Прочитайте онлайн Могол | Глава 19 СУПРУГИ

Читать книгу Могол
4716+1525
  • Автор:
  • Перевёл: С.А. Елисеева
  • Язык: ru

Глава 19

СУПРУГИ

Миссис Трент смотрела на происходящее, словно не веря, что все это происходит именно с ней.

— Бери ее, — повторил Аурангзеб. — Забирай сейчас же, или я передумаю. Я не позволю ни одному из своих туман-баши распутничать с язычницей... А теперь, гранильщик, покажи мне этот камень. — И он удалился в сопровождении приближенных и потрясенного Боргезе.

Ричард остался, поднял миссис Трент на ноги. Ее колени подкашивались, и она упала бы снова, не подхвати он ее за талию. Он испытывал глубокую жалость к ней и ее мужу. Странное чувство для туман-баши армии Аурангзеба Беспощадного.

— Вы должны идти со мной, — сказал он ей.

— Чтобы присутствовать при казни моего мужа? — спросила она еле слышно.

— Нет, — сказал он, ведя ее по лестнице вниз к стоящей лошади.

Клубы дыма заволокли панораму города. Отовсюду слышались крики истязаемых жителей Голконды.

— Куда вы меня везете?

— Подальше отсюда, — заверил Ричард.

Он подсадил ее на лошадь. Юбка мешала ей перекинуть ногу через седло, поэтому он посадил женщину боком, а сам сел сзади, придерживая ее за талию. Проезжая мимо ординарцев, он уловил ухмылку на их лицах — они оценили добычу туман-баши.

Блант и его неожиданная спутница ехали по улице под крики истязаемых людей и лай собак, под плач женщин и вопли детей. Наконец дома остались позади, и они выехали на равнину, где повсюду лежали мертвые тела. Грифам предстояло славное пиршество. Над полем витал запах смерти.

— Боже мой! Боже мой! — беспрерывно повторяла женщина.

Позади раздался истошный мужской крик, возвестивший о том, что подданные Аурангзеба без промедления выполнили приказание своего командующего. Ричард благодарил судьбу, что женщина, похоже, не понимала сути происходящего.

Могольские солдаты расчищали от трупов маратхов место у реки, выбранное Аурангзебом для лагеря. Уже стояли огромные шатры, над которыми возвышался красный с золотом шатер принца. Ричард направлялся в ту часть лагеря, которую отвели для его людей. Там уже стоял его синий командирский шатер. Солдаты дружно приветствовали его, когда он проезжал мимо со своей добычей.

Вид людей, казалось, заставил миссис Трент очнуться.

— Почему вы привезли меня сюда? — спросила она, поворачиваясь к нему. После пережитого ужаса ее лицо выглядело мертвенно-бледным.

— Вас отдали мне, — объяснил Ричард.

Она открыла в изумлении рот, отвернулась и попыталась слезть с лошади. Он крепче прижал ее к себе, обхватив за талию.

— Или вы предпочитаете быть отданной солдатам? — спросил Блант.

— Какая разница? — бросила она.

Они подъехали к шатру. Блант спешился, все еще крепко удерживая ее.

Бхути вышел навстречу и низко поклонился, приветствуя его.

— Приготовь нам поесть, — приказал он.

Миссис Трент, наклонив голову и откинув полог, прошла в шатер и остановилась у порога, пораженная роскошью внутреннего убранства, так не вязавшегося с жестокостью и разгромом, царящими вокруг. Хилма, преклонившая колени при появлении хозяина, довершила картину, поразившую англичанку.

Ричарду пришлось подтолкнуть женщину внутрь.

— Воды, — приказал он Хилме.

Хилма медленно выпрямилась и, презрительно скривив губы, посмотрела на миссис Трент.

— Побыстрее, — повысил голос Ричард.

Хилма тряхнула головой и покинула шатер.

— Проходите сюда. — Ричард откинул полог, прикрывающий вход во внутреннюю часть огромного шатра.

Миссис Трент прошла внутрь и вновь остановилась на пороге, разглядывая роскошные ковры, составлявшие убранство внутренних покоев. Она стояла, обхватив себя руками и озираясь по сторонам.

