Прочитайте онлайн Московская магия. Первая волна | Глава 14

Читать книгу Московская магия. Первая волна
2316+861
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

Саша еще только полз к поляне, а Василек уже принялась за дело. Отвлекаться на него было уже некогда. Пальцы извивались словно змеи, сплетая воедино жесты и вербальную магию. Тот случай, когда лишнего не бывает. Девушка выкладывалась по полной. В голове медленно отсчитывались секунды — в запасе две минуты, не больше. Дольше Ящер просто не продержится. Хотя не факт, что выдержит и их.

— Должен. — Успокаивала себя девушка. — Шустрый парнишка.

Успокаивала и не верила. Мощь смерча потрясала воображение. В отличие от Александра, Женя прекрасно видела всю заложенную в него мощь. Как раз тот случай, когда опыт решает. Потенциал заклинания огромен. В теории, напитавшись людскими жизнями, оно могло перебороть даже печати.

Именно для подобной мерзости и создали сеть над городами. Защита от локального апокалипсиса куда страшней ядерной бомбы. Потому что та просто выжигает все на своем пути, а эта мерзость — инструмент. Сосет силу, высасывает жизнь. Слишком много сходного между смерчем и сетью. Лекарство породило болезнь. Женя с ужасом отмечала одинаковые куски в обоих плетениях. Тот же принцип. Только смерч под завязку напитан кровавой магией вампиров, той самой, что сейчас вплетается в их изделие. Сеть тринадцатого отдела не способна вытянуть из города все. Новая будет гораздо страшней. Она не оставит в столице ни единого живого организма. Пылесосом вытянет жизнь отовсюду. И отдаст единственной ключнице, породив мага совершенно нового уровня. Или уже Бога?

— Вот сучка. — Восхищенно протянула Женя. Чужая хитрость ее восхитила. Грязное, мерзкое переплетение безумного гения.

Ежедневная тренировка позволила плести несколько заклинаний одновременно. Без участия сознания. Мысли проносились со скоростью спортивного болида:

— Суток не хватило. Еще пару щитов в клубок. Еще. Браслет туда же — вскрыть и еще несколько плетений. Дармовая сила. Ну кто так плетет? Дебилы-тестеры. И мы не лучше. Все слили этой стерве. Сами. Своими руками городу могилу вырыли. Вскрывать куколки надо одновременно. Как консервы. А церковники? Суки-недоумки. Пригрели змею на груди. Нео-инквизиция, твою мать.

Внутренний диалог только набирал обороты, когда от поляны донесся оглушительный рев. Мгновения хватило чтобы оценить обстановку и вынести вердикт:

— Идиот. — Припечатала Женя.

Картина и вправду впечатляла. Подавшись вперед всем телом, Ящер словно вызывал врага на бой. Удивительно, но физическое воздействие нашло свое отражение и на магическом плане. Волна силы ударила в вихрь тараном, срывая тот с места. Парень лихо обращается с магией, вынуждено признала мастер-лекарь — ничего общего с обычными оборотнями.

— Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка. — Не удержавшись, процитировала девушка. Исковерканная за год психика уже не могла без черного юмора. — Выживет — точно препарирую.

И больше не отвлекаясь, с головой ушла в работу. Словно у опытной пряхи, ее пальцы мелькали собирая воедино ткань заклинаний. Защитные, атакующие — Женя увязывала их в невероятную гирлянду. Ни один здравомыслящий маг не стал бы городить подобное — слишком велики шансы подорвать себя. Слишком много факторов приходилось учитывать. Ключница рисковала. Пожалуй, лишь у нее и могло получиться. Даже Граф спасовал бы в такой ситуации. Мастер расчетов и вычислений, он не потянул бы такую импровизацию. Женя смогла. Тренированное тысячами операций сознание сумело увязать все в единую конструкцию. Девушка много раз оказывалась в ситуациях, когда от принятых на интуиции решений зависит чья-то жизнь. Сейчас ей пригодился весь опыт, все хладнокровие до последней капли. Одна минута и пятьдесят шесть секунд.

— Рекорд. — Девушка подняла голову, выдохнула и отпустила заклятье на свободу.

Дрожащие пальцы прошлись по лицу, вытирая струйки холодного, липкого пота. Взгляд не отрывался от куколок с магами. Все ее внимание было сосредоточено на них. Даже раздавшийся в отдалении полукрик-полустон сознание отметило лишь мельком — помочь Саше в одиночку девушка не могла.

— Ну же!

И словно в ответ на беззвучные молитвы, прах начал осыпаться с шаров. Никаких спецэффектов, никакого звукового сопровождения. Все искусство Жени было направлено на эффективность, в ущерб эффектности. Когда решают секунды — не до файрболов и взрывов. Лекарь предпочитала точечные, микроскопически выверенные удары. Она словно работала скальпелем. Как в бытность студенткой медфака.

