Прочитайте онлайн Московская магия. Первая волна | Эпилог

Читать книгу Московская магия. Первая волна
2316+917
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Эпилог

Кабинет Власова. Двенадцать часов спустя.

— Дальше. Говорите, чтоб вам пусто было. Почему я из вас клещами все вытягиваю? Что с сетью? Где Граф? Что с пацаном? Четко, внятно, по полочкам!

Генерал-лейтенант уже битых десять минут пытался вытрясти из подчиненных хоть какую-то информацию. Те мялись, но выдавать на-гора неподтвержденные данные не торопились. Раздавшийся стук в дверь спас магов от очередной порции начальственного гнева.

— Кого там черти принесли? — Рявкнул Власов.

— Владимир Николаевич, можно?

Не дожидаясь разрешения, в кабинет вошла Женя-Василек. Нескольких часов сна ей хватило, чтобы выспаться и привести себя в порядок.

— Я только что от аналитиков. Закончили последние расчеты. Ознакомьтесь. — Девушка протянула папку.

— Читала? Вот и рассказывай. У меня от их писанины скоро глаза вылезут. Крючкотворы. Только нормальным, человеческим языком. Без дурацких формул и уравнений.

— Как скажете. Самое главное — сеть устояла. О повреждениях говорить рано, но тестовые замеры показывают — отклонения минимальны. Вмешательство Эльвиры обошлось в полсотни магов, пару тысяч армейцев, два десятка горожан. Тысяч. — Уточнила девушка. — В основном людей со слабым здоровьем. Погиб координатор.

— Граф точно умер. — Опытный генерал видел, как замялась на последней фразе Евгения, и не преминул уточнить.

— Не точно. Если судить по последнему разговору, Быков собирался провернуть то же, что и колдунья. Только без массовых смертей. Видеозаписи дают возможность предполагать, что он добился желаемого.

— Жень. Брось этот казенный язык. Как будто я не знаю, когда ты на него переходишь. Я ж тебя как облупленную. Ты что думаешь? Мысли, мнения, предположения?

— Сложно, Владимир Николаевич.

— А ты попытайся.

— Граф ушел в сеть. Возможно вместе с колдуньей. Новая сущность. Возможно — хранитель города. Или хранители. Тогда нам будет туго. Если Ящер удержал Эльвиру — все проще. Хотя Быков оказался тем еще козлом.

— Жень, я тебя прошу. Ладно, передай мозгоклюям — пусть работают. Мне нужна уверенность.

— Хорошо, Владимир Николаевич.

— По вампирам сводки есть? Как там личинки поживают?

— Кордон устоял. Хотя большую часть армейцев потеряли именно там. Эти твари оказались совершенно безмозглыми — одни инстинкты. Жрать и размножаться. Так что двенадцати часов карантина, я считаю, вполне хватает чтобы с уверенностью утверждать — погибли все. Хотя поисковые группы отправятся сразу, как только освободятся ресурсы. Даже с учетом вернувшихся из Исландии — людей катастрофически не хватает.

— Вампиры? — Власов задал следующий вопрос.

— Бегут из города. Лидеры сворачивают удочки и расползаются по норам. Боюсь, нас ждет партизанская война. Многие из них хотели бы вернуть положение вооруженного нейтралитета. Но после кинотеатра это невозможно. Кадры с комментариями разошлись по планете как горячие пирожки. Журналюги смакуют подробности, а народ выходит на тропу войны. Вот отдельная сводка с цифрами, так будет проще разобраться. Мое мнение — проблема отошла на второй план. Некоторое время кровососы затаятся, пока не залижут раны и не восстановят численность. К счастью, в отличие от киношных, укус реальных вампиров не приводит к их размножению. Если ситуация не измениться — все решится само собой.

— Отлично. Что-то я еще хотел уточнить. А! Что там с парнем этим? Ящером.

— Кома. — Помолчав, уточнила девушка. — Медики разводят руками.

— Какие медики? Ты же сама — мастер-лекарь. С каких пор тебя интересует чужое мнение?

Девушка развела руками. Уточнять, что в груди у парня вместо одного сердца бьется три, она не спешила. В конце концов, шутка про препарирование должна остаться только шуткой. Если начальство узнает, чем тянет от последнего источника — Александру грозит эвтаназия. Тьма забралась в саму суть, но Евгения не даром была лучшей в своем роде. Унюхать эту мерзость она смогла. Осталось только вытащить ее наружу. Кулачки Жени-Василька в который раз за день сжались до белезны. Отдавать парня она не собиралась.

