Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 8

Читать книгу Милее всех роз
2916+1197
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru

8

В следующий вторник Марго встретилась с Фредом Тронером и другими владельцами торгового центра у Маунтин-Вью. Встреча проходила в нижнем Бостоне, так что после нее Марго заглянула на работу к Наоми.

— Похоже, дело в шляпе, — сделала вывод Наоми, когда Марго рассказала ей о том, как прошла презентация. — Вот видишь, как полезно иметь дело с влиятельными людьми! Держись за Нейла — у него есть связи.

— Еще неизвестно, наймет нас Тронер или нет, — возразила Марго. Она все утро пыталась преодолеть охватившее ее возбуждение, но радостные предчувствия покалывали ее словно иголочками.

— В любом случае, Нао, связи могут вывести тебя на дорогу, но упадешь ты или выстоишь — зависит только от тебя.

Наоми наморщила носик.

— Снова дедушку Эза цитируешь? Не бойся, Марджери-Энн: ты-то выстоишь.

— Хотелось бы верить, — задумчиво ответила Марго. — Хорошо бы Зак был того же мнения. А то он считает, что мы не готовы взяться за такую работу.

— У твоего Зака крыша едет, — отрезала Наоми. — Подожди минутку, пока я закончу, а потом можешь угостить меня обедом, пока я тебе объясню, как он не прав.

— Не выйдет, Нао, — покачала головой Марго. — Я обедаю с графиней.

Наоми забросала ее вопросами и под конец спросила:

— А в чем ты пойдешь? Твой костюм вполне подходит для деловой встречи, но для аристократического обеда… Графиня-то твоя небось вся в бриллиантах.

Но Алисия Дельфьори, встретившая Марго в вестибюле отеля «Копли-плаца», была одета так же просто, как и тогда, на приеме. Простой черный костюм, белый шарф, заколотый единственной сияющей жемчужиной. И все же графиня словно лучилась богатством и знатностью. Марго заметила, как суетился метрдотель, усаживая их за «любимый столик мадам».

Графиня заказала обед — безбожно дорогой, по мнению Марго. Потом улыбнулась Марго и сказала:

— Va bene, cara мисс Сандерс! Вы в самом деле придумали, что можно сделать с моими розами?

Марго принесла с собой несколько набросков.

— Это достаточно просто, мэм. По-моему, розы надо посадить в три яруса. Внизу низкие кустарники — например, «полиантию»: эти розы плотные, компактные и цветут почти все время. Во втором ярусе — галльские розы.

— А в третьем? — Графиня очень пристально следила за Марго своими темными глазами.

— А в третьем — английские розы: они большие, пышные, высокие — до шести футов в высоту.

Марго даже немного задержала дыхание, в волнении ожидая реакции графини. Графиня помолчала, потом покачала головой, как бы в изумлении.

— Надо же, так просто… и так верно! А все эти сорта — они бывают желтыми? Это мой любимый цвет. Mi piace molto — он мне очень нравится.

Она весело улыбнулась, разглядывая рисунки.

— Марго — вы позволите называть вас просто Марго? Марго, вы гений! Теперь мои розы не будут валиться в фонтан, а будут красиво ниспадать каскадом…

Графиня расспрашивала ее о розах до конца завтрака. Но, когда убрали со стола, графиня подалась вперед и снова заглянула в глаза Марго.

— А теперь — вы простите, что я спрашиваю, это вопрос деликатный, но важный: сколько я вам должна за консультацию?

Марго решительно покачала головой.

— Ничего, графиня. Пожалуйста, не надо, — твердо заявила она. — У меня это не заняло много времени, и к тому же вы угостили меня таким роскошным обедом! Можете прислать мне фотографию ваших роз, когда они расцветут.

— Va bene, — улыбнулась графиня. — Хотите кофе? А может, gelato? Мороженое — это моя страсть, — призналась она. — Я такая сластена!

Она снова улыбнулась.

— Ну вот, а теперь, когда вы знаете мой самый страшный секрет, cara, расскажите мне о себе. Вы, кажется, говорили, что ваш дедушка был садоводом?

И за кофе Марго долго рассказывала Алисии Дельфьори о своем детстве, о Западной Виргинии. Под конец графиня сказала:

— Значит, дедушка разводит сады, а бабушка шьет лоскутные одеяла. Стало быть, любовь к прекрасному у вас в крови. Скажите, cara, вы сейчас очень заняты?

Марго, удивленная такой внезапной переменой темы, ответила:

— Да, у нас сейчас очень много работы.

— Я спрашиваю потому, что хотела бы попросить вас об одном одолжении. Не могли бы вы приехать во Флоренцию?

— Во Флоренцию, мэм?

— Зовите меня Алисией, Марго. Завтра я улетаю домой, в Италию. Но, поскольку вы предложили эту идею, мне хотелось бы, чтобы вы и довели ее до конца. Я хотела бы, чтобы вы сами купили и посадили их.

