Прочитайте онлайн Мои покойные жены | Глава 12

Читать книгу Мои покойные жены
3916+1494
  • Автор:
  • Перевёл: В. Тирдатов

Глава 12

Брюс снова улыбнулся, хотя его грудь бурно вздымалась. Посмотрев на часы на левом запястье, он кивнул, словно подтверждая какой-то тайный замысел. Чаши весов вновь заколебались.

– Избавиться от тела? – переспросила Берил.

Она подошла к столу и оперлась на него ладонями.

– Да!

– Тем же способом, что и Роджер Бьюли?

– Конечно нет! Не будь ослицей! Я просто подумал о военной школе и…

– Бьюли в Олдбридже, – прервала Берил. – Это точно. Так сказал Г. М.

– Моя дорогая крошка, – напряженным голосом отозвался Брюс, – разумеется, Бьюли в Олдбридже! Я знал это все время. Вот почему я сейчас здесь. Неужели ты не понимаешь? Бьюли написал эту пьесу!

– Ты имеешь в виду пьесу, которая…

– Пьесу, которая выдает его и выдает два-три секрета!

– Но в том-то и беда, что пьеса не выдает никаких секретов!

Брюс торжествующе усмехнулся:

– Не выдает теперь. Потому что я переписал в ней кое-что, прежде чем дать кому-то прочитать ее. Смотри!

Он выдвинул до конца ящик письменного стола, который открывал раньше, снова продемонстрировав маленькую пачку листов с отпечатанным текстом и скомканную оберточную бумагу.

– Это, – Брюс указал на листы, – фрагменты оригинальной рукописи. – Я засвидетельствовал их нотариально. – Он подобрал верхний лист. – Акт первый, страница седьмая. – Потом он поднял второй лист. – Акт второй, страница четвертая. – Наконец Брюс подобрал остаток пачки. – Акт третий, страницы с двадцать восьмой по тридцать шестую. Здесь содержатся ретроспективные упоминания о втором убийстве Бьюли, внушившие мне уверенность в его авторстве. Здесь отчет об Андре Купер. Здесь много фактов о последнем убийстве – упоминание о рыжеволосой девушке, которая получила фальшивый банкнот, приехала на велосипеде и увидела через окно убийцу за работой. Смотри сама!

Берил, пробежав глазами по бумаге, не смогла удержаться от возгласа.

– Тебе незачем выглядеть такой удрученной, – сказал Брюс. – Ты тоже это заметила.

– Я?

– Да. Тем вечером в моей уборной. Ты указала, что части прочитанной тобой пьесы отпечатаны на другой машинке – две страницы в первых двух актах и целый кусок последнего. Не так ли?

Кончики пальцев Берил с розовыми ногтями взлетели ко рту. Брюс забрал у нее листы и бросил их в ящик.

– Ты считала, что автор решил кое-что переделать. Но в действительности это я заменил страницы, переписав их таким образом, чтобы никто читающий пьесу не догадался о том, о чем догадался я.

– То есть?

– Что ее написал Бьюли. И я намерен поймать его.

В голосе Брюса послышались истеричные нотки.

– Берил, я должен позаимствовать чью-то машину! Дафни и ее отец через две минуты будут далеко отсюда, если ты не спустишься немедленно. Неужели ты не хочешь мне помочь?

– Прости, Брюс! Я просто маленькая стерва с грязным умишком. Мне и в голову не приходило…

Берил наконец окончательно уверилась в невиновности Брюса. Это было не желание убедить саму себя, а искренняя вера и искреннее раскаяние. Она покорно кивнула; она наверняка сделала бы то же самое, если бы Брюс велел ей прыгнуть из окна.

– Я задержу их, Брюс, – пообещала Берил. – Не знаю как, но я это сделаю.

– На полчаса – не забудь.

– На полчаса. – И она выбежала из комнаты.

– Так-то лучше. – Брюс повернулся к Деннису. Он выглядел усталым, как будто только что сыграл трудную сцену. – Ты понимаешь ситуацию, старина?

– Думаю, начинаю понимать. Но как ты узнал, что настоящий Бьюли в Олдбридже? – осведомился Деннис. – Зачем ему было присылать тебе пьесу, очевидно под фальшивым именем и адресом? Почему ты так стремишься поймать его? И кто же настоящий Бьюли?

