Прочитайте онлайн Могол | Глава 10 АКБАР

Читать книгу Могол
4716+1574
  • Автор:
  • Перевёл: С.А. Елисеева
  • Язык: ru

Глава 10

АКБАР

За Ричардом послали немедленно, но когда он прибыл на место несчастного случая, Хумаюн был уже мертв. Приблизительно тогда же вся Агра ощутила легкий подземный толчок. Ущерб от него оказался незначительным, если не брать в расчет случившегося во внутренних покоях королевского дворца. Годы спустя станет известно, что в этот самый день произошло сильнейшее землетрясение в истории. В провинции Шанси Китая земля ходила ходуном в течение двух часов. Погибло восемьсот тридцать тысяч человек.

За много миль оттуда в Агре умер только один человек. Но это был Великий Могол.

Ричард в оцепенении смотрел на тело. Хумаюну было всего сорок семь лет. Точно в таком же возрасте умер Бабур. Была ли эта смерть конечной точкой прекрасного народа?

Положение оказалось намного серьезнее, чем после смерти Бабура. У того было двое взрослых сыновей, готовых унаследовать трон. Пусть позднее они поссорились — передача же власти прошла без споров.

Наследником же Хумаюна оказался четырнадцатилетний мальчик, находящийся во власти Байрам-хана. Байрам уже неоднократно доказывал свою приверженность Великим Моголам... Сейчас он держал все королевство в своих руках.

А Хему и раджпуты уже двигались на юго-запад. Они довольно скоро узнали о новом положении в столице.

— Что будем делать? — спросил Прабханкар.

— У нас есть только единственный выход: нужно послать в Лахор за принцем Акбаром, — ответил Ричард.

Прабханкар посмотрел на него.

— Я бы заметил, что имеется и еще одна возможность, — бросил он. — Можно позвать принца Мирзу из Кабула. Разве взрослый человек не предпочтительнее четырнадцатилетнего мальчика?

Питер Блант одобрительно кивнул.

— Не могу согласиться с этим, — возразил Ричард. — Не верю, что такой вариант сработает. Это почти наверняка приведет к гражданской войне между моголами. Акбар полноправный наследник. Никто, конечно, не предполагал, что ему придется сесть на трон так скоро, но все ждут, что после смерти отца именно он займет свое законное место. Кое-кто, конечно, поддержит Мирзу, но все — никогда. Нет, повторяю, у нас имеется единственный путь: мы должны послать за принцем Акбаром, и побыстрее. Едва он прибудет... попробуем повлиять на него, чтобы извлечь кое-какую пользу для себя и для него тоже. А сейчас пора приступить к организации защиты от Хему, если тот решится выступить против Дели. Впрочем, можно быть уверенным, он сделает это обязательно, едва узнает о смерти Хумаюна.

— А что нам делать, Блант-эмир? — спросил Прабханкар.

— Питер, ты как можно быстрее отправишься в Лахор сообщить принцу Акбару о смерти отца и попросишь его поторопиться и прибыть в Дели в самое ближайшее время. Возьми, это «Кох-е-нур» — алмаз. Я снял его с шеи Хумаюна. Отдай его Акбару как знак нашей верности и доказательство смерти его отца. Я же постараюсь подольше сохранить в тайне смерть правителя. Когда скрывать это станет невозможно, всенародно объявлю, что Акбар уже в пути, и начну мобилизовывать людей в армию на случай угрозы со стороны раджпутов. Прабханкар, ты сделаешь то же самое в Агре. Едва ли мне нужно напоминать вам, что ждет всех нас, верни Хему власть над этой землей. А теперь спешите, ради Бога спешите.

— Я поеду с тобой, — заявила Хуана.

— Но мне придется скакать днем и ночью, — предостерег ее Питер.

— Тогда и я буду день и ночь рядом с тобой. Так же, как и дети.

— Ты сошла с ума! — воскликнула Гила. — Взять троих малышей в такое путешествие!

— Они должны ехать с нами, — настаивала Хуана.

Питер в нерешительности жевал губами. Однако он хорошо знал, что жена печется о благополучии всего семейства. У него было много возможностей убедиться в этом.

Он обожал ее и хотел понять, что движет ею на этот раз. Ведь план ее был на редкость нелеп.

— Скажи, ты боишься? Почему ты хочешь сделать это?

Хуана молча смотрела на него несколько секунд.

— Да, — сказала она наконец. — Я боюсь. — Она схватила его за руку. — Неужели ты не видишь? Разве сможет твой дядя собрать реальную силу для защиты города от Хему и его армии?

— Тогда не стоит ли им с Гилой бежать вместе с нами?

— Конечно, стоит. Но они не сделают этого: у твоего дяди слишком велико чувство долга.

Питер знал, что она права, но все же чувствовал, что должен попытаться уговорить Ричарда, поэтому вернулся к нему во дворец.

— Ты все еще здесь? — спросил тот. — Я полагал, ты уже давно в пути.

Питер рассказал ему о предчувствиях Хуаны.

— Она, может быть, права, считая, что мне грозит опасность, — согласился Ричард. — И она абсолютно права в отношении моего чувства долга. А теперь поезжай, Питер, поезжай. Единственный способ помочь мне — привезти Акбара в Дели раньше, чем Хему появится здесь.

Питер отбыл этим же вечером в сопровождении десяти человек охраны, но также с Хуаной и двумя ее женщинами, троими детьми и няней для каждого.

Выбрав самый прямой путь, пролегающий поблизости от земель сикхов, простирающихся от Дели до Лахора на триста миль, он намеревался проделать его не больше чем за неделю.

Вначале женщины думали, что это будет приятное путешествие. Стоял январь, муссоны — позади, воздух в долинах свежий, холодный и сухой.