А картина на поляне изменялась стремительно. Магов выбрасывало из ячеек словно катапультой. Одного за другим. Щит, сотканный из света, защищал их от останков тьмы. Выигрывал несколько мгновений, давая прийти в себя. Осыпавшись, прах отнюдь не стал безвредным, все так же стремился убить непрошенных гостей. И если бы не вмешательство Евгении — в живых остался бы каждый второй. В лучшем случае. Слишком неожиданным оказалось освобождение. Но заклинание сработало на «отлично».

Маги словно просыпались от спячки, помогали выбраться соседям, а Василек уже следила за колдуньей. Не отрывала взгляда, боясь пропустить начало атаки. А колдунья бездействовала. Все та же неподвижная фигура, с медленно раскачивающимися руками. Только в отсутствии воронки заметить движение стало сложней.

— Ну и ладушки. — Медленно выпрямившись, девушка зашагала в сторону фигуры координатора.

Тот, единственный из всех, стоял и ничего не делал. Пустой взгляд мужчины шарил по окрестностям, не останавливаясь ни на секунду. Не слишком воспитанный человек сказал бы, что координатор… Впрочем, неважно, что сказал бы невоспитанный человек. Женя определила более точно — шок. И лекарство выбрала соответствующее. Хорошенько размахнувшись, залепила пощечину.

— Очнись. — Второй удар не заставил себя ждать. — Действуй.

Резкие, отрывистые команды, гвоздями впивались в сознание, заставляя его работать.

— Граф, что происходит?

— Она присосалась к главным контурам. Все бесполезно. — Потерянно шепнул Граф и отшатнулся от очередной пощечины. На щеке медленно разгорался багровый след от пятерни. Размах у Василька был что надо, да и прием отработан.

— Соберись. Там Сашка сдох ради тебя и твоего выводка. Работай, тварь! — Голос Евгении взорвался от ярости, апатия начальника вывела ее из себя. Воздух на поляне потрескивал от избытка магии. Колдунья изгибала все естественные потоки, отчего растрепанные волосы Василька шевелились как живые. Изорванное платье и пылающие глаза дополняли сюрреалистическую картину. В древние времена ее безусловно отправили бы на костер.

— Давайте пробовать. — Пожал плечами Граф. Было видно, что пощечины почти не действовали. Вместо деятельного, активного человека перед сверхами стоял сломленный человек. В успех он уже не верил. — Замкните круг, нагнетайте давление. По-любому все решится одним ударом. Хотя я и так знаю результат.

— Мудак ты! — Евгения понизила голос, чтобы занявшиеся делом маги не слышали. — Заварил и в кусты?

— Ты не понимаешь. Я сам все это готовил. У нее силы — больше чем у всех магов планеты вместе взятых. Она вывернула мою систему наизнанку. — Мужчина тыкал в застывшую фигуру в такт словам. Изо рта вылетали капельки слюны, но всегда опрятный Граф не обращал на это внимание. — Сеть невозможно удержать без постоянного контроля! Я хотел завязать ее на себя. Ей плевать на контроль. Она вытянет все и пойдет дальше.

— Псих! Ничье тело такого не выдержит. — Девушка не собиралась выбирать выражения.

— Это и не требуется. Хранителю тело не нужно, я бы стал частью города.

— Ты самоубийца. Это понятно. А она?

— Не знаю. — Покачал головой координатор, и повторил: — Не знаю. У ее заклятий другие принципы. Я не изучал магию вампиров так глубоко. Там все заемное. — Лихорадочно рассуждая, маг провел ладонями по голове, взъерошивая волосы. — Может получиться. Я собирался брать по чуть-чуть, а она вытягивает все. Посмотри на нее. Должно порвать пополам, а никаких признаков.

— Сколько осталось времени?

— Я не знаю. Час, два… какая разница? Откалибрует процесс и займется нами. По сути, она уже бессмертная. Сила завязана на тело, но вскрыть защиту мы не сможем. Надорвемся. Осушив Москву, она станет…

— Богом. — За их спинами раздался женский голос. — Все верно, Граф. Я рада, что ты очнулся. Было бы обидно не пообщаться напоследок. В конце концов, я откусила от твоего пирога.

— Каюк. — Подвела итоги Женя и маги синхронно обернулись.

Окровавленное тело ведьмы висело в воздухе в расслабленной позе. Уже в эту секунду ее силы хватало, чтобы неосознанно нарушать законы гравитации. А уверенный, спокойный взгляд говорил об одном — это только начало.

Маги сбились в кучку, пытаясь укрыться под щитом. Чем меньше его площадь — тем легче держать удар. И люди ужимали его как могли, борясь за каждый сантиметр. Эльвира не нападала, но рисковать никто не собирался. Хотя даже Граф не мог сказать со стопроцентной уверенностью — выдержит ли защита хоть один удар.