– В том-то и беда, что я не знаю, кто он! – огрызнулся Брюс. – Остальные вопросы могут подождать. – Он снова посмотрел на часы. – Уже почти шесть! А мы должны убрать отсюда тело до шести!

– Погоди. Ты еще не отказался от безумной идеи избавиться от тела?

– Нет. И ты мне поможешь. Пошли!

Беспокойство Денниса переходило в панику. Подойдя к темной спальне, Брюс пропустил Денниса вперед и щелкнул выключателем.

Два бра осветили комнату с окнами, выходящими на запад и на север. Между последними двумя окнами находилась еще одна дверь, очевидно выходящая на наружную лестницу. Но Деннис и Брюс смотрели только на то, что осталось от Милдред Лайонс.

Женщина и при жизни не блистала красотой, а теперь выглядела почти чудовищно. Она лежала на спине около кресла в дешевом пальто, перепачканном сырым песком. Лицо было чисто вытерто, но на глазах и губах оставались песчинки. Пряди рыжих волос падали на лоб. Открытая зеркальная дверь гардероба рядом с ней поскрипывала, когда сквозняк проникал в открытые окна.

Жестокость убийцы оставила следы в комнате. При виде нескольких шпилек на ковре Деннис отвернулся.

– Выключи свет! – сказал он.

– Что она делает на полу? – хрипло осведомился Брюс. – Я посадил ее в кресло. Кто-то побывал здесь?

– Вероятно, она соскользнула. Ради бога, погаси свет!

В комнате снова наступила темнота, но она не спасала положения. Присутствие тела на полу ощущалось так сильно, как будто оно могло протянуть руку и схватить за лодыжку. Брюс пересек спальню, отодвинул засов и открыл дверь на лестницу. В комнате появился еще один прямоугольник со звездным небом внутри.

– Иди сюда! – прошептал Брюс.

Деннис присоединился к нему на деревянной площадке с перилами, откуда вдоль наружной стены отеля тянулась вниз шаткая на вид деревянная лестница. Брюс указал на нее.

Взошла желтая луна, освещая море, плещущееся о гальку справа от отеля. Над ним ползли белые хлопья тумана. Далеко впереди, слева по береговой линии, мерцали огни Олдбриджа. Лестница спускалась во двор, очевидно используемый в качестве автостоянки.

Одинокий двухместный автомобиль с включенными парковочными огнями стоял во дворе.

– Берил сделала это! – торжествующе шепнул Брюс. – Они еще в отеле. Это машина Дафни. – Его пальцы вцепились в руку Денниса. – Теперь слушай! Спускайся как можно тише, выключи огни автомобиля и подай его задом к подножию лестницы. Потом…

– Подожди минутку, Брюс. Я не хочу этого делать.

Подул холодный морской ветер. Буруны призрачно белели под желтой луной.

– Не хочешь?

– Да, не хочу.

– Деннис, старина! – В голосе Брюса звучал упрек. – Ты отказываешься помочь другу в беде?

– Бесполезно испытывать на мне твое обаяние, Брюс. Просто назови хотя бы одну причину, по которой ты затеял это безумное предприятие.

– По-твоему, мне хочется, чтобы полиция нашла эту женщину в моей спальне и заподозрила меня в убийстве?

– Если ты не Роджер Бьюли, какое это имеет значение?

Деннис видел, как бегают и блестят глаза Брюса. Казалось, он спешно придумывает аргументы и тут же отвергает их, полагаясь на гипнотическую силу своей личности.

– Значит, ты отказываешься мне помочь?

– Да.

– Понятно, – пробормотал Брюс. – Выходит, Берил была права.

– В каком смысле?

– Ты влюбился в Дафни Херберт и хочешь, чтобы я угодил в передрягу, чтобы она и ее семья меня возненавидели, и ты мог занять мое место.

В повисшей паузе был слышен шорох прибоя.

– Это грязная ложь!

– Прости, старина, но боюсь, что это правда.