Но уже через два дня, когда добрались до покрытых снегом предгорий, они столкнулись со сложностями. Со стороны Гиндукуша дул ледяной ветер.

Питер без проблем менял лошадей на станциях, используя положение официального тавачи Блант-эмира, а так же щедро одаривая людей деньгами, которыми снабдил его Ричард. Нигде он не обмолвился даже словом о смерти Хумаюна. Новости довольно быстро распространяются в виде слухов, но имелась надежда, что к этому времени Акбар уже будет на подступах к городу.

Акбар! Как говорил ему Ричард, жить рядом с сильными мира сего — опасное дело. Сейчас его послали призвать султана, четырнадцатилетнего мальчишку, о котором он не знал ровным счетом ничего. Какие устремления, какие опасения, какие страсти и какая ненависть роятся в этом юном мозгу, ожидая возможности однажды выплеснуться наружу и стать достоянием человечества? Но что еще важнее — какие силы и слабости?

Питеру с первой встречи не понравился Байрам-хан, а ведь тот влиял на молодого султана в течение двух последних лет. Именно Байрам встретил их, когда через шесть дней после выхода из Дели они добрались до Лахора.

Питер прибыл туда с тремя приближенными. Женщины просто не смогли следовать вместе с ними, поскольку вконец испортившаяся погода сделала дорогу труднопроходимой. Они причитали и ныли, что он убивает их непереносимыми лишениями.

Хуана не говорила ни слова, сознавая, что именно по ее настоянию и возникла подобная ситуация. Но глядя на ее измученное лицо, он понимал, что ставит под угрозу ее жизнь и жизнь своих детей, которые плакали не переставая.

— Сумасшедшая затея, — наконец сказал он. — Вам следует вернуться в Дели, в тепло и домашний уют.

— Я хочу быть в Лахоре, в безопасности.

— Но ты уже в безопасности. До Лахора всего несколько дней пути. Однако мне надо торопиться. Ты присоединишься ко мне, когда сможешь.

Она согласилась с этим.

— Итак, — хитро заметил Байрам-хан, — Блант-эмир остался в Дели?

— Защитить султана от Хему и раджпутов.

— О, конечно, — спокойно сказал Байрам.

Питера начала раздражать манера его поведения.

— Чтобы принести вам эту новость, я скакал как ветер. Вы не сообщите наконец султану о смерти его отца? — Он вытащил бриллиант.

— Я сделаю это, молодой Блант, — сказал Байрам и взял «Кох-е-нур».

Следующие четыре часа Питера продержали в ожидании приема у молодого султана. Все это время он не находил себе места, беспокоясь о Хуане и детях, о Ричарде. На него свалился такой груз забот. Затем домоправитель проводил его в покои, где мальчик Акбар восседал на ковре среди богато вышитых подушечек. Он играл в шахматы, фигуры были разбросаны вокруг. Бесценный «Кох-е-нур» небрежно валялся среди них.

Четырнадцатилетний султан выглядел маленьким и невзрачным. Тонкие черты лица. Из-под богато изукрашенной накидки торчат тонкие босые ноги. В помещении стояла огромная жаровня, пышущая жаром.

Мальчик ничем не показал, что огорчен только что полученной новостью. Ведь он провел так мало времени со своим отцом.

Питер низко поклонился.

— Расскажи, как умер мой отец, — приказал Акбар. Голос его звучал высоко и чисто.

Питер вопросительно посмотрел на Байрама: разве тот не сделал этого?

— Произошло легкое землетрясение, он упал с лестницы в своей библиотеке и разбил голову, мой государь.

— А мог ли принц умереть такой смертью?

Питер почувствовал тревогу. Чего наговорил Байрам новому султану до его прихода?

— К несчастью, с вашим отцом случилось именно это. Вы разве не почувствовали толчка здесь, в Лахоре?

Акбар взглянул на него. Для столь юного возраста глаза казались слишком пронзительными и холодными.

— Толчок был, — признался он наконец, а затем на несколько минут погрузился в молчание, прежде чем заметить: — А сейчас Блант-бахадур хочет, чтобы я прибыл в Дели?

— Он хочет, чтобы вы заняли ваше законное место, и весь мир узнал, что в Дели по-прежнему есть султан.

— Ты имеешь в виду, он намерен приобрести и самого султана, — вставил Байрам.

Голова Питера резко дернулась. Разве было такое в мыслях Ричарда? Его дядя был хитрым парнем, но...

— Ты не отвечаешь, молодой Блант? — спросил Акбар.

— Я... Мой дядя стремится только к вашему величию, мой государь. Если бы я не верил этому, неужели поехал бы через снега к вам, рискуя моей жизнью и детьми?

— Они здесь? — удивленно спросил Акбар.

— Я оставил их в нескольких милях отсюда, поскольку торопился сообщить вам это важное известие. Они прибудут еще до конца недели.

Акбар посмотрел на Байрама.

— Я все же думаю, что это может быть ловушкой, чтобы заставить вас подчиниться его влиянию, — настаивал Байрам.

— И ты, возможно, прав, — заметил Акбар, — но если это и так, то этому человеку ничего не известно. Я прибуду в Дели, молодой Блант, как хочет твой дядя, чтобы принять свое наследство, но пойду во главе моей армии. Ты пока останешься со мной, чтобы помочь мне ее собрать. А твоя семья будет находиться здесь, в Лахоре, до тех пор, пока я не стану падишахом.

Питер только и мог подумать, что Хуане не впервой проводить сезон в качестве заложницы. Но его дело сейчас — поторопить султана.

Гонец был покрыт пылью и потом.

— Это огромная армия, Блант-эмир, — сто тысяч человек. Все силы раджпутов. И Хему во главе их. Сейчас он требует все Делийское королевство для индусов и называет себя раджой Бикрамджитом. Мой хозяин, Прабханкар-эмир, хочет знать о ваших намерениях. И быстрее.

