Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 5

Читать книгу Милее всех роз
2916+1134
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru
Поделиться

5

То был легчайший поцелуй, он длился не дольше мгновения. И в это мгновение Марго узнала о Нейле многое — как он пахнет, какова на ощупь его кожа, каковы на вкус его губы.

Сквозь аромат роз Марго чувствовала тонкий запах его одеколона. Этот запах лишил ее способности рассуждать здраво — здесь не было места логике. Она прикрыла глаза в ожидании нового поцелуя.

Второй поцелуй был уже иным. Он вынес Марго за пределы пространства и времени, привычный мир словно растаял. Они соприкоснулись кончиками языков, дыхание их смешалось — и по телу Марго разлилась горячая волна.

Теперь Марго знала, что в глубине души она весь вечер жаждала именно этого нежного поцелуя. Рассуждать было не о чем — она не могла вырваться из объятий Нейла, как цветы не могут не распуститься по весне.

Нейл почувствовал, как гибкое тело Марго придвинулось ближе, и он прижался щекой к ее шелковистой коже. А губы ее… Он часто представлял себе, каковы они в поцелуе, но действительность превзошла все его ожидания.

Нейл притянул ее ближе, раскрыл губами ее губы, коснулся языком ее нёба. Вкус яблок…

Ее целовали и прежде, но так — еще никогда. Ничто в ее жизни не могло сравниться с наслаждением и дерзкой решительностью этого поцелуя. Его губы и язык играли с нею, призывая к наслаждениям, какие ей и во сне не снились. Нейл вел себя так, словно точно знал, чего хочет, и намеревался добиться своего.

Эта мысль слегка охладила ее. Марго попыталась прогнать ее, но она не уходила. Безмятежное наслаждение покинуло Марго, и она инстинктивно попыталась вернуть его, крепче сжав его в объятиях.

— Марго…

Он прошептал ее имя ей в губы, так что она скорее почувствовала, чем услышала его. Нейл погладил ее по волосам, провел рукой по шее, по груди, вдоль выреза блузки. Когда пальцы Нейла коснулись уголка выреза, Марго вздрогнула.

— Тебе холодно?

Нейл слегка отодвинулся. Глаза его серебрились в сиянии луны, лунный свет подчеркивал его твердые скулы и подбородок.

Ей не было холодно. Казалось, каждая ее жилка наполнена огнем. Марго обняла Нейла за шею и снова приникла к его губам.

Она чувствовала себя так, словно плавает в невесомости. Она уже не знала, где кончается он и начинается она — она вдыхала воздух из его легких, а руки Нейла скользили по ее лицу, по щекам, по шее, по плечам… Вот его пальцы, невероятно чуткие, коснулись ее кистей, поглаживая чувствительные ладони…

В ее жилах словно забурлило горячее вино — Нейл поцеловал ее в шею, потом склонился ниже, прижался губами к вырезу блузки, потом наклонился еще ниже, стал теребить губами соски, скрытые блузкой, — Марго вся затрепетала.

Теперь его губы снова прижались к ее губам, а руки скользнули туда, где только что были губы. Легко-легко, почти не касаясь, спускались они к ее груди. Их языки снова соприкоснулись, и Марго выгнулась в его объятиях, стремясь навстречу его ласкам.

Он провел ладонью по ее груди. Еще… еще раз… Марго тихо застонала. Она жаждала его прикосновений. Она жаждала… его.

Она произнесла это вслух, или это было просто эхо огненного вихря, что бушевал в ней? Марго не знала. Но, так или иначе, Нейл, похоже, услышал ее. Не отрываясь от ее губ, он вытянул край ее блузки из-под джинсов. Он прижимал ее к себе, а руки его медленно двигались вверх, по обнаженной спине.

— Ты такая мягкая, такая сладкая… — шептал он. — Бархат и мед…

Холодные пальцы на разгоряченной коже. Марго содрогалась от желания. Не прерывая поцелуя, Нейл мягко опустил ее на одеяло. Теперь он оставил ее губы и стал целовать тело — Марго почувствовала, как его жесткая щека коснулась ее живота, потом его губы принялись ласкать ее груди, еще скрытые под блузкой. Горячие поцелуи обжигали и дразнили ее обнаженную кожу.

