Прочитайте онлайн Морской бог | Глава 10

Читать книгу Морской бог
2216+830
  • Автор:
  • Перевёл: М. Н. Шестакова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Держась за живот, Мэдди смотрела на отражение в зеркале. Напрашивалось только одно сравнение — невеста Франкенштейна. К счастью, она не успела позавтракать, поэтому ее тошнило недолго, но бледная кожа и темные круги под глазами выглядели устрашающе. Она плеснула в лицо холодной водой. Сзади открылась дверь.

— Вот, взял для тебя у Фила. — Рэй протягивал ей зубную щетку в целлофане и тюбик зубной пасты. — Держит про запас, когда кто-то остается на ночь.

Мэдди взяла подношение, стараясь не поддаваться сентиментальной благодарности за предусмотрительный жест.

— Тебе нельзя сюда. Это дамская комната.

— Мне везде можно, — поднял брови Рэй. — Я здесь хозяин.

— Лучше не напоминай, — сказала Мэдди, подавляя инстинктивный рвотный позыв.

Стесняясь его присутствия, она почистила зубы и убрала волосы в конский хвостик. Стало немного легче.

— В чем причина такой экстремальной реакции на сообщение, что кафе принадлежит мне? — как ни в чем не бывало спросил Рэй.

Мэдди замерла. Она не собиралась обсуждать с ним детские обиды.

— Мне надо работать. — Она направилась к двери, но Рэй перехватил ее за руку.

— Фил уже позаботился о замене. Я не отпущу тебя, пока не расскажешь, что случилось. Ты была на грани обморока. Тебя обидели? Тот, на кого ты работала?

По тому, как Рэй сжал челюсти, Мэдди поняла, что его вопрос — больше, чем праздное любопытство.

— Нет! Это… случилось давно. Уже не имеет значения.

— Имеет.

— Почему?

— Если мы не разберемся, не выясним причины, мне придется тебя уволить.

— Что? — задохнулась Мэдди. Даже если Рэй внезапно тронулся умом, он был настроен решительно. — С какой стати? Я хорошо работаю, и вообще…

— Работа ни при чем, и ты это знаешь. — Рэй легко дотронулся до ее щеки.

Мэдди оттолкнула его руку. От злости у нее прибавилось сил. Она не может позволить себе потерять работу. Чем она заслужила такую несправедливость?

— Ты не оставляешь мне выбора, — заявил он. — Если ты не будешь спать со мной, потому что я — твой босс, нам придется искать другое решение.

У Мэдди упала челюсть. Ей даже показалось, она услышала звук удара об пол. Пока она стояла в оцепенении, с трудом приходя в себя и пытаясь осмыслить сказанное, дверь открылась. Вошла пожилая дама, которую Мэдди обслуживала за завтраком.

— С вами все в порядке, дорогая? — Она сдвинула очки на нос и оглядела Мэдди с ног до головы. — У вас взволнованный вид.

Рэй кашлянул, и дама наконец заметила его.

— А вам, молодой человек, здесь вообще нечего делать. — Она выпрямилась в полный рост, как учительница, делающая замечание хулигану. Ее голова едва доходила Рэю до груди. — Это дамская комната.

— Неужели? — Рэй нисколько не смутился.

— Если хотите поговорить с вашей девушкой, найдите более подходящее место.

— Я не его девушка! — завопила Мэдди, когда пальцы Рэя впились в ее локоть.

— Вы правы, — согласился он, волоча Мэдди за собой. — Мы поговорим в более интимной обстановке.

— Пусти меня! — безуспешно упиралась Мэдди, пока он тащил ее за собой по коридору к офису Фила.

Втолкнув ее в комнату, Рэй захлопнул дверь.

— Теперь выкладывай, — потребовал он.

Мэдди прижалась спиной к сосновой панели стены. Оказавшись, как в клетке, в кольце его рук, она не могла двинуться. Ярость душила ее.

— Как ты смеешь? — вопила она, изо всей силы толкая его в грудь.

