Прочитайте онлайн Могол | Глава 20 ВОЗВРАЩЕНИЕ МОГОЛА

Читать книгу Могол
4716+1538
  • Автор:
  • Перевёл: С.А. Елисеева
  • Язык: ru

Глава 20

ВОЗВРАЩЕНИЕ МОГОЛА

— Мой отец страдает от уремии, — сказал Аурангзеб своим генералам, — но такая болезнь не обязательно приводит к немедленной смерти. Поэтому я и мои братья имеем право не признавать принца Дару и считать его узурпатором. Я уже послал гонцов к принцу Шудже сообщить о моем отношении к действиям принца Дары и призвал поддержать меня. Сейчас маратхов придется оставить в покое. Пусть занимаются своим собственным устройством. Наша империя в опасности. Мы выступаем из Хайдарабада, едва пройдут дожди. Собирайте людей.

Глаза Аурангзеба блестели. Он находился в приподнятом настроении: пришло время совершить великую авантюру, к которой он готовился всю жизнь. Он объявил своего брата не узурпатором, а врагом империи. Блант не сомневался, кто выйдет победителем в этой борьбе.

Новость испугала Анну.

— Гражданская война? — воскликнула она. — Бог мой! А если ваш принц потерпит поражение?

— Только горы Афганистана побеждали Аурангзеба, — заверил ее Ричард.

— Но думать о том, что вы идете на войну...

— Это моя профессия. К тому же у нас еще в запасе несколько недель.

Когда армия покидала Хайдарабад, Анна была уже беременной.

Ричард обрадовался этой новости, но задержаться из-за нее не мог.

Если Аурангзеб потерпит поражение, его жизнь и жизнь всей его семьи окажется в опасности. Он не сомневался, что пальцы принцессы, его бывшей возлюбленной, глубоко запущены в начинающуюся сейчас братоубийственную борьбу.

Новость, которую получил Аурангзеб по пути на север, была неоднозначна. Недовольный действиями старшего брата, принц Шуджа покончил с беспросветным пьянством и быстро собрал армию. Сейчас она двигалась из Бенгалии. Шуджа предложил Аурангзебу присоединиться к нему, гарантировав в этом случае победу. Но Аурангзеб только улыбнулся в ответ на это предложение. Все идет так, как он и предполагал.

Новости из Агры были все тревожнее. Шах-Джахан, осознав свою неспособность править империей, провозгласил Дару Шикоха регентом, тем самым реализовав права старшего из своих сыновей. Первым актом Дары было объявление Шуджи вне закона.

Аурангзеб тут же послал тавачи в Агру узнать о здоровье отца. Из осторожности он не поехал туда сам, чтобы не подумали, будто он собирается совершить государственный переворот. Это могло объединить всех братьев против него. Он заверял Шах-Джахана в своей преданности. А сам решил послать гонца в Кабул и вызвать принца Мурада, зная, что Дара и Шуджа были в состоянии войны.

— Ты как раз подходишь для этого, Блант-бахадур, поторопись.

Ричард и сам всей душой стремился в Кабул. Анна оставалась одна. Но взять беременную женщину в такое путешествие было бы безумием. Опекать ее поручили Хилме, а Блант со своим маленьким конвоем, Байаном Али и Бхути, уже скакал на север.

Собирались снеговые тучи, когда Блант и его люди въехали в Кабул. Заехав сначала в свой дом, он с облегчением нашел Билкис, Шайту и детей в полном здравии.

— Как они выросли, — заметил он, увидев своих сыновей.

— Им так не хватало вас, — ответила Билкис.

Он не сказал ей о своей новой жене той ночью, когда они занимались любовью.

Принц Мурад изменился к худшему за те три года, на протяжении которых Ричард не видел его. Он еще больше располнел, стал гораздо медлительнее. Он принял Бланта, лежа на подушках с двумя голыми девушками.

— Дара, Шуджа... Какая разница? Один из них обязательно станет падишахом, когда умрет отец.