Ее стоны заставили Нейла забыть обо всем на свете. Он умирал от желания сорвать с Марго одежду и овладеть ею — прямо здесь, сейчас, под луной, прячущейся за облаками, любить ее всю ночь, до самого утра…

Утро.

В этом слове было что-то тревожное. А, ерунда! Нейл отмахнулся от этой мысли и снова приник губами к атласной коже Марго. Он будет с ней всю ночь. Всю ночь до утра.

Эта мысль пробудила другую, подавленную было неистовым желанием. Завтра утром что-то должно произойти, смутно вспомнил Нейл. Что-то важное.

Утром он улетает.

Нейл пытался снова забыть об отъезде, но эта мысль неумолимо возвращалась к нему. До Бостона три часа езды. А если он займется любовью с Марго, то отсюда вообще не уедет.

Марго почувствовала, что Нейл отстраняется от нее, и все ее тело возмутилось против этого. Но теперь рассудок и логика вернулись и к ней. Да что она, с ума сошла, что ли?

Из задних окон дома Эмберли это место видно как на ладони. Если кто-нибудь подойдет к окну…

Эта мысль заставила Марго поспешно отодвинуться от Нейла. Она лихорадочно принялась оправлять блузку.

Луна снова кокетливо спряталась за облака, и Марго не видела лица Нейла. Это и к лучшему — у нее самой горели щеки. Заниматься любовью под луной — какое ребячество! С ней такого не бывало с тех пор, как она еще школьницей обнималась с одним парнем на заднем сиденье машины. И вот она была готова повторить эту глупость! Ее тело звенело, как натянутая струна, она все еще жаждала любви Нейла. В темноте, напоенной ароматом роз, слышалось тяжелое дыхание Нейла, выдавая его возбуждение. Надо что-то сказать — что угодно, только бы разрушить эти чары. Но слова не шли на ум.

— Ты как, в порядке? — спросил Нейл. Его голос был таким же отрывистым, как его дыхание. — Если бы не этот чертов самолет! — простонал он.

Марго с усилием сглотнула.

— Да, я знаю. Ничего, все в порядке. Похоже, это правда — все, что рассказывают про розы и луну.

Ее голос слегка дрожал. Она напоминала обиженного ребенка, и Нейлу захотелось снова притянуть ее к себе и расцеловать, чтобы успокоить. В глубине души он проклинал компанию Геррисов и дела, которые заставляли его лететь в Лондон.

Но он не может позволить себе опоздать на самолет. Дело идет о крутой сделке.

Он и не заметил, что произнес последние слова вслух, пока Марго не ответила:

— Ой, неужто уже так поздно?

Она выключила радио, встала на колени и принялась собирать в корзину остатки продуктов.

— Нейл, тебе, наверно, пора.

Она очень старалась говорить весело и уверенно, но голос все равно предательски дрожал. Нейлу вспомнился девиз отца и отца его отца: «Никогда не извиняйся, никогда не объясняйся». Но Марго…

— Честно говоря, я бы предпочел остаться здесь, с тобой, — признался он.

Он действительно думал то, что сказал. От этих слов у Марго снова закружилась голова. Она не ответила — не решилась.

Если он пробудет здесь еще десять минут, то уже никуда не поедет. Нейл прогнал искушение, поднялся на ноги. Марго позавидовала легкости его движений. Сама она сомневалась, что тело будет слушаться ее.

— Мне очень жаль, что приходится уезжать, — добавил Нейл.

«Не уезжай!» — хотела крикнуть она. Но было поздно. Вот он уже наклонился, чтобы помочь ей встать.

Его рука была сильной и нежной. Это напомнило ей ласковые прикосновения его губ, и Марго не удержалась от тяжелого вздоха. В ее жилах еще бурлил огонь желания, и сердце опять заколотилось как бешеное.

— Наверно, эта поездка в Лондон очень важная… — промямлила она.

Он кивнул, все еще держа ее за руку. Лучше говорить о работе. Так проще.

— Еще какая важная! Слияние «Геррис-компани» и «Притт-бразерс» создаст много новых рабочих мест в Англии, в Манчестере, и у нас на северо-востоке.