— Садитесь на ковер, — пригласил он и сел сам, бросив перевязь со шпагой в угол.

Женщина медленно опустилась на колени, все еще не придя в себя. Наконец она посмотрела на него.

— Пожалуйста, сэр...

— Мой хозяин жестокий человек по отношению к тем, кого считает своими врагами, — объяснил он. — Чтобы спасти вас, иного выхода не было.

Слезы ручьем полились по ее щекам. Она упала на ковер лицом вниз.

— Мой муж! — закричала она. — О, мой муж!

Она еще плакала, когда вошла Хилма, неся поднос с кувшином и двумя чашками. Опустив поднос на ковер, она оглядела женщину с откровенной неприязнью и заметила:

— Она стара.

— Ты тоже когда-нибудь состаришься. Найди ей подходящую одежду.

— Она слишком крупная, — заметила Хилма с презрением. — Неужели нельзя было отыскать кого-нибудь получше.

— Найди ей одежду, потом посмотрим, хороша она или нет.

Хилма выбежала из шатра.

Миссис Трент подняла голову. Слезы все еще застилали ей глаза, но щеки уже начали розоветь. Она немного понимала хинди, чтобы разобрать слова Хилмы.

Он поднял чашку.

— Это всего-навсего вода. Наш командующий не позволяет пить ничего более крепкого.

Женщина медленно поднялась, взяла чашку и выпила воду. Он снова наполнил чашку.

— Как вас зовут? — спросил Ричард.

Она глубоко вздохнула.

— Анна.

— Анна Трент, когда я смогу уехать отсюда, я возьму вас в форт Святого Давида...

— Правда? — На мгновение ее лицо ожило.

— Там мы поженимся по христианскому обычаю.

Она вновь сникла.

— Вы собираетесь жениться на мне?

— Я уже объяснил, что только так смогу защитить вас. Ваш муж мертв.

Выражение лица женщины, глядевшей на него в упор, снова стало меняться.

Ричард терпеливо ждал, когда опять появится Хилма.

— Еда готова, господин. — Она взглянула на Анну.

— Подавай, — приказал он.

Через минуту та внесла поднос с едой, Бхути шел за ней с другим. Блюда были расставлены на ковре, и Хилма опустилась на колени рядом с хозяином.

— Сегодня я буду есть сам. — Ричард отстранил ее. — Принеси воду для омовения рук.

Индианка недовольно засопела, но принесла сосуд с водой и полотенце. Он вымыл руки, а она вытерла их.

— А теперь оставь нас, — сказал он ей. — И принеси колокольчик.

Хилма положила маленький золотой колокольчик на поднос и вышла.

Во время этой церемонии Анна Трент оставалась на коленях. Слезы ее уже высохли. Просто их больше не осталось.

— Умойтесь, — предложил ей Ричард.

Она наклонилась над чашей и плеснула водой себе в лицо. Затем вытерлась полотенцем.

— Вы должны поесть, — произнес он.

Анна открыла рот, Ричард положил ей немного еды. Затем взял немного и себе.

— Послушайте, — начал он. — Я не собираюсь причинять вам вреда. Мне не понравилось происшедшее с вашим мужем, но я не могу вернуть ему жизнь. Вы отданы мне в жены, и вам придется стать ею. Подожду, пока вы не будете готовы к этому шагу.

Она ела, глядя на него, и вдруг спросила:

— Почему вы, джентльмен, служите такому чудовищу?

— Я служу великому воину, который в одно прекрасное время станет правителем этой земли. Он жесток, да, но в нем столько величия! Больше, чем в любом другом правителе, которого я знал.

— О вас много говорили в форте Святого Давида, — немного освоившись, сказала Анна.

— И что же обо мне говорили?

— Мнения разделились. Многие помнят вас как храброго воина...

— Но это одна точка зрения. Мне льстят. А что говорят другие?

— Другие считают вас подобием этого Аурангзеба.

— А что думаете обо мне вы?

— Я никогда не встречала вас раньше, поэтому у меня нет четкого мнения о вас.

С едой было покончено. Ричард позвонил в колокольчик, и Хилма пришла забрать поднос.

