Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 4

Читать книгу Милее всех роз
2916+1144
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru

4

— Невероятно, — сказала Марго, спускаясь вместе с Нейлом с крыльца городского управления. — В самом деле, не могу поверить! Неужели все эти люди в самом деле рады мне?

В своих летних брюках из небеленого льна и шелковой блузке цвета слоновой кости Марго выглядела очень серьезной, очень деловой и была чудо как хороша. Весенний ветерок растрепал ей волосы, и Нейл поймал себя на желании пропустить меж пальцев эти шелковистые кудри.

А вслух он сказал:

— Знаешь, отцы города не так тупы, как тебе кажется. Они все поймут, надо просто хорошенько объяснить.

— Но объяснить им мог только ты!

Нейл изложил свои доводы с такой силой, убедительностью, проявил такую компетентность и сделал все это в такой вежливой форме, что городское управление сдалось без единого выстрела. Разумеется, с важными клиентами, чьи интересы совпадали с его собственными, он действовал иначе, но, глядя на него, Марго думала, что Нейл всегда добивается своего.

«Если я чего-то хочу, я борюсь за это». Марго прогнала эту мысль. Сейчас есть вещи поважнее.

— Интересно, сколько у меня времени на самом деле? — спросила она. — Они ничего не сказали… «В ближайшем будущем» — срок весьма неопределенный.

— Я нарочно не стал уточнять. Можешь работать столько времени, сколько понадобится. — Нейл бросил свой портфель на заднее сиденье своего «БМВ» последней модели. — Я же сказал: я о тебе позабочусь.

— Ну да, ты человек слова! — Марго вдруг усмехнулась. — Слушай, а знаешь, чего мне хочется? Прокатиться на полной скорости, громко сигналя и крича, как ездят у нас в Западной Виргинии.

— Ну, давай прокатимся! Расшевелим этих сонных янки!

Марго посмотрела в ту же сторону, куда глядел Нейл, и увидела, что на крыльцо поднимается миссис Шеридан. Президентша карлинского Общества женщин была, как всегда, безупречно одета и безукоризненно причесана. Она смерила Марго уничтожающим взглядом. Искушение было непреодолимое.

— Гип-гип, ура-а! — завопила Марго. — Да здравствует наша компания!

Нейл подхватил ее вопль. Миссис Шеридан наморщила свой аристократический носик, трепеща от ярости, и поспешно скрылась за дверью.

— Это надо отметить! — воскликнула Марго. — Кутим всю ночь напролет!

— Да?

Взгляд его серых глаз застал Марго врасплох.

— Я хочу сказать, позову Наоми, Зака, и устроим вечеринку, — поспешно пояснила она.

Ну да, а ты что думал? Нейл поспешно взял себя в руки.

— Хорошая идея! — искренне сказал он. — Им небось не терпится узнать, как все было.

— Сейчас позвоню обоим и прикину, когда мы все сможем собраться вместе. И приготовлю праздничный ужин. Хотя, — задумчиво добавила Марго, — сажать эту парочку за один стол — дело рискованное. Они ведь даже не сходятся в своих кулинарных пристрастиях.

Нейл усмехнулся.

— Нет, правда! Зак — вегетарианец. А Наоми любит бифштексы с кровью. Однажды Зак сказал, что те, кто ест мясо, засоряют свой организм. А Наоми ответила, что, если бы ей было положено питаться травой, она родилась бы с коровьим желудком.

— Два сапога пара, — ответил Нейл, открывая дверцу машины. И коснулся руки Марго. Словно провел ладонью по шелку, нагретому солнцем.

— А когда состоится вечеринка?

— Зависит от твоего расписания на эту неделю. — Марго заставила себя забыть о его прикосновении, и весело добавила: — Ты ведь небось опять улетаешь в какие-нибудь дальние края? Чего бы я ни дала, чтобы побывать там!

В понедельник Нейл улетал в Лондон. Вооружившись этой информацией, Марго стала звонить друзьям, но назначить день, удобный для всех, оказалось труднее, чем она думала. У Наоми мать ложится в больницу, а у Зака срочная работа и освободится он не раньше среды, а когда она еще раз позвонила Нейлу, выяснилось, что планы у него переменились.

— Я лечу в Лондон в пятницу утром, в семь тридцать, — сообщил он.

И ему, разумеется, совсем неохота тратить накануне шесть часов на дорогу в Карлин и обратно. «Ну да, это же его работа — летать по всему миру, так что нечего обижаться», — сказала себе Марго.