Графиня помолчала.

— Вы беспокоитесь о своей фирме. Va bene, я вас понимаю. Но, быть может, вы можете на время передать дела своему помощнику? Если вы согласны, вам стоит только назвать день, и я скажу секретарю, чтобы он договорился насчет самолета. Мой шофер встретит вас в аэропорту в Риме и отвезет на виллу Дельфьори.

Марго сглотнула, прокашлялась.

— Это очень любезно с вашей стороны, мэм… то есть Алисия. Я всегда очень хотела побывать в Италии. Я просто мечтала об этом. Но мне нужно сперва поговорить со своим помощником.

Графиня просияла.

— Excellente! Но на этот раз я не позволю вам работать бесплатно.

Марго попыталась возразить, что бесплатная поездка в Италию стоит гораздо больше, чем ее советы.

— Не спорьте, не спорьте! — отрезала графиня. — О сумме потом договоримся.

Она снова помолчала, потом добавила, как бы между прочим:

— Кстати, я вам говорила, что сады Дельфьори созданы Карло Монкатто?

Монкатто? Да ведь это один из самых знаменитых ландшафтных архитекторов в мире! «Нейл был прав», — мечтательно думала Марго, пока графиня рассказывала о своей вилле. Алисия Дельфьори открыла ей совершенно новый, чудный мир!

Марго была уверена, что Зак вполне управится с текущей работой один. Она ведь и уезжает-то всего дней на десять. Но она забыла о торговом центре. Вернувшись вечером в Карлин, она нашла на автоответчике сообщение от Тронера. Он обсудил все со своими компаньонами, и они приняли решение поручить оформление центра фирме «Сандерс энд компани». Остается только назначить время и обсудить детали контракта.

Зак, разумеется, был в нерешительности.

— Все это надо еще раз обсудить, Марго, — сказал он, когда она сообщила ему эти новости по телефону. — Как насчет того, чтобы встретиться в Бостоне после того, как ты повидаешься с Тронером?

Марго пригласила еще и Наоми, решив, что нужно выслушать и другую точку зрения. По совету Зака они собрались пообедать в ресторане «Хаб». Этот ресторан специализировался на вегетарианских блюдах. Заку только того и было надо, но Наоми уныло ковырялась в своем салате из морской капусты и слушала, как Марго подробно рассказывает о предложенном соглашении.

— Слушай, по-моему, прежде чем подписывать этот контракт, надо показать его Нейлу, — заметила Наоми.

— Да, я пошлю ему в Лондон по факсу копию договора, как только его составят. Попрошу, чтобы прислал ответ на почту до востребования. Ну ладно, это все юридические тонкости. А что вы вообще думаете об этой сделке?

— Ты знаешь, — немедленно отозвался Зак, — я, конечно, очень рад, что Фред Тронер одобрил твои идеи, но меня беспокоит, что сроки поджимают. Через месяц заложат фундамент, и там только успевай поворачиваться.

— Ну и что? — презрительно фыркнула Наоми. — Это большой бизнес, Зак, так что привыкай. Иначе ты будешь тянуть Марго назад.

— Никуда я ее не тяну! — обиделся было Зак, но Марго вовремя остановила его.

— Слушайте, я хочу знать, что вы оба об этом думаете, так что остыньте и постарайтесь мне помочь. Зак, если ты считаешь, что мы не управимся с этой работой, я позвоню Тронеру и откажусь.

Зак замялся.

— Ни в коем случае! — воскликнула Наоми. — Судя по тому, что ты говорила, все дело в правильной организации. Наймите надежных людей, и никаких проблем.

— Много ты понимаешь! — отпарировал Зак. — В деле такого масштаба без проблем не обходится.

Он нахмурился, глядя в тарелку с овощным рагу, подумал и сказал:

— Однако стыдно было бы отказаться от такого выгодного предложения. Как насчет денег, Марго?

— Тронер берет на себя закупку и оплату всех необходимых материалов, — ответила Марго. — Он сказал, что фонтан нужно выложить какой-то особой плиткой, но для тебя, Зак, это не проблема, не так ли?

Зак кивнул.

— Как насчет того, чтобы нанять в водопроводчики Роджера Дьюкса? По-моему, в прошлый раз он неплохо справился.

Зак снова кивнул.

— Дженнет Фир — отличный плотник.

— Так.

— А в каменщики, наверно, стоит нанять Джорджа Ивенса.

Зак кивнул еще раз.

— Ладно, идет. Я поговорю с ними и составлю расписание.

Они начали обмениваться идеями. Марго с облегчением увидела, что Зак постепенно загорается энтузиазмом: он увидел, что они и впрямь могут справиться с этой работой. Марго по опыту знала, что, если уж Зак решился взяться за дело, он доведет его до конца. К тому времени, как им подали йогурт с киви, он уже сказал, что знает, где достать нужную плитку для фонтана, и спорил с Марго о том, какие деревья стоит посадить в атрии.