— Здесь есть еще одна комната. — Блант откинул полог, прикрывающий вход в спальную половину.

— Я никогда не видела таких шатров, — заметила Анна Трент.

— Они выглядят так еще с тех времен, когда моголы кочевали по степям. Эти люди умели жить с удобствами. Может быть, вам лучше лечь?

Она посмотрела на него.

— Одной, — ответил он на ее молчаливый вопрос.

Анна последовала за ним внутрь.

— Попытайтесь уснуть, — посоветовал он.

Она посмотрела на него.

— А вы действительно джентльмен.

Блант вышел и сел, пытаясь не думать о женщине, которая лежала за стеной из козьих шкур. Анна Трент очень понравилась ему. Она будет его женой. В пятьдесят три года он берет себе еще одну жену. То, что она, должно быть, вдвое моложе, его не беспокоило. Но она англичанка! Много лет уже он не поддерживал отношений с женщинами из своей страны.

Он удивился бы, не принеси она ему детей, английских детей, родившихся в Индии. Дети эти станут для него подлинным залогом удачи.

Он вздрогнул при звуке труб снаружи.

— Принц подъезжает!

— Вы когда-нибудь видели что-либо подобное этому? — спросил Аурангзеб. В руках у принца был огромный кусок белого угля, слабо отблескивающий, когда на него падал свет.

— Нет, мой господин.

— Этот глупец боится гранить его, — сказал принц. — Он говорит, что это самый крупный из известных во все времена алмазов. И если он испортит его... Я сказал, что он должен обработать камень, если хочет когда-нибудь увидеть Венецию снова. Он его и не испортит. Эй, Боргезе!

Венецианец выглядел сконфуженным.

— Я все сделаю, ваше высочество.

— Тогда иди за ним, — улыбнулся Аурангзеб. — Мой отец носит «Кох-е-нур», но у меня будет камень крупнее. Мы назовем его «Великий Могол». — Принц был очень доволен огромным сокровищем, которое только что свалилось ему в руки.

— Возвращайся и ублажай свою красавицу, Блант-бахадур. Но ужинать будешь со мной.

Принц в сопровождении свиты покинул шатер. Ричард, помедлив минуту, вернулся в спальную половину шатра. Анна Трент лежала в той же позе, в какой он оставил ее. Они посмотрели друг на друга.

— Больше никто не помешает, — пообещал он. — Спите.

На следующий день могольская армия направилась в Хайдарабад. Там, склонив голову, султан Абдулла приветствовал принца.

— Что я мог сделать, мой господин? — спросил он. — Эти подлецы были повсюду, а у меня всего несколько отрядов для защиты. Мне оставалось только молиться за ваш приезд.

— А между тем ты торговал с Шиваджи, — перебил его Аурангзеб. — И оказывал его людям помощь.

— То, что он имел от меня, захвачено силой оружия, мой господин, — попытался возразить Абдулла. — Хотя некоторые из моих людей торговали с ним...

— Найди их и посади на кол. Сейчас же.

— Немедленно, мой господин, немедленно. Шиваджи мертв?

— Он сбежал от меня, — ответил Аурангзеб. — Но мы поймаем его, — пообещал он.

— Этот мошенник, похоже, в союзе с маратхами, — прошептал Аурангзеб своим генералам. — Если он и в самом деле был так неосторожен, я сожгу его красивый город, — рассуждал принц, внимательно вглядываясь в лица стоящих перед ним соратников. — Но пока нам придется иметь с ним дело, ведь не найти места лучше здешнего, чтобы переждать сезон дождей.

Тела погибших были сожжены, шатры собраны, и армия двинулась в город. Народ роптал, но ничего не мог поделать. Аурангзеб захватил половину дворца султана, а его офицерам отдали дома в соответствии с их положением. Несчастных хозяев со слугами выгнали на улицу. Принц действовал в Хайдарабаде, как в побежденном городе.

Блант спросил разрешения съездить на юг и побывать в форте Святого Давида.

— В дожди? — удивился Аурангзеб.

— Я ненадолго, господин. Обернусь туда и обратно до наступления ливней.