С таким же успехом она могла стараться сдвинуть скалу. Губы Рэя накрыли ее рот в жестком, быстром, требовательном поцелуе. Протесты замерли в горле, сопротивление ослабло. Пальцы сжали тонкий хлопок футболки, тело дрожью откликнулось на ласковое поглаживание. Предательская липкая влага между бедер не остудила охвативший ее жар. Большая ладонь легла на изгиб спины.

Твердые подушечки пальцев дотронулись до щеки, скользнули вдоль шеи к ямке, где колотился обезумевший пульс. Она отвернулась, ощущая прикосновение его возбужденного члена. Внутри скручивалась тугая пружина. Мэдди была готова отдаться ему, будь Рэй хоть трижды начальником. Как ни странно, на сей раз мысль не вызвала омерзения, напротив, показалась интригующей.

Стыд и желание боролись в ней, возвращая во времена детства, когда она поклялась ненавидеть всех женщин своего отца, чтобы не презирать его самого.

— Так что все-таки случилось? — уговаривал Рэй. — Расскажи.

— Вопрос этики, не более того, — прошептала она. — Это неправильно.

Признание сделало бы ее слишком уязвимой. Мэдди не хотела показаться испуганным ребенком, страдающим от навязчивых воспоминаний.

— Боюсь, этика ни при чем. — Рэй с беспокойством вглядывался в ее лицо. — Скорее похоже на фобию. Тебя стошнило.

— Ничего подобного. Просто я устала и не успела позавтракать, — жалко оправдывалась Мэдди. — Забудь об этом.

Сбивчивая речь не убедила Рэя. Он усмехнулся:

— Видимо, все-таки придется тебя уволить. Только так я смогу заниматься с тобой любовью без риска вызвать рвоту.

Услышав в его голосе насмешливое высокомерие, Мэдди возмутилась, хотя после недавнего поцелуя протесты казались нелепыми даже ей самой.

— А кто сказал, что я согласна заниматься с тобой любовью? Или меня уже никто не спрашивает?

Рэй скептически посмотрел на нее:

— Давай решать вопросы по мере их поступления.

— Извини, но я привыкла сама выбирать, с кем мне спать…

— Неужели со мной было так плохо? — Тихий голос Рэя прервал возмущенную тираду.

— Совсем неплохо, — призналась Мэдди, — но я смущалась.

— Серьезно? — озабоченно спросил Рэй, явно собравшийся упрямо продолжать разговор, пока не доберется до истины.

Через широкое окно за его плечом Мэдди смотрела на изрезанный волнами пляж и понимала, что ей не отвертеться. Может, узнав правду, он потеряет к ней интерес и оставит в покое?

— Хорошо, — тяжело вздохнула она, — но предупреждаю: история на редкость скучная. Мне было тринадцать. Я пошла в офис к отцу, чтобы поздравить с днем рождения и подарить свой подарок. За два дня до этого мама в очередной раз выгнала его из дома, поэтому он жил в гостинице. — Мэдди остановилась. Слишком много подробностей. Она не собиралась рассказывать ему всю свою неинтересную жизнь. Минимум деталей, а главное, минимум эмоций. — Хотела сделать сюрприз. Я вошла и застукала его с секретаршей. Вот и все. Глупо, что давняя история все еще не дает мне покоя. Ты прав: теперь, когда я рассказала об этом, стало легче. Так что спасибо. — Мэдди резко повернулась и потянула за ручку двери, но Рэй остановил ее.

Она замерла. Давясь слезами, она молила только о том, чтобы он промолчал.

— Представляю, в каком ты была шоке, — сказал он.

— Не совсем, — запнулась она. — Я уже знала, что он изменяет. Они часто с мамой ругались из-за его шлюх, как она их называла.

— Ты ей рассказала? — мягко спросил он. Слеза скатилась по щеке. Мэдди смахнула ее, надеясь, что Рэй не заметил.

— Нет, конечно.

— А что отец?

— Он закричал, чтобы я ждала за дверью. — Мэдди глухо засмеялась. — Бедная секретарша чуть не сгорела со стыда. Мое вторжение смутило ее гораздо больше, чем отца. — Мэдди вспомнила, как трясущимися руками выбросила подарок в мусорную корзину, слушая омерзительные звуки в соседней комнате. — Через десять минут он вышел, сама снисходительность и очарование. Сказал, что мама не способна удовлетворить его потребности, но он все равно любит ее.