План провалился. Крыша понял это еще вчера. Задание он выполнил от и до — Москва пылала от края до края. Вампиры сцепились с магами словно псы с волками. Многие бежали, но хватило и оставшихся. Хаос у нежити в крови. Помнить эту бойню будут многие столетия. Крыша приосанился и тут же сдулся, как воздушный шарик. Помнить будут, а толку? Все насмарку! Контакты с хозяином оборвались: телефоны молчат, квартиры пустуют. Полный провал.

— Зажарили черти хозяина, — хохотнул вампир. — Не помогла тебе маскировочка, сученок. Рожу похабную спрятал, а за жопу все равно взяли.

Как ни странно, но настроение у кровососа было приподнятым. Во-первых — он еще жив, а во-вторых — избавился от кабалы. Не смотря на радужные перспективы сотрудничества, вампир очень живо ощущал удавку на шее. Ночью ощущение пропало. План, конечно, провалился. Если можно назвать провалом тот факт, что его подставили. С этого дня Крыша стал персоной нон-грата. Очень мягкий термин для того, за кем охотится вся нежить планеты. И это только начало, церкви и магам его сольют в ближайшие часы. Можно не сомневаться. Слишком много собак на него повесили.

Кадры из разрушенного кинотеатра разошлись по всей планете. И мир взорвался. Люди взбесились, словно наступила третья мировая. Вампиров убивали везде. Умелая режиссура и комментарии ведущих, интервью с родственниками пропавших без вести — мировое сообщество жаждало крови. Даже демократическая Америка — мировая столица толерантности, даже она выдала лицензию на отстрел кровососов. Нескольким особо рьяным защитникам толпа намяла бока прямо в зале суда. Сбросив пар, люди разошлись по домам, спокойно вооружились серебром и вышли на охоту. Днем.

Глупая затея внезапно оказалась хорошо спланированной акцией. Церковь оказалась очень серьезной организацией, которую, почему-то, никто не воспринимал всерьез. А она очень плотно разрабатывала сородичей. И не гнушалась идти на компромисс с магами. Информация шла потоком. За голову нежити платили хорошие деньги, и вампиров принялись методично вылавливать. Жертв среди охотников было очень много, но странным образом людей это не отпугивало. Скорее наоборот. Обретя видимое воплощение врага, человечество принялось его с удовольствием уничтожать. Устав от финансовых проблем, люди наконец почувствовали себя нужными.

От грустных мыслей Крыша сплюнул на пол. Кровавое пятно украсило дорогой персидский ковер. Выжить в наступившем хаосе будет тяжело, но вампир не привык сдаваться. Как уже говорилось, тварью он был крайне живучей. Именно неразбериха позволила пережить первые часы, когда Никифор искал виноватых. Чтобы выжить, Первому нужен козел отпущения — тот, кто начал бойню в кинотеатре. Крыша понимал, что эту роль придется играть ему. Стоит попасть в руки немертвого правосудия — и песенка спета. Выбить из него признание — дело техники. В отличие от мирового суда, вампиры ценили сведения, полученные в ходе пытки. Специальные заклинания позволяли с высокой точностью определить правдивость любых показаний.

Но Москва бурлила, а Никифоров искал и прятался одновременно. Это — шанс, хороший шанс на спасение. Выбраться из столицы нелегко, но возможно. Нужна наличка, нужны документы и сила. К убежищу пришлось прорываться через церковных ищеек, а пить их кровь — себе дороже. Благо в запасе остался Салех. Тот самый ключник, над которым так трясся хозяин. Недаром, накануне заварушки, Крыша самолично перетащил его в новое убежище. Гибель хозяина развязала Крыше руки, раньше трогать сверха было строго запрещено. Что-то там на него завязано.

— Развязалось, мля. Нет теперь правил.

Пальцы отстучали цифры на кодовом замке саркофага. Тяжелая дверь сдвинулась, открывая доступ к телу мага.

— Готовься, Салех, закончились твои мучения. — Произнес вампир и замер. Салех был мертв. Остекленевший взгляд и окоченевшее тело не оставляли места для сомнений. — Вот ты тварь!

Негромкое позвякивание было ему ответом. Резко обернувшись, вампир успел заметить, как из темноты подземного тоннеля, слегка подпрыгивая на брусчатке, выкатилась связка ребристых гранат.

— Дверь забыл закрыть. — Растерянно добавил он.

Так уж повелось, что все способности вампиров завязаны на чужую силу. Заемную. Кровь дарит им могущество, но без нее нежить быстро слабеет. Волков выслеживал вампира больше суток, прекрасно зная об этой милой особенности. Он не вмешался даже когда немертвый пробивался через кордоны церкви. Следил и ждал, пока тот приведет его к логову.

