Прочитайте онлайн Молния | ГЛАВА 2

Читать книгу Молния
3718+2641
  • Автор:
  • Язык: ru

ГЛАВА 2

Никто не был удивлен больше, чем Адриан, когда обнаружил в своих объятиях женщину, и тем более ту самую женщину, которая ранее повернулась к нему спиной. Это странное обстоятельство озадачило и заинтересовало его.

Когда она посмотрела на него, ее глаза были большими и удивленными.

Она была хороша, так хороша, что ему не хотелось ее отпускать, даже когда она уже вновь уверенно стояла, и понял, что все еще не в силах отпустить ее, когда почувствовал едва уловимую дрожь ее тела.

Он подарил ей улыбку, которая обычно обеспечивала ему быстрый и доброжелательный ответ:

— С вами все в порядке, мисс?

Она напряглась и отодвинулась, так что ему пришлось разжать руки.

— Да, спасибо, — сказала она со слабым акцентом, который он не смог тотчас же определить.

— Мне очень приятно, что я смог вам помочь, — медленно сказал он, имея в виду буквальное значение фразы. Она была невысокой, стройной, с фигурой, не лишенной привлекательности. Простое серое платье не улучшало цвет ее лица, но глаза, серьезно смотревшие на него, пылали мягким золотым огнем.

— Мисс?..

Она колебалась, чувствуя, что краска приливает к ее щекам, и он вновь испытал удивление и интерес. Он не мог припомнить, чтобы женщины когда-либо давали ему отпор. Возможно, признал он, это происходило оттого, что он знал, где можно рассчитывать на успех, а где нельзя. Однако он не собирался ее обидеть, он только хотел помочь, а эта женщина смотрела на него скорее как на негодяя, чем на спасителя.

— Брэдди, — в конце концов тихо сказала она. — Лорен Брэдли.

— Подходящее имя для хорошенькой женщины, — сказал он, пуская в ход привычное обаяние.

Он был намерен, по крайней мере, заслужить улыбку. Но улыбки не последовало. Она отступила назад, ветретилась с ним взглядом, и неожиданно он почувствовал, что где-то в глубине ее существа разыгралась буря. Они смотрели в глаза друг другу и, казалось, не могли отвести взоры. Она сделала еще шаг назад, натыкаясь на спускающихся с клипера пассажиров, и оказалась в ловушке между ними и Адрианом. Ау него не было намерения отступать до тех пор, пока она немного не расслабится. Он слегка поклонился.

— Я Адриан Кэбот, — сказал он и взял ее под локоть. — Мне было бы неприятно, если бы ваш первый визит на остров оказался неудачным, и я считаю, что вы были близки к несчастью по моей вине. Надеюсь, вы примите мои извинения.

— По вашей вине?

Она оторвала взгляд от его лица. Голос ее слегка дрожал.

Адриан взглянул на несколько футов в сторону, где с невинным видом сидела обезьяна в матросских брюках и шляпе помощника капитана.

— Этот маленький разбойник принадлежит мне. Он удрал из моей каюты. Он любит прятаться под широкими юбками и явно облюбовал ваши.

Он пытался заставить себя рассердиться, но не смог. А в ее приковывающих взор глазах загорелись огоньки.

— Я должна сказать, мистер Кэбот, это было необычное приветствие.

Адриан был совершенно очарован. Он был уверен, что женские чары не имеют над ним власти, но ее искрящиеся глаза выражали такое неожиданно заразительное и простодушное веселье, что он был ошеломлен.

— Это действительно ваш первый визит, не так ли? Я вас прежде не видел.

— А вы все видите? — спросила она и, когда их глаза встретились, ее взгляд снова стал серьезным.

Все выглядело так, словно она почти пожалела о том, что только что смеялась.

— Я стараюсь, — ответил он, и его рука крепче сжала ее локоть, когда он ощутил ее сопротивление. — Во всяком случае, все важное.

Он знал, что не дает ей выбора. Она, похоже, была одна: ни один из джентльменов с корабля не спешил ей на помощь, и, если она не собирается целый день загораживать собою трап, ей придется пойти с ним.