— Ладно, решено, — сказала Наоми. Она с подозрением попробовала йогурт и поморщилась. — Надеюсь, Марго, ваш обед с графиней был получше этого. Как он прошел?

— Отлично! Графиня пригласила меня в Италию на пару недель, поработать, — Марго усмехнулась, увидев, какие лица сделались у ее друзей. — Ну, теперь я, конечно, не поеду. Не могу же я бросить Зака в такое трудное время. Да, кстати, можете себе представить: сады Дельфьори созданы Карло Монкатто!

Контракт с Тронером — это, конечно, здорово, но в душе Марго все же сожалела о том, что с Италией ничего не выйдет. Чуткая Наоми, как всегда, уловила это.

— А почему это ты не поедешь? — спросила она. — Я так понимаю, работы начнутся не раньше чем через месяц, когда заложат фундамент. Найти субподрядчиков — это дело Зака. А ты ведь всю жизнь мечтала побывать в Италии!

— Наоми права.

Марго круто развернулась и уставилась на Зака.

— Чудеса в решете! Ты согласен с Нао?

— А что? Я и один управлюсь. Я имею в виду, ты свое дело сделала, теперь пора твоему помощнику — то есть мне — делать свое. — Зак вызывающе выпятил подбородок. — Ты что думаешь, я ни на что не гожусь?

— Да что ты, Зак! Просто я думала, нехорошо будет уехать и бросить тебя, когда…

— Поезжай, Марго, — перебил ее Зак. — Тебе нужно развлечься. Бесплатная поездка в Италию — такая удача не каждый день подвернется! Насчет кошек ты не беспокойся. Я в Карлине бываю каждый день, так что смогу их кормить и присматривать за ними. Тем более твой Лорд Нельсон теперь совсем смирный. Промывание желудка явно пошло ему на пользу. Складывается впечатление, что одновременно ему промыли и мозги. Да, кстати! Пока тебя нет, я смогу жить в Латимер-хаузе! И в свободное время буду разбираться в доме.

И Зак с Наоми улыбнулись Марго. Редкостное единодушие!

— А я буду вести твою бухгалтерию, — сказала Наоми.

— Это почему это? — ощетинился Зак. От былого согласия не осталось и следа. — Мне помощь не требуется. Я и сам управлюсь с бухгалтерией.

Наоми закатила глаза.

— Ты и с госбюджетом управишься! Не беспокойся, Марго. Я позабочусь о том, чтобы счета были в порядке, когда ты вернешься.

— Я не вернусь, потому что я никуда не поеду, — объявила Марго. Тут друзья переменили тактику и в течение получаса убеждали ее, что, если она упустит этот случай, они просто перестанут с ней разговаривать.

— Ну ладно, подумаю, — сдалась наконец Марго. — Но сперва я должна лично поговорить с субподрядчиками. И еще… Зак, если я все-таки поеду — я еще не уверена — пожалуйста, пусть счетами занимается Нао. Ты же знаешь, она в этом деле разбирается лучше нас всех. А ты мне нужен для другой работы. Обещай, что не будешь с ней спорить на эту тему.

Зак поворчал-поворчал и согласился:

— Наверно, так будет лучше.

— Конечно! — Наоми небрежным жестом отмела все страхи Марго, а потом спросила очень озабоченно: — Марджери-Энн, а в чем ты поедешь? Тебе надо одеться поприличнее! Ты ведь будешь вращаться среди всяких важных персон. Нельзя, чтобы эти высоколобые итальяшки подумали, будто в Америке живут дикари.

Через несколько дней Марго вылетела в Рим. Секретарь графини заказал ей место в самолете компании «Alitalia». От Марго потребовалось лишь сесть в свое кресло в бизнес-классе и мечтательно листать роскошную книгу об итальянских садах, которую подарили ей на прощание Наоми с Заком.

В аэропорту Марго встретил седой человек, который сказал, что он шофер графини, и проводил ее к почтенному «роллс-ройсу». Машина мягко катила, пробираясь в густом потоке машин. Скоро они оказались за городом, и Марго принялась сочинять в уме письма к родным и друзьям:

«Дорогие дедушка и бабушка! В Риме удивительно синее небо. Вы такого в жизни не видели…»

«Зак! Итальянские сосны — это что-то! Вот бы посадить их в атрии торгового центра…»

«Нао, представляешь, мы только что проехали мимо пастуха, который пасет настоящих овец!»

«О Нейл, как бы мне хотелось, чтобы ты был здесь со мной…»

Марго вдруг осознала, что из всех ее друзей ей сейчас больше всего хочется поделиться своей радостью именно с ним.