— Ничего страшного, Нейл, — сказала она. — Устроим празднество, когда ты вернешься.

Из Лондона он летит в Монако — у него там встреча с титулованным клиентом, а потом еще в Париж. А в четверг у него встреча в четыре, а потом еще деловой ужин со своими партнерами. Благоразумнее было бы отказаться от приглашения, но Нейлу ужасно не хотелось вешать трубку.

— Зачем откладывать? — возразил он. — Я успею в четверг. Мне охота полюбоваться, как Наоми с Заком будут донимать друг друга.

Составить меню ужина для троих друзей было делом нелегким. Наконец Марго остановилась на суфле со спаржей, паштете, а к этому — пять сортов сыра, домашний итальянский поджаристый хлеб и весенний салат.

В четверг она большую часть дня провела на кухне. Она еще не успела распаковать столовое белье, но у нее нашлась славная бумажная скатерть. Марго накрыла стол на четверых — поставила свой лучший фарфор и бабушкины серебряные подсвечники. Бабушка Бет подарила их ей, когда она уезжала из Тейлора.

Марго вставляла в подсвечники двадцатидюймовые свечи, когда зазвонил телефон.

— Привет, Марго, — сказал Зак. — Извини, боюсь, я сегодня не приеду. Мне пришлось выставить водопроводчика, которого я нанял для этого заказа.

Голос у него был мрачный.

— А что случилось? — спросила Марго.

— Парень делал все тяп-ляп — абы как, лишь бы с плеч долой. Сто раз ему говорил, а он все за свое. Ну, я его и выпер.

Знакомая история. Зак во всем стремился к совершенству и требовал от своих людей безупречной работы. У него были высокие запросы, и он не терпел, когда его рабочие и подрядчики до них не дотягивали.

Марго хотела сказать, что надо быть поснисходительнее, но вовремя прикусила язык: Зак советов не слушает. А он все так же угрюмо продолжал:

— Так что придется подыскать кого-то другого, а то запоздаем с работой. А на это понадобится время. Надеюсь, ты не очень рассердишься?

Она заверила Зака, что все понимает и ничуть не сердится. Когда она повесила трубку, в открытое окно впрыгнул Траффи и принялся обнюхивать суфле. Марго взяла котенка на руки.

— А я, котик, как раз тебя искала. Сейчас приедет Наоми, так что тебя придется запереть наверху.

Траффи сделал обиженную мордочку, как будто понял ее слова.

— Ничего, переживешь! Тебя там ждут твои консервы, игрушки — не соскучишься. Ты самый избалованный котенок на свете, и сам это прекрасно знаешь.

Но оказалось, что Наоми тоже не приедет. Она позвонила чуть позднее и сказала, что допоздна задержится на работе.

— Шеф свалился с желудочным гриппом, и мне приходится самой разбираться с одной из его бумаг. Бумага очень важная, так что, сама понимаешь, я не могу отказаться. Ты не обидишься, если я не приеду?

— Конечно, нет… — вздохнула Марго. — Зак тоже не может.

— Ничего себе! — весело ахнула Наоми. — Так ты, значит, проведешь вечер вдвоем с Нейлом?

Марго не обратила внимания на многозначительный тон подруги.

— Сейчас позвоню ему в машину и отменю приглашение. Он завтра рано утром улетает в Европу, так что он, наверно, будет рад.

— Да? Ты уверена? Ты что думаешь, ему так нужна эта твоя «Сандерс энд компани»? У него и важных клиентов достаточно! Нет, Марго, серьезно! Такой интересный мужчина. Ты, может, не замечаешь, но он прекрасно сложен и чудо как хорош собой. И богат к тому же, имей в виду, Марджери-Энн! Не говоря уже о том, что он попал в колею, с которой так просто не свернешь.

— Слушай, тебе не надоело? — простонала Марго. — И вообще, до свиданья. Мне еще надо позвонить Нейлу.

— Не дури, Марго! Лучше побрызгайся духами. Да, и надень что-нибудь другое вместо этих твоих джинсов и линялой рубахи. Ты не забыла поставить на стол свечи и запастись вином?

— Наоми, прекрати! — возмутилась Марго. — У нас с тобой разные взгляды на жизнь…

— Какие еще разные взгляды? — фыркнула Наоми. — Жизнь у всех одна, Марго, и жить надо весело!