Ричард посмотрел на Махмуда. Только тот присутствовал при этом разговоре.

— Тебе надо отдохнуть, — сказал он тавачи Прабханкара. — Мой ответ ты получишь завтра.

Молодой офицер поклонился и покинул комнату.

— Сто тысяч человек, — пробормотал Махмуд. — Но ты побеждал и большие армии, чем эта, не правда ли, отец?

Ричард почесал нос. «Я-то не побеждал, — подумал он, — но Бабур — да». Сомнения вдруг овладели им. С самого начала было ясно, что Хему попытается захватить трон, едва узнает о смерти Хумаюна. Но Ричард не ожидал, что индусы соберутся так быстро.

Единственным известием из Лахора было сообщение о благополучном прибытии туда Питера и о том, что султан Акбар прибудет в Дели, когда закончит соответствующие приготовления.

Какие приготовления? Акбар был нужен здесь сейчас.

— Что я должен ответить моему господину, Блант-бахадур? — спросил тавачи на следующее утро.

Ричард принял единственно возможное решение.

— Скажи своему хозяину, что наше дело — удержать город до прибытия султана из Пенджаба. Скажи Прабханкар-эмиру, что ответственность за защиту Агры до конца лежит на нем. Напомни ему: раджпуты воюют верхом, а конные не могут взять город, обнесенный стеной. Скажи, если он сможет удержать Агру, а я удержу Дели, узурпатор обречен на поражение.

Гонец поклонился и вышел.

— Ты собираешься выдержать осаду, отец? — нахмурился Махмуд.

— У меня нет выбора, мальчик. Недостаточно людей. И я не уверен в надежности тех, с которыми можно выйти в поле.

Он собрал двадцать тысяч человек. Из них около четырех тысяч оказались ветеранами его старой дивизии копьеносцев. Им-то, чувствовал Ричард, можно доверять. Имелось у него около трех тысяч всадников мусульманской кавалерии. К ним он обратился с речью, обещая скорый приход Акбара, затем велел спешиться и послал на стены.

Остальные были новобранцами, которых собрал еще Хумаюн, желая обучить военному делу. Они рвались в бой, но им не хватало хладнокровия. Большинство к тому же их были индусы, и Блант не знал наверняка, поддержат ли они четырнадцатилетнего султана против раджи, который был с ними одной крови и религии.

— Я хочу, чтобы ты отправилась к Питеру, — признался он Гиле. — Еще не поздно уехать.

— Разве я не могу остаться со своим мужем до конца? Если такова наша судьба, то примем смерть вместе.

Как давно он унес ее в маленькую спальню в Агре!

— Может ли Хему победить нас, отец? — спросила Исканда.

— К сожалению, может. Но мы затрудним ему это дело.

— Если он победит нас, я убью себя, — сказала она.

Его дочь была уже взрослой, двадцативосьмилетней женщиной. Красоту она унаследовала от матери, а телосложение — от отца и была несколько рослой для женщины.

— А как же твой мальчик?

Маленькому Искандеру исполнилось восемь лет.

— И его я убью тоже.

— Он сын Хему, а ты его мать. В случае чего он сохранит тебе жизнь, Исканда. Глупо так бесцельно умирать.

— Есть кое-что похуже смерти, отец, — ответила она.

Через неделю доложили о появлении раджпутского дозора к югу от города. Ричард успел сделать все возможное, чтобы выдержать осаду. Все запасы продовольствия и фуража из окрестностей свезли в город. Была весна. Поля остались незасеянными. Каждого мужчину вооружили и определили ему задачу, учитывая его умение.

Но Ричард намеревался по возможности вести агрессивную защиту. Против дозора он сразу вывел полк кавалерии за ворота. Раджпуты были удивлены и отошли, потеряв несколько человек.

Моральный настрой защитников города за стенами поднялся.

Ричард спешно послал еще одного гонца в Лахор, сообщая султану, что осада начинается со дня на день, и заклиная того поторопиться.

Но в следующие две недели ни одного раджпута не было видно у стен Дели. Тогда Ричард сам разослал дозоры, которые возвратились с сообщением, что Хему осадил Агру.

— Отлично, это хорошая новость, — сказал Ричард. — Каждый день, который продержится Прабханкар, это день, сохраненный для Акбара. Если бы Прабханкар смог выстоять до муссонов, мы бы наверняка победили.

Но уже через три дня его разведчики сообщили, что Агра сдалась.

— Всего через две недели? — поразился Ричард. — Город был взят приступом?

— Нет, Блант-бахадур. Раджа Бикрамджит потребовал сдачи, и после непродолжительных переговоров Прабханкар-эмир уступил.

— Он предал нас, — сказал Махмуд.

Казалось, не было другого объяснения. И если Прабханкар оставил их...

Невозможно было сохранить эту новость в тайне от горожан. По базарной площади поползли слухи.

— Еще есть время тебе уйти, — вновь сказал Ричард Гиле.

— Мне некуда идти, — напомнила она ему.

Тогда он посмотрел на Исканду, но та решила остаться с матерью.

Неделю спустя раджпутские войска стали собираться под стенами Дели. Были посланы отряды перекрыть доступ к городу и с севера. Поэтому теперь нечего было и думать о бегстве. Не стало и возможности послать гонцов в Лахор.

«А может быть, и Питер покинул меня», — горько подумал Ричард.

Он стоял на стене над главными воротами, когда трубы возвестили о прибытии Хему.

Индус ехал на слоне, в одиночестве восседая в хаудахе. За ним следовали другие слоны. Животное раджи окружала конная свита в блистающих одеждах.

Впереди него шел мул, верхом на котором был задом наперед посажен совершенно голый Прабханкар. Его ноги были связаны под животом животного, так что он не мог двигаться, а руки — за спиной. Голова его свесилась в изнеможении на грудь, а на плечах краснели кровавые рубцы от кнута.