Мэдди передернуло, когда она вспомнила его довольное красное лицо, объятия, пахнувшие потом и спермой. Он отвел дочь обедать в их любимый ресторан и предпочел не заметить, что она не могла проглотить ни кусочка.

Через неделю он уговорил мать принять его обратно, подкупив роскошной поездкой в Париж. Неприятная история была похоронена и забыта.

Рэй провел рукой по ее волосам:

— Мэдди, посмотри на меня.

Посмотрев, она увидела на его лице сочувствие и тень раздражения.

— Ты никогда никому не рассказывала об этом?

— Только Кэлу много лет спустя.

— Кто такой Кэл? — нахмурился Рэй. Неуверенная улыбка тронула ее губы. Мэдди на секунду показалось, что он ревнует.

— Мой брат. Он адвокат.

Брови Рэя разгладились.

— Что он сказал?

— Забыть и двигаться дальше…

— Но ты не смогла, — проницательно заметил Рэй. — Зато придумала правило — не спать с начальниками.

— Лучшее, что пришло мне в голову, — призналась Мэдди, которой эта затея казалась теперь детской и наивной. — Не могу поверить, что исповедалась тебе. Наверное, ты думаешь, я чокнутая, если меня это так долго мучило.

Рэй откинул назад ее кудри:

— Тебя все еще тошнит?

— Нет. — Мэдди прикусила губу, с удивлением отметив, что воспоминание вызывает скорее сожаление, чем боль. От облегчения слегка кружилась голова.

— Уверена? — Он быстро поцеловал ее в губы. — Не хочу рисковать.

Дерзкое заявление заставило Мэдди рассмеяться.

— Надеюсь, ты не предлагаешь заняться сексом? — Она еще не успела закончить фразу, а его руки уже скользнули ей под майку.

— Ни в коем случае, — шептал Рэй, покрывая поцелуями шею. — Не сексом. Всего лишь проникающей терапией.

Она ахнула, когда он расстегнул лифчик и накрыл горячей ладонью набухшую грудь.

— Я хочу войти в тебя, Мэдди, — сказал он, поглаживая чувствительный сосок.

Мышцы в низу живота сжались, но сладкая дрожь замерла, как только Мэдди вспомнила печальный опыт их первого контакта.

— Не думаю, что это хорошая мысль. — Она отстранилась и одернула майку.

— Почему? — удивился Рэй, удерживая ее за бедра.

— Ты слишком… — Мэдди стыдливо покраснела и опустила глаза на огромный бугор под его натянутой до предела ширинкой. — Но можем заняться чем-нибудь еще.

Она, правда, не знала чем.

Изнемогая от вожделения, Рэй не знал, смеяться или плакать от наивного предложения Мэдди.

— Черт. Неужели я был так плох?

— Дело в другом, — торопливо ответила она, и горячий румянец на щеках стал ярче. — Это не твоя вина.

Рэя осенило: она старалась пощадить его самолюбие. Ирония ситуации заключалась в том, что женщины бросались на него с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать. Ни одна ни разу не пожаловалась, за исключением Марты.

До этого момента.

— Проблема в… анатомии, — продолжала Мэдди. — Мы… не подходим друг другу.

Рэй невесело засмеялся, раздосадованный очередным проявлением неопытности. Вчера он находил ее неискушенность трогательной, это давало ему преимущество и льстило уязвленному самолюбию. Сегодня все повернулось иначе.

Как он мог предположить, что она спала с Филом? Да за всю жизнь у нее вряд ли было больше двух любовников — и те позорные неумехи!

— Мэдди, — проникновенно сказал Рэй, положив ладонь ей на затылок и стараясь, чтобы в голосе не было снисходительности. — Я крупный мужчина, однако, поверь, у нас все прекрасно получится.

— Откуда ты…

Он прижал палец к ее губам:

— Я повел себя грубо, не дал тебе времени настроиться. Теперь я буду осторожен.

— А что, если…

— Мэдди, — снова перебил он, лаская гладкую кожу под майкой. — Клянусь, я могу быть гораздо лучше. Доверься мне.