Она причмокнула губами и повесила трубку. Марго сердито уставилась на телефон, потом рассмеялась. Наоми права в одном: Нейл Кир со своей колеи не свернет. А вот насчет всего остального…

Нейл заключил с ней соглашение, потому что считает, что у нее большие перспективы. Она благодарна ему за доверие. Но думать, что во всем этом есть что-то еще — пустые фантазии. Их взгляды — их миры бесконечно далеки друг от друга. Нейл скоро улетит в Лондон, в Монако, в Париж, а она, Марго, останется дома.

Дома… Марго огляделась и почувствовала прилив гордости. Наверху еще почти ничего не сделали, но на первом этаже уже вполне можно было жить.

Она счистила краску с деревянных панелей в гостиной. Дубовые полы починили и натерли воском. Камин, отчищенный от сажи, оказался из хорошего мрамора. Стены в столовой были оклеены новыми обоями, и бабушкины подсвечники горделиво возвышались на опрятном столе, а вокруг стола стояли стулья, которые Марго терла и щеткой, и наждаком, и замшей, и теперь они сияли, как темный шелк.

Дом был мечтой, которая становится реальностью. Это была ее мечта, ее, а не Нейла, и не чья-то еще. И Марго почему-то была уверена, что мисс Латимер это тоже понравилось бы.

Марго решительно подавила всякое сожаление и набрала номер машины Нейла, чтобы сообщить, что вечеринка откладывается.

Нейла в машине не было. В его конторе в Бостоне — тоже. Что же делать? Марго подумала и оставила на столе два прибора — на всякий случай. Суфле, еще не испеченное, она поставила на стойку, а паштет поставила в холодильник. Его и завтра можно съесть, в случае чего. Потом переоделась в чистые джинсы и в простую хлопчатобумажную блузку янтарного цвета.

— О'кей, — сказала она своему отражению в зеркале, — вот мы и готовы к вечеринке — если она, конечно, состоится.

Нейл опоздал почти на час. Марго уже совсем решила, что он не приедет, когда он вдруг появился на пороге. На нем был деловой костюм с галстуком, а в руке — бутылка бургундского.

— Я хотел позвонить, предупредить, что задержусь, — виновато сказал он, — но у меня что-то случилось с телефоном.

Он втянул в себя воздух.

— Мм, как вкусно пахнет!

— Надеюсь, — сказала Марго. Что бы она ни говорила Наоми, сейчас она никак не могла перестать улыбаться.

«Ее улыбка похожа на весенний рассвет», — подумал Нейл. Когда деловая встреча затянулась дольше намеченного, Нейл решил было, что к Марго он сегодня не попадет. В контракте Геррисов и Приттов в последний момент обнаружились какие-то мелкие неувязки, и пришлось приводить все это в порядок. И все же ему не хотелось звонить в Карлин и говорить, что ужин отменяется.

Марго была такая соблазнительная, такая свежая! Узкие джинсы обтягивали стройные ноги и пышные бедра, а простая блузка подчеркивала округлую линию груди и гибкую талию. Волосы блестят, щеки горят. Она действительно была очень рада ему.

Нейла охватило возбуждение… но он вовремя вспомнил, что они с Марго должны быть не одни.

— А где все? — спросил он.

Марго объяснила.

— Так что нас всего двое — не считая кошек. Вернее, одного кота. Леди Гамильтон прячется наверху. Она такая трусиха — без Лорда Нельсона даже вниз спускаться боится, а этот старый мошенник где-то бродит. А вот Траффи уже тут: путается под ногами и примеривается к суфле.

Трафальгар появился из соседней комнаты и принялся мурлыкать и тереться о ноги Нейла.

— Ну что, хочешь посмотреть, что я успела за эту неделю? — спросила Марго. — Или сперва выпьем? Суфле я сунула в печку совсем недавно. Ему час нужен, чтобы подняться.

— Ну, давай поглядим.

Нейл прошел в столовую и огляделся.

— Ого! Ну ты и потрудилась!

Он пошел по комнатам. Марго следовала за ним, радуясь его удивлению и восхищению.

— После того как мы отчистили стены, наклеить обои было совсем нетрудно, — говорила она. — А как тебе пол? Я его сегодня утром натерла.

Она наклонилась и провела рукой по блестящим доскам. У Нейла это движение вызвало новый порыв желания. «Да, — подумал он, — здесь не только суфле поднимется, но и кое-что еще».

— Может, пойдем выпьем? — сказал он вслух.

В доме было пиво и еще вино, которое он привез. Нейл выбрал пиво и присел на один из старых мягких стульев.

— Для мая здесь довольно холодно, — заметила Марго. — Похоже, эти старые дома очень плохо прогреваются.