— Ваш отец не умрет еще много лет, мой господин, — возразил Ричард. — Поэтому какой бы принц ни победил в этой борьбе, выбора не будет — ему останется только узурпировать власть. А потом все время придется оглядываться, потому что узурпатор легко может быть сменен другим узурпатором. Вот почему он непременно попытается уничтожить всех, кто может сместить его. И в первую очередь — своих братьев.

Мурад сел, нахмурившись, и отмахнулся от девушки, которая льнула к нему.

— То же самое может произойти с принцем Шуджей, если он скинет Дару, — продолжал Ричард. — Принц Аурангзеб поручил мне сказать вам, что следует объединить силы и заставить ваших братьев отказаться от намерения узурпировать власть. Принц просит передать вам, что следует поддерживать друг друга до конца своих дней и во всем помогать вашему отцу, падишаху.

Ричард пересказал это предложение слово в слово, как ему приказал Аурангзеб. Аурангзеб никогда бы не нарушил клятвы, но то, что он предлагал, нужно было серьезно обдумать. Аурангзеб умело сыграл на подозрительности своего брата и его желании жить со всеми в мире.

— Да, — наконец согласился принц. — Это наиболее разумно. Порядочные люди должны поступить именно так. Я предлагаю послать совместное письмо страшим братьям. Сообщить им о нашей позиции и предостеречь их от заговоров.

Аурангзеб предусмотрел и такой вариант.

— Это было бы очень опасно, мой господин, — заметил Ричард. — Не подтолкнет ли такое письмо принца Дару и принца Шуджу объединить свои армии против вас и принца Аурангзеба? И как раз в то время, когда вы находитесь далеко друг от друга? Лучше вам собрать всех своих людей, оставив только гарнизоны в наиболее важных городах Афганистана, и со всей поспешностью идти на юг для объединения сил с вашим братом.

Мурад нахмурился: ему претила сама мысль о поспешности.

— Если я сниму свою армию, — сказал он, — персы снова захватят Газни. Они могут даже пойти на Кабул.

— Риск безусловно существует, мой господин. Но сейчас вся империя в опасности.

Мурад поворчал еще немного, но в конце концов все же согласился на мобилизацию армии.

Блант не мог сделать большего, чем собрать всех своих близких и дать им распоряжения отправиться на юг. Сам же покинул Кабул немедленно, чтобы сообщить Аурангзебу о результатах переговоров. Принц остался доволен, поскольку сумел расположить отца к себе и узнал, что тот осуждает Шуджу за вооруженное выступление против Дары без его разрешения.

— А сейчас подождем, — сказал Аурангзеб.

Это было долгое ожидание. Весь 1657 год Дара и Шуджа маневрировали и торговались. Они не брали в расчет своих младших братьев, которых презирали. Ведь Аурангзеб потерпел поражение от персов, и его победа над Шиваджи расценивалась не иначе как подавление банды мятежников. Мурада они и вовсе, игнорировали, даже когда он после окончания муссонов объединил свою армию с армией брата.

Старшие принцы выказали свое пренебрежительное отношение к отцу, даже не пытаясь идти к Агре, чтобы защитить его. Шах-Джахан, со своей стороны, кроме издания указов, в которых поддерживал принца Дару и осуждал принца Шуджу, тоже ничего не предпринимал. Впрочем, ничего другого он не мог сделать. У него не имелось собственных солдат для защиты. Он послал гонцов к Аурангзебу, предлагая тому двигаться на восток для соединения с армией Дары, чтобы уничтожить Шуджу, но Аурангзеб упорно отвечал, что не может двинуть свою армию в данный момент из-за возникших трудностей. Причем каждый отказ сопровождался обещанием обязательной поддержки.

Так целый год пребывая в неопределенности, вся Индия ожидала окончательной схватки между двумя старшими братьями. Блант удивился, что Аурангзеб не боялся возможности старших братьев договориться и объединить свои армии. Но Аурангзеб слишком хорошо знал характер Дары. Тот хотел добиться исключительного положения для падишаха и не собирался уменьшать его влияния.

Так поступил и Аурангзеб.