Он удержался от искушения добавить: «Я знаю, что делаю», потому что не был в этом уверен. Рэй не мог припомнить, чтобы когда-нибудь испытывал к женщине столь сильное влечение. Надо признать, таких нежных, соблазнительных и уязвимых еще не было среди его любовниц. Однако Рэй предпочитал объяснять терзавшее его вожделение тем, что впервые за долгие годы ему предстояло снова доказывать свою мужественность.

Мэдди прижала ладони к широкой груди Рэя. Учащенный стук его сердца совпадал с ритмом ее сердца. Страстное желание туманило синие глаза. Ни один мужчина еще не смотрел на нее так, словно его жизнь зависела от ее согласия. У нее не было сил отказать.

— Согласна, если ты уверен, что все будет о'кей.

Его руки опустились ниже, но, когда он расстегнул пуговицу на ее джинсах, Мэдди снова запаниковала:

— Постой! Мы не можем делать это в офисе Фила средь бела дня.

— Еще как можем, — улыбнулся он.

— Но…

Прежде чем она успела возразить, Рэй прижал ее к двери и накрыл губы долгим поцелуем. Мэдди услышала щелчок замка за спиной.

— Никто нас не увидит, даже в бинокль. А Фил не побеспокоит, если не хочет потерять работу. — Не дожидаясь ответа, Рэй наклонился и стянул с нее джинсы и кроссовки. Дрожа от предвкушения запретного наслаждения, Мэдди переступила через ворох одежды. Никогда раньше она не поступала так импульсивно.

Однако, когда Рэй повел ее к дивану, Мэдди вдруг смутилась. Ее грудь колыхалась в расстегнутом лифчике, сквозняк обдувал обнаженные бедра. Она остановилась:

— Почему на тебе одежда, когда я практически раздета?

Улыбка Рэя стала шире.

— Сейчас исправим.

Двумя руками Рэй стянул через голову футболку, присев на ручку дивана, он избавился от джинсов и плавок. Мэдди ахнула, когда увидела на фоне темных кудрявых завитков на лобке его огромное орудие в полной боевой готовности. Господи, она даже вообразить не могла его реальные размеры!

В полуприкрытых глазах Рэя мелькнула усмешка.

— Не беспокойся, — пробормотал он, привлекая ее к себе.

— Легко сказать, — заметила она, когда ее коснулась горячая твердая плоть, посылая электрические разряды в сокровенную глубину ее тела.

Уверенным движением Рэй снял с нее майку и лифчик и отправил к остальной одежде на полу. Мэдди охватил трепет вожделения, смешанного со страхом. Как будто забыв о своей эрекции, Рэй начал ласкать ее грудь языком. Мэдди застонала, запустив пальцы в его густые кудри. Огонь желания по спирали опускался вниз, вызывая сладкие спазмы в низу живота и горячую влажность между ног.

Взяв Мэдди за плечи сильными руками, Рэй медленно развернул ее, пока твердый ствол не уперся в ягодицы, затем наклонил вперед, опуская на диван. Она вздрогнула, почувствовав прикосновение его плоти к интимной ложбинке, и попыталась подняться. Она чувствовала себя слишком беспомощной.

— Тише. Все в порядке, — прошептал Рэй, успокаивающе поглаживая ее спину и ягодицы. — Тебе будет удобнее в этой позиции.

Его пальцы раздвинули мягкие складки, нащупав набухший бутон клитора. Мэдди слабо вскрикнула, выгибаясь навстречу невыразимо сладкому прикосновению. Пальцы продолжали игру, обволакивая ее волнами экстаза. Она почти не ощутила движение пениса, застонав только тогда, когда он вошел в нее одним длинным, медленным, глубоким толчком, растягивая и заполняя все внутри. Слабый протест замер на ее губах, потому что опытные пальцы продолжали изощренные ласки, не давая опомниться, доводя до безумия.

Короткие, осторожные толчки становились сильнее, увереннее. Мэдди вскрикивала от невероятных ощущений, которые накатывали и отступали, как волны. Наконец она достигла вершины. Буря эмоций нахлынула, как цунами, закружила и оторвала от земли. От наслаждения она чуть не лишилась чувств.