— Да, это хорошо.

— Вся проблема в том, что Александр Геррис, основатель и президент лондонской фирмы, заболел, и нам приходится иметь дело с его младшим братом, вице-президентом. А он не уверен в себе, и поэтому с ним трудно договориться.

Судя по голосу Нейла, мысленно он был уже далеко отсюда. Он все еще держал Марго за руку, но она уже не чувствовала связи, ощущавшейся между ними несколько мгновений назад. Она мягко отняла у него свою руку, а он, похоже, даже и не заметил.

— Здесь очень нужны новые рабочие места, — сказала Марго. — Надеюсь, сделка окажется успешной.

— Думаю, так оно и будет.

Он взял у нее корзину, и при свете луны Марго увидела, какое решительное у него лицо.

— Я постараюсь позвонить тебе из Лондона, — добавил он, — но, боюсь, времени не будет: заседания могут затянуться, а потом еще разница во времени… Если не дозвонюсь, то заеду — через пару недель, когда вернусь.

— Надеюсь, все будет в порядке, — ответила Марго. — Отцы города вряд ли отступят от своего слова, а соседи теперь прикусили язык. Правда, Эмберли и миссис Шеридан все еще ворчат, но это пустяки.

Нейл не то имел в виду. Ну ничего. Хорошо, что разговор зашел о менее опасных предметах.

Он помог ей отнести в дом остатки еды, предложил помочь в уборке. Но время было позднее, и он явно торопился, так что Марго сказала, что управится одна. Когда Нейл уехал, она отправилась в столовую, снова включила радио и взялась за уборку: сняла со стола размокшую бумажную скатерть, собрала тарелки и серебро и понесла на кухню мыть.

Она никак не могла понять, рада она, что вечер закончился так, или ей, наоборот, обидно. Она не была уверена, чего она хотела. «Беда в том, — подумала Марго, — что у меня накопилась куча вопросов, и ни одного толкового ответа».

Она знала, что произошло бы, если бы Нейлу не нужно было улетать рано утром. Он обнимал ее, а она не противилась. Она не могла устоять перед Нейлом. А если бы это случилось…

По радио пели про «волшебный вечер». Да, вечер был действительно волшебный, и ему следовало бы окончиться иначе. Они ведь взрослые люди, в конце концов! Оба они прекрасно знали, чем это может кончиться. Соединиться с ним — это было бы великолепно! Чудно! Невероятно! Марго вздохнула.

Ну а потом? Потом наступило бы утро.

— Наутро… — задумчиво произнесла Марго, и Леди Гамильтон, которая наконец решилась спуститься вниз, робко потерлась о ее ноги. Марго присела на корточки и погладила кошку за ушами. — Вот вы с Лордом Нельсоном — вы ничуть не похожи, и все-таки вам хорошо вдвоем. Киска, киска, знаешь ли ты, какая ты счастливая?

Марго вспомнила, как пренебрежительно Нейл отозвался о деловых способностях Зака. Беда в том, что Нейл судит о Заке весьма односторонне. Он не видит — а может, не хочет видеть — явления в целом. А Марго видит.

Ну и что, что их с Нейлом тянет друг к другу, как магнитом? Ведь у них совершенно разные взгляды на жизнь! Нет, надо смотреть в лицо фактам. Правильно дедушка говорил: солнцу с тучей не сойтись.

Марго подавила невольный вздох, встала и принялась ставить тарелки в раковину. Хватит предаваться бесполезным мечтам! Поздно, она устала, а завтра у нее полно работы, хоть она, может, и не такая важная, как у Нейла.

Кореопсис, гальярдия, ноготки… Марго бормотала себе под нос названия цветов, вынимая из пикапа очередную коробку с рассадой. Она чувствовала себя полководцем, одержавшим победу, после того как заключила выгодную сделку со старым Тео Ренфру — хозяином питомника на окраине Карлина.

Утром она съездила туда и сообщила, что она — фитодизайнер, недавно приступила к реконструкции Латимер-хауза, который в свое время еще станет местной достопримечательностью, и тогда «Сандерс энд компани», безусловно, получит множество заказов в этой местности.

