Прочитайте онлайн Мурка

Читать книгу Мурка
3912+448
  • Автор:
  • Язык: ru

Олег Болтогаев

Мурка

- Нет, вы посмотрите, она опять пошла ябедничать!

Мы с отцом посмотрели в окно. Мы оба невольно улыбнулись.

Да, наша кошка Мурка, определённо, была ябедой.

Всегда, когда моя мама что-то готовила на кухне, Мурка была тут как тут. Задрав от волнения хвост, она угодливо терлась о мамины ноги и просила чего-нибудь вкусненького. Своей назойливостью она, как правило, добивалась результата обратного желаемому - мама просто-напросто выставляла её за дверь.

И вот тут-то Мурка и бежала ябедничать.

В нашем дворе только одно существо понимало Мурку до конца.

Таким существом был наш пёс по кличке Джек.

Это был не обычный дворовый пёс. Джек был немецкой овчаркой.

Прежде Джек служил в отряде по охране железнодорожных тоннелей, но там он заболел ревматизмом и его списали, но, поскольку пёс был ещё совсем не старым, то мой отец забрал его к нам.

Джек был умным и очень добродушным.

Возможно, что и списан он был не из-за болезни, а именно из-за своего редкого добродушия? Не знаю.

Джек и Мурка подружились сразу.

Сама-то Мурка появилась у нас месяца на четыре раньше, чем Джек.

Её принес мне мой одноклассник, когда она была ещё двухмесячным котенком.

И вот настал день, когда отец привёз к нам Джека.

Сначала отец, держа Джека за ошейник, велел мне и маме подойти и познакомиться с псом. Мы должны были почесать ему, Джеку, за ухом.

- Осторожно, он злой, - предупредил нас отец.

Мы почесали пса за ухом. Как было велено. Очень осторожно. Джек радостно завилял хвостом.

- Теперь он вас не укусит, - торжественно объявил отец.

Помилуйте! Как он мог нас кусать, имея такую благодушную морду?

Отец привязал Джека на цепь, и через несколько минут мы замерли от удивления. Наша Мурка смело и решительно подошла к Джеку, и они стали друг друга обнюхивать.

Животные явно знакомились!

Отец был очень смущен.

- Какой умный пёс, знает, что это наша кошка, - пытался он оправдать Джека.

Мы с мамой едва не давились от распиравшего нас смеха.

Мурка жалобно мяукнула и уперлась боком в ногу Джека.

Пёс явно волновался и быстро-быстро вилял хвостом.

Словно он вовсе и не был немецкой овчаркой.

Наверное, он понимал, что, поскольку кошка поселилась здесь раньше его, то во дворе она полноправная хозяйка.

Словом, они мигом подружились.

В тот же вечер мы услышали грохот.

Сначала мы подумали, что кто-то стучит колотушкой по огромному металлическому корыту. Но потом до нас дошло, что это залаял наш Джек. Отец гордо посмотрел в окно.

Не хотел бы я быть злоумышленником, пытающимся тайком пробраться к железнодорожному тоннелю!

В ночь, когда там дежурил Джек.

Итак, Мурка и Джек явно понравились друг другу.

Быть может, именно поэтому Мурка бежала к Джеку жаловаться на свою трудную кошачью жизнь.

Смотрелось это очень забавно.

Мурка подбегала к псу, который был во много раз больше её. Кошка жалобно мяукала и терлась головой и боком об ноги Джека. При этом она поднимала трубой свой полосатый хвост.

Джек стоял неподвижно.

Казалось, что он понимает суть муркиных жалоб. Потому что он укоризненно смотрел на окна нашего дома.

"Зачем вы обидели маленькую?" - можно было прочесть в его взгляде.

Они, Мурка и Джек, жили душа в душу.

Потому что стоило Джеку лечь на бок, как тут же к нему подходила Мурка и укладывалась на его живот.

Губа не дура! У Джека-то была такая хорошая шуба.

Сам же Джек, видимо, имел тайное подозрение, что Мурку кормят лучше, чем его. Потому что, стоило хоть на минуту отпустить пса с цепи, то он первым делом мчался к муркиной миске и торопливо и жадно вылизывал её до блеска.

Мурка стояла подле и обиженно смотрела на Джека.

Она была явно недовольна его неделикатным поведением.

Мои отношения с Муркой были очень своеобразными.