Аурангзеб предупредил его:

— Если захочешь предать меня и уехать из Индии, знай, я уничтожу форт и всех его жителей: будь то женщины или дети. Более того, я убью всех англичан на нашей земле, посажу на кол твоих жен и детей.

Усиливающаяся паранойя Аурангзеба и крайняя подозрительность беспокоили Ричарда, но он знал, что принц — его хозяин, и служил ему верой и правдой.

Возвратившись к себе в шатер, Блант застал Анну переодетой в темно-зеленое сари и пьющей чай с Хилмой. Хилма сама выбрала одежду подходящего цвета, идущего к лицу англичанке. Легкая ткань, облегающая стройное тело, дразнила взгляд мужчины, заставляя думать о том, что под ней скрыто.

Два дня Анна была предоставлена самой себе и, похоже, полностью оправилась от потрясений последних дней.

— Вы стали еще красивее, — заметил он.

— Хилма рассказала мне о вашей семье в Афганистане, — сказала женщина по-английски. — Я не знала, что у вас есть жена и дети.

Ричард положил руку на плечи Хилмы.

— У меня три жены и трое детей, — уточнил он. — Это вас беспокоит?

— Выходит, наш брак будет ненастоящим? — спросила она и затаила дыхание, испугавшись собственного безрассудства.

— По английским законам — да, но не по могольским, — возразил он. — Вы моя жена. Однако я хочу освятить этот брак в английской церкви для вашего спокойствия.

— Он не может быть освящен, — настаивала Анна.

Их взгляды встретились, и Блант улыбнулся.

— Не будем спорить об этом. У вас есть дети? — спросил он, пригласив обеих женщин сесть.

Ее лицо омрачилось.

— У меня была дочь, но она умерла от лихорадки два года назад.

— У вас была невеселая жизнь.

— А у вас? Затеряться в этой дьявольской стране...

— Это великая страна, — возразил Ричард. — Я родился здесь и не сомневаюсь, что и умру здесь же. Вам следует научиться любить ее так же, как люблю я.

Анна не смогла сдержать дрожь, и Ричард поспешил ободрить ее.

— Завтра мы едем в форт Святого Давида.

Ее лицо просветлело.

— Там мы поженимся, — добавил он.

— Но я уже сказала...

— А я сказал, что мы сделаем это.

Она собиралась возразить, но затем опустила глаза и прошептала:

— Вы совершите великий грех.

— Я тоже поеду, господин? — спросила Хилма с надеждой.

— Ты останешься в Хайдарабаде. Нам предоставили дом, и ты приведешь его в порядок к нашему приезду, — ответил Ричард. — Я возьму Бхути. Но ты можешь прийти ко мне сегодня ночью.

Хилма не могла удержаться и торжествующе посмотрела на свою соперницу.

Анна сидела, опустив голову. Когда Хилма вышла, она подняла голову и посмотрела на него полными слез глазами.

— Меня пугает ваша неукротимая энергия.

— Вы ненавидите меня за это? — спросил он.

— Как я могу? Вы были так добры ко мне.

— А может, лучше вас позвать сегодня ночью?

Она мгновение поколебалась, однако отрицательно покачала головой.

— Я бы предпочла подождать, если позволите. Я... я не знаю ничего о любви.

— Вы были замужем.

— Меня выдал замуж отец. Мистер Трент оказался человеком напористым, к тому же занимал важный пост в Ост-Индской компании и был добрым и уважительным. Мы прожили в супружестве восемь лет.

— Но вы не любили его?

— Я уже сказала, что не знаю ничего о любви.

— Тогда я постараюсь научить вас, — сказал Ричард.

Ричард взял с собой конвойных скорее для того, чтобы успокоить Анну. Разведчики докладывали Аурангзебу, что маратхи бежали на запад, чтобы пополнить свои потери, однако оставалась вероятность случайно встретить заблудившихся разбойников. Отряд сопровождения состоял из двадцати человек. Кроме того, с ними отправились Байан Али и Бхути. В дороге они хорошо провели время и через неделю добрались до Мадраспатнама.

