? – ехидно поинтересовался Егор.

Остальные притихли, близнецы заулыбались в два одинаковых рта.

– А вон Динку, – быстро нашелся Кир.

– Дину выберу я, – вдруг заявил Жак.

– Ну все, начались брачные игры. – Люк хлопнул ладонью по столу. – Давайте все немного отдохнем. Потом отобьем атаку, Федор закончит свои суперпрограммы и загрузит их в поток информации, а после уже вы решите, с кем будет Дина.

– Ладно. – Кир пожал плечами.

Жак лишь белозубо улыбнулся.

Дина же нахмурилась.

– Меня бы спросили для начала, мужчины, елки-палки, – тихо проговорила она.