Видимо, она считала меня своим котенком, иначе, как объяснить то, что она приносила мне всю свою добычу. Летом форточка в мою комнату была открыта, и Мурка запрыгивала на неё прямо с улицы. Она тихо и радостно урчала и шмыгала под мою кровать. И уже оттуда издавала громкий, призывный вопль. Именно так кошки зовут своих котят. Но Мурка звала меня.

Она решительно и настойчиво требовала, чтобы я пообщался с ней. Чтоб я вместе с ней порадовался удачной охоте и похвалил её.

И я, на ощупь, спросонья, опускал руку вниз, и тотчас усатая кошачья морда радостно тыкалась в мою ладонь. Я слегка поглаживал её и говорил:

- Молодец, Мурочка, молодец. Ешь сама свою добычу. Ешь.

И она, казалось, понимала мои слова.

Из-под кровати раздавались звуки, которые нельзя спутать ни с чем другим.

Началась кошачья трапеза.

Если же я ленился и не отзывался на её мяуканье, то от этого мне было только хуже. Она начинала орать громче, видимо, считая, что я её просто не слышу.

Приходилось реагировать!

Мой отец относился к домашним животным без сантиментов. Собака, по его мнению, должна была охранять дом, а кошка ловить мышей. Минимум общения и то, в основном, "брысь!" и "пошёл вон!" Я в душе не разделял такую точку зрения. Однако все мои попытки доказать отцу, что к животным нужно относиться иначе, не так жестко, не имели успеха.

Это уже потом, через много лет, когда отец постарел и стал, как все старики сентиментальным, я, попав под настроение, спросил его, почему он так потребительски относился к нашим братьям меньшим.

Отец задумался и сказал:

- Послушай, какое стихотворение мы учили во втором классе. Причём, оно было в учебнике! Не выучишь - получи двойку!

И он без запинки, выразительно, прочёл наизусть:

Гляди, Андрюха, - красота!

Пушистый кот - лови кота!

Поймаем - мех с него сдерём,

И станет кот утильсырьём!

Никогда в жизни я не носил причёску, именуемую "ёжик", но уверен - в тот момент, когда отец закончил чтение этого "детского" стишка, именно "ёжик" был на моей голове.

Без услуг парикмахера.

- И в каком году это было? - тихо спросил я. - В тридцать втором, наверное, - вздохнул отец.

- Такие тогда были вкусы, - виновато добавил он.

Мне всегда хотелось взять Мурку на руки и погладить её. Я видел, как радуется любому ласковому слову наш могучий Джек.

А ещё мне казалось, что Мурка очень хочет залезть ко мне в постель.

Признаюсь, несколько раз я тайком затаскивал её к себе под одеяло.

Но тут начинала звучать другая проблема. Именно звучать.

Оказавшись под моим одеялом, Мурка начинала мурлыкать. Сначала тихо, но затем всё громче и громче. Ещё громче.

- Тише, что ты тарахтишь, как трактор, - в досаде шептал я.

Но она не понимала, почему нельзя помурлыкать во всё горло. Видимо, в эту минуту жизнь казалась ей особенно прекрасной.

Но я чувствовал, что ещё минута, и нас услышат. Я представлял, какую взбучку устроит отец и мне, и кошке, если обнаружит её под моим одеялом.

- Иди отсюда, бессовестная, - бормотал я.

И выпроваживал свою квартирантку на пол.

Мурка сразу переставала мурлыкать. Она удивлённо смотрела на меня.

Вся её поза и выражение мордочки говорили о незаслуженном оскорблении, которое я нанёс ей своим грубым действием.

Но эта кошкина обида была мелочью по сравнению с тем, что происходило, когда мы с Муркой ходили на рыбалку.

Речка у нас была маленькая, но рыбёшка в ней водилась.

Серьёзных уловов, конечно, быть не могло, но на одну сковородку хватало. Оставалось и для кошки.

Рыба Мурке очень нравилась и как-то незаметно она стала регулярно ходить со мной на речку.

По каким-то неуловимым признакам она улавливала моё настроение и то, что я ещё не иду, а только хочу пойти порыбачить.

Она бежала к речке впереди меня и всё время оглядывалась, мяукала, словно сердилась, что я так медленно передвигаюсь.

Речка была совсем рядом с домом, поэтому дорога на рыбалку занимала у нас с Муркой немного времени.

Я садился на свисающий над водой пень от спиленной вербы. Мурка располагалась подле меня, и мы начинали ловить рыбу.

Кошка вела себя очень нервно.