Для Ричарда это было счастливое время, несмотря на неспокойствие в стране. Билкис, Шайта и дети благополучно добрались до Индура, и наконец вся семья Бланта была в сборе. Анна — шел последний месяц ее беременности — тоже была счастлива, если муж оказывался дома в безопасности. Она расположила к себе Билкис, так же как Хилму и детей.

Летом 1658 года она родила девочку, которую назвали Пенелопой. Анна видела недовольство Ричарда и пообещала в следующий раз непременно родить ему английского мальчика.

— Впрочем, будет ли он англичанином? — спросила она.

— Посмотрим, — нахмурился озадаченный Ричард. — Мой великий прадед Питер был стопроцентным англичанином. Он женился на португалке, поэтому мой дед Томас был наполовину португалец. Дед женился на раджпутской принцессе, которая родила моего отца. Тот, в свою очередь, женился на испанке. Поэтому я наполовину испанец, на четверть индиец, на одну восьмую англичанин и на одну восьмую португалец. Но вы — стопроцентная англичанка, значит, наш сын будет на девять шестнадцатых англичанином, на одну шестую португальцем, на одну четвертую испанцем и на одну восьмую раджпутом. У него будет смешанная кровь, однако с преобладанием английской.

— О! — воскликнула Анна.

Ричард не мог сказать, смутила ли ее такая математика, или, возможно, она не поняла, что в его жилах течет индийская кровь.

До конца года армия принца Шуджи, отступающая под натиском императорских войск, была захвачена Дарой в Бахадурпуре, к северу от Калькутты. Все ждали известий о сражении. Аурангзеб от нетерпения не находил себе места. Сообщение наконец пришло. Шуджа был разгромлен и бежал в дельту Ганга, но он был еще достаточно силен. В Бенгалии он раньше губернаторствовал, и его почитали. Он вполне мог набрать там новую армию.

Аурангзеб посмотрел на своих генералов.

— Ну, — начал он, — все складывается как нельзя лучше. Муссон прошел. Пришло время встретиться с принцем Дарой.

Дара послал гонцов к младшим братьям, приказав им распустить свою армию и встречать его в Агре.

Как обычно, Аурангзеб дал примирительный ответ и приготовился выступать.

— Может быть, мы выполним его требование? — волновался Мурад. — Шуджа разбит. Дару поддерживает падишах...

— Дара сместит падишаха, как только сможет. Его останавливает только то, что мы стоим на его пути, — наставлял брата Аурангзеб. — Лучше положись на меня.

С этим Мурад и ушел к своим женщинам.

Первым открытым мятежным актом Аурангзеба была посылка в Агру гонца с обвинением Дары в совершении государственного переворота, заключении отца в крепость. Он требовал от принца Дары распустить армию и ждать приезда младших братьев. Зная чрезмерное высокомерие и самомнение брата, Аурангзеб специально написал свое послание в таком тоне, чтобы Дара не согласился ни с одним из этих требований.

Понимая, что действует от имени отца, Дара ответил в ожидаемом Аурангзебом духе. Взбешенный, он покинул Агру и двинулся на юго-запад утихомиривать своих заблудших братьев. Он даже взял падишаха с собой, желая показать миру, что Аурангзеб лжет.

Но к этому времени в Индии только мнение Аурангзеба имело значение.

Аурангзеб подготовил армию за неделю и немедленно выступил в поход. Вместе с воинами принца Мурада армия насчитывала около семидесяти тысяч человек, которые с обозом составляли стодвадцатитысячное войско. Эта грозная людская масса двигалась на восток, к Аллахабаду, а конных разведчиков послали на север следить за передвижением принца Дары.

Наконец получили сообщение, что армия Дары движется на юг, чтобы встретиться с ними. Бланта вызвали к Аурангзебу.

— Я назначаю тебя эмиром. Возьми дивизию пехоты и четыре полка кавалерии. Отправляйся как можно дальше на запад, чтобы встретиться с армией моего брата, а затем сразу поворачивай на север и захвати Агру в его отсутствие.

Ричард глубоко вздохнул.

— А что мне делать потом?

— Захватишь город, арестуешь всех командиров гарнизона, которых сочтешь ненадежными, и приготовишься удерживать его до моего появления.

