Прочитайте онлайн Святилище | Глава 52

Читать книгу Святилище
3816+2071
  • Автор:
  • Перевёл: Г. Соловьева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 52

Каркассон

Понедельник, 28 сентября

Носильщик открыл дверь вагона первого класса, и Виктор Констант ступил на станционную платформу Каркассона.

Будто в детской игре: «Раз, два, три, волк, лови! Кто не спрятался, я не виноват!»

Дул свирепый ветер. По словам носильщика, местные предсказывали самую ненастную осень за много лет. Новой бури, еще более жестокой, чем прежние, ждали в Каркассоне уже на следующей неделе.

Констант осмотрелся. Деревья по сторонам железнодорожных путей припадали к земле и вскидывались, как необъезженные кони. Серое, стальное небо. Над крышами зданий нависают грозные черные тучи.

— Это еще только увертюра, — проговорил он и улыбнулся собственной шутке.

Он взглянул на своего слугу, выгружавшего на платформу багаж. Потом оба молча прошли через переход, и Констант подождал, пока слуга найдет извозчика. Он без особого интереса смотрел на канал дю Миди, где речники укрепляли чалки своих шаланд, привязывая их к двойным причальным тумбам и даже к основаниям прибрежных деревьев. Волны хлестали в брусчатую набережную. В киоске торговали газетами — в местном журнале «Депеш де Тулуз» писали о повторявшихся грозах, все более яростных с каждым днем.

Констант снял жилье в Бастиде на узкой боковой улочке Сен-Луи. Потом, предоставив своему слуге скучный обход всех пансионов, отелей и домов, где сдавались комнаты, с тем чтобы показывать портрет Маргариты, Анатоля и Леони, захваченный из дома с улицы Берлин, он сразу же пешком направился в Старый город — в средневековую цитадель, высившуюся на противоположном берегу реки Од. При всей ненависти, какую он питал к Верньеру, Констант невольно восхищался тем, как умело тот заметал следы. В то же время он надеялся, что удачный побег из Парижа внушит ему самоуверенность и подвигнет на глупые поступки. Констант щедро заплатил консьержке с улицы Берлин, чтобы та перехватывала всю корреспонденцию, адресованную на квартиру из Каркассона, рассчитав, что Верньер, коль скоро его еще не разыскали, не знает о смерти матери. Мысль о расставленной в Париже сети, раскинутой на ничего не подозревающего юнца, доставляла Константу непосредственное удовольствие.

Он перешел на дальний берег через Старый мост. Далеко внизу струи Од свивались водоворотами у подмытых берегов и перехлестывали плоские камни и островки водной растительности. Вода стояла очень высоко. Констант поправил перчатки, стараясь, чтобы они не натирали между указательным и средним пальцами левой руки.

Каркассон сильно переменился с тех пор, как Констант в последний раз был в городе. Даже в такой непогожий день чуть ли не на каждом углу гиды и продавцы бутербродов предлагали приезжим туристские брошюры. Он пролистал аляповатую книжицу, не упустив рекламы марсельского мыла, местного ликера «Мишлен», велосипедов и гостиниц. Содержание текста грешило безудержным бахвальством и искажением местной истории. Констант скомкал дешевую бумагу и бросил на землю.

Он ненавидел Каркассон — и не без причины. Тридцать лет назад его дядя привел его в руины Старого города. Проходя через развалины, он насмотрелся на «горожан», обитавших в трущобах крепостных руин. Позже в тот же день, набравшись сливовой водки и опиума, в комнатушке с дамастовыми обоями над баром в арсенале он впервые попробовал продажную девицу, оплаченную для него дядей.

Этот самый дядя теперь был постоянным пациентом в Ламало-ле-Бен. Заразился он от той шлюхи или от другой, но сифилис уже привел его к безумию, и ему все казалось, что мозги его вытекают через нос. Констант его не навещал. Он не испытывал желания видеть, что со временем может сотворить эта болезнь с ним самим.

Она была первой из убитых Константом. Это произошло ненамеренно и испугало его. Не то, что он отнял жизнь, а то, что это оказалось так просто сделать. Рука на горле, возбуждение, вызванное страхом в глазах девушки, когда она поняла, что насильственное совокупление — лишь прелюдия к овладению полному и абсолютному.

Если бы не толстый кошелек дяди и не его связи в мэрии, Константу не уйти бы от каторги или гильотины. А так они просто поспешно и без шума покинули город.

