Прочитайте онлайн Морской бог | Глава 8

Читать книгу Морской бог
2216+916
  • Автор:
  • Перевёл: М. Н. Шестакова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Мэдди посмотрела на тарелку с яичницей, которую наскоро приготовил Рэй.

— Можно задать вопрос?

Она услышала, как нож и вилка звякнули по краю тарелки, и сделала усилие, чтобы преодолеть смущение и растерянность. Мэдди достаточно долго сдерживала любопытство, но ее терпение не беспредельно.

— Давай, — ответил он с нескрываемым напряжением. — Что ты хочешь знать?

Слова застряли в горле.

«Не молчи. Ты имеешь право задать один глупый вопрос», — подбодрила себя Мэдди.

Парень только что лежал с ней в кровати, довел ее до оргазма, и не раз. Девичье любопытство — не такой большой порок. Кроме того, от тягостного молчания, продолжавшегося с момента, что она пришла на кухню, кусок не лез в горло.

— Это твой дом?

Мужчина поднял брови.

— Просто… он тебе не подходит, — поторопилась объяснить она, когда Рэй поморщился, словно удивляясь, откуда ей знать, что ему подходит, а что нет.

— Это твой вопрос? — удивленно улыбнулся он. — Серьезно?

— Да. А ты чего ждал?

Он откинулся на спинку стула, вытянул длинные ноги и забарабанил пальцами по столу. Мэдди слегка покраснела под задумчивым взглядом, чувствуя себя редким видом амебы под микроскопом.

— Думал, ты спросишь о том, что интересует всех.

— А именно?

— Как я стал калекой.

Мэдди слегка оторопела, потом вспомнила и посмотрела на его бедро:

— Ты имеешь в виду хромоту?

Рэй усмехнулся, но без горечи:

— Разве тебе неинтересно, как я повредил ногу?

— Не особенно, — чопорно заявила она. — Видимо, это больной вопрос.

— Можно и так сказать, — расхохотался Рэй. Мэдди в ужасе зажмурилась, поняв, какую глупость сморозила.

— Извини, не хотела посмеяться над тобой. — Она вскочила и начала собирать тарелки. — Давай помою посуду, и поедем.

— Сядь. — Он накрыл ее ладонь, поглаживая пальцем запястье. — Я не обиделся. Просто стал слишком чувствительным к этой теме.

Мэдди, вздохнув, присела:

— Сначала говорю, потом думаю. Стив ненавидел это.

— Кто такой Стив? — Он поднес к губам ее ладонь и поцеловал.

— Мой бывший. — Сердце Мэдди затрепетало от этой рассеянной ласки.

— Один из придурков?

Лицо Мэдди полыхнуло жаром. Вспомнилось его замечание об оральном сексе и то, как он решил этот вопрос.

— Да. — Она снова поднялась. Хрипловатый смех Рэя нервировал ее. Видимо, спонтанный секс без обязательств требовал привычки. — Мне надо уходить. Завтра я работаю в утреннюю смену. — Она со стуком сложила тарелки в раковину и включила горячую воду.

— Сезон закончился. О чем ты говоришь? — продолжал допытываться Рэй.

— Я работаю официанткой в кафе на берегу.

— В кафе у Штормового залива? — В его голосе послышалось удивление.

Мэдди повернулась к нему:

— Ну да.

— Сколько раз Фил предлагал тебе переспать с ним?

— Ты знаком с Филом? — Настала ее очередь удивляться. Мэдди ни разу не видела Рэя в кафе, иначе она бы его запомнила.

— Конечно. И хорошо знаю, какой он бабник. — В голосе Рэя послышались насторожившие Мэдди жесткие интонации. — Так ты уже спала с ним?

Напряжение сдавило ей горло. Какое у него право задавать ей такие вопросы, да еще прокурорским тоном?

— Нет. Я не сплю с работодателями. — Мэдди остановилась, не понимая, почему она должна оправдываться. — И вообще, тебя это не касается. — Она сделала шаг к двери. — Я, пожалуй, пойду.