— А вдруг ворота закроют передо мной?

— Обложи город со всех сторон и жди меня. Но не думаю, что перед тобой закроют ворота, если ты объявишь, что пришел защищать моего отца. Войдя в город, обращайся с отцом с величайшим почтением. Я дам тебе письмо для него, где объясню мои действия.

— Понял, мой господин.

— Если вдруг мой брат вернется освобождать отца, ты должен удерживать город до моего подхода. Тебе не придется долго ждать, ведь я буду следовать за ним по пятам.

— Для меня великая честь выполнять такую задачу.

— Я выбрал тебя не только потому, что ты мой самый опытный воин. Ты язычник и не сможешь узурпировать власть для себя. Но есть еще и другая причина, — улыбнулся он. — Ты возьмешь под арест принцессу.

Ричард упал духом.

— Да, мой господин.

— Ни в коем случае не причиняй ей вреда. Ее буду судить я, когда доберусь до Агры.

— Я понял, мой господин.

Аурангзеб снова улыбнулся:

— Тебе лучше взять твоих жен с собой, Блант-бахадур. Чтобы не было искушения.

Ричард и сам хотел бы взять своих жен с собой. Уже восемнадцать лет минуло с того времени, когда он был близок с принцессой. Ей сейчас, должно быть, около сорока пяти лет. Наверняка она теперь уже не так привлекательна для мужчин.

Войско под руководством Ричарда быстро двигалось на север и в начале мая уже достигло ворот города. К ним навстречу вышел хаким, которым все еще был Касым-хан, оказавшийся в затруднительном положении, когда услышал слова Ричарда и получил письмо Аурангзеба.

— Я передам письмо, Блант-бахадур, но должен получить разрешение падишаха, прежде чем смогу открыть ворота такой большой армии, — сказал он.

«И принцессы тоже», — предположил Ричард.

Он удивился бы, узнав, что она выбрала борьбу и принудила его осадить город. И к его облегчению ворота через час открыли.

Жители Агры за последние два года очень часто наблюдали уходы армии и ее возвращения, но сейчас вдоль дороги собрались огромные толпы зевак посмотреть на марширующие сотни копьеносцев, шагающих следом за ветеранами дивизии Ричарда, одетыми в синюю форму. Блант ехал во главе колонны и чувствовал, что производит впечатление на толпу, потому что войско принца Дары было ничто по сравнению с дисциплинированной армией Аурангзеба.

Ричарду было интересно, что думают о чудесах этого города его женщины, ехавшие в повозках в хвосте процессии. Тадж-Махал был уже достроен. Его сады и бассейны предстали во всей красе, а купол мерцал в лучах солнца. Если бы Шах-Джахан истратил столько энергии и денег на правление своей империей, сколько вложил в создание прекрасных сооружений, как преобразилась бы Индия.

Гвардия выстроилась перед могольским дворцом, блистая красным с золотым нарядом. Касым-хан находился уже там и приветствовал Ричарда.

— Послание вашего хозяина было принято благосклонно, Блант-бахадур, — сказал он.

— Как здоровье падишаха?

Касым почтительно поклонился.

— Хорошо, насколько можно ожидать. Он ждет вас.

Ричарда проводили в приемную императора. Шах-Джахан сидел на своем павлиньем троне. Огромный золотой клюв нависал над его головой. Падишах сильно постарел и выглядел изнуренным: кожа его приобрела болезненно-желтый оттенок.

Вокруг трона стояли визири и офицеры, Ричарда же сопровождал один Байан Али, однако достаточно было одного взгляда в окно, чтобы понять, что дворец окружен людьми Аурангзеба.

— Блант-бахадур, — начал падишах, — мой сын оказывает мне уважение. Это так?

— Принц Аурангзеб припадает к вашим ногам, падишах.

— Это хорошо, — одобрил Шах-Джахан. — Другие сыновья относятся ко мне без уважения. Когда принц Аурангзеб будет здесь?

— Очень скоро, падишах. Как только разоружит узурпатора, принца Дару, то поспешит сюда.