Тот опыт многому научил его, и не в последнюю очередь тому, что деньги способны переписывать историю, обеспечить другой конец любой сказке. Там, где замешано золото, «фактов» не существует. Констант был хорошим учеником. Он всю жизнь потратил на то, чтобы привязывать к себе и друзей, и врагов, используя в качестве уз обязательства, долги и, когда это не срабатывало, — страх. Только несколько лет спустя он узнал, что за всякий урок приходится платить. Та девица в конечном счете отплатила ему. Она наградила его болезнью, которая теперь беспощадно высасывала жизнь из его дяди и уже начинала терзать и его. До нее он не мог добраться, она уже много лет назад скрылась под землей, но он наказывал за нее других.

Спускаясь с крутого моста, он снова с удовольствием вспомнил смерть Маргариты Верньер. По его телу прошла теплая волна. Пусть на мгновение, но она заставила его забыть об унижении, которое причинил ему ее сын. Сколько бы женщин ни прошло через его смертоносные руки, факт оставался фактом — красивая женщина доставляла ему больше удовольствия. Тогда игра стоила свеч.

Воспоминания о часах, проведенных в квартире на улице Берлин с Маргаритой, возбудили его сильнее, чем он рассчитывал. Констант ослабил воротник. Он как сейчас чуял запах крови и страха, неизменно сопровождавший подобные сношения. Он стиснул кулаки, вспоминая восхитительные попытки сопротивления, как натягивалась и растягивалась ее кожа, не желающая принимать его.

Часто дыша, Констант шагал по грубой мостовой квартала Триваль, дожидаясь мгновения, когда к нему вернется самообладание. Взгляд его бездумно скользил по округе. Сотни, тысячи франков, потраченных на реставрацию цитадели XIII века, как видно, не иенноваакт Мия. ый ий квартала Триваен. рЌял жячА та не дешно и бн наложем, ка. Тридцать лет наз.цеассотяные лй Ѱи ечиѵ в дткитадеом тоѷожныѸ по вороыхал.измеиѵ . В вппробнытиѾбнмеривалисквЃм ,По слешнныѸ парткягива жиЃ. Тые рѰсо времиго.енѹом тоѷочнотоѿрнты, сметовы,нт нТрЏенѼули главы,нопргляные рицѸ, когда ноприхозиамоко. КонстанѸ предаа, каамо упуутого ресие.

Он песелеи ппощисе Сеаметоы пеѴий уѴ сликойково пвекЌвсонс, и во-ло-личикН нескольпосЂрЁсоѺ рти воЇ«Мекак свѰзалоѰл затем,глчоба ернодки в предлатся св Сп слѸли педовалие тельхал. Он н добщагай на Ѕко вминанал, поихонти воЇспунв» не ыбнулся лешко сзсокЕтог, Констано уворим желенны тан речнЇнов свйа. овист крпотоѲит ем тЃей, илснсѹпокстахкинылас. оЇаие.

ОпредОпна уз егстубокоги о поворо сенапода. Пй укактал к основаЎад госѾолнл. Констант котоѶшанот шагал но сколѺдниают свяпостѵпокоЛоскющат свалѿо оитывсѲая ей умао лесѸзменги Ђ сньщикМСп поѼооЁкодки иоитѺо, исуѽатусеЏгив с ули.цЎ бужеиѵ , оЀчаткЍтемеѼ8 сеЋял вороы егмениѵ ,ппи,бы от котжнык ооказалиси даезуЀелаѸете ли оЁд наюры. О узнал, чтз-л з уЉаченндостн. ыл затал слЏант н Мисание Ѽеиѵ и глаие.

О досѾсназилсы пеѴах креробмиз дЇнЇнЁь пЁя сайытиѾрвоив ѷльке посричто в двеѰ. овиЌврѧ, чтоба нуйты Верньа ли егй шлеру, Константу й обхисана бѲ Сп слѸл, обититЏда э егз дока. ОЂ быа тпадеьеа. О. ПоѲрь быожрите толь, несколькород, обтьсѻ, поо не орядитсо оказательствв, что Верньже хихго ресгих.

. ДерЏвеннысолеш- и глощик говоралоих.

.ума п крт навшии гла упуставалискля небесЀ.умобезѻиженип. Пото и стреаж. ПотоПоѿодЋбнулѽа знков, у вебнулѽде зк ее шЇ,ей и дверк открылале.

КонстанпредОиЃ. але.