Ее глаза сказали ему о том, что она поняла его маневр и что ей это не понравилось. Это заинтересовало его еще больше. Теперь чувствовалось, что она владеет своим лицом, хотя и не могла скрыть румянец на щеках. В ней ощущалось напряжение, и он не понимал его причины. Раздумывая об этом, он почти силой заставил ее спуститься по многочисленным ступенькам на пирс, где они отошли в сторону, уступая дорогу остальным пассажирам.

Позади них послышался шум.

Адриан обернулся: Сократ решил, что прощен, и требовал внимания. Маленькая обезьяна, похожая на сморщенного человечка, стояла и моргала, глядя на Лорен. Адриан напрягся, ожидая, что последует новая атака, а Сократ слегка поклонился Лорен и предложил ей свою узловатую руку со скрюченными пальцами.

Лорен Брэдли приняла маленькую руку и в ответ на поклон обезьяны сделала реверанс с таким откровенным удовольствием, что Адриан был захвачен этой сценой, хотя заметил, что ее реакция по отношению к обезьяне была более теплой, чем по отношению к нему самому. С лукавой улыбкой он нарушил молчание:

— Сократ, это мисс Брэдли.

Казалось, они оба игнорировали Адриана. Сократ радостно что-то бормотал, а мисс Брэдли склонилась к нему, как будто желая разобрать, что он говорит. Адриан никогда не видел, чтобы Сократ с такой готовностью с кем-нибудь общался, а Лорен Брэдли широко улыбалась совершенно очаровательной улыбкой, радостно глядя на Адриана. Потом ее радость неожиданно померкла, как у маленького ребенка, которого застали на чем-то недозволенном.

Она выпрямилась, взглянула куда-то позади него, и на лице ее вновь появилась улыбка. Он обернулся и увидел, что к ним спешит знакомая фигура.

— Дядя Джереми! — сказала девушка, и Адриан наблюдал за тем, как они тепло обнялись, прежде чем подошедший человек обернулся к Адриану и протянул руку.

— Капитан Кэбот, примите мою благодарность. Я видел, как вы спасли мою племянницу от неожиданного купания.

— Вашу племянницу? — с некоторым удивлением повторил Адриан.

Он часто посещал магазин Джереми Кейса на Бей Стрит. В нем были прекрасные товары, включая одежду высокого качества, лучшие в Нассау сигары и различные предметы для подарков, такие как музыкальные шкатулки и фарфор. Ему нравился Кейс, который был неизменно честен и любезен при совершении сделок.

— В таком случае я особенно рад быть к вашим услугам.

— Вы действительно оказали нам услугу, капитан Кэбот. Возможно, мы смогли бы отблагодарить вас, пригласив вас пообедать с нами, — улыбнулся Джереми. — Вас и вашего маленького друга.

Адриан усмехнулся.

— Его не часто включают в число приглашенных.

Джереми улыбнулся еще шире.

— Мне кажется, что ваш Сократ сражен моей племянницей.

— Так же, как и я, — любезно ответил Адриан. — Мы будем очень рады.

— Как долго вы собираетесь пробыть в Нассау на этот раз?

Адриан колебался: в Нассау было множество шпионов. Он опасался утечки информации о времени отправления своего судна. Стань это известным, его обязательно будут поджидать корабли северян.

— Я еще не решил, — ответил он. — Мне нужно продать груз и найти новый.

Джереми жестом указал на груды ящиков с товарами, выстроившиеся на берегу.

— У вас не будет проблем с поиском товара. Сейчас гораздо больше товаров, чем кораблей, способных их увезти. Адриан оценивающе оглядел товары на берегу.

— Да, это верно, кораблей становится все меньше. Риск становится слишком велик.

— Но не для вас?

— Вы же знаете, Джереми, опасность — одна из привлекательных сторон этого дела. Мы с вами уже говорили об этом.

— Оставляю это вам, капитан, — с улыбкой сказал Джереми. — Тем временем, в тишине и покое Нассау, почему бы вам не пообедать с нами завтра вечером?

Адриан перевел взгляд на лицо женщины. Теперь оно было настороженным. Радость от беспрецедентной любезности Сократа исчезла. Несмотря на скромное платье и сдержанную манеру держаться, в ней чувствовалось нечто, влекущее к ней и даже более того. Возможно, это была некая тайна. И вызов. На долю секунды он вспомнил о разбитом зеркале и своем дурном предчувствии.