— Не хочу чтобы принц Дара был убит, — забеспокоился Шах-Джахан. — Он мой законный наследник. Правда, он относится ко мне без должного уважения, но я все равно не хочу, чтобы его убили.

— Уверен, принц Аурангзеб поступит с братом подобающим образом, падишах, — ответил Ричард, помня наставления Аурангзеба.

— Тогда все должно быть сделано хорошо, — сказал Шах-Джахан и жестом показал, что прием окончен.

Но настоящий прием был еще впереди. Ричарда ждал Касым-хан.

— Принцесса хочет поговорить с вами.

— И я должен поговорить с нею, — в свою очередь заявил Блант.

Его людям уже был отдан приказ, и они ждали только сигнала. Ричард кивнул Байану Али, стоящему возле дверей в покои принцессы, и стражу тут же разоружили. Люди аги были слишком удивлены, чтобы сопротивляться.

Касым вздохнул:

— Принцесса красива, как прежде. Говорят, она никогда не состарится.

Ричард помнил наставления Аурангзеба, предостерегавшего не поддаваться чарам принцессы, но когда входил в ее апартаменты, на душе у него было неспокойно.

Сидя на софе в окружении служанок, принцесса доброжелательно смотрела на Ричарда. А ведь в последний раз эта женщина с ненавистью прогнала его с глаз долой. Она все еще была красива. Ее высокая грудь и стройные ноги по-прежнему притягивали взгляд.

— Ты пришел к нашему избавлению, Блант-бахадур, — начала она.

— Я пришел по приказанию принца Аурангзеба, ваше высочество.

Ага тряхнула головой.

— Теперь ты здесь и должен выполнять только мои приказания. Все позади, слава Аллаху, но это было трудное время для нас. Дару, важничавшего как павлин и без меры самонадеянного, с трудом можно было выносить. Но видеть тебя снова, Блант...

Она хлопнула в ладоши, и служанка поспешила выйти из сада, оставив их одних. Принцесса встала и выскользнула из сари, явно собираясь возобновить их прежние отношения.

— Я бы искупалась с тобой, как мы делали это прежде.

Ричард смотрел на ее безукоризненное тело и думал, как много времени прошло с тех пор.

— А потом мы поедим вместе. Нам о многом нужно поговорить. — Она направилась к лестнице, ведущей в бассейн.

— Пожалуйста, оденьтесь, принцесса.

Принцесса остановилась и, нахмурившись, посмотрела на него.

— Я послан сюда, чтобы взять вас под арест, — сказал Ричард.

Лицо принцессы потемнело от гнева.

— Ты смеешь мне говорить это. — Она хлопнула в ладоши.

— Оденьтесь, — произнес Блант. — Ваши девушки уже арестованы. Мои люди готовы войти в сад.

Ага подняла сари и завернулась в него.

— Я посажу тебя на кол, — прошипела она. — Я забью кол в твой зад собственными руками.

Ричард поклонился.

— К вам не будет применено никакого насилия, принцесса, но вы не должны покидать свои апартаменты. — Он повернулся к двери. В сад один за другим входили его офицеры. — Все двери будут охраняться до прибытия принца Аурангзеба. Я бы просил не совершать опрометчивых поступков, ваше высочество, и не затевать никаких интриг.

— Подлец! — воскликнула разъяренная женщина и бросилась на него.

Ричард перехватил ее руку как раз в тот момент, когда она уже готова была вонзить свои ногти в его лицо, и повалил на диван. Она извивалась всем телом, обхватив Ричарда ногами и изображая экстаз, не обращая внимания на присутствие солдат.

— Впустите служанок! — прокричал он и через мгновение был окружен напуганными женщинами.

— Глядите на свою госпожу. — Ричард тяжело дышал, оттолкнув все еще цепляющуюся за него принцессу.

Ага села, раздувая ноздри. Ее красивые черты исказил гнев.

— Убирайся отсюда! — закричала она. — Убирайся! Я не хочу тебя видеть.

Новость об аресте принцессы распространилась по городу со скоростью землетрясения.

— Что с ней будет? — спросила Анна.

— Что будет со всеми нами, сейчас зависит только от принца.