— Если вы будете продавать мне рассаду по оптовым ценам, я за это обязуюсь обращаться за всем необходимым только к вам, — заключила она.

Тео Ренфру втянул щеки, помолчал.

— Слышал о вас, — сказал он наконец. — Слышал, что вы получили в наследство эту развалюху. Но это не значит, что все так и бросятся к вам с заказами.

Они долго торговались — нельзя не заметить, торговались оба со знанием дела, — но в конце концов Марго настояла на своем. Они сошлись на том, что она устроит перед питомником водоем и сад камней, а за это Ренфру станет продавать ей рассаду по себестоимости.

Марго перетащила последние коробки на дорожку, ведущую к дому, и огляделась. Всю эту неделю она работала как лошадь, и теперь следы ее трудов были уже заметны. Деревья подрезаны, поросль вырублена или выкорчевана, фонтан обновлен и лужайка, окружающая его, заново засеяна травой. Пора засадить цветами клумбы вдоль дорожки, что ведет от ворот к дому.

Нейл будет доволен ею… Нет, к черту Нейла! Главное, что она сама довольна собой!

В последнее время она слишком много думает о нем. А тут еще позвонила Нао и сообщила, что видела в деловом разделе «Бостон Глоб» фотографию Нейла и большую статью о том, какое значение имеет слияние фирм Геррисов и Приттов для промышленности северо-восточного региона.

Марго купила ту газету, прочла статью и долго смотрела на фотографию, стараясь убедить себя, что все это совершенно ее не волнует.

Ее мысли прервал властный голос, окликнувший ее по имени. Марго обернулась и увидела миссис Шеридан, которая решительно направлялась к ней по дорожке. На лице важной дамы застыло выражение недовольства.

Так, это что-то новенькое. С тех пор как отцы города вынесли свой вердикт, миссис Шеридан либо злобно косилась на Марго, либо просто подчеркнуто не замечала ее. Что это ей вдруг понадобилось?

— Мисс Сандерс, я попрошу вас уделить мне несколько минут. — В устах президента Общества женщин города Карлина просьба звучала как приказ. — Пожалуйста, идемте со мной.

Вот зануда! Марго попыталась было возразить:

— Простите, я сейчас занята, — но соседка уже была на полпути к воротам. Марго тихо вздохнула, поставила наземь последнюю коробку и отправилась следом.

Она никогда не видела вблизи усадьбу Шериданов и теперь обнаружила, что сад очень похож на свою хозяйку. Кусты подрезаны безупречно, у газонов такой вид, словно их подстригали маникюрными ножницами. Похоже, кто-то только что обрезал ветки деревьев: у крыльца валялся резак.

Миссис Шеридан сразу взяла быка за рога.

— Меня волнуют вот эти рододендроны. Они набирают бутоны, но не цветут. Я слышала, что вы фитодизайнер, и решила, что вы можете объяснить, в чем тут дело.

Ну да, конечно, миссис Шеридан решила получить бесплатный совет.

— Возможно, они сидят слишком близко к фундаменту, — сказала Марго. — Попробуйте общую подкормку и железистые удобрения. Это должно помочь.

Она повернулась, чтобы уйти, но миссис Шеридан остановила ее.

— И еще — вот этот кизил. Не желает цвести, и все тут!

«Досчитай до десяти», — напомнила себе Марго. Бабушка Бет всегда говорила, что соседи все равно что семья: хочешь жить спокойно — не ссорься с ними.

— Возможно, — сказала она, — надо поменять удобрение. Подкармливайте суперфосфатом в июле и в августе.

— Можно подумать, я этого не знаю! — фыркнула миссис Шеридан. — Я, мисс Сандерс, занимаюсь садоводством уже много лет, так неужели я не знаю, когда какое удобрение надо вносить!

Она помолчала, потом холодно добавила:

— Я очень разочарована. Этот кизил — весьма, весьма ценный экземпляр.

Марго поглядела на высокий кизил, на резак, что валялся у крыльца…

— Что ж, — ответила она, — в таком случае есть только один выход.

И взялась за резак. Миссис Шеридан ошарашенно смотрела, как Марго решительно направилась к дереву.