Лучшее тепло — это тепло ее тела… Нейл встряхнулся и постарался отвлечься от этой скользкой темы. «У нас дружеская вечеринка, а не свидание», — напомнил он себе.

— А куда делись наши вечные спорщики? — спросил он. — Что у них случилось?

— Работа. Нао надо срочно разобраться с клиентом ее шефа, а Зак расплевался с одним из своих рабочих. Тот не соответствовал его запросам — а запросы у него ого-го, сам знаешь. Зак большой идеалист.

— Возможно, ему следовало бы быть более гибким, — заметил Нейл. — Он парень неплохой, но, насколько я мог видеть, пока мы тут вместе работали, он хочет, чтобы все было так, как он говорит. Он хороший бизнесмен?

— Не думаю. Один раз он попросил меня помочь ему разобраться со счетами. В каком состоянии была его конторская книга — это просто ужас! По-моему, он свои счета проверяет не чаще чем раз в месяц — и то не очень внимательно.

— А бухгалтер у него есть?

Марго покачала головой.

— Был, но уволился. Зак заподозрил, что тот провернул какую-то махинацию, и сказал, что не хочет держать у себя жулика.

Нейл пожал плечами.

— Странно, что он вообще занялся бизнесом.

— Понимаешь, Зак очень много всего умеет, и все, что умеет, делает хорошо. Он может строить изгороди, мостить дворики, возводить стены. Опять же плотник он хороший. Если он за что взялся — значит, сделает, и сделает хорошо.

Глаза Марго вспыхнули энтузиазмом.

— Вот однажды один клиент потребовал, чтобы ему устроили водоем, выложенный разноцветным мрамором. Так Зак этот мрамор по всей стране разыскивал! А зато какой водоем вышел — загляденье! Он не просто ремесленник. Он понимает идеи других людей и может вносить свое…

Такая преданность — это замечательно, но Нейл все же не был согласен с мнением Марго о Заке. Он, конечно, ничего не знает о садах и дизайне, так что не ему судить о том, какой из Аллоуэя работник. Но он успел убедиться, что Зак не из тех людей, которые способны скорректировать свои планы или маневрировать в соответствии с обстоятельствами. А его резкое, бескомпромиссное поведение вряд ли привлекает клиентов.

— А что Зак будет делать в «Сандерс энд компани»? — спросил он.

— Он будет моим помощником и станет получать долю в доходах фирмы. К сожалению, его секретаршу пришлось уволить — с деньгами сейчас туго.

Марго увидела в глазах Нейла сомнение и поспешно добавила, словно в оправдание:

— Нейл, Зак хороший фитодизайнер, и он мой друг.

Ему пришла на ум старая поговорка: «Дружба дружбой, а служба службой».

— Он ведь был твоим шефом, — сказал Нейл. — Как он относится к тому, что теперь он должен работать на тебя?

Марго уже обсуждала этот вопрос с Заком.

— О, это как раз не проблема! Мы уважаем и любим друг друга. Мы с Заком, конечно, во многом расходимся, но в главном мы согласны.

Нейл кивнул.

— А как насчет общения с людьми? Ты ведь сама говорила, что у него непомерно высокие запросы.

— Да, конечно, Зак бывает неуступчив, но, в сущности, он очень мягкий человек. Люди, которые хорошо с ним знакомы, знают, что в глубине души он добряк.

Она не ответила на его вопрос.

— С тех пор как я заключил договор с «Сандерс энд компани», — настойчиво продолжал Нейл, — я успел проверить, как обстоят дела у фитодизайнерских фирм. И, надо тебе сказать, мне не очень нравится то, что я узнал. Все местные фирмы, занимающиеся этим бизнесом, с годами растут и расширяются, а дело Аллоуэя хиреет.

Марго смутилась. Ну да, если судить по результатам, Зак и в самом деле ничего не достиг за все эти годы.

С точки зрения Нейла, Зак настоящий неудачник. Когда Марго поняла это, она сочла необходимым заступиться за Зака:

— Понимаешь, Нейл, все люди очень разные. Вот ты и Зак… Нельзя сказать, кто из вас хуже, кто лучше, как нельзя сравнивать яблоки и помидоры.

Нейл вопросительно вскинул брови, и Марго поспешила объяснить:

— Ты ведь сам говорил, что твоя цель — выиграть, победить. Для тебя важнее всего успех.

— А Аллоуэй что, не верит в успех?