Ричард вернулся в дом Блантов, больше десяти лет стоявший пустым. Билкис хорошо помнила его и сразу занялась уборкой. Для женщин нашлось занятие, хотя они еще не знали, будет ли этот дом принадлежать им постоянно или же вновь придется вскоре его покинуть. Анна была в восторге от обилия мрамора во внутренних двориках, от фонтанов, которые снова зажурчали прохладными струями. Она никогда не знала ничего подобного.

— Этот дом принадлежал моей семье сто тридцать два года, — подсчитал Ричард.

Анна была очень удивлена, узнав о таких старых корнях Блантов на этой земле.

Блант ежедневно продолжал посещать падишаха. Не только для того, чтобы льстить старику, но и чтобы присматривать за двором и стражей принцессы.

— За что она заточена, Блант-бахадур? — жалобно спросил Шах-Джахан. — Разве она не была твоим другом?

— Я выполняю приказание принца Аурангзеба, падишах, — ответил Ричард. — Он подозревает принцессу в мятежных действиях против вашего величества.

— Я не настолько глуп, — возразил Шах-Джахан, вдруг вспомнив, что он все еще официально величайший монарх на земле. — Моя дочь никогда не станет плести заговор против меня. В отличие от моих сыновей дочь любит меня. Почти так же сильно, как ее мать. Ты знал Мумтаз Махал? Она была величайшая женщина своего времени. — Неожиданно для Ричарда по желтым щекам падишаха потекли слезы. — После двадцати шести лет со дня смерти я все еще люблю ее, — продолжал Шах-Джахан. — Ныне я только и жду, чтобы присоединиться к ней. Принцесса неповинна, она ни за что не стала бы вредить мне, Блант-бахадур. Вы должны убедить в этом принца Аурангзеба. Он ненавидит сестру за образ жизни, но это мое упущение, я слишком много позволял ей. Ей исполнилось лишь шестнадцать лет, когда умерла ее мать... Принц должен согласиться, что есть люди, воспринимающие жизнь не так, как он. Вы должны объяснить ему это.

Ричард поклонился.

— Я сделаю это с удовольствием, падишах.

И снова им оставалось только ждать. В мае произошло сражение при Самугархе. Как и было предсказано, Дара потерпел поражение и бежал.

Спустя месяц после сражения Аурангзеб прибыл в Агру. Блант выстроил гарнизон для встречи победителя и украсил все здания в городе флагами.

Аурангзеб подал ему руку.

— Ты сделал все, что я приказывал? Где мой отец?

— Он наблюдает за вами с балкона, мой господин.

— Пойдем к нему.

В сопровождении тавачи и принца Мурада он прошел во дворец и поклонился отцу.

— Падишах, мне было предписано провидением разбить твоих врагов и принести мир в твое царство.

— Ты не причинил вреда своему брату? — взволнованно спросил Шах-Джахан.

— Я его не видел. Он бежал с поля боя.

— Брат не должен причинить вред брату.

Аурангзеб поклонился.

— Как здоровье падишаха?

— Мне больно, — сказал Шах-Джахан. — Очень больно. — Он посмотрел на Тадж-Махал. — Я скоро присоединюсь к моей любимой.

— Вы еще проживете много лет, — ободрил его Аурангзеб. — Но видеть вас обеспокоенным заботами такого огромного царства...

— Как я могу избежать этого? — горько заметил Шах-Джахан.

— Передав другому исполнение своих обязанностей. Что бы вы хотели больше всего на свете? — выпытывал у отца Аурангзеб.

Шах-Джахан вздохнул.

— Просто мирно сидеть здесь, смотреть на ее усыпальницу и вспоминать...

— Моя обязанность дать вам этот мир, — твердо сказал Аурангзеб. — Я бы не хотел, чтобы вы покидали этот балкон. Я запрещаю это и соответственно проинструктирую своих людей. А сейчас, — сказал Аурангзеб, — нам многое предстоит сделать. — Он оглянулся вокруг.

— Ты нарушил свою клятву, — заявил принц Мурад.

Брови Аурангзеба удивленно поползли вверх.

