Прочитайте онлайн Святилище | Глава 85

Читать книгу Святилище
3816+3772
  • Автор:
  • Перевёл: Г. Соловьева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 85

— Кто? Леони? — заикнулась Мередит, у которой мысли на мгновение перемкнуло.

— Кто? Нет, доктор О'Доннел. Она уже здесь. Я звоню снизу. Ты можешь к нам спуститься?

Мередит бросила взгляд в окно, соображая, что экспедицию на озеро придется немного отложить.

— Конечно, — вздохнула она, — пять минут.

Она стянула с себя лишнюю одежку, заменила свитер Хола на собственный, красный с воротником-хомутом, причесалась и прошла по коридору. Выходя на площадку, остановилась, чтобы сверху заглянуть в шахматный вестибюль. Отсюда ей видно было, как Хол разговаривает с высокой темноволосой женщиной, показавшейся вроде бы знакомой. Через минуту она вспомнила. На площади Де Ренн в вечер ее приезда та стояла у стены и курила.

— Это к чему бы? — пробормотала она про себя.

Хол при ее появлении просиял.

— Привет, — сказала она, коротко чмокнув его в щеку, после чего протянула руку доктору О'Доннел. — Я Мередит. Извините, что заставила ждать.

Женщина прищурилась, видимо, пытаясь припомнить, где ее видела.

— Мы обменялись парой слов в ночь похорон, — помогла ей Мередит. — Около пиццерии на площади.

— Правда? — Женщина расслабилась. — Да, верно.

— Давайте выпьем кофе в баре, — предложил Хол на ходу. — Там спокойнее разговаривать.

Мередит и доктор О'Доннел последовали за ним. Мередит из вежливости о чем-то расспрашивала гостью, стараясь сломать лед. Давно ли та живет в Ренн-ле-Бен, что ее связывает с этими местами, где она работает. Обычные расспросы. Шелаг О'Доннел отвечала вполне свободно, хотя за каждым ее словом чувствовалось нервное напряжение. Она была очень худой, глаза у нее постоянно бегали, и она то и дело потирала подушечку большого пальца остальными. Мередит решила, что ей совсем немного за тридцать, но морщины сильно старили ее. Мередит понимала, почему полиция не слишком серьезно отнеслась к ее ночным наблюдениям.

Они сели за тот же угловой столик, который занимали вчера вечером с дядей Хола. Днем все казалось совсем другим. Запах восковой полировки, свежие цветы на стойке бара и нераспакованные коробки с товарами мешали представить вечер с винами и коктейлями.

— Мерси, — поблагодарил Хол, когда официантка поставила перед ними поднос с кофе.

Пока он разливал кофе по чашкам, все молчали. Доктор О'Доннел отказалась от сливок. Когда она размешивала сахар в своей чашке, Мередит снова заметила шрамы у нее на запястьях и задумалась, от чего они могли остаться.

— Прежде всего, — начал Хол, — я хочу вас поблагодарить, что вы согласились увидеться со мной.

Мередит с радостью отметила, что он держится хладнокровно, сдержанно и благоразумно.

— Я знала вашего отца. Он был хороший человек, друг. Но, должна сказать, — я мало что смогу к этому добавить.

— Понимаю, — отозвался Хол, — однако, если вы уделите мне немного времени, я заново повторю все, что нам известно. Я понимаю, что после происшествия прошло больше месяца, но меня не все удовлетворяет в результатах расследования. Я надеюсь, что вы расскажете мне чуть больше о той ночи. Кажется, по словам полицейских, вы что-то услышали?

Шелаг стрельнула глазами в Мередит, потом посмотрела на Хола и снова отвела взгляд.

— Они продолжают утверждать, что Сеймур не удержал машину на дороге, потому что был пьян?

— Именно этому мне трудно поверить. Я не представляю, чтобы отец так поступил.

Шелаг дернула ниточку, выбившуюся из ткани брюк. Мередит видела, что женщина нервничает.

— Как вы познакомились с отцом Хола? — спросила она, чтобы немного отвлечь ее.

Хол явно удивился ее вмешательству, но Мередит чуть заметно качнула головой, и он промолчал.