— Постой. — Рэй удержал ее за локоть. — Не обижайся. Я только спросил.

Она выдернула руку. С каждой секундой она все больше заводилась. Откуда такое неуважение? Мэдди ненавидела двойные стандарты. Он же лег с ней в постель после нескольких часов знакомства, и она не стала думать о нем хуже. Так и в ее поведении не было ничего стыдного — взрослая женщина вправе заниматься сексом с кем и когда ей угодно. Это не повод вешать на нее ярлык «шлюха».

— Фил своего не упустит, я точно знаю. — Прищурившись, Рэй оглядел ее с головы до ног. — Он не прошел бы мимо тебя.

— Дело не в нем. — От злости Мэдди с трудом могла говорить. — Приятно было познакомиться, мистер Кинг. Я ухожу.

С гордо поднятой головой она вышла из кухни и прошествовала по коридору, стараясь сохранять достоинство.

— Ты ничего не забыла, Мадлен?

Высокомерный тон остановил ее, когда она уже распахнула входную дверь.

Черт!

Возле крыльца на боку лежал сломанный велосипед. Она резко обернулась. Скрестив руки на груди, мужчина наблюдал за ней с насмешливой улыбкой.

— Будь любезен, отвези меня домой.

— С удовольствием, — ответил он.

Хромота почти не влияла на решительность походки, когда Рэй направился к ней.

Десять минут ушло на то, чтобы запихнуть велосипед в узкий багажник дорогого спортивного авто. Еще через двадцать минут в полном молчании они добрались до бабушкиного коттеджа на другой стороне залива. Извинений, которых ожидала Мэдди, естественно, не последовало. Она пошла на экстремальное приключение с незнакомым мужчиной совершенно сознательно, однако долгожданное обретение сексуальной свободы обернулось полным провалом, и она чувствовала себя дешевкой. Мнение Рэя ничего не значило: он не друг, а всего лишь любовник на одну ночь. Но мимолетная связь, которая должна была остаться анонимной, понемногу теряла всю свою анонимность.

Мэдди потянула ручку дверцы.

— Спасибо, что подвез, — отчеканила она.

Хотела саркастически добавить: «И за оргазмы», но остановилась. При его чудовищном самомнении он мог принять это за комплимент.

В сумерках угловатое лицо Рэя казалось напряженным.

— Успокойся. — Он придержал дверь. — Хочу задать один вопрос, прежде чем мы расстанемся.

Мэдди перестала дергать ручку.

— Если он касается моей сексуальной жизни, я не отвечу. — С нее уже хватило оскорблений.

— Почему ты не спишь с тем, на кого работаешь? Фил чем-то обидел тебя?

От неожиданности Мэдди так растерялась, что ответила не раздумывая:

— Конечно нет. Мы с Филом друзья. Просто это неэтично и… омерзительно пошло. — Фраза прозвучала ханжески, но Мэдди не собиралась вдаваться в историю вопроса, рассказывать о детстве и о том, почему ее тошнит от секса на рабочем месте. Разговор и без того принимал слишком личный оборот. — Теперь я могу идти?

— Да, Мэдди, — сказал он и добавил, когда она выпрыгнула из машины: — Спасибо за прекрасный вечер.

Слова прозвучали так искренне, что она непроизвольно оглянулась. Рэй отсалютовал на прощание рукой. Машина отъехала. Мэдди вошла в свое скромное жилище и, испытывая непонятную грусть, прислонилась к дверному косяку. Взгляд упал на пустую нишу, где она обычно ставила велосипед. Она чертыхнулась.

Видимо, ей предстоит еще одна встреча с Рэем Кингом.

Рэй затормозил на перекрестке и выругался. Велосипед все еще лежал в багажнике. Резко развернув машину, он поехал было обратно к дому Мэдди, но передумал. Ему требовалось время, чтобы успокоиться.

