Прочитайте онлайн Святилище | Глава 23

Читать книгу Святилище
3816+2069
  • Автор:
  • Перевёл: Г. Соловьева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 23

Ренн-ле-Бен

Лошади простучали копытами по низкому мостику и перешли на рысь.

Впереди, на повороте дороги, Леони впервые увидела Ренн-ле-Бен. Отсюда ей видно было белое трехэтажное здание с вывеской отеля «Рейн». Рядом теснились довольно унылые простые постройки, по всей видимости помещения термального курорта.

Почтовые перешли на шаг, сворачивая на главную улицу. Справа ее ограждала огромная серая стена самой горы. По левую руку выстроились жилые дома, пансионы и отели. К стенам были приделаны светильники газовых ламп на металлических каркасах.

Первое впечатление обмануло ее ожидания. Городок выглядел модным, современным и процветающим. Просторные выскобленные каменные ступени и пороги спускались к проезжей части, хоть и не замощенной, но чистой и ровной. Вдоль улицы, словно посланцы горного леса, в широких деревянных кадках росли лавровые деревья. Она увидела полного господина в застегнутом на все пуговицы пиджаке, двух дам с зонтиками от солнца и трех нянек, толкавших перед собой по коляске. Стайка девочек с ленточками в волосах, в белых платьицах с оборочками прошли мимо со своими гувернантками.

Возница свернул с главной улицы и остановил лошадей.

— Площадь Перу. Пожалуйста, конечная станция.

Маленькая площадь с трех сторон была окружена зданиями и затенена липами. Золотистые лучи пробивались сквозь балдахин листвы, раскрашивая землю клетчатым узором. Для лошадей здесь была водопойная колода, а подоконники почтенного особнячка украшали ящики с последними осенними цветами. В маленьком кафе под полосатым навесом собрались нарядные дамы в чистых перчатках со своими кавалерами. С угла открывался подход к скромной церкви.

— Как живописно, — пробормотал Анатоль.

Кучер, спрыгнув наземь, уже начал сгружать багаж.

— Пожалуйста, мсье и мадам. Площадь Перу. Конечная станция.

Пассажиры один за другим высаживались и неловко прощались, как прощаются незнакомцы, объединенные только короткой совместной поездкой. Мэтр Фромиляж приподнял шляпу и тут же скрылся. Габиньо встряхнул Анатолю руку и вручил ему свою карточку, уверив, что надеется еще встретиться, скажем, за картами, или, может быть, на одном из музыкальных вечеров, какие устраивают в Лиму и Кийяне. Потом, приподняв шляпу, он поклонился Леони и быстро зашагал через площадь. Анатоль обнял сестру за плечи.

— Выглядит не так безрадостно, как я опасался, — признал он.

— Здесь очаровательно. Просто очаровательно.

Перед ними, выскочив из-за левого угла площади, появилась запыхавшаяся молоденькая девушка в серой с белым униформе горничной. Девушка была пухленькая и миловидная, с глубокими темными глазами и весьма соблазнительными раскрасневшимися губками. Из-под белой шапочки выбивались густые темные волосы.

— А, не нас ли это встречают? — заметил Анатоль.

Следом за девушкой появился не менее запыхавшийся молодой человек, круглолицый и приятный на вид. Ворот его рубахи был распахнут, а на плечи наброшен красный шарф.

— Вуаля! — усмехнулся Анатоль. — Если я не ошибаюсь, вот и причина задержки встречающей группы.

Девушка кое-как пригладила волосы и бросилась к ним, подпрыгивая на бегу.

— Сеньер Верньер? Мадомазела? Мадама прислала меня проводить вас в Домейн-де-ла-Кад. Она просила передать ее извинения, но пролетка не в порядке. Ее чинят, но мадама полагает, что пешком вы доберетесь быстрее. — Она с сомнением покосилась на ноги Леони, обутые в башмачки из тонкой замши. — Если вы не против…

Анатоль смерил девушку взглядом.

— А как тебя зовут?..

— Мариета, сеньер.

— Прекрасно. И сколько бы нам пришлось ждать, пока починят пролетку, Мариета?

— Я не знаю. У нее колесо сломалось.

— Ну, а далеко ли до Домейн-де-ла-Кад?

— Недалеко.

Анатоль через ее плечо оглядел запыхавшегося парня.