Блант с Анной во время путешествия говорили мало. Ричард надеялся, что женщина не выкинет ничего неожиданного до приезда в английское поселение. Иначе придется применить к ней силу ради собственного спасения. Но она производила впечатление здравомыслящей женщины, трезво оценивающей ситуацию.

Ричард и Байан Али внимательно рассматривали склады, окружающие форт Святого Давида, жерла пушек, выглядывающие из амбразур, и часовых, патрулирующих вдоль стен. Форт был небольшой, но сооружен настолько продуманно, что мог противостоять любым нападениям извне. Вокруг него разместились маленькие аккуратные хижины. Ричард решил, что они построены слишком уж близко к стенам и будут сожжены в случае нападения. Рядом со складами на берегу англичане построили доки, где причаливали корабли. Вокруг зеленели рисовые поля. На пастбищах паслись стада овец.

— Здесь все изменилось со времени моего последнего посещения, — заметил Блант.

Он сразу повел Анну к фактору, называвшему себя губернатором. Солдат позвал полковника Джеймса Рейндольса. К ним вышел человек в красном мундире и низко надвинутой на лицо шляпе, выглядевший весьма важным, но явно страдающий от тропической жары.

— Должен поздравить вас с успешно проведенными здесь работами, — вежливо начал Ричард. — Особенно хороши оборонительные сооружения.

— Очень неспокойное время, — ответил Рейндольс. — Невозможно знать наверняка, кто правит в Голконде. Султан утверждает, будто должен делать то, что приказывает Могол, но Могол, кажется, не приказывает ему ничего. А тут еще маратхи подняли мятеж. Но вы, сэр Ричард... Ваш визит — великая честь для нас. О, миссис Трент здесь?

— Миссис Трент здесь потому, что моголы казнили ее мужа.

Рейндольс посмотрел на Бланта.

— Мой дорогой мистер Трент... Но за что?

— Его посадили на кол за торговлю с маратхами — врагами моголов, — пояснил Ричард.

— Боже мой!

— Вы торгуете с ними, полковник Рейндольс?

— Ну... — Полковник смутился. — Мы обычно не спрашиваем покупателя, кому он сохраняет верность.

— Вы продавали им пушки?

— Но их продавали и португальцы. Причем в значительно большем количестве.

— Если принц Аурангзеб услышит об этом, для вас наступят трудные времена.

— Вы скажете ему?

— Вообще-то не собираюсь. Но поскольку я сражаюсь рядом с принцем, пушки в руках маратхов смертоносны для меня не меньше, чем для него. На вашем месте я бы запомнил это.

Рейндольс прикусил губу и переменил тему:

— Миссис Трент, моя бедная леди... Мы ждем корабль из Англии со дня на день. Вы отправитесь на нем домой.

До сих пор молчавшая Анна спокойно произнесла:

— Я остаюсь здесь.

— Остаетесь здесь? Но почему?

— Собираюсь выйти замуж, сэр.

— Миссис Трент выходит замуж за меня, — вступил в разговор Ричард. — Мы приехали сюда именно за этим. Поскольку я намерен вернуться в Хайдарабад до наступления муссонов, то хочу обряд бракосочетания совершить немедленно.

— Могу я спросить, когда умер ваш муж, миссис Трент? Я получил от него последнее письмо три недели назад.

— Он умер десять дней назад.

— Десять дней?! И вы уже хотите выйти замуж? Не слишком ли спешите?

Ричард решил не разводить церемоний с полковником Рейндольсом.

— Вы не понимаете сложившейся ситуации, — сказал он. — Миссис Трент отдана мне моим хозяином, который, заметьте, является и вашим хозяином, пока вы находитесь на индийской земле. Анна прекрасно осознает, что ей предстоит поступить против законов церкви. Особенно если учесть, что у меня уже имеется три жены. Тем не менее бракосочетание необходимо совершить. Это всего лишь проявленный мной акт вежливости, но я хочу оформить брак по английским законам. А теперь позвольте нам исполнить то, ради чего мы проделали столь длинный путь.

Его слова возмутили Рейндольса.