— Что вы делаете?!

Марго, не отвечая, наметила место на стволе дюймах в двадцати над землей и с размаху рубанула тупой стороной лезвия.

Миссис Шеридан хрипло вскрикнула. Марго рубанула еще.

— Это должно помочь, — жизнерадостно сообщила она. — Иногда дерево нужно хорошенько встряхнуть, и тогда оно вспомнит о своих обязанностях. Дереву это не вредит, скорее наоборот. Отдельным упрямым экземплярам это идет на пользу.

Она дружески улыбнулась остолбеневшей соседке, положила резак на место и отправилась к себе на участок. Ей еще ни разу не бывало так весело с тех пор, как она переехала в Карлин.

Марго рьяно принялась за работу, но через час ей снова помешали — на этот раз Эмма Эмберли.

— А этой чего надо? — проворчала Марго себе под нос, завидев знакомую угловатую фигурку, пробирающуюся сквозь самшитовую изгородь, что разделяла их участки.

Миссис Эмберли была в своем холщовом комбинезоне — словно собралась позировать для «Американ Готик». Худощавое лицо затенено желтым козырьком. Она нахмурилась, критически созерцая клумбы Марго.

— Я так понимаю, вы купили эти цветы у Тео Ренфру, что живет на Хэнлин-стрит? — спросила она.

— У него, — кивнула Марго.

— Должно быть, несусветно дорого! — заметила Эмма Эмберли. — Дерет он безбожно. Я ему уже сказала, что, если он не снизит цены, пусть ищет себе других клиентов. — Она громко фыркнула, потом спросила: — Что вы знаете о растениях, живущих на склонах?

Так. Похоже, сегодня день бесплатных советов.

— Что вы имеете в виду? — осторожно спросила Марго.

— Видите ли, у нас за домом склон. Я хотела устроить там альпинарий, но ничего не выходит. Растения — я сажала недотроги и каладиумы — никак не хотят приживаться. Такой кошмар получился! Ивен уже сердится…

Она помолчала, потом добавила:

— Не найдется ли у вас пары минут? Я хотела бы знать ваше мнение…

И Марго снова пришлось бросить рассаду и тащиться за соседкой к пресловутому Эмберли-хаузу. Когда Марго увидела их сад, она поняла, почему супругов Эмберли так бесило, что мисс Латимер не ухаживает за своим участком.

Усадьба миссис Шеридан была чопорной и какой-то прилизанной. А Эмма Эмберли устроила «белый сад», и смотрелся он чудесно. Искусно подобранные белые розы разных сортов, клумбы белых пионов, которые только-только начинали распускаться, а за ними — маргаритки, астильба и стрелки белых лилий.

— Какая прелесть! — восхитилась Марго.

Эмма только фыркнула. Марго не могла понять: то ли она выражает неодобрение, то ли у нее просто насморк.

— Ну, еще бы! Я чуть ли не целыми днями тут вожусь: пропалываю, подстригаю, поливаю…

Потом она указала рукой:

— Вот он, этот склон.

Позади ухоженного, впечатляющего двухэтажного дома поднимался узкий, довольно крутой склон, и Марго сразу поняла, что имела в виду Эмма Эмберли. Посадки на склоне резко выделялись на фоне пышно цветущего сада.

— Хуже всего, что Ивен был против того, чтобы сажать цветы на этом склоне. И теперь говорит, что поделом мне будет, если весь карлинский клуб садоводов станет надо мной смеяться.

Да, это был достойный вызов! Марго внимательно оглядела склон. Горка была узенькая, но очень крутая, и наполовину находилась в тени. За ней лежала рощица берез и можжевельников, а дальше вздымался величественный силуэт горы Грейлок.

Что бы могло подойти к этому ландшафту? Марго присела, пощупала почву, вскинула голову, прищурилась, разглядывая окрестности. Она вспомнила, как они с Эзом однажды весной гуляли по тенистому склону, усеянному полевыми цветами.

— А как насчет полевых цветов? — спросила она. — Нет ли у вас карандаша и бумаги? Я бы вам нарисовала.

У Эммы нашлось и то, и другое, и Марго быстро набросала то, что задумала.