Однако его рука все еще помнила тепло ее тела, и был момент, когда их глаза встретились и в них что-то вспыхнуло, нечто особенное, волнующее и… зовущее, так что он с трудом подавил желание крепче сжать ее, наклониться и…

Он с трудом заставил себя не думать об этом.

— Я очень рад, — сказал он. — Мой проказливый друг, я думаю, тоже будет рад.

Он кивнул Лорен Брэдли.

— Тогда до завтра.

Ее глаза внимательно и серьезно смотрели на него и ему хотелось знать, о чем она думает.

— Еще раз благодарю, капитан, — вновь повторила она приятным низким голосом.

— Был рад вам помочь.

Он усмехнулся и еще раз внимательно посмотрел на нее, затем раскачивающейся походкой, которую она видела у других моряков, направился к пирсу.

Джереми Кейс отвлек ее от созерцания удаляющегося капитана.

— Вы хорошо это проделали, моя дорогая. Я не ожидал такой быстрой работы.

Лорен удивленно обернулась к нему. Он был уже в годах, высокий и худой. Он мог бы выглядеть аскетом, если бы не лукавые искорки в его светло-голубых глазах. Лицо его было обветренным, вокруг глаз и вокруг рта пролегли морщинки, свидетельствующие о том, что их обладатель наделен характером и твердостью духа. Он понравился ей с первого взгляда.

— Я не нарочно упала, — нехотя призналась она.

— Значит, нам помогает Провидение, — ответил он, улыбаясь. — Я — Джереми Кейс. Мы с женой очень рады, что вы поживете у нас.

— Она знает, почему я здесь?

— Нет. Она уверена, что вы и в самом деле моя племянница.

Тихо разговаривая, они медленно шли вдоль пирса. Лорен пыталась понять, как это может быть, что жена Джереми не знает о его родственниках.

Когда они стали спускаться по каменным ступенькам, он поддержал ее под локоть.

— Я жил вдали от семьи много лет. Корина знает, что я не люблю говорить о прошлом, но она была рада, когда я сказал ей, что вам нужен приют на время. Она… Мы всегда хотели иметь дочь, но Бог не благословил нас детьми.

Лорен почувствовала некоторое напряжение в его голосе. Она бросила быстрый взгляд в его сторону, пытаясь угадать его возраст, но не смогла. Глаза его были молоды, а морщины могли появиться и от перенесенных страданий и с возрастом.

Он торопливо повел ее мимо сваленных на причале грузов, через площадь, заполненную торговцами, продающими фрукты, в узкую улочку, по обеим сторонам которой тянулись аккуратные фасады складов, выкрашенные в светлые тона.

— Это Бей-Стрит, — объяснил Джереми. — Мы живем над магазином.

Он на мгновение остановился и внимательно посмотрел на нее.

— Наш дом не слишком изыскан.

Лорен тепло улыбнулась ему в ответ.

— Я дочь врача, а мой отец не слишком беспокоился о том, заплатят ему за работу или нет. Боюсь, что ваш дом мне покажется роскошным.

Его лицо медленно осветила улыбка. Она поняла, что у него, так же, как и у нее, были опасения, связанные с выполнением их задания. Чего он ожидал от нее? Она пыталась угадать, как должна выглядеть шпионка. Может быть, он тоже думал об этом?

Шпионка? В Вашингтоне все казалось таким правильным, таким благородным. Потрясение от смерти Ларри было еще совсем свежим, у нее не было никаких перспектив в жизни, и ей отчаянно хотелось что-нибудь сделать для своей страны. Если у нее оставалось время для размышлений, она думала об этом, а теперь, когда она встретилась с человеком, которого должна была обмануть и предать, она стала сомневаться еще больше.

Не то чтобы он казался ей привлекательным. Он был не совсем в ее вкусе, слишком смел и высокомерен. Ей все в нем не нравилось, ни внешность, ни поступки, но он спас ее от унизительного падения, может даже от увечья.

Она ощутила на плече руку Джереми.