Если, как сначала казалось несомненным, он предал Агру, то теперь сам был предан Хему.

«Ему следовало бы получше знать коварство Хему», — подумал Ричард жестко.

Процессия остановилась. Впереди выступил глашатай, привлекая к себе внимание ударами в барабан.

— Слушайте меня! — закричал он защитникам города. — Это слова его величества раджи Бикрамджита, правителя Делийского королевства. Откройте ворота и примите своего хозяина!

Ричард сверху посмотрел на него.

— Передай своему хозяину, пусть откроет сам. Если сможет.

Вокруг него захохотали в знак одобрения, и эти слова быстро распространились по всему городу. А глашатай между тем продолжал:

— Мой хозяин хочет предостеречь вас от судьбы, которая ждет тех, кто посмеет противостоять ему.

— Разве Прабханкар не сдал Агру? — спросил Ричард. — И все же я вижу его здесь связанным, похоже, в наказание.

— Он наказан, потому что был врагом его величества раджи Бикрамджита всю жизнь, — заявил глашатай.

— Скажи своему хозяину, что я его враг еще дольше, чем Прабханкар-хаким, — заявил Ричард. — Чтобы наказать меня, ему придется взять приступом эти стены.

Глашатай развернулся и ускакал назад к раджпутским шеренгам.

Ричард повернулся к Махмуду, стоящему рядом.

— Будь готов принять смерть, — сказал он.

Но сначала пришлось принять смерть Прабханкару, казненному на виду у всех защитников.

Его сажали на кол на турецкий манер. Кол был пятнадцати футов длиной, заостренный с одного конца и толстый с другого, так что мог стоять вертикально.

Пешие солдаты быстро выкопали углубление перед главными воротами города. Прабханкара сняли с мула и тонкий конец кола вставили ему в зад. До тех пор пока острие не вошло внутрь, он молчал. Только когда уже не было сил терпеть невыносимую боль, он закричал и затих лишь с наступлением смерти. Кол, прорвав грудную клетку, вышел наружу. Жердь с нанизанным на нее телом поставили вертикально и вкопали в углубление, оставив этот страшный монумент на виду на время всей осады.

Ричард посмотрел на Махмуда. В Дели каждый день сажали на кол преступников, но никогда — людей высокого происхождения. Сейчас ни у кого не осталось сомнения относительно собственной судьбы в случае сдачи города и пленения.

— Мы должны, победить или умереть, отец, — горячо сказал мальчик.

Был проведен первый выстрел из пушки по осаждающим.

Как медленно собирали армию в Лахоре. Байрам-хан, казалось, решил не рисковать, а Акбар с удовольствием поручил все военные приготовления своим советникам.

Нужно было многое обдумать. Ведь Питер вскоре понял, что не только он испытывает недоверие к Байраму. Персидская мать Акбара Хамида Бану-бегам и его бывшая нянька Махам Анага, в чьей компании молодой султан предпочитал проводить время, явно относились к визирю с подозрительностью. Питер чувствовал, что эти женщины могли бы оказаться его союзницами в будущем. Однако их редко можно было встретить, и молодому человеку никак не удавалось сообразить, каким образом сообщить, что он их единомышленник.

В отсутствии женщин Акбар расспрашивал молодого Бланта о внешнем мире, из которого сам он был исключен небрежением своего отца.

Акбар выказывал такую же любознательность, какой обладали Бабур и Хумаюн, но, к удивлению Питера, не умел ни читать, ни писать.

Питер относился к нему с неподдельным интересом, чувствуя его незаурядность. Акбар жил отдельно от отца большую часть своей короткой жизни. Безразличное отношение к нему Хумаюна не шло ни в какое сравнение с тем интересом и любовью, что проявлял Бабур к своему первому законному сыну. Акбар был полностью воспитан женщинами. В вопросах политики и военного дела его наставлял Байрам. Афганец исподволь воспитывал в молодом султане подозрительность и ту ограниченность политического видения, какая свойственна истинному жителю гор. Акбар на первый взгляд полностью признавал превосходство Байрама в суждениях о государственных делах, но иногда высказывал и собственное отношение. Тогда их решения причудливо переплетались. Но было ли это его самоутверждением? Или он просто становился рупором матери и няньки, стоящих за его спиной? Нелегко было разобраться, кто же в действительности собирался править Делийским султанатом.

Одно было совершенно неоспоримым для Питера: Ричарду необходимо, чтобы Байрам привел армию как можно быстрее.

И вот сейчас, когда Байраму требовалось вести армию на помощь Дели, выяснилось, что в его распоряжении была не армия, а одно название: патаны оказались не самыми дисциплинированными воинами. Поэтому Байрам послал гонца в Кабул, прося помощи у Мирзы, но тот ответил, что опасается нападения с севера, и никого не прислал.

— Ваш брат ведет двойную игру, — заявил Байрам. — Он хочет, чтобы вы оставили или изменили свои устремления, мой господин. Если вы выстоите, он, несомненно, подтвердит свою верность вам. Если же падете, он постарается воспользоваться этим для укрепления своей славы.

— Но я не могу одновременно вести боевые действия и с братом и с Хему. Пойдем с тем, что у нас есть.

— Этого недостаточно, — настаивал Байрам. — В такой ситуации вам лучше послать приказ Блант-бахадуру покинуть Дели и присоединиться к вам здесь со всеми людьми, которых он сможет собрать. Слыхали ли вы когда-нибудь, чтобы моголы защищали города, укрываясь за стенами? Моголы сражаются в открытую. В открытом бою мы победим Хему.

Акбар посмотрел на Питера Бланта, которого часто приглашал присутствовать на военных советах.