— А багаж доставят позже?

— Да, сеньер, — кивнула она. — Его принесет Паскаль.

Анатоль повернулся к Леони.

— В таком случае, за неимением более приятной альтернативы, полагаю, нам следует согласиться с мнением тетушки — и отправляться пешком.

— Как? — негодующее восклицание сорвалось с губ Леони прежде, чем она успела сдержаться. — Но ведь ты терпеть не можешь ходить пешком! — Она тронула пальцем собственное ребро, напоминая ему о полученных недавно побоях. — Разве ты дойдешь так далеко?

— Справлюсь! — он пожал плечами. — Признаю, это скучновато, но лучше идти, чем топтаться на месте.

Приняв его слова за согласие, Мариета сделала быстрый реверанс, повернулась и двинулась вперед.

Леони, приоткрыв рот, устремилась за ней.

— Подумать только… — начала она.

Анатоль смеялся, откинув голову.

— Добро пожаловать в Ренн-ле-Бен, — сказал он, подхватив Леони под руку. — Идем, малышка, не то как бы нам не отстать.

Мариета провела их по тенистому переулку между домами. Выйдя на солнце, они увидели перед собой старый горбатый каменный мостик. Далеко-далеко внизу по выглаженному каменному руслу текла вода. У Леони перехватило дыхание, голова кружилась от высоты, света и простора.

— Леони, поторапливайся, — окликнул ее Анатоль.

Служанка перебежала ручей и резко свернула вправо, к узкой тропинке, поднимавшейся на крутой заросший лесом склон.

Леони и Анатоль по одному последовали за ней. Оба молчали, сберегая дыхание для крутого подъема.

Тропинка шла все выше и круче, по каменистому, засыпанному сухой листвой холму, все более углубляясь в лес. Вскоре ее пересекла чуть более широкая дорожка. Леони разглядела колеи, размытые дождем и потрескавшиеся от солнца, бесчисленные следы ног и подков. Деревья здесь расступились, и солнце отбрасывало длинную бледную тень от каждой кочки и кустика.

Леони обернулась назад. В той стороне, откуда они пришли, близко, но уже глубоко внизу виднелись красные и серые черепичные городские крыши. Она узнала отель и площадь, где они вышли из повозки. Внизу дразнила зеленым и серебряным блеском ленточка реки, а там, где гладкий водяной шелк отражал осенние листья, вода даже казалась красной.

Дорожка начала было спускаться, но скоро выровнялась.

Перед ними стояли каменные столбы и ворота сельского поместья. Кованая чугунная ограда тянулась в стороны, сколько мог видеть глаз, скрываясь в зарослях тиса и елей.

Имение казалось гордым и неприступным. Леони содрогнулась. На миг жажда приключений покинула ее. Вспомнилось, с какой неохотой рассказывала мать о проведенном здесь детстве. И слова доктора Габиньо эхом отдались в ушах.

«Дурная репутация».

— Домейн-де-ла-Кад? Что такое «кад»? — спросил Анатоль.

— Так у нас называют можжевельник, сеньер, — объяснила служанка.

Леони бросила взгляд на брата и решительно шагнула вперед, ухватившись обеими руками за прутья ограды, как пленник за решетку. Прижавшись разгоревшейся щекой к холодному железу, она заглянула в сад.

Он был весь пронизан рассеянным зеленым светом, солнечным сиянием, пробивавшимся сквозь густые кроны. Высокие кусты бузины, разросшиеся зеленые изгороди, расползшиеся клумбы и бордюры выглядели заброшенными и бесцветными. Имение было красиво красотой запустения — оно еще далеко не превратилось в развалины, но уже не ждало гостей.

Посреди широкой усыпанной гравием дорожки стояла купальня для птиц. В каменной чаше не было воды. Слева от дорожки Леони увидела круглый декоративный прудик с ржавой железной оградкой над каменными бортами. В нем тоже было сухо. Справа вольно разросся ряд высоких можжевельников. Чуть дальше виднелись остатки оранжереи без стекол, с перекрученными рамами.

Окажись она в подобном месте случайно, Леони не усомнилась бы, что участок заброшен. Но справа на ограде она рассмотрела табличку, на исцарапанном камне еще читалось название:

DOMAINE DE LA CADE

Непохоже было, чтобы дом приветствовал гостей.