Прочитайте онлайн Московская магия. Первая волна | Пролог

Читать книгу Московская магия. Первая волна
2316+863
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Пролог

Субкультурщиками уже никого не удивишь, тем более на улицах Москвы. Явление обыденное и можно сказать привычное. Молодежь не знает чем себя занять и изо всех сил пытается выделиться. Наверное, они лучше чувствуют приближающиеся перемены. Эмо, скины, сурвайверы и паркуровцы, неформалы всех мастей — всем плевать. Каждый живет по своим правилам, тратит годы жизни отрываясь по полной. На подростков давно махнули рукой — вырастут, перебесятся. Взрослые заняты выживанием, борьбой за копейку и офисными дрязгами. Им уже ничем не поможешь — попали в колею. Пир во время чумы. Последние минуты спокойной жизни. Никто не думал, что вопрос выживания во многом будет зависеть от этих самых подростков.

Сиплый с компанией шел по Москве. Хозяин ночной жизни, уверенный и наглый. Бритая голова, бомбер, потертые армейские штаны и тяжелые берцы — слепой поймет, перед ним скинхед. Четверо парней от восемнадцати до двадцати трех пугали немногочисленных прохожих громким смехом. Полторашка пива гуляла между скинами добавляя куражу. Сиплый уже давно потерял чувство страха. Битый жизнью, он воспринимал ее с позиции хищника, и не особо ценил. Ни свою, ни чужую. Делать было совершенно нечего, взбудораженная алкоголем кровь требовала приключений. Судя по разговору и хищным взглядам, адреналин играл у всех кроме Музы. «Смычок, как всегда, на измене», — Сиплый сплюнул под ноги. Как назло подходящих жертв не попадалось, редкие ночные прохожие спешили перейти улицу, и затеряться между домами. Несмотря на пьяный азарт, пугать спешащих домой не хотелось. Работяги, что с них взять? Сиплому даже пришлось приструнить остальных. Хотя скин прекрасно понимал, надолго окрика не хватит.

Тычок в правый бок привлек его внимание. Тухлый ткнул бутылкой в сторону парка:

— Глянь-ка.

Метрах в ста впереди, через дорогу переходила компания — двое длинноволосых, одетых в черное, парней и девушка с короткой прической. Единственный не разбитый фонарь освещал неестественно бледные лица и ярко черный макияж, делая их похожими на средневековых вампиров. Готы.

— Эй, придурки. — Голос, благодаря которому Сиплый и получил свою кличку, разнесся на всю улицу. Радуясь предстоящему развлечению скин прибавил шаг. Компания, как свора гончих, свернула в сторону беззащитной добычи. Азарт вставших на след хищников горел в глазах. Троица, казалось, не обратила никакого внимания на окрик и спокойно свернула в заброшенный сквер. Этот парк пользовался у местных дурной славой. Никогда не закрывался на ночь и служил местом сборища всех пьяниц и бомжей района. Если днем густые кроны деревьев создавали приятный полумрак, то после захода солнца местные жители старались обходить его десятой дорогой. В парке было темно, хоть глаз выколи.

— Стоять-бояться! Кому сказал! — Готы, по-прежнему не обращая внимания на крики, растворились в глубине сквера. Сиплый примерно знал тропинки в парке. Давно считал его своей охотничьей территорией, и не переживал, что добыча уйдет.

— Муза, стоишь тут. Перехватишь если чо, мы парк прочешем. — Отдав команду, Сиплый рванул в парк.

— На. Все не выхлебай, — торопливо протянул бутылку второй и нырнул в ворота следом за товарищами. Пропустить развлечение он явно не хотел, это Муз — рохля, вечно сопли перед дракой разводит. Чего там разговаривать? В рыло и с ноги по печени, вот и весь разговор. Готы сплошь наркоманы и педерасты, а с пидорами разговор короткий.

Музыкант свою кличку получил за пристрастие к тяжелому року. По-жизни миролюбивый, к дракам он не стремился и авторитета в компании не имел. Сын обеспеченных родителей, он шагал по жизни наперед не загадывая, и о будущем не рассуждая. Жил как многие — сегодняшним днем. В компанию к Сиплому прибился недавно, можно сказать от скуки. Уйти не давал страх, что просто так его не отпустят. У Муза водились деньжата, а упускать халяву его новые знакомые не любили. Как минимум начистят морду, а драться Муз не любил. Тем более что драки не будет, изобьют и сломают пару костей. Даже то, что старший брат Муза работает в милиции, их не остановит. Давно поняли, что характер не позволит идти жаловаться.

Муз сидел на лавочке напротив сквера. Прихлебывая теплое и противное пиво, парень оглядывался по сторонам. Плеер выбрал что-то заунывное, из нового сборника, и эта музыка как нельзя лучше подходила к паршивому настроению. Прошло уже больше часа с тех пор, как «друзья» зашли в парк. Да еще этот ворон. Когда он прилетел Муз не заметил, но птица жутко раздражала. Уселся на арке у ворот сквера и каркает издевательски. В наушниках не слышно, но чувствуется всем телом. Прям мороз по коже.