— Рощу можно использовать как естественную границу, а по склону будет вести тропа, выложенная корой. А здесь и здесь посадите растения — купену, фиалки, водосборы и ирисы — для яркости. Наверное, лучше всего подойдет Iris verna.

Эмма Эмберли слушала очень внимательно.

— А как насчет дикого имбиря для газона?

— Тоже неплохо. Еще подошли бы триллиумы, но с ними надо быть осторожнее — они не любят, когда их пересаживают.

— Замечательно!

Марго удивленно подняла глаза на соседку. Та смотрела на нее с уважением.

— Это же так просто! Как это я сама не догадалась?

Она взяла набросок у Марго.

— Позвоню Тео и спрошу, есть ли у него эти растения и еще кора.

«Ну да, конечно, — грустно подумала Марго, — эти Эмберли могут просто пойти в магазин и заказать все, что надо. Им не надо считать каждый цент».

Она вернулась к себе на участок, к ожидавшей ее рассаде. Она уже заканчивала последнюю клумбу, когда из-за самшитовой изгороди снова появилась Эмма Эмберли.

— Возможно, вам будет интересно узнать, что у Тео есть все, что мне нужно, — сообщила она еще издали. — А еще Тео сказал, что вы с ним заключили соглашение и что вы организовали фитодизайнерскую фирму.

Она остановилась перед Марго.

— У вас много контрактов?

— Нет еще. Я пока что слишком занята своим собственным садом, так что…

— Видите ли, — перебила ее Эмма, — если у вас есть время, я хотела бы нанять вас, чтобы вы помогли мне засадить эту горку. Ивен, этот старый пень, вечно смотрит на мои планы свысока, — добавила она, фыркнув. — Посмотрим, что-то он скажет, когда общество садоводов увидит газон на склоне!

Марго ушам своим не верила. Ведь если миссис Эмберли хочет ее нанять, то… то…

— Кстати, я ведь вам должна за сегодняшнюю консультацию! — Эмма достала из кармана комбинезона чек. — Ста долларов хватит, я думаю?

— Ой, да что вы! — запротестовала было Марго. — Мы ведь соседи!

Худощавое лицо Эммы Эмберли впервые озарилось улыбкой.

— Глупости. Вы — деловая женщина, ваши советы стоят денег. Знаете, Марго, я бы на вашем месте не стала давать бесплатных советов.

Ее улыбка превратилась в усмешку.

— Вы думаете, я не знаю, что Клара Шеридан уже пыталась посмеяться над вами? О, она любит показать себя! Второй такой зануды не найдешь во всей округе. Весь наш женский клуб терпеть ее не может. Здорово вы ее осадили!

Марго условилась с Эммой, что начертит ей план посадок, договорилась насчет оплаты за услуги, а потом, когда Эмма ушла, отнесла чек в дом. Траффи и Леди Гамильтон развалились на кухонном столе — Траффи едва приоткрыл глаза, когда Марго прислонила чек к вазе, уселась и уставилась на него. Ей никогда еще не случалось вот так, за какой-то пустяк, получать целую сотню долларов.

Спина и руки побаливали, но боль смыло нахлынувшей на Марго волной уверенности в себе.

— Эх, заживем! — радостно провозгласила она. Трафальгар сонно мяукнул в ответ. — Наконец-то госпожа Удача улыбнулась нам, котик! «Сандерс энд компани» ждут великие дела! Надо сейчас же позвонить Заку.

Госпожа Удача продолжала улыбаться Марго. Через два дня, когда Марго выбирала в лавке Ренфру растения для сада Эммы Эмберли, ее окликнул низкий голос:

— Мисс Сандерс, вы не очень заняты?

Нейл! Марго показалось, будто земля разверзлась у нее под ногами и она летит в глубокую пропасть. Она задыхалась, ей не хватало воздуха. Но, когда она наконец взяла себя в руки и обернулась, это оказался вовсе не Нейл, а какой-то мужчина средних лет в аккуратном твидовом костюме.

— Я мистер Портфекс, — представился он. — Я видел ваш набросок альпийской горки, что вы сделали для миссис Эмберли. Действительно впечатляет. Я хотел бы устроить в своем пруду фонтан с лилиями. Вы занимаетесь такими вещами?