Она отправила ему по факсу контракт с Тронером. Он почти тотчас же прислал его обратно с несколькими дополнениями, вопросами и исправлениями. Еще он прислал записку с поздравлениями. Он писал, что хотел позвонить ей, но не было связи.

Он оставил ей сообщение на автоответчике. Марго позвонила в Лондон по указанному телефону, но не застала Нейла в гостинице — ей сказали, что он только что вышел. В конце концов Марго просто передала ему привет через секретаря и сообщила, что, если она срочно понадобится, ее можно будет найти на вилле Дельфьори.

«Роллс-ройс» въехал на вершину пологого холма, и на несколько мгновений перед ней раскинулась вся долина. Марго затаила дыхание при виде этой панорамы: величественная вилла в окружении садов и зеленых холмов.

— Прелесть какая! — воскликнула Марго.

На классически правильном лице шофера появилась улыбка.

— Eccola, синьорина! — торжественно воскликнул он. — Вот вилла Дельфьори!

Вскоре «роллс-ройс» подъехал к большим каменным воротам, по бокам которых лежали спящие мраморные львы. Человек в ливрее торопливо распахнул железные створки и, сняв шляпу, поклонился вслед Марго.

Некоторое время они ехали по дороге между ровных итальянских сосен. Потом деревья расступились, и перед ними возникло палаццо графини.

Оно было выстроено в греческом стиле, со множеством мраморных колонн и большим портиком, из которого открывался вид на сады и большой прямоугольный водоем. Посреди водоема били два фонтана, а между ними расположился остров, засаженный желтыми розами. Очевидно, это и были те самые розы, которые не устраивали графиню. Марго извернулась, стараясь получше рассмотреть их, и увидела, что они действительно отнюдь не похожи на каскад.

Но прежде чем она успела разглядеть повнимательнее, машина остановилась перед большим мраморным крыльцом, и шофер уже спешил открыть дверцу Марго. Такие почести! Марго уже думала, что сейчас протрубят фанфары, возвещая ее прибытие, но вместо этого услышала радостное восклицание:

— Добро пожаловать! Наконец-то вы здесь, cara mia!

Графиня, в брюках, свитере и бесформенной садовой шляпе, шла через лужайку навстречу Марго. Она сняла садовые рукавицы, пожала Марго руку и сердечно воскликнула:

— Я вас так ждала! Как прошел полет? Хорошо? Excellente! Ну, идемте. Отдохните, а потом я покажу вам виллу.

И, взяв Марго под руку, повела ее в дом.

— Судя по тому, что я успела разглядеть, сад восхитителен, — сказала Марго. — Впрочем, трудно ожидать иного от Карло Монкатто.

Графиня спокойно кивнула.

— Карло — друг нашей семьи.

Интересно, каково это — иметь право называть Карло Монкатто «другом семьи»? Монкатто уже много лет называли не иначе как «маэстро». Он создал не так уж много садов, но каждый из них считался шедевром. Марго видела фотографии поместья, которое он устроил для какой-то английской герцогини, и сада Дзен, который он создал для японского знатока чайной церемонии.

— Я прямо жду не дождусь, когда вы покажете мне ваш сад! — весело призналась она.

Они вошли в холл, отделанный белым и черным мрамором. Над черными мраморными колоннами возвышался бронзовый лев, вставший на дыбы и попирающий лапами бронзовые цветы.

— Старинный герб Дельфьори, — пояснила графиня. — Это очень древний род. Когда мы поженились, в палаццо было полно всякого жуткого оружия и доспехов вроде тех, в каких являются призраки в английских замках. Роберто убрал все это в кладовую — пусть пугают мышей.

Графиня распахнула высокую дверь и пригласила Марго войти. Комната, где они оказались, была вся золотая. На окнах — занавеси из тафты янтарного цвета, стулья и софа обтянуты набивной тканью абрикосового цвета с золотыми узорами. Сиял на солнце полированный письменный стол с черно-золотой китайской росписью и овальный столик из позолоченной бронзы. На столике среди вороха душистых желтых чайных роз стояли фотографии.

На всех фото был один и тот же человек: то молодой, играющий в поло, то пожилой седовласый джентльмен, улыбающийся из простой золоченой рамки.

Графиня легонько коснулась рамки и прошептала:

— Ciao, caro.

Потом обернулась к Марго:

— Марго, это мой Роберто, хозяин виллы. Я сказала ему, что вы приедете разобраться с розами, и он согласился. Роберто всегда любил видеть хорошеньких девушек.

Она говорила шутливым тоном, но Марго видела в ее глазах тоску и одиночество. Ей стало ужасно жалко графиню. Она почувствовала себя неловко, словно случайно подсмотрела чужую тайну.

— Мой муж любил розы, — продолжала графиня. — Он их сам разводил.

Она предложила Марго широкое кресло, а сама опустилась на софу у бронзового столика.