— Что касается моего дяди, Байрам-хан, то под его командой очень мало моголов. У него всего три тысячи кавалерии, остальные — пехотинцы. Ему только и остается, что сражаться с раджпутской кавалерией из-за стен.

— Даже если мы объединимся с моими патанами, сил все равно недостаточно, — убеждал Байрам.

— Я согласен, — сказал Акбар важно. — Пошлю гонца с приказом Блант-бахадуру покинуть город и присоединиться ко мне.

Питер хотел возразить. Он понимал, что если султан однажды оттолкнет от себя Дели, то уже никогда не поднимется выше вождя патанов. Но только сам Ричард мог убедить Акбара, что султану нужно сражаться.

Ему очень хотелось, чтобы Ричард и Гила были здесь, в Лахоре, в безопасности.

Гонцы вернулись через неделю с известием, что встретили раджпутские патрули значительно севернее Дели, город окружен. Агра пала.

— Мы должны немедленно выступать, — умоляюще произнес Питер.

Акбар посмотрел на Байрама.

— У нас все еще недостаточно людей, мой государь, — настаивал Байрам. — Если Блант-бахадур удержит город до муссонов, Хему снимет осаду. К концу года мы соберем большое войско и победа будет гарантирована.

Акбар пристально посмотрел на него, а затем повернулся к Питеру:

— Мы должны верить в Блант-бахадура.

— Тогда позвольте мне идти к нему, — попросил Питер. — Я объясню ему ситуацию. Скажу, что мы ждем от него.

— Тебе не добраться, — возразил Байрам.

— И это наверняка будет пустой тратой времени, — пояснил Акбар. — Кроме того, Блант-бахадур — ветеран. Он и сам поймет, чего мы хотим от него.

Следующий месяц показался Питеру самым долгим в жизни. Он часами смотрел на юг: ждал, не появится ли гонец или не начнут ли собираться грозовые тучи. Дети видели своего отца таким мрачным и злым, каким раньше он никогда не был. Даже Хуана боялась прервать его раздумья.

Питер каждый день навещал Акбара. Молодой султан был потрясен смертью отца, однако внешне старался этого не показывать. Но время шло, его печаль притуплялась, а любознательная и восприимчивая натура стала откликаться не только на нынешнюю ситуацию, но и на вопрос о наследовании отцовской власти, если бы он смог покончить с Хему.

Он с нескрываемым скептицизмом относился к своим более чем скромным познаниям, сравнивая свое положение с блеском славы отца и особенно деда. Он понимал, что упустил время, не получив должного образования. Но все же стремился узнать как можно больше, уделяя по нескольку часов в день длительным беседам не только с мусульманскими фаворитами, братьями Шейхом Файзи и Абул Фазлом, которые обсуждали с ним вопросы исламского законодательства, но и, например, с Питером Блантом. Акбар пытался сравнить законы своей страны с европейскими и индусскими, а также с системой законов парсов, джайнов и буддистов. Он старался понять, почему так отличаются традиции разных народов.

— Мы, мусульмане, не едим свинину, потому что каждый может видеть: свинья — нечистое животное, — указывал он.

— Индусы же верят, что, если есть мясо коровы, потеряешь свою касту, — объяснял Абул Фазл.

— Как так? — поинтересовался Акбар. Однако Абул Фазл не мог этого объяснить.

Постепенно на юге стали собираться тучи. Но они еще окончательно не закрыли небо, когда в Лахор, пошатываясь от ран и усталости, прибыл гонец.

Его одежда превратилась в лохмотья. Он умирал от голода, но Питер сразу узнал в нем Абдула Хиссара, одного из тавачи Ричарда.

Хиссара накормили и напоили, а затем препроводили к султану.

— Расскажи мне о Блант-бахадуре, — приказал Акбар.

— Блант-бахадур мертв, ваше величество.

В зале воцарилась тишина. Пока визири переглядывались, Акбар посмотрел на Питера, разглядывающего побелевшие суставы пальцев, сильно сжатых в кулак.

— Расскажи мне о его смерти, — велел Акбар. Хиссар тяжело вздохнул.

— Тогда знайте, ваше величество, — начал он, — что раджа Бикрамджит и раджпуты сначала осадили Агру и взяли ее в результате предательства. Прабханкар-хаким был казнен ужасной смертью под стенами Дели. Затем раджпутская армия осадила Дели. Их было больше ста тысяч человек, ваше величество, со слонами и пушками.

— Разве у Блант-бахадура не было пушек? — спросил Акбар.

— У Блант-бахадура имелись пушки, но слишком мало. Мы стреляли. Удерживали стены, заделывали проломы. Отражали атаки раджпутов. И каждый день Блант-бахадур с надеждой смотрел на север.

Это прозвучало как упрек.

— Расскажи, как умер Блант-бахадур, — снова велел Акбар.

— Запасы продовольствия истощались, раджпуты перекрыли нам воду. Но мы продолжали сражаться. Уже не оставалось пороха для пушек. Многие были убиты. Остальные смалодушничали. Индусы в нашей армии верили, что смогут заключить мир с раджой. Они предъявили Блант-бахадуру ультиматум, что больше не будут сражаться, и потребовали сдать город.

— И он это сделал? — поразился Питер.

— Нет, молодой Блант. Когда он понял, что все потеряно, то собрал мусульман и, открыв ворота, обрушился на раджпутов с такой яростью, что почти обратил их в бегство. Но врагов было слишком много даже для таких отважных воинов, как он и его люди. Они были изрублены на куски.

— Он умер? Ты уверен в этом?

Мысль о том, что Ричард мог попасть в руки Хему живым, была невыносима.

— Я видел, как он упал, молодой Блант.

— Но ты-то, как я вижу, не упал, — заметил Акбар. — Расскажи мне об этом.

Хиссар судорожно сглотнул.

