Прочитайте онлайн Мой ответ - нет | Глава LIV Мирабель видит, как ему поступить

Читать книгу Мой ответ - нет
4316+4290
  • Автор:
  • Перевёл: Илья Владимирович Бояшов

Глава LIV

Мирабель видит, как ему поступить

Эмили не потеряла присутствия духа. Она отворила дверь, чтобы проветрить комнату, и велела подать воды. Вернувшись к Мирабелю, она развязала ему галстук. На помощь пришла миссис Элмазер. Сквозной ветер и вода, прыснутая в лицо, произвели свое действие.

— Он сейчас придет в себя, — заметила миссис Элмазер. — С вашей тетушкой делались иногда эти обмороки, мисс, и я кое-что понимаю в них. Он, кажется, очень тщедушен. Он испугался чего-нибудь?

Эмили не знала, как близка была эта догадка к истине.

— Ничего не могло испугать его, — ответила она. — Я боюсь за его здоровье. Он побледнел во время нашего разговора; я подумала, что ему делается дурно; он сказал, что это ничего, и как будто оправился. К несчастью, я была права, это было приближением обморока — он упал через минуту.

У Мирабеля вырвался вздох. Пастор открыл глаза, с ужасом взглянул на миссис Элмазер и опять зажмурился. Эмили попросила служанку выйти. Видя свою добрую молодую барышню, наклонившуюся над слабым маленьким пастором, старушка вспомнила об Албане Моррисе. «Ах, — пробормотала она про себя, — вот тот ведет себя, как мужчина!»

В буфете стояло вино, которое Эмили уже предлагала Мирабелю. На этот раз он с жадностью выпил его. Он осмотрелся, желая удостовериться, что они одни.

— Низко я упал в вашем мнении? — спросил он, слабо улыбаясь. — Я боюсь, что после этого вы составите себе жалкое мнение о вашем новом союзнике.

— Я думаю только, что вам надо бы больше заботиться о вашем здоровье! — ответила Эмили с искренним участием. — Позвольте мне оставить вас отдохнуть на диване?

Он отказался и попросил вызвать кеб. Эмили осмелилась выразить сомнение — хватит ли у него сил уехать одному. Он повторил свою просьбу. Проезжавший кеб тотчас остановили. Эмили проводила Мирабеля до калитки.

— Я знаю, что надо сделать, — сказал он торопливо и рассеянно. — Отдых и лекарства скоро помогут мне оправиться.

Его холодная и влажная рука заставила Эмили вздрогнуть.

— Вы не будете думать хуже обо мне? — спросил он. — Вы примете меня, если я приду завтра?

— Я очень желаю видеть вас.

Они расстались.

Добравшись до гостиницы, в которой он обыкновенно останавливался в Лондоне, Мирабель запер дверь своей комнаты и опустил штору окна. В одиночестве и темноте пастор сел в угол и закрыл лицо руками. Он недолго находился в таком положении.

Нельзя было терять времени. Он написал своей сестре, миссис Дельвин.

«Твоему здравому суждению, дорогая Агата, может показаться, что я напрасно так тревожусь насчет будущего. Только двое знают, что я тот человек, который убежал из Зиландской гостиницы: ты и мисс Джетро. На тебя я могу полагаться; и после того, как я узнал мисс Джетро, я не должен был сомневаться в ней. В этом я сознаюсь; но я не могу преодолеть своего недоверия к друзьям Эмили.

Кроме доктора (о котором я уже упоминал) есть еще два человека, которых ты знаешь из нашей переписки и которые принимают участие в ее судьбе, — миссис Вайвиль и мистер Албан Моррис. С удовольствием говорю, что этот последний уже не соперник мне, — Эмили отказала ему. Но он еще страшен, как враг, который будет рад погубить меня в ее мнении, если сможет.

Я желаю, чтобы ты, моя милая, пригласила Эмили к себе в гости и таким образом отдалила ее от этих друзей. Старую служанку, которая служит ей, следует тоже пригласить. Мне кажется, что миссис Элмазер предана мистеру Албану Моррису. Ее надо все время держать в поле зрения.

Не сомневаюсь, что Эмили примет твое приглашение.

Я теперь избранный советник, на которого она полагается, и будет делать то, что я ей скажу. Мне горько, действительно очень горько, что я буду принужден обманывать ее — но иначе я должен выдать себя, как злодея, которого она ищет. Был ли кто когда-нибудь в подобном положении? Агата, я так ее люблю! Если я не уговорю ее сделаться моей женой, мне все равно что будет со мной. Прежде я думал, что смерть на эшафоте самое страшное, что может случиться с человеком. В настоящем состоянии моего духа жизнь без Эмили не имеет никакого смысла. Когда мы будем вместе с ней, в твоей старой, омываемой морем башне, употреби все силы, моя милая, чтобы расположить ко мне сердце этой милой девушки. Пожалуйста, быстрее напиши ей. Если она останется в Лондоне, как я могу знать, может быть, мистер Моррис опять займет потерянное им место в ее расположении? От этой мысли меня пробивает дрожь.

Одного очень важного вопроса должен я коснуться, прежде чем закончу.

В твоем последнем письме ты писала, что сэр Джервис Редвуд, кажется, проживет недолго, и что после его смерти вся прислуга будет распущена. Не можешь ли ты узнать, куда денутся тогда мистер и миссис Рук? Что касается меня, я не сомневаюсь — перемена в моей наружности не позволит им узнать меня. Но чрезвычайно важно, чтобы Эмили не встретилась с миссис Рук. Они уже переписывались; и миссис Рук выразила намерение (если представится случай) побывать у Эмили. Как ты видишь — есть еще одна причина, и очень настоятельная, удалить Эмили из Лондона! Мы легко можем не пустить миссис Рук в твой дом; но сознаюсь, что я буду чувствовать себя гораздо спокойнее, если услышу, что они уехали из Нортумберланда».

Этим признанием брат миссис Дельвин завершил свое послание.