Марго договорилась встретиться с ним завтра утром и поехала обратно к Эмме, где Зак с помощником устилали тропинку корой.

— И это еще не все, — взахлеб рассказывала Марго. — Пока я была у Ренфру, пришла еще одна женщина, которая хочет устроить сад камней. Я так чувствую, что скоро «Сандерс энд компани» завалят работой по уши. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. И она оказалась права. Через несколько дней Зак с помощниками устанавливал фонтан в пруду мистера Портфекса, а Марго тем временем заключила подряд на устройство сада камней. К концу недели она заключила еще две сделки: одну с почтенным пенсионером, давно мечтающим завести себе сад для бабочек — у него уже был куст, который привлекал бабочек — «черный рыцарь», а вторую — с женщиной по имени Сита Парсад: ей нужен был «уголок для медитаций».

— Я думаю, дело пойдет, — говорила Марго Заку однажды вечером, когда они сидели у нее на кухне после длинного рабочего дня. — Наверно, придется нанять еще рабочих. И еще надо найти прораба, чтобы он смотрел за работами, когда ты будешь в Бостоне.

— Ты зна-аешь, Марго, найти хороших работников не так-то просто, — задумчиво протянул Зак, теребя усы. — И вообще, по-моему, мы чересчур разогнались. Мы теперь как большая рыба в маленьком пруду. Похоже, работы у нас действительно будет по горло, так что я предлагаю впредь быть поразборчивей и не хвататься за все, что подвернется.

Он помолчал, чтобы дать Марго время обдумать эту мысль, потом добавил:

— И, знаешь, я бы не стал заключать контракты еще и в Бостоне. Терпеть не могу разбрасываться!

— Нет, я пока что не стала бы отказываться ни от какой работы, — возразила Марго. — Мы еще не встали на ноги даже здесь, в Карлине. А Карлин — город маленький. Можно поискать клиентов и в Бостоне, если только найти хорошего прораба…

Тут ее прервали: в дверь что-то грохнуло. Марго распахнула дверь, и в комнату ввалился Лорд Нельсон. Хвост у кота распушился так, что казался раза в три больше обычного. Ухо разорвано и окровавлено, глаза опухли…

— Кошма-ар! — воскликнул Зак. — Этот котяра с горным котом сцепился, не иначе!

— Похоже, так оно и есть… — начала было Марго, но ее снова прервали, на этот раз жутким мяуканьем: в кухню вошла Леди Гамильтон и, узрев плачевное состояние своего супруга, взвыла от ужаса.

— А ну, тихо! — приказала Марго кошке. — Не вой. Позабочусь я о твоем красавце.

Она направилась к Лорду Нельсону, но тот удрал в гостиную, забрался под дровяной ящик и угрожающе шипел оттуда. Леди Гамильтон бродила рядом с ящиком, виляя хвостом и печально мяукая. Марго встала на четвереньки и попыталась выманить Лорда Нельсона.

— Киса, кисонька, иди сюда, мой хороший. Я тебе ушко промою. Иди сюда, киса…

Тут из-под дровяного ящика словно жало вылетела лапа Лорда Нельсона с растопыренными когтями — кот попытался вцепиться ей в руку. Стоящий рядом Зак присвистнул.

— Ну, гад! — заметил он. — Будь это мой кот, я бы его утопил, ей-богу! Тебе помочь?

— Не надо, управлюсь. Тебе еще ехать домой.

Марго проводила Зака, потом вернулась к ящику, встала на колени и снова принялась выманивать кота.

— Наверное, не обойтись без ветеринара. Нельсон, Нельсон, выходи! Хороший, хороший котик!

Лорд Нельсон снова попытался достать ее когтистой лапой. Марго чертыхнулась, сунула руку под ящик, ухватила кота за шкирку и выволокла наружу.

— Ты, тупое животное! — сказала она ему. — Я ж тебе собираюсь помочь! Ты что, хочешь сдохнуть от заражения крови?

Лорд Нельсон шипел, как кипящий чайник, но в конце концов сдался и сник, глядя на Марго бирюзовым глазом.