Он вел себя глупо и все испортил. Непонятно отчего, но при упоминании о мужчинах в ее жизни он словно взбесился. Какое ему дело, спала ли она с его другом? В любом случае Рэй собирался только спросить Мэдди, а не допрашивать или, упаси бог, обвинять. Объяснить это можно только временным помешательством на почве стресса. Он провел половину дня и весь вечер в состоянии непреходящей эрекции, а впереди ждала бессонная ночь в постели, пропитанной волнующим ароматом Мэдди.

Даже в кухне, где он жарил яичницу, слушая, как она одевается за его спиной, Рэй боялся не сдержаться. Низ живота сводило судорогами. Конечно, ему было не до светской болтовни. А уж когда она задала свой дурацкий вопрос, он был готов оторвать ей голову.

Вернувшись в лондонское общество после аварии, он постоянно слышал пересуды за спиной. Входя в комнату, видел, как все взгляды устремлялись на искалеченную ногу. Женщины проявляли такт двумя способами: либо старательно избегали разговоров о его травме, либо только о ней и говорили. Поэтому Рэя удивило поведение его новой подружки, которая не обратила на его хромоту особого внимания, а потом просто забыла о ней. Это было откровение. Может, после шести месяцев горьких сожалений о том, что он потерял, настало время провести ревизию того, что осталось? Встреча с прелестной спасательницей показала: он сохранил больше, чем ему казалось. На волне оптимизма Рэй с удивлением осознал, что все еще хочет Мэдди.

Рэй не привык зависеть от других людей, особенно от женщин. Сам ничего не просил и не ждал, а если женщина начинала требовать гарантий или предъявлять права, сразу бросался с вещами на выход. Его не интересовали длительные отношения, сама мысль об обязательствах вызывала клаустрофобию. Авария изменила многое в его жизни, но свободой он дорожил по-прежнему.

Вопрос в том, как уговорить незнакомую женщину на чисто сексуальные отношения. И как узнать, нет ли у него конкурентов? Идея пришла в голову довольно быстро, едва он вспомнил, что Мэдди работает у Фила в кафе почти у него под боком. Не то чтобы Рэя интересовало, с кем она встречалась до него. Он не был ревнив и охотно удовлетворялся тем, что женщины не изменяли ему в период их короткой связи. Рэй всегда пользовался презервативами, а значит, мог не вникать в интимные биографии своих подруг.

Остановив машину возле усадьбы Треван, он некоторое время сидел неподвижно, уставившись в темноту. Настойчивое желание узнать правду об отношениях Мэдди и Фила наверняка объяснялось психологической травмой после аварии. Уверенность в себе не вернешь в один день.

Рэй безжалостно растирал пальцами ноющее колено, набирая на мобильнике знакомый номер прибрежного кафе. Он не привык откладывать решение важных вопросов.

Фил сразу ответил на звонок.

— Привет, это Рэй.

— Как дела, старик? — Веселый голос звучал фамильярно, как принято у друзей детства. — Все еще прячешься в Адском доме?

— Да, — коротко ответил Рэй, не желая выслушивать очередную лекцию о вреде затворничества. — Завтра заеду в кафе. Когда приходит утренняя смена? — Он хотел быть уверен, что застанет Мэдди.

— В девять, — ответил Фил.

Рэй постучал пальцами по рулю, отметив всплеск адреналина.

— Отлично. Увидимся в…

— Постой-ка, — перебил его Фил с подозрением в голосе. — Почему такая спешка?

— Нужно вернуть велосипед одной твоей сотруднице. Мадлен Уэстмор.

— Постой. Ты знаком с Мэдди?

— Долгая история, — отрезал Рэй, чувствуя легкий укол совести.

Фил чертыхнулся на другом конце линии:

— Оставь ее в покое, Рэй. Я бы не хотел, чтобы она стала жертвой твоего фирменного подхода «Привет, раздевайся, ложись, прощай».

Рэй вспыхнул. Оскорбительная фраза была придумана пятнадцать лет назад, когда он, глупый сексуально озабоченный подросток, думал, что хвастовство и показной цинизм делают его настоящим мужчиной.