Женщина парила в воздухе, перемещаясь вокруг заточенных магов словно бенгальский тигр в вокруг костра. И каждый в эту секунду думал, не ему ли быть первой жертвой. Слишком уж алчным был взгляд колдуньи. Могущество кружило ей голову.

— Не бойтесь. — Протяжный, с присвистом, шепот назойливо лез в голову. — Вы не умрете так, как все. Осушить вас было бы слишком просто. Некоторые из вас получат право выбирать. Сильнейшие маги. Таких стоит или держать под присмотром, или убить сразу. Мне нужны жрецы, а вы подойдете на эту роль лучше других. Четверо.

Женщина вела себя очень странно: лихорадочный блеск глаз, нарушенная координация. Ее тело сбоило. То и по нему пробегала волна, изменяя и искривляя мышцы. Волосы постоянно изменяли свою длину и цвет. Кажется, изменялся даже рост и комплекция. Проходя сквозь нее, магия корежила все на своем пути, хотя болезненных ощущений это не доставляло. Судя по голосу, все было наоборот — Эльвира была в экстазе.

— Оставь город в покое, и ты получишь своих жрецов. — Из толпы раздался мужской голос.

И ответ не заставил себя долго ждать. Глаза ведьмы мгновенно сузились, беря говорившего в прицел взгляда. Женщина прыгнула вперед и легонько толкнула в щит кулачками. Невидимая доселе защита приняла на себя весь удар — прогнулась, затрещала, но выдержала. В толпе раздалось несколько стонов. Оплеуха оказалась чудовищным по силе заклинанием.

— Мальчики. Не ставьте условия, мы в разных весовых категориях. — Женщина ласково улыбнулась. — Я постараюсь объяснить, в порядке исключения. Я не сумасшедшая, лишние смерти мне ни к чему. Но город должен умереть. Медленно тянуть из него силу, как собирался ваш Граф — не вариант. Только смерть всех жителей позволит перерождиться. Вы забыли основной принцип вампиров — хочешь стать сильней — убивай. Я убью, это не обсуждается.

— Тогда о чем разговаривать? — Устало сказал Граф. — Предателей среди нас нет.

— Пафос убери, мне есть что предложить. Свою жизнь вы не цените, но у каждого есть семьи. Они будут моим подарком. Решайте. Я подожду. Бог должен быть терпелив. У вас есть минут пять на размышления. Мне нужны четверо.

Не обращая внимания на выкрики, женщина и отошла в сторону и снова закружила в танце.

Нет смысла описывать то, что творилось в этот момент под щитом. Напряженная тишина, взаимные опасения, борьба с совестью и честью. Перед каждым из магов встала проблема выбора. Тот случай, когда не бывает однозначно правильного решения. Как и однозначно неверного. Осудить предателя спасающего семью ценой своей свободы. Кто способен на такое?

— У меня дочка маленькая, мужики. Я не могу иначе. Простите. — Первым решился один из ключников. Он шагнул прямо сквозь барьер, снимая защиту и отдавая себя в руки Эльвиры. Не оглядываясь, он зашагал на другой конец поляны. Женщина, казалось, не обратила внимания на свою первую победу. Маленькую победу на пути к величию. Только тень улыбки просочилась на ее лице и тут же пропала. Она получала истинное удовольствие.

— Я жить хочу. Такая смерть — бессмысленна. Прощайте. — Произнес еще один и вышел наружу. Следом за ним, молча шагнула девушка. Семеня ногами, парочка встала рядом с первым. Втянутые головы и скрюченные фигуры явно показывали — решение далось им с трудом. Медленно тянулись секунды, а четвертого все не было. Люди растерянно, с какой-то надеждой переглядывались, словно просили друг друга выступить вперед и лишить их мучительного права выбора.

— Давайте ей засадим, а? Сил уже нет.

— Нельзя. — Отрезал Граф. — Ждем.

— Время вышло. — Внезапно произнесла Эльвира и маги ответили ей вздохом облегчения. Странно, но на их лицах стали проявляться улыбки. Словно с души каждого свалился тяжелый камень. Осмотрев добровольцев, женщина хмыкнула: — Трое. И не самые слабые. Отлично. Вы не пожалеете. Остальное стадо умрет в мучениях. Считайте это наказанием за недобор.

— Рискни здоровьем, дура. — Из толпы донесся жизнерадостный голос, у кого-то наступил «отходняк». — Ты еще не бог. Пока жив город, ты — всего лишь сильный маг.

— Мучения некоторых будут очень долгими. — Не меняя тона добавила девушка и подошла к щиту. Ладони опустились на экран, вызывая мучительные гримасы на лицах магов. — Чуть не забыла, последний вопрос. Граф, что вы сделали с моим питомцем? Был такой чудесный смерчик, а теперь нету. Обидно.