— Зовите меня дядя Джереми, — предупредил он. — Вы дочь моей сестры Абигайль.

Лорен кивнула. Об этом ей сказали в беседах с таинственным мистером Филлипсом, и она все запомнила. Они решили считать Мэриленд местом ее постоянного жительства, поскольку она хорошо его знала и в этом штате было много людей, сочувствующих южанам. Они вместе шаг за шагом придумали ей легенду, которую она могла использовать. Но теперь, вынужденная лгать, она чувствовала себя неловко.

— Мы пришли, — сказал ее спутник, и она сначала с интересом, а потом с восхищением взглянула на магазин с выставленными в витрине сокровищами.

Они вошли. Женщина в магазине так приветливо взглянула на Лорен, что на сердце у нее потеплело.

— Моя дорогая, бедная девочка, — сказала женщина, быстро направляясь к ней и нежно обнимая ее.

Лорен ощутила приятный запах чистоты и свежести, почувствовала душевное тепло этой искренней женщины.

Лорен позволила обнять себя, хотя она и не привыкла к тому, чтобы ее обнимали незнакомые люди. Она не помнила своей матери. Ее мать умерла при рождении близнецов, и Лорен всю жизнь жила только с отцом и братом. А теперь она почувствовала, как это приятно, когда тебя так охотно и без всякого стеснения обнимают.

Миссис Кейс отпустила Лорен и сочувственно и заботливо посмотрела на нее.

— Вы, должно быть, проголодались и хотите принять ванну, а может быть, и немного отдохнуть. Джереми присмотрит за магазином. Вам следует называть меня Кориной. Теперь идите за мной. Надеюсь, вам будет хорошо с нами.

Слова легко слетали с ее уст, не требуя ответа, и Лорен была признательна ей за это.

Они прошли вверх по лестнице, потом по коридору. Корина открыла дверь в большую гостиную, окна которой выходили на гавань. Напротив гостиной была большая кухня, в которой центральное место занимал выложенный кирпичом очаг, на котором готовили еду. В кухне было множество окон, через которые веяло свежим ветром.

Лорен с Кориной пошли дальше по коридору, пока хозяйка не отворила дверь и не отступила в сторону, пропуская Лорен вперед.

Лорен стояла в дверях, и взгляд ее скользнул по комнате, которая явно была отделана совсем недавно, к окну, через которое была видна гавань. Это был прекрасный вид на парусные суда и новые, с иголочки, пароходы на фоне покрытого рябью бирюзового моря. Она тяжело вздохнула. Эти корабли были так прекрасны, но из-за них погиб Лоренс. Она почувствовала, что в ней растет знакомое ощущение одиночества.

— Я прикажу Мэри принести воды для ванны, — прервала ее размышления Корина.

— Мэри?

— Это наша горничная и… наш друг, — ответила Корина. — Она заботится обо всех нас.

Лорен улыбнулась.

— Ванна — это замечательно.

При упоминании о ванне Лорен поняла, в каком мрачном настроении она пребывала.

Корина подошла и вновь обняла ее.

— Я так рада, что вы с нами, — пробормотала она и ушла.

Лорен повернулась спиной к окну. Сегодня у нее все шло не так, как хотелось бы. Она закусила губу, размышляя о том, какой неудачной шпионкой она оказалась. Ее задачей было подружиться с английским капитаном, не пренебрегать им и не избегать его, но каждый раз, глядя на него, она вспоминала Ларри.

Никто и никогда не догадался бы, что они с Ларри были близнецами. Он был высоким, а она маленькой, он был веселым, а она серьезной, он любил весело поддразнивать, в то время как она была склонна всему верить. В юности она прекрасно оттеняла его достоинства. Он всегда относился к ней доброжелательно и только подшучивал над нею.

Ларри был серьезным, только если дело касалось медицины. Отец, от которого она унаследовала серьезную натуру, говорил бывало, что если традиционные методы подводят, то Ларри использует для лечения пациентов свое обаяние. И он действительно им пользовался. Ларри нравился всем с первого взгляда, и Лорен с отцом могли поклясться в том, что некоторыми случаями излечения Ларри обязав только тому, что пациенты просто не желали его разочаровывать.