– Неужели ты серьезно думаешь…

Брюс отмахнулся от его протестов:

– Я бы справился сам, но не умею водить автомобиль. Звучит глупо, но так оно и есть. Я никогда не учился – мне не хватало терпения. В результате я застрял здесь с мертвой женщиной и не могу поймать настоящего убийцу, потому что мой друг влюбился в мою девушку и пытается сыграть со мной скверную шутку. Не то чтобы я тебя порицал. В любви, как и на войне, хороши все средства – возможно, я бы и сам так поступил. Только сейчас это чертовски некстати… Погоди! – В приливе вдохновения Брюс щелкнул пальцами. – Я знаю, что мне делать!

– Полегче, Брюс!

– Хоть я не умею водить машину, но знаю теорию. Я запихну тело на заднее сиденье и поеду куда глаза глядят! Даже если я разобью автомобиль и, может быть, втяну в это Дафни, я намерен… – Не договорив, он начал спускаться.

– Подожди!

Брюс остановился, не оборачиваясь. Деннису казалось, что воротник душит его.

– Говорю последний раз, – с отчаянием произнес он. – Это не игра на сцене, а грязная опасная работа. Если нас поймают, нам обоим обеспечена тюрьма.

– Нет никакой опасности, если ты поторопишься! – Брюс повернулся и посмотрел на светящиеся цифры своих часов. – Уже без четверти шесть! – простонал он.

– Что означает этот бред насчет шести часов?

– Ш-ш! Говори тише! Ты видел внизу бар и курительную?

– Да.

– Командор Ренуик, – быстро продолжал Брюс, – мало чем может обеспечить своих постояльцев, но выпивки он не жалеет. Вероятно, тут не обходится без черного рынка, но ты можешь получить сколько угодно двойных скотчей по четыре шиллинга за порцию. Все в Олдбридже, у кого есть хоть какие-то деньги, приходят сюда по вечерам.

– Ну?

– Бар открывается в шесть. С этого времени и даже раньше автомобили будут приезжать на стоянку один за другим, и у нас не останется ни единого шанса!

Деннис пытался справиться с пересохшим горлом.

– Брюс, что ты собираешься делать с телом?

– Спрятать его. – Лицо Брюса, смотревшего на Денниса снизу вверх при свете желтой луны, казалось искаженным, будто рот стал шире обычного. – Я собираюсь спрятать тело в таком месте, где ты не сможешь его найти, даже если будешь на него смотреть. Ты поможешь мне, старина?

Деннис начал спускаться.

– Молодчина! – прошептал Брюс. – Я притащу ее вниз. Будь осторожен.

Перед мысленным взором Денниса, спускавшегося по лестнице, было лицо мистера Джеймса Макинтоша, старшего партнера адвокатской фирмы «Макинтош и Фостер». Он видел свой офис, свою квартиру, свой повседневный распорядок, вращающиеся как в калейдоскопе на фоне темноты и под аккомпанемент плеска волн. Деннис понимал, что совершает безумный поступок. Если бы не замечание насчет Дафни Херберт…

Даже теперь он цеплялся за последнюю надежду. Было десять шансов против одного, что ключ зажигания убрали из автомобиля. В таком случае у него будет законный предлог отступить.

Гравиевый двор с побеленными строениями плавал в лунном свете. В центре находился столб, ранее служивший подпоркой для лампы. За ним стоял «ягуар», на заднем складном сиденье которого можно было легко спрятать тело. Слыша собственные шаги, хрустящие по гравию, Деннис подошел к машине и посмотрел на щиток.

Ключ был на месте. Теперь все пути назад отрезаны.

Стиснув зубы, Деннис влез в автомобиль и, собравшись с духом, включил зажигание, потом нажал на стартер.

Негромкое тарахтение показалось ему оглушительным. Пока он разогревал мотор, икра его левой ноги начала так сильно дрожать, что ему пришлось остановиться и начать снова.

Машина двинулась задним ходом, разбрасывая колесами гравий. В тот же момент сзади вспыхнул свет.

Деннис ощутил панику, прежде чем определил его источник. Свет зажегся в двух северных окнах курительной, которая, как он теперь вспомнил, находилась на первом этаже, непосредственно под комнатами Брюса. Очевидно, там готовились к приему посетителей.

Обернувшись, Деннис смог разглядеть часть курительной – несколько стульев, край бильярдного стола, часы с позолоченным циферблатом на западной стене, показывающие без десяти шесть.