Вместо координатора ответила Евгения. Указав рукой, она произнесла:

— Похоже, твоя мерзость сменила владельца. Вон туда глянь, сама все поймешь.

Троица предателей дернулись в стороны, пропуская укутанную во тьму фигуру. Прах рванул за ними, но повинуясь движению хозяина вернулся на место. И обнаженное тело снова скрылось в клубах. Закрытые глаза молодого человека не отрываясь смотрели на колдунью. Ящер целеустремленно ковылял вперед.

— Это что за зверушка? — Склонив голову набок спросила девушка.

Едва заметное движение ладони, и к Саше устремился десяток жгутов, сотканных из мрака. Длительное общение с нежитью наложило свой отпечаток — арсенал заклинаний Эльвиры не отличался разнообразием. Василек отчетливо слышала, как хрустнули зубы координатора. Как и он, девушка прекрасно понимала — шансов у парнишки никаких. Сила, вложенная в заклинание, способна раскрошить в песок средних размеров гору. Каково же было ее удивление, когда удар расплескало о грудь юноши, даже не сбив того с шага. Заклинание рассыпалось на составляющие, теряя свою силу и растворяясь в воздухе. Ударной волной опрокинуло несколько деревьев и отшвырнуло троицу. Для такой мощи — последствия мизерные.

Колдунье понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя от потрясения. А затем девушка взорвалась заклятьями: копья, плети, сетки из тьмы и мрака — Александр шел как ни в чем не бывало. Словно не в силах поверить в реальность происходящего, Эльвира продолжала бомбардировать его со всех сторон. Десятой доли этого хватило, чтобы раскатать защиту стопившихся, а парень словно не замечал ее атак. Лишь когда противников разделяло всего несколько метров, Эльвира попыталась удрать. С визгом рванув в сторону, девушка дернулась и захрипела. Ладонь Ящера надежно зафиксировала ее горло.

— Фантастика. — Сказал Граф. — Он просочился сквозь ее защиту. Невредимым. Глазам не верю.

Действительно, Саша с головой нырнул в черноту и остался в живых. Тьма становилась плотней, скрывая магов в непрозрачном коконе. Дергающаяся в клещах захвата девушка и молодой парень.

— Идиот. Он ее не задушит. Почему не бьет магией. Ей уже почти плевать на все.

— Оборотень. Самоучка. — Сжав кулачки бросила Женя. — Ни хрена не умеет.

Темень сгустилась до такой степени, что всякая видимость пропала. В клубах общего мрака было невозможно разглядеть хоть что-нибудь. Кто-то из магов ругнулся и выдохнул:

— Черт, а я уж было начал надеяться. Все через жопу, блин. Даже шваркнуть ее нельзя, защита висит.

И словно в ответ на эмоциональный выкрик, из-за щита вытянулась мужская рука. Глухой голос, в котором с трудом узнавался человеческий, с надрывом произнес:

— Бейте. Я проведу.

И Граф ударил. Сложил защиту как карточный домик, и вытянул все до последней капли из себя и окружающих. И ударил. Маги падали без сознания, делясь оставшимися крохами, выжимая, выдавливая свою суть в последнее заклятье. Тонкая, сжатая до невозможности, молния сорвалась с руки координатора и вонзилась в выставленную ладонь. Выжигая мясо до кости заклятье втянулось под щит.

Глухо бухнуло. От взрыва заложило уши. Давление подскочило, у магов лопались сосудики в глазах, окрашивая белок в красное. В одночасье, вся поляна стала похожа на вампиров. Люди валялись на земле, открывая рты как выброшенные на берег рыбы. Не хватало кислорода. Реальность сходила с ума от невероятных перепадов. Взбесившаяся магия рвала ее на части. И только шар из праха в центре поляны оставался незыблемым.

До исступления, Граф всматривался в темноту, пытаясь рассмотреть происходящее за пологом. Защита колебалась. Рассмотреть что-либо было почти невозможно, но у мага получилось.

— Уходит. — Лихорадочно зашептал Граф, роясь по одежде. — Где же он? Держи ее, Ящер. Не пускай. Держи!

Выхватив из кармана узкий стилет, отливающий алебастром, координатор, не теряя не секунды, вонзил его себе в грудь.

— Успел.

Удовлетворенная улыбка еще не успела появиться на его губах, как тело взорвалось мириадами белоснежных светлячков. Одновременно с ним лопнул и шар мрака, рассыпая вокруг осколки тьмы. Перемешиваясь в безумном танце, они поднимались в небо, зажигая над Москвой иллюминацию. На несколько мгновений гигантская сеть — детище гениального мага, стала видна всей столице.

А на земле осталось изломанное тело молодого парня с выжженными тьмой глазами.