— Я хотел сопровождать Блант-бахадура в его последнем сражении, ваше величество, но он отказал в этом мне, а также своему сыну Махмуду. Нам двоим было приказано остаться на стенах, и если случится чудо и они останутся живы и прорубят дорогу через раджпутов, то нам следовало бежать в дом и попытаться спасти Блант-агу и Исканду-агу. Если же он погибнет, мы должны были ждать приказаний от женщин дома Бланта. Так мы и сделали. После того как узнали, что Блант-бахадур погиб.

— Что пожелали женщины?

— Исканда-ага убила себя и своего сына.

— А Блант-ага?

— Я не знаю, ваше величество. Она приказала Махмуду и мне бежать из города, если сможем, идти в Лахор и рассказать о случившемся.

— Ты хочешь сказать, что она собиралась остаться у Хему? — спросил Питер.

— Я не знаю. Уверен только, что она еще оставалась там, когда мы уходили.

— Махмуд Блант оставил там свою мать? — удивился Акбар.

— Вначале — да. Мы выбрались из города, но нас преследовали несколько раджпутов. Мы отъехали еще не так далеко, когда Махмуд Блант остановил лошадь. «Разве я трус? — сказал он мне. — Ты должен рассказать все падишаху». Затем он развернул коня и поскакал навстречу раджпутам, размахивая мечом. — Голос Хиссара надломился, и, казалось, он вот-вот зарыдает. — Я бы сделал то же самое, ваше величество... Но тогда некому было бы принести вам эти известия.

— Ты выполнил приказание, — сказал Акбар. — Это тоже почетно и требовало немалой смелости. Ты будешь награжден. А сейчас отдыхай.

Хиссар, пошатываясь, вышел из зала.

— Моя семья уничтожена, — прошептал Питер. Акбар посмотрел на Байрама.

— Было бы самоубийством идти с неподготовленным как следует войском, — запротестовал хан.

— Но мы выступим немедленно, — сказал Акбар.

— Это глупо, мой государь. Дожди могут начаться со дня на день.

— Ты будешь ждать... ждать... и ждать! — закричал Питер. — Ты вообще собираешься когда-нибудь, выступить против Хему?

— Как может юнец так разговаривать со мной? — возмутился Байрам.

— Может, потому что он потерял все свою семью, — спокойно сказал Акбар. — Но Байрам-хан прав, молодой Блант: нельзя действовать в сезон дождей. Мы подождем. Даю слово, твой дядя будет отомщен, когда закончатся дожди. — Он мрачно улыбнулся и добавил: — Я верну принадлежащее мне по праву.

Конечно, легче было от мысли, что Ричард убит в бою. Питер боялся даже представить, что его дядю могли притащить к Хему и надругаться над ним, посадив на кол. Он знал, как сильно Ричард в душе боялся такого конца, но, умер, как и жил — в сражении. Конечно, пятьдесят лет слишком мало, но никто не мог сказать, что он зря потратил хоть миг своей жизни. Был ли кто-нибудь другой на земле, кто обогнул бы мыс Доброй Надежды и прошел по суше от Дели до Лондона?

Смерть Ричарда оставила Питера и его близких совершенно одних в бурлящей негодованием Индии. Ричард тоже был один, когда прибрел в Дели, не обремененный ни женой, ни детьми, но он очень быстро заслужил покровительство Бабура.

Питер болезненно сознавал, что у него нет духовной близости ни с индусами, ни с мусульманами. Он не мог рассчитывать на расположение четырнадцатилетнего мальчика. Несмотря на периодическое проявление самостоятельности, Акбар почти во всех вопросах следовал советам Байрам-хана. А в недружелюбном отношении к себе Байрама Питер не сомневался. Афганец знал, что тот не простит промедления, которое явилось причиной смерти его родственника.

Было огромное искушение бросить это безнадежное предприятие, забрать свою семью, вернуться обратно в Гоа и там попытаться начать новую жизнь.

Хуану, без сомнения, терзали те же опасения, но она старалась держать их в себе. Грандиозное приключение, руководимое и контролируемое Блантом-старшим, увенчалось провалом. Ее также страшило будущее, как страшило оно и ее мужа.

Который день дождь лил как из ведра. Вынужденное безделье раздражало воинов. Армия росла очень медленно, но в ней уже было много хорошо обученных воинов. Согласись Мирза послать своих моголов на юг, армия оказалась бы непобедима.

Акбар был человек слова. С первыми признаками улучшения погоды он разослал своих тавачи во все лагеря, призывая минг-баши привести полки на сборный пункт. Байрам хмурился и все время ворчал, что еще слишком рано.

— Это и хорошо. Нам можно будет рассчитывать, что Хему не успеет мобилизовать своих людей до того, как мы выступим на юг, — сказал юный султан.

В октябре могольская армия переправилась через Сэтлидж и начала поход.

Численностью около сорока тысяч человек, армия эта только на четверть состояла из могольской кавалерии, до конца верной законному наследнику. Еще десять тысяч составляли патаны, которые считались пехотой и должны были сражаться в пешем строю, но по существу они так и оставались партизанами. Питер весьма сомневался относительно их боевых качеств. То же можно было сказать и о довольно значительном отряде афганцев, о небольших группках различных горных племен и даже об отряде ситхов из независимой религиозной секты, обитающей к северо-западу от Делийского королевства, с которой даже Бабур не склонен был шутить. Они сами выразили желание сражаться против индусов, которых считали еще большими врагами, чем мусульмане.

Армия двигалась освященной веками дорогой с гор. По разбитой колее громыхала маленькая артиллерия Акбара, состоящая всего из четырех батарей. Следом шли слоны, хотя, как и его дед, Акбар не собирался использовать этих неповоротливых и ненадежных в сражении животных.