— Вот так-то лучше, — перевела дух Марго. — Не бойся, я тебе ничего не сделаю. Просто отвезу тебя к ветеринару.

Зазвонил телефон, но Марго было не до него. Включился автоответчик.

— Вы звоните в «Сандерс энд компани», фитодизайнерскую фирму. Мы занимаемся обслуживанием частных владений, оформлением парков и скверов как в Беркширах, так и во всем районе Бостона. Пожалуйста, назовите свое имя и свой номер телефона — мы перезвоним вам в ближайшее время.

— Привет, Марго! — произнес голос Нейла.

Марго уронила Лорда Нельсона — тот тотчас же снова забился под ящик — и бросилась к телефону.

— Ты где? — крикнула она в трубку.

— Я в Париже! — ответил Нейл. — Давно собирался тебе позвонить, да все времени не было. Как дела у вас в Карлине?

— Великолепно! Я посадила кое-какие цветы — сад теперь просто не узнать. А ты как? Ты был очень занят, если верить газетам. В «Глоб» два раза писали о слиянии фирм Приттов и Геррисов, и еще какой-то экономист из Гарварда рассказывал об этом в «Новостях».

Нейл, очевидно, воспринимал весь этот шум как должное. — Знаешь, я решил устроить себе несколько выходных, когда вернусь в Бостон. Я буду на той неделе. Я хотел бы заехать к тебе… Господи, что это?

Это была Леди Гамильтон — она неслышно подошла сзади и теперь терзала барабанные перепонки загробным завыванием. Марго объяснила, в чем дело, потом сообщила:

— У «Сандерс энд компани» тоже все в ажуре. Нас с Заком завалили заказами.

— Уже? Рад за тебя.

Марго подробно пересказала детали контрактов, Нейл выслушал, потом спросил:

— А как Зак? Не жалуется?

Марго вспомнила сегодняшний разговор насчет рыбы в пруду.

— Нет, все в порядке. Мы как раз обсуждали, не стоит ли нанять субподрядчиков.

— Это было бы разумно. Я же говорил, что у тебя есть перспективы. Ты далеко пойдешь, Марго!

Лорд Нельсон медленно выползал из-под ящика. Марго поморщилась при виде его уха.

— Этот старый черт полез в драку, и ему, видать, всыпали по первое число.

— А ты видела, что стало с другим котом? — хмыкнул Нейл. Потом без всякого перехода сказал: — Я хотел бы повидать тебя.

Только что они спокойно беседовали о делах, а теперь… У Марго пересохло во рту.

А ведь они всего лишь говорят по телефону. Она здесь, а он в Париже, на другом конце света! Что ж будет, когда они увидятся?

Нет, пора, пора взять себя в руки!

— Я тоже буду рада видеть тебя, — сказала она самым задушевным тоном. — Ты очень нужен нашей фирме.

Повесив трубку, Марго глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Не помогло. Нет, Нейл нужен не только фирме. Он куда больше нужен ей самой — Марго чувствовала, что ей ужасно его не хватает. Она как наяву ощущала запах его одеколона, видела холодное сияние луны… Стоит закрыть глаза — и она почувствует теплоту объятий Нейла и вкус его губ.

Вся беда в том, что разыгралась ее богатая фантазия. Нечего витать в облаках — пора стоять на земле обеими ногами. Марго обшарила полочки аптечки, что висела в ванной, нашла йод. Ничего не изменилось. Связь между Марго Сандерс, начинающим фитодизайнером, и Нейлом Киром, адвокатом, занимающимся важными международными сделками, была бы, мягко говоря, неравной. Если продолжить сравнение Зака, Нейл — огромная акула, уверенно плавающая в открытом море, а она — рыбешка, бултыхающаяся в тихой заводи.

Марго вздохнула — почти с сожалением. Нейл очень сексапилен и привлекателен, и именно благодаря этому в будущем следует ограничить все отношения с ним исключительно деловыми связями.

Разыскивая Лорда Нельсона, Марго говорила себе, что если девиз Нейла — успех, то ей стоит начать с мудрого изречения дедушки Эза: «Не лезь в сомнительные дела».