Прочитайте онлайн Мой ответ - нет | Глава XXXIII Воспоминания о Сан-Доминго

Читать книгу Мой ответ - нет
4316+4315
  • Автор:
  • Перевёл: Илья Владимирович Бояшов

Глава XXXIII

Воспоминания о Сан-Доминго

Ночь была необыкновенно душной. Франсина не могла заснуть. Предмет ее размышлений составляла женщина, занимавшая смиренное место служанки.

Миссис Элмазер выглядела чрезвычайно болезненно, была суеверна, считала пятницу несчастливым днем и бросала щепотку соли через левое плечо, когда просыпала соль.

Франсина вспомнила невольницу Сафо и жизнь в Сан-Доминго. Она встала, зажгла свечу и открыла свою письменную шкатулку. Из одного ящика вынула она старую счетную книгу.

Книга была исписана красивым, четким почерком. Рукопись имела название: «Глупости Сафо».

Франсина подумала и изменила его. Теперь страница была озаглавлена: «Здравомыслие Сафо».

Франсина прочла последнюю часть рукописи с большим вниманием.

«Умоляю мою добрую и милую барышню не предполагать, что верю колдовству, — после такого воспитания, какое получила я. Когда я написала, по вашему приказанию, все, что говорила вам словесно, я не знаю, какое обольщение овладело мною. Вы говорите, что в моем характере есть негритянская сторона, унаследованная мною от моей матери. Я почти боюсь, что это недалеко от истины.

Однако я должна беречься, чтобы не ввести вас в заблуждение. Это действительно справедливо, что невольник, о котором я говорила, исчах и умер после того, как моя колдунья мать околдовала его посредством восковой фигуры. Но мне следовало также сказать вам, что обстоятельства благоприятствовали этому колдовству, и что в гибельной кончине не было ничего сверхъестественного.

Здоровье бедняги было нехорошо в то время, и наш хозяин послал его работать в отдаленной долине острова. Мне сказали, и я верю, что там климат совсем не такой, как прибрежный. Управляющий не поверил ему, когда он сказал, что воздух в долинах будет причиной его смерти. Негры, которые, может быть, помогли бы ему, избегали человека, который, по их мнению, был испорчен колдовством.

Это, видите, объясняет то, что может показаться невероятным людям цивилизованным. Если вы хотите сделать мне милость, сожгите эту книжечку, как только прочтете, что я написала в ней. Если вы не исполните моей просьбы, я могу только умолять вас не показывать никому этих страниц. Моя жизнь может находиться в опасности, если негры узнают, что я сказала теперь вам в интересах истины».

Франсина закрыла книгу и вновь положила ее в шкатулку.

— Теперь я знаю, — сказал она себе, — что напомнило мне Сан-Доминго.

Когда Франсина позвонила утром, миссис Элмазер так долго не приходила, что Франсина хотела уже послать за ней кого-нибудь из служанок. Однако, прежде чем она собралась, миссис Элмазер пришла и извинилась.

— Первый раз в жизни я проспала, мисс. Пожалуйста простите меня. Этого больше не случится.

— Вы находите, что здешний воздух нагоняет на вас сон? — спросила Франсина.

Миссис Элмазер покачала головой.

— Я не могла заснуть до утра, — ответила она, — и потому не могла встать во время. Воздух тут ни при чем. Это дворяне могут иметь прихоти и фантазии. А для таких людей, как я, воздух одинаков везде.

— У вас хорошее здоровье миссис Элмазер?

— Я никогда не обращалась к докторам.

— О! Вот какого вы мнения о докторах.

— Я не хочу иметь с ними никакого дела, — угрюмо ответила миссис Элмазер. — Как причесать вам волосы?

— Точно так, как вчера. Видели вы мисс Эмили? Она вернулась в Лондон на другой день, после того, как вы уехали от нас.

— Я в Лондоне не была. С удовольствием могу сказать, что сдала свою квартиру хорошей квартирантке.

— Так где же вы жили, пока нашли место у меня?

— Мне некуда было больше ехать, мисс, кроме как в ту деревню, где я родилась. Моя знакомая нашла для меня уголок. Ах, какое приятное место!

— Такое же, как это?

— Господи помилуй! Прекрасная большая долина!

— А здесь вы никогда не бывали?

— Нет! Когда я оставила север, моя новая хозяйка повезла меня в Канаду. Вы говорите о воздухе! Если бы воздух что-нибудь значил, люди в том воздухе должны бы жить до ста лет. Мне понравилась Канада.

— А потом вы к кому поступили?