— Вот эти желтые розы он вывел сам. Он назвал их «контезина», «графинюшка». В мою честь. Он говорил, что они не только прекраснее всех роз, но еще и самые ароматные.

Тут вошел слуга и поставил перед ними серебряный поднос с тонкими чашками севрского фарфора. Разливая кофе по чашкам, графиня сказала:

— На той неделе — день рождения Роберто. В этот день я всегда собираю его старых друзей. Они вам понравятся. Например, Клаудио Барини — это он написал вон тот мой портрет. Да, это я в молодости. Монкатто я тоже пригласила. Он очень постарел и живет затворником, но я все же надеюсь, что он будет.

Неужели она в самом деле увидит маэстро? Марго чувствовала себя как в тумане. Чтобы развеять это странное забытье, она встала и подошла поближе к портрету Алисии Дельфьори в молодости.

— Такой я была тридцать лет назад. Конечно, я сильно изменилась, — спокойно сказала графиня. — Это естественно. Меня ужасно раздражают мои подруги, которые чуть ли не каждый год разглаживают морщины. А ведь морщины — как медали. Каждая из них заслужена смехом и слезами.

Графиня помолчала.

— У вас тоже лицо женщины, которая отдается любви всем сердцем. Это и благословение, и проклятие, cara mia. Самые душистые розы цветут лишь одно лето — одно короткое лето, — а потом увядают…

— Вы, должно быть, очень его любили… — импульсивно сказала Марго.

— Очень, — искренне ответила графиня. — Ну зачем он умер раньше меня? Наверно, со времен Евы каждая женщина молилась, чтобы умереть раньше того, кого она любит.

Она на миг помрачнела. Но тут же встряхнула головой и улыбнулась.

— Да, так мы говорили о приеме, который я даю в день рождения Роберто. И я хочу, чтобы в этот день розы действительно струились в пруд. Я не хочу, чтобы эти жалкие кустики позорили память моего мужа.

И графиня внимательно посмотрела на Марго.

— Хорошо, — ответила Марго, — я посажу взрослые кусты, как только найду подходящие. Вы не знаете, есть ли поблизости хороший питомник?

— Certo. Мой садовник в вашем распоряжении. Шофер тоже. Я сама буду сопровождать вас, когда смогу.

Графиня приподняла свою чашечку с кофе.

— Salute, Марго! Выпьем за удачное начало. Когда отдохнете, я покажу вам сад, который устроил Карло Монкатто вместе с моим Роберто.

Вилла Дельфьори — это не просто парк. Это настоящее произведение искусства, созданное из деревьев, цветов и водоемов и завершенное холмами на заднем плане. Эта долина очень сухая, и, чтобы обеспечить посадки водой, Монкатто отвел туда целую горную реку. И теперь на двадцати акрах раскинулась пышная растительность.

Чтобы обойти парк, понадобилось не меньше часа. Но свой любимый вид графиня приберегла на десерт. Это был небольшой водоем, на берегу которого стояла маленькая беседка. Она казалась неотъемлемой частью ландшафта и утопала в благоуханных розах «контезина». А вокруг росли тонкие плакучие ивы.

— Эти ивы Роберто привез из Японии, — сказала графиня. — Европейские ивы слишком грубые. Знаете, cara, мы часто приходили сюда вдвоем по вечерам, выпить стакан вина или чашечку капуччино.

Белая цапля, бродившая по воде, взвилась и улетела, шумно хлопая крыльями. Графиня проводила птицу глазами.

— Когда Нейл Кир был здесь в последний раз, — задумчиво сказала она, — он сказал, что вилла Дельфьори похожа на симфонию природы.

Какая тоска охватила вдруг Марго при этом имени! Она вдруг представила себе, как он стоит на этом самом месте, любуясь ивами над прудом, и видение это было отчетливым, словно наяву.

Она зажмурилась, чтобы развеять его.

— Я и не знала, что Нейл интересуется подобными вещами, — сказала она.

— О, это удивительный человек, — заметила графиня. — Киры — очень старая и богатая семья, но богатство не избаловало его. Он отважно пробивает себе свой путь в жизни. Вы не знаете, где он теперь?

— В Лондоне, — ответила Марго. — Он ведет сделку по слиянию «Геррис-компани» и американской фирмы «Притт-бразерс».

— Ах, да. Я читала в газетах. Эта сделка удастся ему — ему всегда все удается. Нейл обаятелен, богат, и весь мир для него — поле деятельности.

Ну, а ее поле деятельности — остров с розами. Следующие несколько дней Марго трудилась не покладая рук: с утра до вечера моталась по питомникам, разыскивая нужные розы. Это оказалось не так-то просто: ни в одном из местных питомников не оказалось галльских роз нужного оттенка. Пришлось выписывать их из Болоньи.