Это правда, что у оборотня нет шансов в прямом столкновении с сородичем. Вот только не было никакого прямого столкновения. Взрыв нафаршировал обескровленного вампира серебром. Осколки рикошетили от стен, впиваясь в мертвую плоть и выжимая последние силы. Крыша рванул в сторону, когда в спину ему впилась первая очередь из автомата. Навалившись всем телом на массивную дверь, вампир попытался отсечь преследование. Прицельные выстрелы легко пробили остатки его щитов и перебили сперва правую, а затем и левую конечности, бросив его на пол. Волков хладнокровно расстреливал нежить издалека, не рискуя подходить ближе. Словно в тире, он менял обоймы и давил на спусковой крючок. Чтобы нежить перестала двигаться, пришлось выпустить три полных рожка.

Истерзанный огрызок меньше всего напоминал человека, и тем не менее, он все еще шевелился. Крыша получил свое место в совете не за красивые глаза. Даже сейчас он мог восстановиться, попади ему в руки беззащитный человек. К его несчастью, майор прекрасно знал, как надо убивать вампиров. Кувыркнувшись в воздухе, небольшая емкость с бензином опрокинулась на грудь немертвого. Живой факел вспыхнул, наполняя комнату вонью горелого мяса.

Нежить горела долго, порывалась куда-то ползти, орала что-то. Несколько пуль попали в горло, практически оторвав голову и сделав речь нечленораздельной, но Волков с удивительным вниманием слушал своего умирающего врага. Сложно сказать, что творилось в душе оборотня. Майор стоял молча, наблюдая за чужой смертью пустым взглядом. Крыша перестал шевелиться, а спустя мгновение его тело рассыпалось в прах. Обессиливший Волков привалился к грязной стене и медленно сполз вниз. Если бы не раздавшийся из открытого проема стон, он бы еще долго сидел, бессмысленно прожигая взглядом потолок. Посторонний звук заставил его встрепенуться. Перезарядив обойму, он осторожно двинулся вперед, водя перед собой дулом автомата. Голос раздавался из-под опрокинутого саркофага.

— Помогите выбраться, меня прижало. Эй! Кто-нибудь. Есть кто живой?

— Ты кто?

Майор ткнул дулом в придавленную массивной дверцей пятерню. В ответ ладонь заскребла по полу.

— Салех. Маг тринадцатого отдела. Помогите! Мне больно и я задыхаюсь.

— Ключник?

— Да-да. Ключник. Восьмая печать. Меня эта тварь захватила, вместе со своей бандой. Не знаю, сколько я тут пробыл.

— Помню тебя. Два месяца тебя держали. Сейчас, погоди. Вытащу.

Волков ухватил саркофаг за бок и натужно выдохнув, перевернул на бок. Внутренности были щедро покрыты серебром.

— Отличная тюрьма для любой нежити. — Успел подумать Павел, перед тем как его отшвырнуло в сторону.

Скорость была так высока, что тренированный оборотень не успел заметить, кто на него напал. Удары в голову и грудную клетку сыпались со всех сторон. Сила их была такова, что легко пробивала любые блоки, сбивала концентрацию, не давая перекинуться. Лишь раз удалось толкнуть нападавшего, выиграв несколько метров. Единственный успех стал последним. Рванув вперед, противник вмял перевертыша в стену, ломая руки и ребра. Длинные клыки вонзились с шею, и принялись тянуть жизнь. Довольно урча, Салех насыщался, легко пресекая любое сопротивление. Впрочем, Волков уже переставал дергаться. Несколько мгновений и глаза оборотня закатились. Он потерял сознание.

Когда бывший ключник закончил с Волковым, от того осталась лишь иссушенная мумия. Опустевшее тело не интересовало Салеха и он брезгливо откинул его в сторону. Голод не утихал и мужчина огляделся в поисках чего-нибудь съедобного. Пепел оставшийся от вампира его не заинтересовал, а вот рюкзак, который тот собирал в дорогу — привлек внимание. Ударами ногтей вспоров крепкую ткань, он достал небольшой сверток. Личинка. Такая же как те, что несла Ливиан.

— Здравствуй, мелкий демон. — Украшенная когтями ладонь сжалась вокруг куколки. Словно из тюбика с зубной пастой, наружу брызнула зеленоватая жидкость. Довольная усмешка возникла на губах Салеха: — Прости, родной, мне не нужна конкуренция. Даже такая примитивная.

Удлинившиеся зубы впились в личинку, забирая даже жалкое подобие жизни. Последнее творение Эльвиры прекратило свое существование.