— Ты поклялся, что поддержишь отца во всем, — продолжил Мурад.

— Разве я не делаю этого? — Аурангзеб, казалось, удивился такому обвинению.

— Ты только что сместил его, хотя он этого даже не заметил.

— Я спросил его, чего он хочет больше всего, — возразил Аурангзеб. — И выполнил его желание. Разве может сын сделать больше для отца? Сейчас я задам этот же вопрос тебе, мой брат, согласно нашему клятвенному союзу. Чего ты хочешь больше всего на свете? Ты хочешь сопровождать меня в сражениях или ты предпочел бы поселиться в тихом дворце вдали от всяких обязанностей и иметь в изобилии все, чего только пожелаешь?

Мурад нервно облизывал губы.

— Рабынь из Бирмы, — продолжал Аурангзеб, — из Персии, из Китая... Самых красивых индийских женщин... Разве это не то, что ты хочешь на самом деле?

Мурад снова облизал губы, пытаясь скрыть от окружающих их офицеров свою порочность.

Аурангзеб улыбнулся и обнял брата.

— У тебя будет все это, — пообещал он, — согласно нашему договору о том, что мы во всем станем поддерживать друг друга. У меня есть то, чего я хотел больше всего: руководство империей. И у тебя будет все, что ты хочешь. Вместе мы будем вершить большие дела. — А сейчас, — продолжал Аурангзеб, — я должен поговорить с сестрой. Блант-бахадур, ты проводишь меня.

— Падишах очень просил сохранить жизнь вашей сестры, мой господин, — заметил Ричард.

— Сомневаюсь, что отец понимает, чего хочет больше, — ответил Аурангзеб. — Он, кстати, так же виноват, как и она. Ты знаешь их грех, но больше никто не должен этого знать. Ее женщинам нельзя позволять сплетничать, как и ее палачам. Мы возьмем двух рабов.

Ричарду не оставалось ничего иного, как подчиниться. Когда они шли в знакомый ему до мельчайших подробностей сад, воспоминания нахлынули на него. Ричард не был у принцессы со дня ее ареста, но его держали в курсе всего, что здесь происходило. Настроение принцессы менялось от отчаяния к надежде. Полную уверенность, что ее непременно кто-нибудь освободит из заточения, сменяло глубокое отчаяние, и тогда она кричала в приступе бешенства.

Сегодня принцесса казалась спокойной и величественной. Она стоя встретила брата, которого сопровождали Блант и два раба.

— Сборище шакалов, — бросила она.

Аурангзеб не обратил на это внимания.

— От имени падишаха я обвиняю тебя в разврате и блуде, кровосмесительстве и богохульстве, а также в заговоре против трона.

— Кто меня обвиняет? — спросила ага. — Это существо у твоих ног?

— Отошли своих женщин, — приказал Аурангзеб. — Я бы хотел поговорить с тобой.

Ага колебалась, затем хлопнула в ладоши. Девушки поспешили выйти через внутренние двери, не зная, что там их ждали солдаты, чтобы задушить на месте.

— У тебя есть оправдание на выдвинутые против тебя обвинения? — спросил Аурангзеб.

Ага вскинула голову.

— Я твоя старшая сестра, мальчишка, и делаю что хочу. Я всегда делала что хотела.

— Значит, ты признаешь свою вину. И приговор тебе — смерть.

Двое рабов выступили вперед. Ага посмотрела на них.

— Это просто убийцы.

— Они вполне подходят для того, что им предстоит сделать. Разве купание в бассейне не твое любимое занятие? Вот они и искупают тебя.

У принцессы перехватило дыхание.

— Эти свиньи?

— Иди с ними, — приказал Аурангзеб. — Нет необходимости раздеваться. Дни твоего распутства закончились.

Ага посмотрела на Ричарда.

— И ты позволишь, чтобы это произошло?

Ричард опустил глаза.