Во-первых, она быстро сообразила, что характерное покачивание поплавка означает, что удача близка. "Потребительница продукции" сидела рядом со мной и с интересом смотрела на поплавок. Мы вместе смотрели на поплавок. Наконец, начинался клёв.

Мурка, казалось, понимала, что "процесс", как говорится, "пошёл". Она прижималась к земле и медленно приближалась к кромке воды.

Мурка напрягалась и, казалось, была готова сама прыгать в воду.

Кончик её хвоста вздрагивал.

В волнении она поглядывала на меня, словно хотела подсказать, что, мол, клюет и что пора дергать кверху. Каким недотепой она, должно быть, считала меня в своих кошачьих мыслях.

Во-вторых, она явно не доверяла мне, считая, что должна сама снимать улов с крючка. Здесь между нами шла упорная борьба, потому что я, понятное дело, понимал, что Мурка, схватив неснятую с крючка рыбу, может сама оказаться на крючке, поскольку проглотит его.

Иногда рыба срывалась с крючка. Хорошо, если это происходило не над водой, и Мурка стремительным прыжком настигала трепещущую в траве рыбешку. Но когда рыба срывалась над водой и плюхалась назад, в свою стихию, то тогда кошачьей досаде не было предела.

Мурка поворачивала ко мне свою усатую морду и смотрела на меня так выразительно, что я понимал: охотник из меня никудышный, и что она терпит меня только потому, что сама не может держать в лапах удочку.

Десятка полтора-два пескарей постепенно приводили Мурку в благодушное состояние. Я видел, что она уже наелась.

- Идем домой? - спрашивал я.

И, удивительное дело, она, словно понимала мою фразу, иначе, как объяснить то, что кошка отходила от воды и, неторопливо шла в сторону дома. По её слегка раздавшемуся животу было видно - сколько приятных минут она сегодня пережила.

Домой мы шли так же, как и к речке - впереди она, а я чуть сзади.

Признаюсь, я неоднократно подшучивал над Муркой.

Я делал вид, что собираюсь идти рыбачить.

Я брал удочку, осматривал поплавок, леску, грузило, крючок.

Мурка была тут как тут.

Она взволнованно мяукала и тёрлась об мои ноги. Кошка понимала, что означает удочка в моих руках. Она предвкушала радость рыбной ловли, радость охоты.

Однако она не знала, что я собрался подшутить над ней.

- Нет, не пойду рыбачить, - бурчал я и клал удочку на место.

Мурка никак не могла понять, что произошло. В чём дело? Ведь мы собрались идти ловить рыбу!

Наконец до неё доходило, что я её, просто-напросто надул.

Обида и огорчение отражались на её кошачьей физиономии.

И вот однажды эта обида превратилась в такую сценку, что все, кому я о ней впоследствии рассказывал, не могут сдержать улыбки.

Итак, я в очередной раз подшутил над Муркой и рыбу ловить не пошёл.

Прошло минут десять. Смотрю - нет нигде нашей кошки.

Да где же она? Только что была здесь!

Я посмотрел на берег речки и оторопел от удивления.

Наша Мурка сидела на том же самом пне, с которого мы с ней обычно рыбачили. При этом она внимательно смотрела на воду.

Всё её тело было в напряженном ожидании.

Она пошла ловить рыбу сама. Без меня!

Наверное, она так и сказала себе в досаде:

"Ах, так! Тогда я пойду ловить рыбу одна! Справлюсь!"

Честное слово, в этот момент мне стало стыдно, за то, что я так беспардонно и беспричинно обманываю это милое создание.

Я схватил удочку и побежал к Мурке.

Когда я подходил к ней, она мельком взглянула на меня и снова уставилась на воду. Прямо по поверхности воды гуляли небольшие голавлики. Мурка их видела и волновалась. Мой приход она восприняла как должное. Словно я просто пришёл немного помочь ей в охоте.

В тот раз мы наловили рыбы гораздо больше, чем обычно. И очень довольные друг другом, не спеша, пошли домой.

После этой рыбалки я над Муркой больше никогда не подшучивал.

С тех пор минуло много лет.

Уже давно нет на свете ни Мурки, ни Джека.

Однажды в осеннее половодье речка вышла из берегов и вырвала с корнем тот пень, на котором мы с Муркой занимались рыбалкой.

На месте нашего старого дома построен новый.

Всё изменилось.

И лишь наша горная речка всё также поёт свою вечную песню, неся свои прозрачные воды к далёкому морю.