Прочитайте онлайн МОЁ ИНДЕЙСКОЕ ДЕТСТВО | ЛУКИ И СТРЕЛЫ

Читать книгу МОЁ ИНДЕЙСКОЕ ДЕТСТВО
206+2414
  • Автор:

ЛУКИ И СТРЕЛЫ

Когда мы были малышами, мы делали крошечные стрелы и играли с ними в наших жилищах-типи. Луки выглядели почти как настоящие и, таким образом, мы уже могли практиковаться в навыках их изготовления и использования. Для своих игрушечных луков и стрел мы брали практически любые виды дерева, но когда дело доходило до настоящих, мы тщательно выбирали материал. Это было важной частью искусства изготовления и лука, и стрел.

Для стрел мы выбирали тонкие ветви вишнёвого дерева, непосредственно отходящие от основного ствола. Они были прямыми и прочными. Мы отрубали их и ногтями счищали кору. Дерево становилось белым и красивым на вид. В подобных делах мы часто пользовались своими зубами и ногтями. Мы никогда не слышали о маникюре и тому подобных вещах, но тем не менее наши ногти были крепкими, а зубы – белыми и здоровыми. Но у современных дантистов, конечно, много работы.

Наши стрелы также подвергались некоторой обработке, для чего мы пользовались ножом. В те дни у Лакотов уже были ножи, полученные от белых людей. Не каждый мальчик был счастливым обладателем ножа, но если в лагере находился такой, то он не жадничал и разрешал всем нам пользоваться им. Мы измеряли длину будущей стрелы таким образом: расстояние от сгиба локтя до кончика среднего пальца и назад до запястья. Таким образом мы получали стрелу подходящего размера. Когда древко стрелы было готово, мы находили в лесу нужные нам перья: ястреба, ворона, куропатки или утки. Индюшачьи перья считались лучшими, но они попадались редко, и ими пользовались только воины и охотники. Мы обрезали перья до нужной длины и прикрепляли к стреле с помощью сухожилий. Иногда их расщепляли, иногда нет. Существовали различные способы оперения, и если мы делали стрелу для красоты, а не для охоты, то обычно венчали её красиво раскрашенным орлиным пером, для чего требовалось немалое искусство.

Теперь нужно было сделать наконечник. Некоторые стрелы имели острый наконечник, а некоторые – тупой, и тогда они служили для охоты на мелкую дичь. Иногда такие наконечники выстругивались в форме луковицы или шарика. Такие стрелы странно выглядели, но для мелкой дичи вполне годились. Особенно ценились кремнёвые наконечники, и обычно Лакоты пользовались именно ими. Конец стрелы расщеплялся, туда вставлялся кремнёвый наконечник и закреплялся с помощью жил. Довольно часто мы находили осколки кости, по форме похожие на наконечники для стрел, и они вполне заменяли кремнёвые.

Приступая к изготовлению лука, мы обычно находили палку такой формы, чтобы на неё было легко натянуть тетиву. Первым делом мы старались разыскать ясеневую палку, поскольку она гибкая и хорошо пружинит, а её качества не зависят от погоды. Если не было ясеня, то использовали древесину орешника, ивы, даже вишни или сливы, но всё-таки самым лучшим материалом был ясень. Мы выбирали ту часть палки, которая будет внутренней и очищали её, а на внешней части кору оставляли. Луки Лакотов никогда не были длиннее четырёх с половиной или пяти футов. Охотничьи луки делались короткими для удобства в обращении. Длинный лук был в ходу при охоте верхом, в высокой траве или в лесу.

Независимо от сорта древесины, палка должна была быть не слишком толстой и твёрдой и хорошо сгибаться. Гибкий лук стреляет намного дальше. Быстрое использование лука было для нас основным. Мы не слишком думали о внешней его красоте, как это делают современные лучники. Мы учились убивать свою добычу наиболее быстро и эффективно. Возможно, современному мальчику, даже индейскому, трудно представить себе, что значил лук для индейца в старые времена. Он был с ним всегда и везде, даже ночью. При любом подозрительном шуме его рука сразу же нащупывала лук и стрелы, которые всегда лежали рядом. В старые времена, до появления лошади, индейцы охотились на бизонов с очень коротким луком. Длинный лук, наподобие современных, использовался, только если охотник подбирался к стаду через высокую траву. Иногда при этом он надевал на себя волчью шкуру. Это помогало охотнику подобраться как можно ближе к бизонам, особенно если он двигался с подветренной стороны. Свой короткий лук он держал в руке или за поясом спереди. Колчан, переброшенный через левое плечо, был, как правило, сшит из шкуры бизона. Летом бизонья шкура бывает мягкой и гладкой, мягче лошадиной, а зимой она становится толстой и шерстистой. Некоторые счастливчики имели колчаны из выдры. Когда воины не охотились, они часто носили двойной колчан: в одном отделении лежал лук, в другом – стрелы. Если у молодого человека был колчан из выдры и красиво украшенные стрелы, ему все завидовали, а если у него была девушка, то она им очень гордилась.

Изготовление тетивы также было очень любопытным делом. На самом деле, весь процесс создания лука и стрел доставлял нам удовольствие. Чем больше мы их делали и чем чаще охотились с ними, тем больше нам это нравилось. Даже сейчас мне доставляет удовольствие сделать хороший лук или несколько красивых стрел.

У женщин всегда хранился запас сухожилий, которые они использовали как нитки. Мы всегда просили их у матерей, когда это было необходимо. Как вы видите, сухожилия в индейском типи были такой же нужной вещью, как нитки в современных домах. Мать использовала их для шитья различной одежды – платьев, ноговиц и мокасин. Даже наше жилище было сшито этими жилами так, что ни дождь, ни снег не проникали внутрь. Наши матери были умны и изобретательны во всём, что касалось домашнего хозяйства.

Короткие куски сухожилий всегда отдавали нам, и мы соединяли их, смачивая слюной, а затем разглаживая на колене. Из этих нитей мы учились сплетать прочные тетивы для своих луков. Каждый охотник обязательно брал с собой запасную тетиву, на случай если основная порвётся.

Существует разница в качестве сухожилий различных животных. Оленьи жилы были мягкими и сухими, поэтому воины и охотники использовали их при изготовлении стрел. Но для тетивы и сшивания покрышки типи обычно брали бизоньи сухожилия, более толстые и прочные. Они представляли собой две длинные полосы, проходящие вдоль спинного хребта животного. Мы очищали их от мышц и прилепляли на шесты типи. Высохнув, они отваливались сами. Тогда мы сматывали их и прятали в сумку до той поры, пока они не понадобятся. В таком виде они могли храниться сколько угодно.