До сих пор миссис Элмазер разговаривала довольно охотно. Дух молчания внезапно овладел ею — она не сказала больше ничего.

Франсина, по обыкновению, стала настаивать.

— Вы потом поступили к тетке мисс Эмили?

— Да.

— Она всегда жила в Лондоне?

— Нет.

— Где же она жила?

— В Кенте.

— В тех местах, где растет хмель?

— Нет.

— В какой же части?

— На острове Тенете.

— Около моря?

— Да.

Франсина не имела сил приставать. Сдержанность миссис Элмазер одолела ее любопытство — по крайней мере, на день.

— Сходите в переднюю, — сказала Франсина, — и посмотрите, не лежат ли там письма ко мне.

Одно письмо было со швейцарским штемпелем. Простодушная Сесилия пришла в восторг от любезного письма Франсины. Она с нетерпением ожидала того времени, когда их знакомство перейдет в дружбу. «Не бросите ли всякие церемонии, милая мисс де Сор, и не согласитесь ли погостить (позднее, осенью) в доме моего отца?» — писала Сесилия. В конце месяца она надеялась опять быть дома и услышать, что Франсина свободна. Прочтя это письмо, Франсина вывела из него мораль: «Дура может быть очень полезна, когда знаешь, как с ней поступать».

На другое утро миссис Элмазер немедленно явилась на колокольчик своей барышни.

— Вы спали лучше на этот раз? — спросила Франсина.

— Нет, мисс. Когда я заснула, меня беспокоили сны. Я опять провела дурную ночь.

— Я подозреваю, что у вас на душе неспокойно, — заметила Франсина.

— Почему вы это подозреваете, позвольте спросить?

— Вы говорили мисс Эмили, что желаете уйти от ваших мыслей. Помогла вам перемена места?

— Не настолько, как я ожидала. Некоторые мысли крепко держатся.

— Мысли, которые происходят от угрызений? — спросила Франсина.

Миссис Элмазер вздохнула.

— Мне кажется, мы условились, мисс, что вы не будете меня пытать.

Туалет продолжался молча.

Прошла неделя. В один день мисс Лед постучалась в дверь комнаты Франсины.

— Я желаю говорить с вами о миссис Элмазер. Приметили вы, что здоровье ее расстроено?

— Она немножко бледна, мисс Лед.

— Есть кое-что посерьезнее этого, Франсина. Служанки говорят мне, что у нее совсем нет аппетита. Она сама сознается, что дурно спит. Я видела ее вчера вечером в саду под окном классной. Одна из девиц уронила книгу. Она вздрогнула даже от этого, почти слышного звука. Ее нервы очень расстроены. Не можете ли вы уговорить ее посоветоваться с доктором?

Франсина колебалась и наконец сказала:

— Мне кажется, она скорее послушается вас, мисс Лед.

— Конечно, конечно…

За миссис Элмазер тотчас послали.

— Что вам угодно, мисс? — спросила служанка Франсину.

— Это я желаю говорить с вами, миссис Элмазер, — сказала мисс Лед. — Уже несколько дней я с огорчением примечаю, что у вас болезненный вид.

— Я никогда в жизни не была больна.

Мисс Лед настаивала.

— Я слышу, что вы потеряли аппетит.

— Я никогда много не ела.

Очевидно бесполезно было упоминать о симптомах нездоровья миссис Элмазер. Мисс Лед попробовала другой метод убеждения.

— Может быть, я ошибаюсь, — сказала она, — но я очень беспокоюсь о вас. Для моего успокоения, не посоветуетесь ли вы с доктором?

— С доктором! И вы думаете, что я в мои лета начну принимать лекарства? Право, сударыня, мне смешно слушать вас!

Служанка захохотала истерическим смехом, который так близок к слезам. С отчаянным усилием преодолела она себя.

— Пожалуйста, не дурачьте меня, — сказала она и ушла.

— Что вы думаете теперь? — спросила мисс Лед.

— Я не знаю что и думать, — ответила Франсина уклончиво.

Мисс Лед ушла.

Франсина облокотилась на стол, закрыла лицо руками и погрузилась в мысли. Затем она взяла листок почтовой бумаги — и остановилась, как бы находясь еще в сомнении. Потом схватила перо с внезапным порывом решимости и написала эти строчки содержательнице одной гостиницы в Лондоне:

«В день моего приезда к вам из Вест-Индии, вы были так добры, что обещали оказать мне всякую услугу, о которой я вас попрошу. Я очень буду обязана вам, если вы достанете и пришлете мне сюда воск, из которого художники делают слепки; в таком количестве, которое нужно для небольшой фигуры».