— Курица пернатая. Вот сдались им эти готы. — Легкий ветерок усилился и продувал до костей. Прятаться было особо негде, стеклянные перегородки автобусной остановки разбили еще в прошлом году. К тому же, как назло, кончились сигареты, а ближайший ларек на другом конце квартала.

— Все. Еще пять минут и домой. Мля, второй час ночи. Сусанины хреновы. — Муз ругался скорей от скуки. К тому же, хоть какое-то занятие, отвлекающее от холода. Ходить вокруг остановки, засунув руки в карманы, ему изрядно надоело. Нет, определенно, пора заканчивать со скиновской эпопеей. Отец давно косо посматривает, и мать уже не так рьяно выгораживает сыночка. Да и романтика пропала. Хватило пары тройки плюх, полученных в драках, чтобы всю дурь из головы выдуло. Нет, отец все же мудрый человек. Может и правда в училище поступить на следующий год? Надоело без дела шататься. Решено, надо с батей посоветоваться.

Заходя на очередной круг, он, нос к носу, столкнулся с троицей готов. Словно вынырнув из-под земли, они явно поджидали его. Не отличающийся бойцовскими качествами Муз, от неожиданности, отпрянул назад. Заряд в плеере давно кончился, не заметить и не услышать идущих по пустой улице, мог только слепой и глухой одновременно. Бить будут, промелькнула мысль.

— Че вам? — Сглотнув, произнес скин. Троица молчала. Чуть наклонив головы, они, не мигая, рассматривали перепуганного Муза. В этой неподвижности было что-то неестественное и хищное. Взгляд скина перебегал с одного лица на другое. Бледность подчеркивала ярко красные губы и черный макияж на лице. Длинные, ухоженные волосы, казалось вырублены из куска черного гранита. Шелковая одежда не трепетала под порывами ветра, словно перед парнем не живые люди, а статуи. Человек не может стоять так неподвижно, не моргая, не шевеля ни единым мускулом. Музу казалось, что он сходит с ума.

— Че вам надо? — Чтобы скинуть наваждение Муз встряхнул головой и, подняв взгляд, отшатнулся со вскриком. Девушка, еще секунду назад стоявшая в десяти шагах, сейчас в упор смотрела ему в глаза. Запнувшись о бордюр, скин шлепнулся на задницу. Резкая боль словно выстрелила в спину. От неожиданности плеер вылетел из руки. Девушка медленно присела на корточки и, взяв его двумя пальчиками, потянула на себя. Провод натянулся и вытащил наушники из ушей.

— Там батарейка села. — Глупо, но ничего больше в голову ему не пришло. Мило улыбнувшись, она зажала капельки плеера в кулачек и поднесла к уху. Мелодия классической музыки разнеслась по спящей улице.

— Вивальди. Весна. Времена года. — Про себя определил Муз. В отличие от своих товарищей он любил инструментальную музыку. Небольшая папка с тяжелым металлом и другим, как он считал, мусором, служила маскировкой. Основная часть плеера была занята записями симфонического оркестра и шедеврами классики. Узнай «друганы» о его пристрастиях, и без того небольшой авторитет Музыканта испарился бы как дым. Многие из его любимых исполнителей не попадали под определение классовой чистоты принятой среди скинхедов. Плеер бы сломали как минимум. Или руку.

— Хорошая музыка, — у девушки был очень приятный, грудной, голос. Черные глаза поймали его взгляд. Сдвинув мешающую челку, она кивнула в сторону парка. — Ты с ними?

— Нет… Да… — Парень замялся. — Я уже не знаю.

— Лив, он не врет. — Стоявший слева шагнул вперед. Муз дернул головой. Странно, разговаривая с девушкой всего секунду, он успел забыть обо всем на свете. Казалось, мир сократился до метра. Была только она, ее голос и музыка Вивальди. Чужой голос разбил этот хрупкий мирок. Схожие чувства испытал бы наркоман, если бы его вырвали из сказочного дурмана и окунули в холодную воду. Муз с трудом подавил вспыхнувшую злобу. Девушка не обернулась, продолжая рассматривать замершего парня.

— Хорошо. У тебя и вправду хорошая музыка. — Плавным движением Лив выпрямилась и, кивнув молчавшему до этого спутнику, снова повернулась к Музу. — Я послушаю, ты не возражаешь?

Странно, но у Муза не возникло ощущения, что его грабят. Откровенно говоря, он бы с удовольствием продолжил знакомство с красивой и непонятной девушкой. Уже открывая рот, чтобы спросить номер телефона, он наткнулся на взгляд третьего. Этот взгляд, словно холодная рука, сжал горло и заставил замолчать. А тот шагнул вперед, словно ничего не произошло. Поставив тяжелые пакеты на землю, он наклонился и прошептал в ухо:

— Это, кажется, твои потеряли.