Доктор О'Доннел улыбнулась. Улыбка преобразила ее лицо, и на мгновение Мередит увидела, как красива она была, пока ее не сломала жизнь.

— В тот вечер на площади вы спросили меня, что значит «bien-aime».

— Верно.

— Ну вот, это как раз о Сеймуре. Сеймура все любили. И все уважали, даже те, кто его почти не знал. Он был неизменно вежлив, любезен с официантами и продавцами, ко всем относился с уважением, не то что…

Она осеклась. Мередит с Холом обменялись взглядами, поняв, что Шелаг сравнивает Сеймура с Джулианом Лоуренсом.

— Конечно, он здесь поселился недавно, — быстро продолжала она, — но я узнала его, когда…

Она замялась и принялась крутить пуговицу своей куртки.

— Да, — подхватила Мередит. — Вы узнали его, когда…

Шелаг вздохнула.

— У меня пару лет назад был… трудный период в жизни. Я работала на археологических раскопках недалеко отсюда, в горах Сабарте, и замешалась в одно дело. Наделала ошибок. — Она помолчала. — В общем и целом, мне с тех пор нелегко приходится. Здоровье уже не то, так что я могу работать всего несколько часов в неделю — занимаюсь оценкой в галереях в Куизе. — Она опять помолчала. — Я перебралась в Ренн-ле-Бен года полтора назад. Здесь недалеко, в деревне Лос-Серес, живет моя подруга Элис с мужем и дочерью, вот я и выбрала этот городок.

Название показалось Мередит знакомым.

— Кажется, писатель Одрик Бальярд — уроженец Лос-Серес?

Хол поднял бровь.

— Я недавно просматривала его книгу. Нашла у себя в комнате. Из тех, что твой дядя прикупил на распродаже.

Теперь Хол заулыбался, видимо, радуясь, что она запомнила разговор.

— Все правильно, — вставила Шелаг. — Моя подруга Элис хорошо его знала. — Потом ее взгляд потемнел. — И я тоже с ним встречалась.

По лицу Хола Мередит догадалась, что разговор навел его на какие-то мысли, но он молчал.

— Суть в том, что у меня проблема. Я слишком много пью. — Теперь Шелаг обращалась к Холу: — Я встретилась с вашим отцом в баре. Как раз в Куизе. Наверно, я перебрала. Мы разговорились. Он был добр и немного беспокоился за меня. Настоял на том, чтобы довезти меня до дому. Ничего такого в этом не было. На следующее утро он заехал и отвез меня в Куизу, чтобы я могла забрать свою машину. — Она помолчала. — Он никогда больше не заговаривал о том случае, зато с тех пор всегда заглядывал, когда приезжал из Англии.

Хол кивнул.

— Так вы не думаете, что он сел бы за руль, если был не в состоянии вести машину?

Шелаг пожала плечами.

— Наверняка не скажу, но не думаю — как-то не могу себе представить.

Мередит их рассуждения по-прежнему казались чуточку наивными. Сколько людей говорят одно, а делают другое! Однако на нее произвел впечатление уважительный и восторженный отзыв Шелаг о покойном.

— Полиция сказала Холу, что вы слышали шум аварии, но поняли, что произошло, только на следующее утро? — мягко сказала она. — Это так?

Шелаг дрожащей рукой поднесла к губам чашку с кофе, сделала пару глотков и со звоном опустила ее на блюдечко.

— Честно говоря, я не знаю, что я слышала. И была ли тут какая-то связь.

— Продолжайте…

— Совершенно точно я слышала не обычный скрежет тормозов и визг колес, как бывает, когда водитель на слишком большой скорости проходит поворот, а просто какой-то рокот.

Она помолчала.

— Я слушала Джона Мартина. Не так уж громко, но все равно я бы ничего не услышала, если бы шум не пришелся в паузу между треками.

— В какое время это было?

— Где-то около часа. Я встала и подошла к окну, но вовсе ничего не увидела. Было совершенно темно и совершенно тихо. Я решила, что машина проехала. И только утром, увидев на реке полицию и «скорую», стала задумываться.

На лице Хола ясно читалось, что он не понимает, к чему ведет Шелаг. Зато Мередит поняла.

