Прочитайте онлайн Морской бог | Глава 23

Читать книгу Морской бог
2216+951
  • Автор:
  • Перевёл: М. Н. Шестакова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 23

Мэдди отпустила такси перед крыльцом коттеджа. От усталости она с трудом переставляла ноги. В окне гостиной горел свет, и она поблагодарила судьбу, что в спешке перед отъездом забыла выключить лампу. Ей казалось, она отсутствовала вечность, хотя с тех пор прошло только шестнадцать дней.

Она не представляла, как вошла бы ночью в пустой темный дом. Возможно, с истерикой. Предыдущую ночь она провела в лондонской квартире брата Кэла, скупо отвечая на вопросы о том, что с ней случилось, почему она в вечернем платье и без багажа. Десятичасовая поездка домой на поездах с двумя пересадками стала серьезным испытанием. Хорошо еще, что Кэл выдал ей для путешествия спортивный костюм одной из своих многочисленных подружек.

Шаря под половицей в поисках запасного ключа, Мэдди отказывалась думать о том, как получит назад оставленные в пентхаусе вещи и как объяснит Рут свой побег. Через пару дней она достаточно придет в себя, чтобы вести переговоры с Рут и помощницей Рэя. Она прикусила губу: контакты с ним самим исключены.

Почти дома, в безопасности. Главное — не развалиться на части теперь, когда самое страшное позади, твердила про себя Мэдди. События последних дней показали, что она сильнее, чем думала. После унизительного и болезненного объяснения с Рэем ее уже ничем не испугаешь.

Она поискала ключ еще пару секунд и, не найдя, на всякий случай толкнула дверь. К ее удивлению, она распахнулась. Мэдди почти не удивилась, что оставила коттедж незапертым. Лишнее доказательство умопомрачения, до которого она дошла за последний месяц.

В прихожей она скинула одолженное у Кэла пальто и вошла в слабо освещенную гостиную, но остановилась в изумлении, увидев, что в очаге горит огонь. Прежде чем она успела испугаться, раздался голос:

— Привет, Мадлен. Долго же ты добиралась.

Она круто повернулась, прижимая руки к бешено стучащему сердцу.

— Что ты здесь делаешь? — прошептала она.

Рэй встал из кресла, выпрямился во весь рост, почти коснувшись головой балок потолка, и шагнул к ней. Хромота никак не сказывалась на уверенности его движений.

— Пришел сказать, что люблю тебя.

Сердце подскочило в груди, но голос рассудка оказался сильнее.

— Замолчи. — На сей раз ей некуда бежать: она у себя дома, и ей придется принять бой. — Лучше промолчать, чем соврать.

Она оттолкнула Рэя изо всех сил, но не смогла остановить его. Он притянул ее к себе:

— Я говорю правду.

Мэдди сжала кулаки. Слезы, которые она сдерживала все это время, хлынули из глаз неудержимым потоком. Она колотила в его грудь, страдая от унижения и горя.

— И зачем ты только явился в мою жизнь? — рыдала она. — Я не верила в любовь и не хотела верить…

Злость и обида потихоньку улеглись. Рэй гладил ее по голове, как ребенка.

— Не плачь.

На мгновение она расслабилась под его защитой, но скоро к ней снова вернулось отрезвляющее ощущение реальности. Мэдди вытерла слезы, на смену которым пришло ледяное спокойствие.

— Уходи. — Если его эрекция не могла служить доказательством истинных намерений, тогда что могло? — Я знаю, зачем ты здесь. Этот номер не пройдет. Ты не способен любить, и мне известно почему. Пустые слова не вернут меня в твою постель.

Сначала Рэй испытал мучительную боль, взорвавшую последний рубеж защиты. Ему хотелось схватить ее, встряхнуть, крикнуть, что контролировать его реакцию на нее выше человеческих сил. За последние двадцать четыре часа он побывал в аду, который выкопал для себя собственными руками.

Рэй прошел через унижение, когда хромота помешала ему догнать убегающую Мэдди. Потом были бесконечные звонки в надежде отыскать ее, отчаянная попытка дождаться ее в коттедже. Из-за собственной трусости он потерял единственное, в чем нуждался в жизни. А теперь она обвинила его во лжи ради секса.

Как он мог думать, что признанием легко вернет Мэдди? Он, не задумываясь, использовал ее, в полной мере заслужив недоверие и презрение.

Несмотря на жгучее чувство вины, Рэй не собирался отступать. Он скоротал шесть часов ожидания в коттедже, строя планы, как исправить ошибку. В голову приходило все: от похищения и шантажа до униженной мольбы на коленях. Он не допускал только одной мысли — что позволит ей уйти.

Она призналась, что любит его, а значит, у него был шанс. Еще Рэй рассчитывал на милосердие. Мэдди была самым добрым и сострадательным человеком, которого ему доводилось встречать в жизни. Она не способна на жестокость.

— Ты думаешь, что я не могу любить тебя? — спросил он.

Ее губы задрожали.

— Можешь, но не позволишь себе.

Он кивнул, не отводя взгляда:

— Откуда такая уверенность?