Могольская кавалерия двигалась в арьергарде, а свирепые жители гор прикрывали фланги армии, пугая мирных обитателей долин и с трудом сдерживаясь от грабежей.

Питер Блант был назначен одним из личных тавачи Акбара и ехал позади султана.

Женщин оставили дома — здесь нужно было сражаться. Но шпионы Хему не дремали, и раджа с верными ему раджпутами уже ждал конкурента на делийский трон в Панипате.

Разведчики Акбара вернулись с известием, что там собралось по меньшей мере около ста тысяч врагов. Питер так много раз слышал эту цифру, что понял: она означает просто очень большое число людей.

Разведчики доложили также о множестве слонов — больше тысячи, — а это уже делало ситуацию серьезной.

— Вот когда мы могли бы по-настоящему использовать знания Блант-бахадура, — заметил Акбар.

— А разве среди нас нет больше никого, кто сражался рядом с Бабуром? — обиделся Байрам. — Я был всего лишь тавачи тогда, но хорошо помню все его действия.

— Тогда действуй, — предложил Акбар.

Байрам действительно помнил первую битву при Панипате и не мог придумать ничего лучше, как повторить ее. А ведь условия теперь были совершенно иные. Сейчас обе стороны имели артиллерию, а раджпуты еще и численное преимущество. У них имелось значительно больше слонов, чем когда-либо у Лоди, если, конечно, сведения разведчиков верны, а так оно на самом деле и было. Могольская армия оцепенела перед строем огромных животных.

Более того, Хему многому научился, сражаясь плечом к плечу с Ричардом Блантом. Вместо бесполезной лобовой атаки он выдвинул пушки перед шеренгами и начал обстрел позиций моголов. Повозки вокруг лагеря давали некоторое прикрытие, но постепенно превращались в груды обломков.

Могольские пушки отвечали на залпы противника и, конечно, нанесли ему ущерб, но малозаметный. Акбар, сидевший на белом жеребце за стеной из повозок, стал терять терпение.

— Мы должны выбить их с позиций, Хан Бабу, — сказал он, используя привычное обращение к своему наставнику, означающее «отец короля».

Байрам кивнул головой. Однако он не знал, как это сделать.

— Обходным маневром, мой господин, — предложил Питер. Он не зря проводил время, слушая рассказы Ричарда Бланта о походах.

— На открытой равнине? Да разве они не увидят, что мы делаем — презрительно спросил Байрам.

— Им придется обратить внимание на это.

— А потом?

Питер полусклонился в седле:

— Я оставил вашему высокому пониманию ведение военных дел.

Байрам посмотрел на него, а Акбар захлопал в ладоши:

— Это, по крайней мере, разрушит их фронт. Ты, молодой Блант, поезжай к хану Шудже и скажи, чтобы тот со своими патанами обошел с фланга вражеские позиции.

Байрам был поражен:

— Вы хотите послать пеших воинов против раджпутской кавалерии?

— Они люди гор, — сказал Акбар, — и могут обогнать любую лошадь.

— По горам, — проворчал Байрам.

— Я прошу вашего разрешения остаться и сражаться вместе с ними, мой государь, — попросил Питер.

Акбар улыбнулся:

— Ты его получил. Но только потом возвращайся.

Питер пришпорил лошадь и поскакал туда, где горцы Шуджи-хана прислушивались к выстрелам, нетерпеливо ожидая, когда их пошлют в дело.

— Приказ султана: вашей дивизии двигаться вправо, а затем вперед.

Шуджа фыркнул:

— Как далеко вперед?

— Спровоцировать атаку со стороны их кавалерии, туман-баши.

— На нас? — огляделся по сторонам Шуджа, а затем гортанно захохотал. — Но разве мы не сражаться пришли сюда?

Он огласил приказ, встреченный горцами с удовольствием. Как сказал их генерал, они ведь пришли сюда сражаться,

Чтобы быть вместе с патанами, Питер также слез с коня. Они, утопая в густой траве, двинулись в сторону от окруженного повозками лагеря. Прошли около сотни ярдов и, развернувшись, ринулись вперед.

Индусы издали громкий, но не очень уверенный клич, когда увидели подозрительное движение в траве. Их командирам было трудно понять, что задумали моголы.

Однако замысел раджпутской кавалерии был весьма понятен. Сначала кавалерия толпилась кучей. Но вот несколько тысяч всадников построились в шеренгу, взяв пики наперевес.

— Вытянуться в цепочку! Рассредоточиться! — приказал своим людям Шуджа-хан. — И помните: все дело в лошадях! Уклоняться от пик и подстреливать лошадей.

Питер повесил через плечо свой любимый лук и вытащил меч. Ему ни разу в жизни не приходилось резать жилы лошадям, но сейчас вопрос стоял таким образом: убей или будешь убит сам.

Под громкие вопли и грохот барабанов раджпуты атаковали поэскадронно. Это были дисциплинированные верховые с прекрасным оружием. Ричард не раз говорил своему племяннику об их пристрастии к блеску и дисциплине. Но Ричард неоднократно наносил им поражение с пикинерами и могольской кавалерией. Но сегодня было все не так, как раньше.

Кавалерия наступала с воплями на рассредоточенный строй горцев, готовых отскочить в ту или иную сторону. Питер увидел бледно-голубую сталь лат всадника, стремительно мчащегося прямо на него, флажок на пике, удерживаемой наперевес. Он глубоко вздохнул и, едва первая шеренга всадников достигла его, отскочил, взмахнув мечом.

В первый раз он промахнулся. И тут же натолкнулся плечом на колено следующего всадника, который пытался пронзить копьем патана. Питеру, несомненно, повезло, что его отбросило на землю, а следующие всадники не задели его.