— Погодите, — попросила она, — дайте разобраться. Говорите, вы выглянули и не увидели света фар? Так?

Шелаг кивнула.

— А полиции вы об этом сообщили?

Хол переводил взгляд с одной на другую.

— Не понимаю, какое это имеет значение.

— Может, и не имеет, — быстро отозвалась Мередит, — но просто это странно. Во-первых, даже если твой отец немного перебрал — я не говорю, что так и было, неужели он не включил бы фары?

Хол насупился:

— Когда машина рухнула с моста, фары могли разбиться.

— Верно, но раньше ты говорил, что машина не получила больших повреждений. — Мередит не дала себя сбить. — Дальше. Тебе, Хол, в полиции сказали, что Шелаг слышала скрип тормозов, так?

Он кивнул.

— А Шелаг говорит нам, что как раз этого-то она и не слышала.

— Все-таки я не…

— Это два. Во-первых, почему полиция дает неточные сведения? Во-вторых — признаю, что это только допущение, — если твой отец не справился с управлением на повороте, наверняка был бы шум и что-то было бы видно. Не верю я, что весь свет сразу погас.

Хол, как видно, начинал понимать.

— Ты предполагаешь, что машину столкнули с обрыва. Что она не рухнула на ходу?

Сейчас их роли переменились: Хол играл скептика, Мередит строила доказательства.

— И еще одно, — вставила Шелаг.

Оба, на минуту почти забывшие о ее присутствии, обернулись к ней.

— Когда я ложилась, примерно четверть часа спустя, то услышала, как по дороге проезжает другая машина. Я выглянула в окно — из-за того, что слышала раньше.

— И… — спросил Хол.

— Это был голубой «пежо», направлявшийся на юг в сторону Сугрени. До меня только утром дошло, что это было после аварии, около половины второго. Если они ехали из города, водитель не мог не видеть машины, рухнувшей в реку. Почему они сразу не сообщили в полицию?

Мередит с Холом переглянулись, одновременно подумав о машине, припаркованной на служебной стоянке.

— Почему вы так уверены, что это был голубой «пежо»? — спросил Хол, не выдавая волнения. — Ведь было темно.

Шелаг покраснела.

— У меня точно такая же модель. Здесь у многих такие. Кроме того, у меня за окном спальни уличный фонарь.

— Что вам ответили в полиции, когда вы все это рассказали?

— Они не придали этому никакого значения. — Она взглянула на дверь. — Простите, но мне пора уходить.

Она встала. Хол и Мередит тоже поднялись.

— Послушайте, — заговорил Хол, глубоко засовывая руки в карманы. — Я понимаю, что это ужасно неудобно, но не смогу ли я как-нибудь убедить вас проехаться со мной в полицию Куизы? Рассказать им то, что вы сейчас рассказывали нам?

Шелаг замотала головой.

— Не знаю, — начала она, — я уже дала показания…

— Понимаю. Но если мы приедем вместе… — настаивал он. — Я видел отчет о происшествии, и в нем не было почти ничего из того, что вы рассказываете. — Он взъерошил пальцами копну своих волос. — Я сам вас отвезу, — уговаривал он, устремляя на нее настойчивый голубой взгляд. — Я хочу докопаться до самого дна. Ради отца.

По мучительно исказившемуся лицу Шелаг Мередит догадывалась, как нелегко ей дается решение. Она явно не хотела иметь дело с полицией. Но привязанность к отцу Хола одержала верх. Она коротко кивнула.

Хол облегченно вздохнул.

— Спасибо, — сказал он. — Большое вам спасибо. Я заеду за вами, скажем, в двенадцать? Чтобы вы успели собраться. Это удобно?

Шелаг кивнула.

— У меня на утро назначена пара срочных дел — потому я и приехала раньше времени, — но к одиннадцати я буду дома.

— Вот и хорошо. А живете вы?..

Шелаг дала свой адрес. Все они, чувствуя себя несколько неловко в этой ситуации, пожали друг другу руки и вернулись в вестибюль. Мередит поднялась к себе, предоставив Холу проводить Шелаг до машины.

Никто из них не услышал, как щелкнула, закрываясь, еще одна дверь, отделявшая бар от расположенного за ним кабинета.