Но вечера с лихвой вознаграждали ее за все разочарования и проволочки. По вечерам Марго с графиней сидели в портике, с которого открывался вид на водоем и остров, и беседовали о садах и об искусстве. Иногда Алисия Дельфьори доставала редкие книги по садоводству или фотографии тех мест, где она бывала. Иногда она просила Марго сделать наброски сада мхов, который графине хотелось устроить в Дельфьори. Один из этих набросков: водоем с берегами, выложенными мхом, обсаженный деревьями в стиле садов Сайходжи в Японии, так понравился графине, что она попросила Марго раскрасить его фломастерами и карандашами.

— Вы очень талантливы, — сказала графиня. — Я в этом не сомневаюсь.

Она повертела в руках рисунок, положила его на место и добавила:

— Знаете, Марго, я пригласила на прием Нейла.

Ну с чего у нее опять заколотилось сердце? Графиня с Нейлом старые друзья. Вполне естественно, что графиня пригласила его на прием в память ее покойного мужа.

— В самом деле? Он приедет?

— Вот этого я не знаю. Нейл так занят… Но я пригласила его приехать на прием и остаться пожить у меня в Дельфьори. Похоже, вы будете рады ему? — спросила графиня самым невинным тоном.

— Конечно! Он ведь юридический консультант моей компании. Если вам действительно нравится этот набросок, — продолжала Марго прерванную тему, — я сделаю его в акварельных красках. Надо же чем-то заняться, пока доставят галльские розы.

Золотистые розы пришли только накануне приема. Все утро Марго провела на острове вместе с садовником, а потом еще помогала ему составлять огромные букеты. А когда они управились, пора было одеваться.

Марго была в волнении и тревоге. Остров с розами выглядел теперь великолепно. Но сейчас ей придется общаться с Карло Монкатто и прочими знаменитостями! При мысли об этом она просто холодела. Прием у графини очень напоминал ей тот вечер в «Холтон-хаузе».

Внезапно звуки и запахи Италии куда-то исчезли, и перед ней как наяву встал тот балкон над Чарльз-ривер. Она услышала звуки танцевальной музыки, увидела звезды, отражающиеся в реке, и почувствовала, что Нейл рядом, так близко, что стоит обернуться, и она окажется в его объятиях…

Марго медленно обернулась — и увидела себя в зеркале над туалетным столиком эпохи Людовика XVI. Она нахмурилась. Что это такое, какая-то перепуганная девчонка! «Прекрати немедленно!» — велела она себе.

И вовсе она не влюблена в этого Нейла Кира. Ну да, конечно, в эти дни она часто о нем думала. Но ведь это потому, что графиня пригласила его на прием! А он не приехал и даже не позвонил. Наверно, и не приедет. А чего еще ждать? Он ведь так занят!

Ну и что, что он ей снится по ночам? У нее очень активное подсознание. Ей еще снилось, как Лорд Нельсон подкрадывается и бросается на Зака; ей снились дедушка с бабушкой; однажды ей даже приснился Фред Тронер. А потом, здесь повсюду розы, а розы напоминают ей о Нейле. Ведь он тогда нарвал этих кремово-белых роз и положил ей на подушку…

Марго встряхнула головой, как бы желая прогнать назойливые и неуместные мысли. И сурово напомнила себе, что во всех этих фантазиях никакого толку. Потому что Нейл — всего лишь юридический советник фирмы «Сандерс энд компани».

Отражение в зеркале выразило сомнение.

— Ну ладно, мы друзья, — сказала себе Марго. — Но не более того.

«Ты мне очень нужна, Марго!»

— Ну да, ведь мы друзья, — упрямо повторила Марго. — Конечно, друзья нужны друг другу. И вообще, чего я здесь торчу? Алисия давно уже ждет меня внизу!

Она сбежала на первый этаж и увидела графиню в обществе высокого, худощавого человека, очень похожего на коршуна. Он встал, приветствуя Марго. Сердце у нее екнуло. Маэстро все-таки приехал!

— Cara, идите сюда! — весело окликнула ее графиня. — Познакомьтесь с моим другом Карло. Я как раз рассказывала ему о вас и ваших идеях.

Маэстро изящно поклонился. Марго с трудом удержалась, чтобы не сделать реверанс.

— Я уже давно восхищаюсь вашими работами, сэр, — сказала она.

Он ответил по-английски, почти без акцента.

— Вы очень любезны. Я тоже восхищаюсь тем, что вы сделали с розами. А ваши наброски просто великолепны.

— Мои наброски?

У Марго перехватило дыхание. Она увидела, что на столе перед ними разложены несколько ее набросков.

— Я нарочно попросила Карло приехать пораньше, — спокойно ответила графиня, — чтобы он мог посмотреть ваши наброски и высказать свое мнение. Он тоже говорит, что у вас талант.

— Мне особенно нравится простота ваших замыслов относительно сада мхов, — серьезно добавил Монкатто. Суровое старческое лицо не смягчилось, но глаза у него оказались удивительно добрые. — В вашем рисунке чувствуется то же спокойствие, какое я видел в саду мхов в Киото. Кто был вашим первым учителем в искусстве садоводства, синьорина?