Нужно торопиться.

Автомобиль двинулся назад так резко, что едва не врезался в наружную лестницу. Деннис вовремя затормозил, чувствуя, как пот струится по его телу.

Если Брюс быстро спустится со своим страшным грузом, они смогут уехать через пару минут. Деннис вышел из машины и посмотрел вверх.

– Все в порядке, старина! – послышался ободряющий шепот.

Брюс выделялся темным пятном на фоне белой стены. Деннис слышал его шаги вниз по лестнице. Брюс спустился, неся в руках тело – волосы женщины свешивались вниз.

– Открой заднюю дверцу, черт возьми! – хрипло прошептал Брюс. – У меня заняты руки!

Деннис повернул ручку дверцы и открыл ее, не сводя глаз с часов в курительной. Теперь в любой момент…

Шумно выдохнув, Брюс бросил в машину тело Милдред Лайонс, прижав его щекой к красной кожаной подушке сиденья. Огни сзади светили, словно обвиняя; часы безжалостно тикали.

– Закрой дверцу и давай убираться отсюда! – прошептал Деннис. – Что с тобой?

Брюс, поставив одну ногу на металлическую ступеньку, держался обеими руками за край складного сиденья и тяжело дышал. Закусив нижнюю губу, он соскочил на гравий.

– Ее сумка! Я забыл ее!

– Но мы не можем…

– Это всего минута.

Брюс снова поднялся по ступенькам. Без восьми шесть…

Вдоль освещенных окон курительной двигалась фигура толстого рыжего официанта, вытиравшего стол. Дверца сиденья оставалась открытой, словно демонстрируя то, что лежало внутри.

Без семи шесть…

– Брюс! – Деннис не осмеливался позвать громче.

Казалось, прошло много времени, прежде чем он услышал быстрые шаги вниз по лестнице. Брюс вынырнул из мрака в развевающемся халате, размахивая коричневой кожаной сумкой с прикрепленной к ней ремешком парой перчаток.

– Нашел! – пропыхтел он, бросив сумку на заднее сиденье. – Она застряла внутри гардероба, куда ее засунул этот ублюдок. Мне понадобилось время, чтобы…

– Не важно! Садись в машину!

– Я только хочу заверить тебя, старина, что у меня есть самая веская причина делать то, что я делаю. Мы поедем недалеко, но будем отсутствовать долго. Нам придется подождать, пока…

Брюс снова умолк, задумавшись. Его руки скользнули к отворотам халата.

– Ради бога, Брюс, что не так теперь?

– Этот халат, старина. Я не могу разъезжать в таком виде. Если кто-нибудь нас остановит, это будет выглядеть странно. Еще одна минута, пока я что-нибудь надену. – И он опять исчез.

Со всеми нами случается нечто подобное, когда мы спешим на поезд или в театр. Мы ждем у двери со шляпой в руке, пока кто-то из спутников возвращается домой снова и снова, что-то забывая. Это выводит из себя и в обычных обстоятельствах. Но в ситуации, грозящей тюрьмой, когда ваша судьба зависит от каждой секунды…

Без трех минут шесть…

Деннис ходил взад-вперед рядом с машиной.

Если Брюс невиновен, то что он затевает? Слова «если кто-нибудь нас остановит» показались Деннису зловещими. Не было никаких причин предполагать, что полисмен остановит машину и заглянет на заднее сиденье. Тем не менее…

Нужно прикрыть тело ковром или брезентом!

Дверца все еще оставалась открытой. Деннис вскочил на металлическую подножку и уставился в темноту. Луна почти не проникала внутрь. Он достал зажигалку, высек пламя и осветил им заднее сиденье.

На полу среди инструментов валялся коврик. Преодолевая отвращение, Деннис попытался прикрыть им труп.

Рот Милдред Лайонс был открыт. В том месте, где ее лоб и щека касались красной кожаной обивки, виднелась корочка сырого песка. Деннис заметил это с подсознательным ощущением чего-то неправильного, когда подсовывал края коврика под тело. Но ему не хватило времени на обдумывание.

– Мистер Фостер! – окликнул сзади голос командора Ренуика.