Прочитайте онлайн Мой ответ - нет | Глава XXXVI Перемена воздуха

Читать книгу Мой ответ - нет
4316+4309
  • Автор:
  • Перевёл: Илья Владимирович Бояшов

Глава XXXVI

Перемена воздуха

Обитатели Незервудса вставали и ложились рано. Когда Албан и миссис Элмазер пришли к задней двери дома, они нашли ее запертой. Весь дом спал.

Только за решетчатой ставней балконного окна гостиной Франсины горела лампа.

— Пройдем с парадного входа, — предложил Моррис как можно тише.

Служанка кивнула. Им не удалось войти незамеченными. Когда дверь была отворена, внезапно оказавшаяся в зале добрая мисс Лед уставилась на Албана и миссис Элмазер с самым искренним недоумением. Потом ей сделалось смешно. Она расхохоталась.

— Заприте за собой дверь, мистер Моррис, — сказала она, — и будьте так добры, объясните мне, что это значит? Уж не давали ли вы урок рисования при свете звезд?

Миссис Элмазер пошатнулась.

— Я ослабла и у меня кружится голова, — сказала она, — позвольте мне лечь в постель.

Мисс Лед тотчас пошла за ней.

— Пожалуйста, простите меня! Я не обратила внимания на то, что вы больны, — объяснила она. — Что могу я сделать для вас?

— Очень вам благодарна; мне ничего не нужно, кроме тишины. Желаю вам спокойной ночи.

Албан пошел за мисс Лед в ее кабинет. Они не успели ничего сказать друг другу — раздался стук. Франсина, незаметно вернувшаяся в свою комнату через балконное окно, неожиданно явилась к наставнице.

— Мне стыдно, мисс Лед, беспокоить вас в такое время. Моим единственным извинением служит то, что я очень беспокоюсь о миссис Элмазер. Если она действительно нездорова, к несчастью, этому причиной я.

— Каким образом, мисс де Сор?

— Мне кажется, я испугала ее совершенно неумышленно, когда мы разговаривали в моей комнате. Она вдруг выбежала вон. Я думала, что она побежала в свою спальню. Я не имела ни малейшего понятия, что она в саду.

К этому ложному заявлению примешивалась доля правды. Франсина действительно думала, что миссис Элмазер ушла к себе. Найдя комнату пустой и не отыскав беглянку нигде в доме, Франсина испугалась и пошла осматривать сад с тем результатом, о котором уже упоминалось. Скрыв это обстоятельство, она лгала так искусно, что и Албана обманула так же легко, как и мисс Лед. Давая подробные объяснения и помня, что она находится в присутствии Албана, Франсина держала себя в строгих границах истины. Не моргнув глазом, она уверила всех, что миссис Элмазер приняла ее легкомысленные слова за серьезный разговор. Франсина ушла с раскаянием, приложив носовой платок к сухим глазам, и тогда Албан с некоторой сдержанностью вернулся к тому, что произошло между ним и миссис Элмазер.

— Испуг бедной старушки имел один хороший результат. Она готова наконец сознаться, что больна, и думает, что отчасти тому причиной здешний воздух. Я посоветовал ей уволиться. Нельзя ли ей отделаться от обычной отсрочки и не предупреждать за месяц мисс де Сор, что она оставит ее?

— Ей нечего беспокоиться на этот счет, — ответила мисс Лед. — Я так устроила, что достаточно предупредить за неделю. Я завтра поговорю с Франсиной.

Мисс Лед сдержала слово. Миссис Элмазер была свободна. Правда, осталось одно затруднение. Служанка не могла сама отправиться в длинный путь к месту своего рождения, в Камберленд; а квартира ее в Лондоне была сдана. Мисс Лед, побуждаемая благоразумием и добротой, написала Эмили и просила скорого ответа.

Позднее, в этот же день, Албана позвали к миссис Элмазер. Он нашел ее, с нетерпением желающую узнать, о чем он вчера говорил с мисс Лед.

— Остереглись ли вы, сэр, упоминать о мисс Эмили?

— Я особенно остерегался; и даже и не намекнул на нее.

— Мисс де Сор говорила с вами?

— Я не дал ей такой возможности.

— Она упрямая — она может постараться.

— Если так, я прямо выскажу ей свое мнение о ней.