— Мой дедушка, сэр, — ответила Марго. Монкатто кивнул с одобрением — и после этого было уже совсем нетрудно рассказывать о дедушке Эзе и его работе.

— Значит, ваш дед часто восстанавливал старые сады, сохраняя при этом их первоначальный дух, — Монкатто говорил об Эзе уважительно, как о равном. — Такими мастерами я действительно восхищаюсь.

Монкатто рассказывал Марго и графине о саде, который он создал для своего любимого внука, когда начали прибывать другие гости. Скоро портик наполнился смехом, болтовней и восторженными восклицаниями в адрес каскада роз на острове графа Роберто.

Разговор велся в основном на итальянском, поэтому она отошла в сторонку и принялась наблюдать за гостями. Она и впрямь беседовала с самим Монкатто, ее работа имела успех. Чего же ей еще?

Солнце садилось. Вилла и остров были озарены мягким золотистым светом. Из дома доносились звуки флейты — графиня наняла флейтиста на весь вечер. И нежная мелодия пробудила в Марго какие-то чувства, в которых она не могла и не хотела разобраться. Ей хотелось побыть одной, чтобы вполне насладиться этими мгновениями.

Она сбежала с крыльца в сад и удалилась от толпы гостей. Дорожка, по которой она шла, была обсажена высоким бамбуком — граф привез его из Индокитая, — и узкие листья шелестели на ветру. Этот звук создавал ощущение одиночества, и Марго взгрустнулось — она вспомнила, что сегодня день рождения Роберто.

Что ж, графиня сумела сделать этот день действительно памятным. Уж графиня-то его не забудет. Марго все шла по дорожке — и вышла к беседке под ивами, любимому месту графской четы.

Раздвинув заросли, Марго вошла в беседку и уселась на удобную скамью с подушками. В нескольких футах тихо плескалась вода, воздух был наполнен ароматом роз «контезина». На волнах мерцали блики заходящего солнца, тихо пела какая-то птица.

Может, это дух Роберто Дельфьори ищет свою Алисию… Марго встряхнула головой. Что за дурацкие фантазии! Но ощущение одиночества лишь усилилось.

— Господи, да что это со мной? — произнесла она вслух.

— А что? По-моему, тебе тут очень неплохо.

И, раздвинув зеленую стену зарослей, в беседку проскользнул Нейл. На несколько секунд у Марго отнялся язык от удивления и радости. Потом она воскликнула:

— Нейл! Ты все-таки приехал!

— Я до последней минуты не знал, удастся ли мне выбраться, — объяснил Нейл. Он опустил за собой ветви ивы, шагнул к Марго, взял ее за руки.

— Ты рада?

От его прикосновения на Марго налетел вихрь внезапно пробудившихся воспоминаний.

— Очень!

— Тебе меня не хватало? — На его губах была усмешка, но взгляд — очень серьезный. И Марго поняла, что сейчас решается ее судьба.

Она собрала всю свою решительность и уже хотела было ответить легкомысленной шуточкой, но тут с озера поднялась белая цапля и улетела в гущу деревьев. Небо было расцвечено коралловыми облаками, воздух напоен ароматом роз и призраками старой любви. Как можно было солгать в таком месте?

— Да, мне тебя ужасно не хватало.

Он совсем забыл — она же всегда говорит правду! Нейл затаил дыхание, видя, как закат отражается в ее ясных глазах. Мгновение они смотрели друг на друга. Потом Нейл обнял ее.

Этот поцелуй был подобен землетрясению. Он разметал всякое притворство и пустые слова и достиг чего-то сокровенного, что было запечатлено в ее генах. Марго обняла Нейла, прижавшись к нему теснее.

— Я все время думал о тебе, — прошептал он. — Один раз я едва не поздоровался с какой-то женщиной в такси, потому что принял ее за тебя.

Она тихо рассмеялась — и тут он снова поцеловал ее. Захваченная сумятицей чувств, Марго сразу узнала полузабытый вкус губ Нейла. Ее губы разжались навстречу его поцелую, приветствуя сладостное прикосновение его языка. Язык Нейла коснулся ее нёба, дыхание их смешалось.

Ей казалось, что она все время помнила, как ее тело отзывается на поцелуи Нейла и чувственные прикосновения его рук. Но теперь Марго поняла, что воспоминанию было далеко до реальности. Вновь очутившись в его объятиях, она почувствовала себя так, словно вернулась домой.

У нее подгибались колени, и она еще теснее прижалась к Нейлу, ища поддержки. Губы Нейла коснулись ее шеи, и Марго тихо застонала. Ее грудь, живот и бедра тесно прижались к его телу.