— Мы уже не тупые школьники, Фил.

— Вот именно, — жестко ответил старый друг. — А Мэдди — не для твоих игр.

— Каких игр? — потребовал уточнить Рэй с непонятным беспокойством.

Когда беспутный Фил успел стать ревнителем морали? Или Мэдди соврала насчет их отношений?

— Сам знаешь, — вздохнул Фил. — Послушай, приятель. Мэдди — хороший друг и отличная официантка. В прошлом году ее бросил парень — придурок по имени Стив. Не хватало только, чтобы следующим номером бедную крошку из спортивного интереса обольстил богатенький Казанова из Лондона.

— А тебе какое дело? Приберегаешь ее для себя?

— Ты спятил? — удивился Фил. — Я ей неинтересен. И потом, у нее железное правило — не спать с начальниками. Никогда.

— Откуда ты знаешь? — Рэй чуть не задыхался от бешенства.

— От нее, — огрызнулся Фил. — Как-то раз мы немного выпили, и… Не имеет значения. Что она сказала, когда узнала, что ты — владелец кафе?

Я не сплю с ней, — прервал Рэй. «Во всяком случае, прямо сейчас», — добавил он про себя, игнорируя укол вины. Может, и стоило признаться Мэдди, что кафе принадлежит ему. Собственность вдоль берега залива Рэй получил в наследство после смерти деда десять лет назад. В то время он еще путешествовал по свету, жил на призовые от соревнований по серфингу и тренерские гонорары от случая к случаю. Два месяца после похорон Рэй обустраивал кафе и расположенный рядом пункт проката спортинвентаря. Остаток денег ушел на превращение старинного гостевого дома на мысе в элитный отель для богатых бездельников. Закончив наводить порядок, он нанял Фила управлять кафе, сделал Тони, еще одного старого приятеля по школе, директором гостиницы и во второй раз в жизни без сожаления покинул Корнуолл.

Но заниматься бизнесом Рэю неожиданно понравилось. Вольная, беззаботная кочевая жизнь, так привлекавшая его в семнадцать лет, когда он сбежал от деда-тирана, в двадцать один утратила привлекательность. В Лондоне Рэй взял кредиты под залог недвижимости и начал осторожно инвестировать в развитие экстремальных видов спорта. Если раньше он получал бешеный выброс адреналина от укрощения океанской волны, то теперь его увлек более глубокий и сложный азарт создания собственной деловой империи, которая росла и расширялась год от года.

Рэй не жалел усилий на строительство интернационального концерна «Кинг экстрим», но и не отказывал себе в удовольствиях. Он пользовался неизменным успехом у красивых женщин. Зимой на вечеринки в его пентхаусе в Кенсингтоне, престижном районе Лондона, стекались сливки общества. Однако Рэй был разборчив в связях и чтил закон. Для полноты жизни ему не нужны были ни алкоголь, ни наркотики, что бы там ни писала пресса. Здоровье и хорошая спортивная форма были важными составляющими его бренда. Во всяком случае, до злополучной аварии.

Разве такого успешного и самодостаточного человека могли обеспокоить упреки Фила или угрызения совести?

— Мэдди пока не знает, скажу ей завтра, — заявил он.

Если вспомнить, как она реагировала на его прикосновения, ему не составит труда уговорить ее отказаться от глупого предубеждения насчет секса с начальниками. Кроме того, ее непосредственным начальником был вовсе не Рэй, а Фил.

— Отлично. Мое дело — предупредить, — сказал Фил. — Увидимся завтра. После одиннадцати посетители разойдутся. Подходи к этому времени, я покажу тебе бухгалтерские книги.

— Буду в девять тридцать, — закончил разговор Рэй.

Он не будет ждать одиннадцати, чтобы снова увидеть Мэдди. Его не интересует отчетность, для этого есть бухгалтеры. К тому же он безоговорочно доверял Филу во всем, кроме его отношений с Мэдди.