Но их надвигалось еще очень много. Не успев подняться с колен, он уклонился от копья еще одного раджпута и снова взмахнул мечом. На этот раз удар пришелся по костям и мышцам. Он был так потрясен этим, что чуть было не выронил оружие. Лошадь и всадник грохнулись на землю. Бланту некогда было добивать упавшего раджпута, так как перед собой он увидел морду животного, которое чуть было не растоптало его.

Раджпуты проскочили сквозь строй патанов и оказались в открытом поле позади них. Если не большинство, то, по крайней мере, довольно многие всадники были повержены на землю и тут же убиты. Всадник, которого сбросил Питер, был также мертв, сраженный самим Шуджей-ханом.

Вождь патанов широко улыбался.

— Эх, отличная была работа! Но они придут снова.

В полумиле поодаль раджпуты вновь стали собираться, разворачиваясь для атаки на противника. Оглядев поле битвы, Питер забеспокоился. Наступая справа, раджпуты рассеяли сикхов, противостоящих им на этом фланге. Сейчас вся индусская армия под барабанный бой и завывание труб двинулась вперед. Звуки музыки вселяли в них уверенность в победе. Питер ожидал всего, чего угодно, только не генерального наступления.

Могольская артиллерия сделала последний выстрел и была захвачена огромной массой противника. Утро огласилось восторженными воплями дикарей. Шуджа-хан спешно собрал своих людей и повел их обратно, к главным силам, но по пути им пришлось столкнуться с новой лавиной кавалерии врага. С ней оказалось легче справиться, поскольку лошади уже были измучены. И все же они вовлекли патанов в ужасную свалку.

Убив одного из раджпутов ударом меча, Питер схватил его лошадь за узду и впрыгнул в седло. Он больше ничего не мог здесь сделать и хотел вернуться к Акбару... если возможно.

Могольские войска повсюду были оттеснены превосходящими силами противника. Хему сам выступил вперед со своими слонами. Звуки труб предупреждали о его продвижении. Солдаты поворачивались, чтобы приветствовать его взмахом копий и мечей. Не могло возникнуть никакого сомнения в их верности ему.

Появление же слонов призвано окончательно сломить боевой дух моголов.

Питер и его лошадь оказались в стороне от свалки патанов и раджпутов. Индусы уже подобрались к ограждению из повозок и растаскивали их в стороны. Могольская кавалерия не была своевременно подготовлена для атаки и сейчас бесцельно кружила на маленьком пятачке. Сам Акбар пытался вновь собрать ее для удара. Однако становилось очевидным, что день сражения проигран. Только чудо могло спасти сейчас моголов и помочь отомстить за Ричарда.

Только чудо! Питер развернул своего коня в сторону наступавших индусов. Те с удвоенной энергией разбирали могольские повозки и, конечно, разыскивали самого Акбара. Все огромное войско, отделившись от основных сил раджпутской кавалерии, сконцентрировалось на сравнительно узком — не более четверти мили в поперечнике — пятачке.

В центре этого столпотворения в хаудахе на слоне стоял Хему, размахивая мечом и призывая людей к наступлению.

Стрельба из длинного лука обычно была эффективна не дальше чем на двести ярдов. Без устали тренируясь, Питер научился попадать в цель с трехсот ярдов, но это касалось только неподвижных мишеней. В неразберихе боя Питер ни разу не опробовал лук.

И сейчас у него остался последний шанс.

Он пришпорил коня и поскакал прямо к рядам индусов. Воины недоуменно повернулись в его сторону, предполагая, что он собирается покончить жизнь самоубийством. От людской массы отделился целый эскадрон, чтобы разобраться с этим отчаянным одиноким всадником. Но когда эскадрон оказался в каких-нибудь тридцати ярдах от него, Питер натянул поводья, соскочил с коня, который тяжело дышал и мог помешать исполнить задуманное, одним движением сорвал лук с плеча, выхватил стрелу из колчана, наложил ее на тетиву, прицелился и выстрелил. Затем выпустил следом еще одну стрелу.

Приближающиеся индусы застыли на месте от изумления, дав ему тем самым возможность сделать еще один выстрел. Они еще не успели опомниться, а он сделал еще два выстрела — теперь уже по ним. Стреляя в упор, он не мог промахнуться. Два человека упали. А молодой Блант уже сидел в седле, уносясь прочь. Немного отъехав, он остановился и оглянулся, услыхав тревожные возгласы в стане врагов.

Слон Хему стоял на коленях, громко трубя и мотая хвостом. Стрела Питера вонзилась ему прямо за ухо. А в хаудахе лежал Хему и тщательно пытался вытащить стрелу из шеи.

— Глупый мальчишка, — ворчал Байрам-хан. — Твоя опрометчивая выходка чуть не стоила нам победы.

— Напротив, Хан Бабу, — возразил Акбар, глядя на голову Хему. Несостоявшийся раджа уже умирающим был притащен к победителю и здесь обезглавлен. — Именно маневр молодого Бланта дал нам возможность победить такого врага. Я никогда не видел столь меткого выстрела с большого расстояния. Поистине ты — человек среди людей, молодой Блант.

— Все англичане могут стрелять на такое расстояние и так же метко, мой государь, — сказал ему Питер.

Акбар задумался, а затем оглядел поле битвы. Питер удивился: первое поле битвы при Панипате выглядело, видимо, так же, с мертвыми и умирающими повсюду. Падение вождя повлекло за собой бегство всех индусов. Могольской кавалерии во главе с самим Акбаром не оставалось: ничего иного, как только преследовать их, добивая.

Руки мальчика были в крови — ведь он сражался как истинный внук Бабура.

Сейчас он смеялся.

— Это твоя благословенная погоня, — заметил он. — Ты достойный преемник Блант-бахадура, и я даю тебе этот титул. Блант-бадахур! Ты всегда будешь со мною рядом.

Байрам-хан молча гладил свою бороду.