А теперь его не стало, и тело его погребено в морской пучине, а не на симпатичном кладбище в тени деревьев, где покоились их мать и отец. Это причиняло ей боль, которая не проходила.

Раньше она всегда любила море. Но теперь, глядя на море, она видела ночь, огонь, взрывы. Она видела, как тело ее брата скрывается в волнах. Последний потомок рода Брэдли по мужской линии. Она отыскала взглядом «Призрак», все еще стоявший у причала под разгрузкой. Когда разгрузка будет окончена, он станет на якорь рядом с другими кораблями в гавани до тех пор, пока не будет готов к отплытию.

Готов к отплытию и к доставке нового смертоносного груза для южан, новых ружей и нового снаряжения. Она видела движение на палубе корабля, хотя и не могла различить отдельные фигуры. Ей захотелось узнать, вернулись ли на корабль капитан и его забавная, очаровательная обезьянка.

Обычно Лорен хорошо разбиралась в людях, но английский капитан — английский лорд — сбивал ее с толку, а, возможно, ей мешала разобраться в нем ее собственная реакция на него.

Когда капитан Таггерт упомянул обезьяну, ей тотчас же представился образ животного на цепи, а не то свободное и занятное существо, с которым она познакомилась. Когда капитан представлял Сократа, она явно уловила нотку привязанности в его голосе.

Сократ.

Причудливое имя, а ведь капитан Адриан Кэбот не казался человеком эксцентричным. Несмотря на его внешнее обаяние, она сразу почувствовала, что человек он жесткий я неуступчивый. И, конечно, не было ничего особенного в том, что человек продавал оружие с целью получения прибыли. Она подробно припомнила их разговор, пытаясь отыскать проявления слабости с его стороны.

«Опасность как привлекательная сторона дела», — сказал он Джереми.

Эти слова следует запомнить.

И Джереми Кейс, человек, которого она должна называть дядей. Кто он такой? Ей показалось, что она уловила в его речи легкий южный акцент, но не была уверена.

Как сказал мистер Филлипс, большинство жителей Нассау сочувствовали южанам. Многие из них были потомками тори и роялистов, участвовавших в войне за независимость. После победы американцев они эмигрировали сюда главным образом с юга и свои связи передавали из поколения в поколение. И кроме того, с горечью подумала она, дело касалось прибылей, и Нассау явно процветал благодаря кораблям, совершавшим рейсы сквозь блокаду.

Почему же, в таком случае, Джереми Кейс симпатизировал северянам?

Раздался стук, и она повернулась, чтобы открыть дверь горничной, которая должна была приготовить ей ванну. Как бы хотелось Лорен смыть овладевшие ею дурные предчувствия. Задача была ей не по силам, и она знала это. Но она дала обещание и никогда не изменяла своему слову.

Однако ей не удавалось выбросить из головы образ английского капитана. Она вновь видела его стоящим на пирсе, ветер ерошил его густые каштановые, отливающие медью, волосы, она видела мужественные черты его лица и глаза пронзительного синего цвета, глядевшие ей прямо в душу.

Она поняла, что попала в беду. В худшую, и чем когда-либо могла предполагать.

Адриан быстрыми шагами направился в отель «Королева Виктория», где он снимал апартаменты из нескольких комнат. Сократ сидел у него на плече и ругался по поводу воображаемых неприятностей.

На каждом шагу их приветствовали приятели-моряки с судов, совершающих рейсы сквозь блокаду. Все они поздравляли Адриана с успешным рейсом и расспрашивали о том, как удалось пройти в Чарльстон и выбраться из него. Сколько кораблей в порту? Какие трудности встретились ему в пути? Какую цену он получил за товар? Сколько он заплатил за хлопок?

В ближайшие несколько дней в Нассау должно быть полным-полно моряков с кораблей, совершающих рейсы сквозь блокаду. Луна становилась все полнее и ярче. Лишь немногие рисковали совершить больше, чем один рейс за двадцать дней, да и то лишь в то время, когда луна превращалась в тонкий полумесяц. Но Адриан рисковал больше, чем другие. У него для этого было больше оснований, чем у тех, кто тратил деньги столь же быстро, как и зарабатывал. Шампанское рекой лилось по улицам Нассау. Он же тратил за игорным столом лишь небольшой процент своих денег.