По сигналу Аурангзеба рабы схватили ее за руки. Она закричала, пытаясь освободиться, но сильные руки рабов уже несли ее, извивающуюся и брыкающуюся, к ступеням бассейна. В борьбе ее сари развернулось, конец его волочился по земле. Спустившись в бассейн, рабы, придерживая принцессу за руки, стали давить ей на плечи, пока она не погрузилась с головой. Несколько минут вода бурлила вокруг нее, но наконец ее тело обмякло.

Аурангзеб вынул меч. Следуя наставлениям принца, Ричард также вынул свой. Удивленные палачи повернулись к ним лицом и были тотчас зарублены. Вода в бассейне окрасилась кровью, и их тела заколыхались на поверхности рядом с телом аги.

— Они слишком много видели, — сказал Аурангзеб.

— Так же как и я, мой господин. — Голос Ричарда дрогнул.

Они посмотрели друг на друга, каждый с обнаженным, обагренным кровью мечом. Аурангзеб улыбнулся и сказал:

— Но ты мне нужен, Блант-бахадур.

Блант был назначен губернатором Агры. Он прекрасно понимал неопределенность своего положения, которое зависело от расположения Аурангзеба и даже еще больше — от его успехов. Блант предпочел бы остаться с армией, сражаться или пасть рядом со своим господином. Вместо этого он должен был смотреть со стен, как после окончания сезона дождей принц снова отправился в поход против скрывающихся братьев.

Женщины же были счастливы, что их муж остается дома. В конце 1658 года Анна снова забеременела, однако Ричарда волновали только известия от Аурангзеба.

Продвижение принца было победоносным и жестоким. Шуджа и Дара снова поднялись на борьбу и намеревались объединиться против узурпатора. Но Аурангзеб смело прошел между ними и повернул на восток.

В Бенгалии он встретил Шуджу и разгромил его наголову. После этого тот уже не смог бы оправиться. Сам Шуджа вновь скрылся, но все его приближенные были вырезаны. Принц бежал в Бирму и умер там через несколько лет в нищете.

Аурангзеб повернул назад, и в Деораи в апреле 1659 года произошло решающее сражение этой гражданской войны, окончившееся полным поражением Дары. Как и его брат, принц бежал с поля боя, но был предан одним из своих приближенных, после того как Аурангзеб пообещал за его голову значительную награду. Трепетавшего перед завоевателем Дару обвинили в ереси и казнили.

Аурангзеб вернулся в Агру до наступления сезона дождей. Вступив в город под победные фанфары, он сразу направился повидать своего отца.

— Ваши враги либо мертвы, либо бежали, отец, — сообщил он.

Шах-Джахан поднял поседевшую голову. Аурангзеб пренебрег обязательным обращение к нему «падишах», но его отец был настолько слаб, что не заметил этого.

— Теперь вы можете провести остаток своих дней в мире, — заверил его Аурангзеб. — Вас не должны тяготить заботы об империи, считайте, вы переложили их на меня.

Шах-Джахан ничего не ответил.

— Мой дед, — рассказывал Аурангзеб Бланту, — присвоил себе титул Джахангира, Покорителя Мира, без сомнения чтобы попугать своих врагов. Он никогда ничего не завоевал, а я покорил мир... и скоро буду отдыхать. Поэтому я выбрал для себя титул Аламгир — Хозяин Мира. Как ты думаешь, он подходит мне?

Вскоре после окончания муссонных дождей Анна родила сына, которого назвали Питером в честь самого удачливого из всех предыдущих Блантов.

Это было время процветания и для Бланта и для империи. Аурангзеб немедленно возобновил походы и направил свои армии в Декан и на север, в Афганистан. Персы были разбиты, так же как и маратхи. Связь с ними Голконды была доказана, и императорская армия разгромила Хайдарабад, хотя Чарминар сохранили. Преемник султана Абдуллы Абул Хасан был казнен.

Ост-Индская компания вовремя успела отказаться от дальнейшей торговли с маратхами. Из форта Святого Давида, или Мадраса, как его теперь называли — англичане укоротили первоначальное Мадраспатнам, — известие об успехах Аурангзеба дошло до Европы. Тем, кто торговал с его огромной и богатой империей, он был известен под единственным именем — Великий Могол.

Так называлась и огромная алмазная гемма, которая висела у него на шее.