— Я никогда в своей жизни не слыхал ничего подобного. Ее отдали вам, сэр? Английскую леди отдали мужчине с тремя женами-варварами? Я не могу позволить этого. И намерен посадить вас под арест.

— Сделайте это, и Аурангзеб сожжет ваш уютный маленький форт. Вдобавок пересажает на кол все население без исключения.

— Боже мой, сэр, он не сделает этого! Форт хорошо укреплен.

— Сколько у вас людей! Аурангзеб выставит пятьдесят тысяч воинов и двести пушек.

— А нельзя ли это дело уладить без конфликта? — прервала их Анна. — Я готова пройти церемонию бракосочетания. Генерал Блант говорит, что такова воля принца.

Рейндольс повернулся к Ричарду.

— Сэр, я понял со слов мастера Дея, что вы человек чести. Предлагаю вам обоим отправиться на корабле в Англию. Ваш принц в этом случае никогда не сможет причинить вам неприятностей.

— Он разрушит ваше поселение с такой же жестокостью, как если бы я сидел в тюрьме здесь, — заявил Ричард.

Рейндольс сдался.

— Будет скандал, — пробормотал он.

Но события уже начали разворачиваться. Известие о том, что Ричард Блант находится в поселении, что он привез с собой вдову Трент, которую собирается взять в жены, когда тело ее убитого мужа едва остыло, распространилось как чума. Обыватели уже разглядели одетую в сари женщину с золотистыми волосами, и были шокированы, и очарованы одновременно. Каждый встречный в форте с глупым видом оборачивался в сторону вновь прибывших. Англичане одевались так же просто, как и их губернатор, как была одета и Анна, когда Ричард в первый раз увидел ее. Многие из них неодобрительно смотрели на индийский наряд вдовы.

Проблемы возникли и с пастором. Низенький толстый человек, облаченный во все черное, был непреклонен, утверждая, что подобный брак противен Богу и что в любом случае необходимо трехнедельное оглашение имен всех вступающих в брак, прежде чем он совершит обряд бракосочетания.

— Решение за вами, святой отец, — прорычал Ричард. — Но завтра я уеду в Хайдарабад. Миссис Трент отправится со мной и будет моей женой. Я привез ее сюда, чтобы избавить от греха внебрачного сожительства. Если вы отказываетесь совершить обряд, то этот грех падет на вашу голову.

— Вы негодяй, — пробормотал викарий.

— Я выдам особое разрешение, — поспешил вмешаться полковник Рейндольс. — Все будет в порядке, уверяю вас. — Он был в отчаянии, стараясь не дать Аурангзебу повода к вмешательству в дела компании.

Обряд бракосочетания совершили тихо и быстро, пригласив только Рейндольса и его жену в качестве свидетелей. Затем полковник пожал Ричарду руку.

— Поздравляю вас, сэр. Ваша жена — хорошая женщина. Будьте с ней поласковее.

— Она моя жена, полковник, — ответил Ричард.

Анна терпеливо ждала у дверей церкви, за которыми собралась толпа.

— Это все ваши друзья? — спросил ее Ричард.

— Некоторые прежде были ими.

— Сейчас они осуждают вас за то, что вы вышли замуж слишком быстро, не так ли?

Женщина посмотрела на своего нового мужа.

— Они знают, что это необычная женитьба.

— Все уже сделано, — напомнил он.

— Понимаю, что вы теперь владеете мной, сэр. И, как уже сказала, попытаюсь быть благодарной вам.

Байан Али ждал снаружи с конем. Ричард посадил Анну в седло перед собой, поприветствовал толпу и направил коня к воротам форта. Они направились к разбитому неподалеку маленькому лагерю моголов. Рядом с шатром их уже ждал Бхути, приготовивший свадебный обед.

Ричард спешился, опустил на землю Анну и обнял ее.

Она немного удивилась и, вскинув голову, дерзко посмотрела на него.

— Леди Блант, — обратился он к Анне.

— Никогда не думала, что поднимусь так высоко, сэр, — с сарказмом парировала женщина.

Он нежно поцеловал ее, затем взял под руку и увлек внутрь шатра. Слуги восторженными криками выразили одобрение его выбору. Ричард помахал им рукой.