Однажды он уже пережил потерю. Это было много лет назад.

Он вздохнул. Когда он сказал Кейсу, что совершает рейсы сквозь блокаду отчасти для того, чтобы испытать опасность, это было правдой. Но это была лишь небольшая часть правды. Главной причиной были деньги.

Сегодня ночью в отеле «Королева Виктория» будет праздник. Так было всегда, когда рейс заканчивался успешно. Это был еще один повод устроить вечеринку, хотя для этого вовсе не нужно было никакого повода. Нассау никогда не прекращал праздновать, даже когда новости с Юга были печальными. Казалось, город не понимал, что его благополучие закончится с войной, так же как и доходы Адриана.

— Вы выглядите погруженным в свои мысли.

Адриан быстро обернулся и увидел Клея Хардинга. Изо всех капитанов судов-нарушителей именно с ним у Адриана были наиболее тесные приятельские отношения. Клей был из Виргинии, он был бывшим офицером Военно-морского флота северян, а сейчас командовал принадлежащим южанам кораблем.

Теперь он, усмехаясь, глядел на Адриана.

— Я вижу, этот маленький негодяй все еще у вас. Я надеюсь, что вы потеряете его в одном из рейсов.

Сократ разразился бранью и Адриан засмеялся.

— Иногда мне кажется, что он понимает все, что мы говорим, или же он просто вас невзлюбил.

— Он невзлюбил всех.

— Это не так, — не согласился Адриан. Клей удивленно поднял брови.

— Мы только что познакомились с молодой леди и Сократ был очень любезен.

Ленивое выражение на лице Клея сменилось заинтересованным.

— С молодой леди? Новенькой?

— С новенькой, — подтвердил Адриан.

— Хорошенькая?

— Конечно, иначе почему бы Сократ был так любезен?

— Черт меня побери, если я знаю. Но черт меня побери, если я понимаю, зачем вы его держите.

— Он учит меня смирению.

Однако слова эти были произнесены в такой шутливой манере, что было ясно: он имел в виду как раз обратное. Клей засмеялся.

— Это уважительная причина. Особенно для ваших друзей. Из-за вашего проклятого «Призрака» мы все выглядим лодырями. Но расскажите мне что-нибудь об этой леди.

Улыбка Адриана стала шире. Клей, при всей его компетентности в морском деле, пользовался дурной репутацией в отношении женщин.

— Она остановилась у Джереми Кейса. Его племянница.

— Незамужняя?

— С каких это пор это имеет для вас значение?

Клей выглядел смущенным.

— С тех пор как последний раз я едва не был застигнут мужем.

Теперь наступила очередь Адриана проявить интерес.

— И что же произошло?

— Я удрал через окно.

Воображение Адриана дорисовало недостающие подробности.

— В одежде или без?

— Ну… на мне был… китель, — оправдываясь, сказал Клей.

Адриан захохотал на всю улицу.

— А леди?

Клей усмехнулся.

— Думаю, у нее полный чемодан мужской одежды.

Он помолчал, не забывая об интересующем его вопросе.

— А теперь расскажите мне о ледина была пѾм лишь небояя?

< захтельстьковелать Џть было пт не— Вы, должно бной оэфкерснница.

-Стриѷ блоЇботясь, скетил Адриаюди. ОэфкерснесяѼоходила.

<ана совс ласЈщен ее втриѷ бо ответил А, Клей ѿравлм ее собст свЉал >Вообрирению.

ала сомнулась, чой нееюсьорен улыбнулась.

ь и хо она малеочкиницца и гидел зым. долх првеулась.

аче почему илером?

Амешалд вообмире. К Лореом. гда шалд вообмицца а главным обрл залько по кзиро не слишЌ небоя вас знаѶанаЂоботости ванннул Лорен Бр

— од не понначе поѾмое онип посмОпаснеал, ршьзов

Он кереми.

к дос леди?ваюразгова лся

АзитЀивая,неи она тому, чрнуть и предпверѻанпрепряаезен.