— Я часто по ночам не спал — лежал и думал, как хорошо бы, если бы ты была рядом со мной…

Он шептал это, прижимаясь губами к ее рту. Теплым медом растекались по жилам Марго прикосновения Нейла — он поглаживал ее обнаженные руки, и кожа под его пальцами приобретала особую чувствительность. Потом руки Нейла скользнули вниз, вдоль спины, прошлись по ее бедрам и наверх, по бокам к нежным холмам ее грудей — и снова приподняли ее лицо.

Этот поцелуй воспламенил Марго почти первобытным желанием. Ночь, графиня, все на свете исчезло, растаяло в огне страсти. Казалось, земля и то перестала вращаться, и звезды застыли на месте. Вселенная затаила дыхание. И в тишине Марго снова услышала звуки флейты. Теперь флейтист играл что-то ласковое и печальное. «Любите и будьте счастливы, — говорила музыка, — спешите, ибо жизнь не вечна…»

«Самые душистые розы цветут лишь одно лето — одно короткое лето…» — вспомнились ей слова графини. И тут Нейл сказал:

— Марго, я все тот же, что был в «Холтон-хаузе». Я по-прежнему хочу тебя.

Голос у него был хриплым от волнения. Зачем говорить, что она тоже хочет его, когда это и так ясно? Марго трепетала под ласками Нейла, а мелодия обвивала, окутывала ее.

Интересно, у графини с ее Роберто было так же? Наверно, потому он и выстроил здесь эту беседку — он хотел любить свою Алисию под шелест волн…

Но это все в прошлом. Роберто умер, и его возлюбленная теперь одна — с ней только ее гости, и скоро все они сядут за стол…

Марго подумала об этом случайно — но, раз появившись, эта мысль уже не отпускала ее. Графиня ждет их с Нейлом к ужину.

— Нейл… — шепнула она. — Графиня…

Он сперва не понял, потом испустил глубокий вздох, похожий на стон.

— Ах да, графиня…

В его голосе слышалось сожаление, но руки послушно разжались. Теперь он мягко держал Марго за плечи.

— Здесь, должно быть, особый воздух, — сказал он. — Я вел себя, как какой-нибудь распутный римский патриций.

Она вообще-то не против… Марго почувствовала сожаление. Она положила голову на плечо Нейлу и стала смотреть на воду. Солнце давно уже село, в воде отражались белые звезды. Над зеркальной гладью воды мелькали светляки.

После долгого молчания он спросил:

— Ты долго еще будешь работать здесь?

— Да я уже почти закончила, — ответила Марго. Надо же, ей удалось говорить нормальным голосом! Она почувствовала что-то вроде гордости. — Надо только посмотреть, как приживутся розы, и еще я хотела повидать кое-какие места, прежде чем возвращаться домой. Я собиралась побывать в садах Боболи во Флоренции.

— А на вилле д'Эсте?

— Времени нет, — с сожалением сказала Марго. — У меня самолет через три дня.

— Так ведь ты полетишь из Рима, разве нет?

Марго кивнула.

— Ну вот, утром побываем во Флоренции, а потом поедем в Тиволи.

Марго изумленно уставилась на Нейла. Он ответил ей улыбкой.

— Я бы тоже хотел еще раз побывать на вилле д'Эсте с персональным гидом.

— А я думала, ты прямо отсюда улетишь в Лондон! — воскликнула Марго, не сумев сдержать радостного изумления.

— Вице-президент «Геррис-компани» попросил дать ему время подумать над отдельными пунктами контракта с Приттами, так что встреча, назначенная на этой неделе, не состоится.

Нейл мог бы остаться в Лондоне, но ему хотелось повидать Марго, так что он изменил свое расписание.

— В среду утром мне нужно встретиться с клиентом в Монако, — сказал он, — но прежде чем я уеду, мы будем обедать с неким Козимо Бартоломеи. Это мой старый клиент, я его очень ценю. Мы приглашены к нему во вторник.

— Ты-то ладно, а я ему зачем?

— Он недавно купил виллу д'Ардженто, старинное имение, которое он хочет реставрировать. Когда я сказал ему, что среди моих клиентов есть фитодизайнер, он изъявил желание повидать тебя.

Он крепче обнял Марго и спросил:

— Ну как, мисс Сандерс, согласны ли вы устроить мне экскурсию в рай?

Его слова прозвучали как обещание. Они пробудили образы, от которых сладостно заныло сердце. Но Нейл вернул ее на землю, пояснив:

— Я вычитал в одном путеводителе, что люди эпохи Возрождения называли свои сады «парадизом» — «раем».

Он говорил шутливо, но Марго была уверена, что Нейлу нужна не просто прогулка по садам. И когда она подняла на него глаза, его взгляд заставил ее затаить дыхание.

«А, будь что будет!» — беззаботно подумала Марго.

— Ладно, — сказала она вслух. — Давай побываем в раю вместе.