Глядя на ее бледное лицо с темными кругами под глазами, на безвольно опущенные плечи, он мечтал только об одном — взять ее на руки, унести в постель и ласками вернуть к жизни. Однако на этот раз Рэй не мог позволить себе легкого пути. Он должен выслушать ее, а потом рассказать правду. И надеяться, что Мэдди поймет его. Он приподнял ее подбородок, не позволяя отвернуться:

— Что ты знаешь, Мэдди?

— Ты так и не смог оправиться после смерти родителей.

Вспышка острой боли в его глазах поразила Мэдди. Она вдруг осознала, что ее собственная вина в том, что произошло, неизмеримо больше, чем вина Рэя. Он никогда не хотел от нее ничего, кроме плотских утех, а возвращал в сто раз больше. Любовь заставила ее самовольно изменить условия их соглашения, потребовать того, что Рэй не мог ей дать. Лишив его выбора, она навлекла на себя несчастье. Он честно признавался, что не хочет ее любви.

— Прости меня, — выпалила она.

— За что? — нахмурился Рэй. Мэдди смахнула со щеки слезу:

— Я вообразила себе то, чего не было. Ты никогда…

— Не извиняйся. — Рэй приложил палец к ее губам. — И не придумывай мне оправданий, я этого не заслуживаю. Просить прощения должен я, а не ты. — Он поднял ее руку и поцеловал ладонь. — Должен признаться, я не столько горевал по родителям, сколько обижался на них. И злился за бессмысленную смерть.

Мэдди склонила голову, растерявшись от безысходной тоски в его голосе:

— Не понимаю.

— Я объясню. — Рэй дрожащими пальцами провел по волосам.

Мэдди покачала головой, со стыдом вспомнив, как вынудила его к откровенности из эгоистического любопытства.

— Не надо, Рэй. Это не мое дело.

— Теперь твое. Отец погиб во время подготовки к чемпионату мира по серфингу. Он хотел пробиться в высшую лигу. — Рэй взглянул на Мэдди глазами, в которых было столько горя, что у нее перехватило дыхание. — Мама просила его быть осторожнее, но он не слушал. Пошел на глупый риск и разбился о скалы.

— Рэй, пожалуйста, — взмолилась Мэдди, схватив его за руку. — Не продолжай.

— Я должен. — Он сглотнул, как будто у него сдавило горло. — Она приняла смертельную дозу снотворного три недели спустя. Но до этого все равно была как мертвая. Оставила мне записку. Хочешь знать, что она написала?

— Что? — прошептала Мэдди сквозь слезы.

— «Прости». Там было только одно слово — «Прости». Как будто оно что-то значило для меня или могло утешить.

— Рэй, не надо ворошить…

— Я рассказываю не для того, чтобы растрогать тебя. Мне важно, чтобы ты поняла. Родители были эгоистами. Они любили меня, конечно, но в первую очередь думали о себе. По отношению к тебе я вел себя так же. — Рэй смотрел на Мэдди. В его глазах светилась глубокая нежность. — И не хотел признаваться в этом.

— Ты защищал себя. — Мэдди по привычке искала ему оправдание.

— По правде говоря, обида на родителей стала для меня прекрасным поводом получать в жизни все, что я хочу, не давая ничего взамен. — Он прижался лбом к ее лбу. — Знаешь, в чем ирония?

Мэдди не могла поверить. Она никогда не предполагала, что Рэй может быть таким искренним и открытым.

— В чем же?

— Мне все сходило с рук. Чужая боль не трогала меня. Казалось, я всегда буду сам выбирать, кого любить и в какой мере. Но ты появилась и лишила меня выбора.

Мэдди показалось, она увидела в его глазах еще что-то, кроме благодарности.

— Мне хотелось все время быть рядом с тобой, — продолжал Рэй, приподнимая уголки губ в быстрой улыбке. — Ты права, у меня было намерение ограничить отношения только сексом. Но все оказалось сложнее, правда?

— Для меня уж точно, — согласилась Мэдди.

— Разница в том, что у тебя хватило смелости признаться, а у меня — нет.

От чувственного взгляда у Мэдди забилось сердце, вокруг которого разлилось тепло. Глубоко вздохнув, Рэй продолжил:

— Я люблю тебя. Думаю, что уже давно.

— Ох, — прошептала Мэдди, сдерживая навернувшиеся на глаза счастливые слезы. Она поднялась на цыпочки и закинула руки ему за шею. — Я тоже тебя люблю!

Рэй обнимал ее, тесно прижав к себе, пока она заливала слезами его рубашку.

— У меня с собой бутылка шабли. Прихватил на случай, если уговорю тебя дать мне еще один шанс. Откроем?

Мэдди хихикнула, чувствуя животом безошибочные признаки его возбуждения.

— Только если ты обещаешь перед этим раздеться.

Рэй засмеялся, поднимая ее на руки и опрокидывая на диван. Он убрал со лба ее волосы и сжал в ладонях лицо.

— Обещаю, если ты тоже разденешься. — В глазах и голосе читалось страстное обещание.

— Ну, раз ты настаиваешь… — притворно нахмурилась Мэдди.

К ее радости, он не заставил просить себя дважды.