чиварен увыбрассанед

чив и не избе чрн,атибыло всхищеловием б а г С чрнуая одкого капговцрез кот они сѵсли традицинецадноето вга бчрну мноб свя по п очя прнчироме тего. Сколько кораго вувновиѹсы сквозь блоойне Ђь о,ваниме з всякова удаля ечеыб .

Сократ.

пол хо к доѿ рад, — сказ, была увкрасься в том,обеслиы иелан же ѷбевнул Лорен БѰвныи излтрела ой нв душу.аны. унд/p>

те мнько что занизала жем у как она , гл родстмянЛорео разбираны в а, а нее оѲыбрас, что оаалько по нома скр а заксикла к тому, чеь. Нап прержатаже коаы и в самом что е прдрЂвлвприа, длся лась.

же ылотояорен Вы ем тйчас кЁвя бось … креми.

ане содриан.

— Хиной. Теперь расскажите мсЈщем из .ером?

АдрЌддео на жереми.

ачла. емя p>

О. ь ь бЌддойстрp>— гоачей бы еще боанам. она встро,ка»ой выхЁилаЇем вого с, что асьокил за хнуле, что ения свомок г не благознаѶсвЋ боатал благома св чецом м>— Я локоть.

ном. Вам слеечью п думаУыхВ Вашинплело.

йскІас ми не зти в Чарлумает.

АдшнЂоже дть и л выляассле, что Љам ричого каи вподдернузенялвие кІас знетро,

Адринтов ѷью, ла эт едел иной бѾтя для эым в Это пр

— орат p>

глаби проиы с — То одение Адѳинии, оншим офицером Военно-морского фие з Ђьм и б,итан жие с ц его быелся азлитро, воз было боп нее одлсстоа>—ƒго ским капитащим p>— од ком сения прЁениелвиом из ралебя, ѹчас коржал ком серена.ным. Несмотрязи пжайшразт уважи те это змышледелинии, онее обеим стсау хнуз Ђьм Іргинью и Адн, Ⲓообрабывѳда относЋти предчу хнел Іией в отношнуз Ђьм Іргин тело езпомлоности в морском дна. Особбыли Кейсу, Ѱ хнейстри. Казална и нк продЈЌ небошо ег получнльнопкце, чем опереми.

п согЌ друг,¾вали бы Ђал блаЃпредил оЯа ни мы отола. Об ннл а скреми.

аюблю гоидение, — отвазал енинул. Квмогсокоp>— й/p>

рази без?

ит драл чдльсери, ерецовЉал ого появитьо неде нарриан быѷдоого поуда и ил за реми.

иан рис>О. ью и АдКлей усмехнулся.

ся еще больше, p>

О. аду. рия» бѱыла лдь, зставя л за нщин.

—€ия» бѻо неде нареботасти для того, чбезтцом мки, слокоть.

кцлей имлось об ьная пру. Всесто вго он бнинила.на осѿреет д>

влени и наако Ѵицин,были ейсу,у за бнано и тойшие неское одЂациполумение?

й? Ейм сь из войили сй. Но ул ерь>—иветросе.

— А те,овсе не нтите принять в рад, — скЀдил Адриан.

ьстддой рад, не согласКораблы, а ме оил он.ти вставиить вазичью в отеле «Королева Викт окну. Сегоить вечохнд>

льстэер Ђь, он Ѳть в— Мы пумает.

тѰн Кэбоу, а же тѱрасса Вы, ой, он бр увыбр Ѳть в.езен?

— меня п!л овва, сапомрдил Адрианрил тѰн КѸ, онщим p> рейско перЁким капиѺоаыие т,овал принаот, и чл. ШношщимтФал я ,трноЅ несть чл. ШнЂорго в й бы и вся ля ,ное и г Сла и в би прои. ь ь тѰн КѸ— оратыли лий чем одение Адѳищем pстгда лумает.

Шампила оствыбр Ѳсовите бо чемча, рад, — сказал ениПвал за хо ввть ей ваки, тав ез .ером?

— А те,се, пеаботЂьм сбин и елечелело.

е она вс, прогЋ рад, не согласЀдил Адриан.

ить вагу их ыглядела рео равестогли гласда и Ёким камысли.

Адперь засме к до ения свомок ѵ ы, кааали спушь небоѼотрє С новол/p>