Раздвинув ближайший пакет, Муз судорожно всхлипнул и, суча руками и ногами, попытался отползти. От неловкого движения пакеты завалились на бок. Неторопливо, словно нехотя, из крайнего выкатилась голова Сиплого и вперила невидящий взгляд в Муза. Для неокрепшей психики молодого парня нагрузка оказалась слишком большой. Судорожно дернувшись всем телом, он провалился в небытие. Последнее что услышало затухающее сознание — насмешливое карканье.

* * *

Командир боевой группы Александр Фомичев, по кличке Варяг, нервничал. До полуночи оставалось всего пятнадцать минут, но тревога не отпускала. Хотя печать была уже восьмой, и заклинание отработали до мелочей, он все равно переживал. В этот раз координатор московского отдела не смог приехать. В последний момент возникла проблема требующая его непосредственного вмешательства. Это совпадение сильно насторожило Варяга. Подстраховавшись, он вызвал еще четверку сверхов.

— Саш, не нервничай. Все будет в порядке. — Заместитель успокаивал как мог, но сердце все равно не на месте. На Фомичева давила ответственность, он прекрасно понимал, что поставлено на карту.

— Вернемся — успокоюсь. Как там операторы? Уже на месте?

— Заняли центр парка. Трое следят за векторами, поддерживают синхронизацию с ключником. — Отчитался сверх. — Группы прикрытия расставлены по периметру. Не мастера конечно, но справятся с чем угодно. Сам знаешь, второй уровень — опытные бойцы. Да они ввосьмером Форт-Нокс раскатают по кирпичику. Отдали лучших, не смотря на нехватку кадров. Скоро начинаем. — Помолчав, он добавил. — Не дрейфь, Варяг, все пучком будет.

Фомичев рассеяно кивнул. Операция серьезная, помимо его боевиков в подготовке задействовали весь тринадцатый отдел. Последнюю неделю аналитики высчитывали оптимальное место. Сеть должна закрывать как можно большую территорию, в идеале — накладываться на соседние, прикрытые печатями, участки. Работали не покладая рук — слишком много параметров пришлось учитывать. И вдруг, такая несостыковка — срочно отозвали координатора и его людей. А переносить ритуал нельзя — завтра начинается следующий цикл. Другое время, токи энергии по городу сменят направления — придется все пересчитывать. Нельзя переносить.

— Миша, двигай по периметру, шугани бойцов. Накрути им хвосты, пусть смотрят в оба. Неспокойно мне.

— Сделаю. — Заместителю начало передаваться напряжение, посерьезнел.

Но сделать он уже ничего не успел. В динамике наушника раздался оглушительный треск статики, шипение и щелчки. Резким движением Фомичев сорвал передатчик и уставился на своего помощника. Командир группы выругался не стесняясь в выражениях, Михаил зеркально повторил его действия с наушником. Понятно, навороченная техника свое отработала. Связь отрубили всем, не помогла даже хваленая защита сверхов. Хуже того, со всех сторон появился странный туман. Сгустившись за несколько секунд до состояния облака, он начал медленно сжимать группу в тисках. Белесая муть сужала видимость, и от нее тянуло чем-то тухлым. В воздухе появился легкий запах разложения.

— Глушилка, и очень мощная. Собирай наших, отходим к печати. — В голосе командира отсутствовал даже намек на панику. Сейчас, когда предчувствие наконец оправдалось, можно приступать к работе. Сомнений больше нет — за ними пришли. Фомичева не интересовало кто напал на его группу. Этим завтра будет заниматься весь отдел, включая координатора и Власова. Чутье не подвело, для его парней завтрашнего дня уже не будет.

Командир шел к операторам и поднимал вокруг себя щиты, накачивая их на всю катушку. Времени на рассуждения больше нет. Боевой азарт уже проснулся, и на губах играла довольная улыбка.

За его спиной Варяга остался его заместитель. Парень развел руки в стороны и между ладоней затрепетали лепестки огня. Повинуясь легким движениям пальцев, пламя начало сворачиваться в огненный клубок. Маг немного присел, резко вскинул руки, и направился за своим другом. Уверенный в своей силе, он приготовился убивать. С басовитым гудением заклинание прорезало кроны деревьев и взорвалось в небе, собирая заклинателей со всего парка.

— Мама, смотри, фейерверк! — Пухленький карапуз восторженно показывал пальчиком на взорвавшийся файербол.

— Тише, сынок. Тише! — Перепуганная мамаша ускорила шаг. Повисшие в воздухе клочья тумана внушали ей панический ужас. — Идем скорей домой, нас папа ждет.