— Сомневаюсь, что на первый в вашей супружеской жизни завтрак вам подавали карри, — заметил он.

— Это был ростбиф.

— Ростбиф. Восемнадцать лет я не пробовал его.

— Восемнадцать лет?

— В Индии не едят говядину. А теперь расскажите о себе, о своей семье, об Англии.

— Англия стала несчастливым местом, сэр, под правлением протектора. Мы были честными людьми. Мой отец фермер. Когда платить королевские налоги стало невмочь, он взял оружие и принял сторону парламента, веря, что сможет добиться лучшей жизни для нас. Он и не помышлял убивать короля.

— У вас есть братья или сестры?

— Один брат погиб при Марстон-Муре, другой при Насеби. Одна из сестер замужем, а другая умерла маленькой от оспы.

— А родители живы?

— Совсем недавно я получила от них известие.

— Вы понимаете, что никогда больше не увидите их? Анна подняла голову.

— Никогда, сэр?

— Это невозможно. Вы должны найти свое счастье здесь, со мной.

— Уверена, что вы будете относиться ко мне достойно, сэр.

Ричард встал и откинул внутренний полог, приглашая Анну войти. Она последовала приглашению. Бхути расстелил для них ковер, разбросав на нем несколько подушек.

Анна стояла перед мужем, почти касаясь головой козьей шкуры.

— Разденьтесь, — сказал он и отстегнул перевязь со шпагой.

Анна освободила сари, позволив ему свободно соскользнуть на пол. Под ним оказалась традиционная у индусских женщин короткая юбка и укороченная блузка.

— И это тоже, — сказал Ричард.

Она беспрекословно подчинилась.

— Ваш первый муж тоже восхищался вашей красотой? — Ричард откровенно любовался телом Анны.

— Женская красота не особенно привлекает взгляд мужчин в кромвельской Англии, — ответила она. — Что предначертано судьбой, то обязательно случится, но говорить в этом случае об удовлетворении не приходится.

Ричард прекрасно понял ее.

— Здесь, в Индии, находят бесконечное удовольствие в том, чтобы получать удовлетворение снова и снова. — Он протянул руку и после некоторого колебания взял ее пальцы, затем привлек Анну к себе и поцеловал в губы. Ее тело затрепетало в его объятиях, а он гладил ее плечи, грудь, ягодицы... Затем опустился на ковер, все еще держа ее в объятиях. Она встала на колени перед ним. Руки его скользнули между ее ног. Ее дыхание участилось, когда Ричард принялся ее ласкать.

Затем он перевернулся на бок, отодвинувшись от нее.

— Мы большие греховодники? — спросил он.

— Очень, — ответила Анна.

— Тогда давайте согрешим еще немного, — сказал Ричард и лег позади нее, притянув женщину к себе.

Тучи стали сгущаться в тот день, когда Ричард и Анна покидали Мадраспатнам. Пришлось поторопить людей. Но настоящий ливень захватил их незадолго до въезда в Хайдарабад. В дом, отведенный Блант-бахадуру, они вбежали промокшие до нитки.

Хилма приветствовала их, держа наготове полотенце и заварив горячий чай. Она была бы искренне рада им обоим, но сразу заметила явное предпочтение, которое хозяин оказывал Анне. Ричард каждую ночь приглашал к себе англичанку.

«Я влюбился, — думал он, — в первый раз. В возрасте, когда вполне могу считаться ее дедом». Ему хотелось, чтобы и Анна по-настоящему полюбила его. Она ни в чем ему не отказывала и вроде бы была рада оставаться с ним наедине.

Он научил ее получать удовольствие от физической любви. Привязанность, надеялся он, придет позднее. Дождь все лил как из ведра. День за днем Ричард проводил лежа на диване в объятиях Анны, Он хотел, чтобы муссон не кончался никогда. Дождю и вправду не было видно конца, однако его пригласили во дворец Аурангзеба. Там он увидел всех туман-баши армии принца.

— Из Агры прибыл гонец, — объявил Аурангзеб, вглядываясь в лица присутствующих. — Кажется, отец серьезно болен. А мой брат Дара объявил себя падишахом.