Затем миссис Элмазер пожелала знать, каким образом Албану стало известно об ужасной смерти отца Эмили. Не пугая ее бесполезным упоминанием о докторе Олдее и о мисс Джетро, Албан отвечал на ее вопросы безо всякой сдержанности. Удовлетворив свое любопытство, служанка не выказала желания продолжать этот разговор. Она указала на кота мисс Лед, спавшего возле пустого блюдечка.

— Грешно, мистер Моррис, желать быть на месте Тома. Он не заботится о своей прошлой и будущей жизни. Ах, если бы я могла вот так выпить свое молоко и просто заснуть! Мисс Лед выпросила мне свободу, а я не знаю, куда мне ехать отсюда.

— Последуйте примеру Тома, — посоветовал Албан. — Пользуйтесь сегодняшним днем и не думайте о завтрашнем.

Завтра настало и оправдало философию Албана. Эмили ответила на письмо мисс Лед по телеграфу:

«Сегодня я уезжаю к Сесилии в Монксмур-Парк в Хантсе. Не возьмется ли миссис Элмазер присматривать за коттеджем в мое отсутствие? Я уезжаю, по крайней мере, на месяц. Все для нее приготовлено, если она согласится».

Миссис Элмазер с радостью приняла предложение. С искренней признательностью простилась она с мисс Лед, но никоим образом нельзя было уговорить ее проститься с Франсиной.

— Сделайте мне еще одно одолжение, мисс Лед, не говорите мисс де Сор, когда я уезжаю, — просила служанка.

Не зная причины, возбудившей такую злопамятность, мисс Лед возражала.

— Мисс де Сор приняла мой выговор с раскаянием; она искренно сожалела, что так необдуманно напугала вас. И вчера, и сегодня она осведомлялась о вашем здоровье. Полноте! Не сердитесь — проститесь с нею.

Ответ миссис Элмазер был категоричен:

— Я прощусь по телеграфу, когда приеду в Лондон.

Последние слова служанки к Албану несли в себе нескрываемую тревогу:

— Если можете это сделать, сэр, не давайте им сходиться.

— Вы говорите об Эмили и мисс де Сор?

— Да.

— Чего вы боитесь?

— Я не знаю.

— Благоразумно ли это, миссис Элмазер?

— Может быть, нет. Я знаю только, что я боюсь.

Она уехала в экипаже. Албану было еще рано идти в класс. Он остался на террасе.

Моррис был так погружен в свои мысли, что не заметил Франсины. Она вдруг вышла из своей комнаты и заговорила с ним.

— Не знаете ли вы, мистер Моррис, почему миссис Элмазер уехала, не простившись со мной?

— Она, вероятно, боялась, мисс де Сор, что вы сделаете ее жертвой другой шутки.

Франсина пристально посмотрела на него.

— Вы имеете какую-нибудь особенную причину говорить со мной таким образом?

— Кажется, я вам не нагрубил.

— Я не это хочу сказать. Вы, кажется, испытываете отвращение ко мне. Я желала бы знать, почему.

— Я не люблю жестокость — а вы поступили жестоко с миссис Элмазер.

Франсина опять посмотрела на него.

— Должна ли я понять, что мы враги? — спросила она.

— Вы должны понять, — ответил он, — что человек, работающий у мисс Лед, не может откровенно выражать свои чувства ее девицам.

— Значит ли это, мистер Моррис, что мы враги? — упрямо повторила Франсина.

— Это значит, мисс де Сор, что я учитель рисования в этой школе и должен идти в класс.

Франсина вернулась в свою комнату, разрешив единственное сомнение, смущавшее ее. Было ясно: Албан Моррис не знает, что она подслушала его разговор с миссис Элмазер. Ее любопытство и самодовольство были равно удовлетворены — она наконец восторжествовала над миссис Элмазер и осталась довольна этим торжеством. Пока Эмили оставалась ее другом, открывать страшную тайну было бы бесполезной жестокостью. Конечно, между ними была холодность. Но Франсина — под влиянием магнетического влечения к Эмили — не скрывала от себя, что в этом виновата она сама.

«Я все могу поправить, когда мы встретимся в Монксмур-Парке», — думала она.

Она раскрыла свою письменную шкатулку и написала коротенькое и любезное письмо к Сесилии.