— Понимаешь, для него важнее всего работа. Ну, как это объяснить… — Марго пожалела, что не умеет выражать свои чувства так же доходчиво, как Нейл. — Зак может… нет, не просто может — Заку необходимо создавать красоту. Он настоящий художник, только у него вместо холста и кисти — камни, цветы и деревья. Он бы и сам стал фитодизайнером, только не вышло — у него не было денег на учебу.

Она остановилась, ожидая его реакции, но он молчал, а по лицу она ничего понять не могла.

— Понимаешь, для него важно помогать другим создавать прекрасные сады и ландшафты. А то, что ему за это еще и деньги платят, — это дело второстепенное. Он не дурак, честное слово! А что до общения с людьми… Понимаешь, он требует всего лишь честности и искренности. Я его понимаю. Я сама такая. Потому я и думаю, что мы хорошо сработаемся.

У Нейла за плечами было много лет деловых переговоров, поэтому он понял, что дальше спорить нет смысла. Он достал из кармана конверт и сказал:

— Не хочешь ли взглянуть на карточки? Я захватил те фотографии, что снял на вилле д'Эсте.

Марго тут же забыла о Заке. Она села на пол, скрестив ноги, и разложила перед собой фотографии.

Нейл присел рядом, объясняя, что она видит на фотографиях. Поначалу Марго болезненно чувствовала, что он рядом, но потом так увлеклась, что уже не замечала его, поглощенная видами фонтанов и величественных деревьев.

— Вот эти кипарисы посадил кардинал д'Эсте лет триста тому назад, — говорила Марго словно сама с собой. — Красота какая, просто невероятно! Какие чистые формы!

По мнению Нейла, Марго была красивее любых кипарисов, но вот в чистоте своих помыслов он очень сомневался. Она была так близко, что при каждом ее движении Нейла окутывали новые волны ее аромата — от Марго пахло цветами…

— Я хотел принести тебе цветы, — сказал Нейл, — но так опаздывал, что не заехал в магазин…

Марго так увлеклась фотографиями, что даже не услышала его.

— Ой, а вот палаццо! — продолжала она. — Знаешь, у дедушки Эза была книга — «Сады Возрождения», и я до сих пор наизусть помню весь раздел о вилле д'Эсте. А вот главная лестница, — Марго указала на следующую фотографию. — Она ведет от палаццо к фонтану Драконов. Раньше вода вырывалась из него с таким грохотом, что казалось, будто палят из пушек.

Марго переменила позу, и они коснулись друг друга плечами. Ее шелковистые волосы скользнули по его щеке. Нейл с силой сжал в кулаке банку из-под пива.

Так, либо он сейчас обнимет ее, либо с этим пора кончать.

— Кардинал любил устраивать всякие шуточки с водой, — сказал он. — Там по всему парку скрыта куча «сюрпризов». Фонтаны внезапно включаются и неожиданно поливают тебя душем. Я сам пару раз попался.

— Ну да, тогда любили такие розыгрыши.

Марго вдруг представилось, как Нейл неожиданно попадает под холодный серебристый душ. Черные волосы отброшены назад, мокрая одежда липнет к телу, подчеркивая мощную мускулатуру.

А теперь это тело совсем рядом… Заглядевшись на фотографии, она не обратила внимания на то, что сидит плечом к плечу с Нейлом и их колени соприкасаются. Марго подняла глаза и увидела, что Нейл смотрит не на фотографии.

Он смотрел на нее. Так смотрел… Она уже видела это выражение в его дымчато-серых глазах. Внутри у нее все замерло.

И тут зазвенел сигнал плиты. Прямо как церковный колокол! Но подняться на ноги оказалось очень трудно. Только на кухне Марго смогла наконец соображать трезво.

Сердце колотилось так, словно хотело выскочить из груди — будто милю пробежала. А как руки дрожат — это просто недопустимо! Марго вспомнила, что она говорила Наоми. Да, конечно, рядом с Нейлом на нее накатывает горячая волна и голова кружится… Но это не имеет никакого отношения к реальной жизни! «Мы из разных миров!» — сурово напомнила она себе.

— Пора подавать на стол суфле! — крикнула она. — Нейл! Не зажжешь ли свечи? И разлей вино по бокалам! Это блюдо надо скорее съесть, а не то осядет!

— Будет сделано!

Надо взять себя в руки, а не то он начнет вести себя, как сексуально озабоченный подросток. Нейл посмотрел на часы. Поужинаем, выпьем кофе, и надо сматываться. Может, он еще успеет просмотреть бумаги Геррисов.

Раздался грохот.

— О Боже! — отчаянно вскрикнула Марго.

— В чем дело? Что случилось?

Нейл бросился на кухню и увидел, что дверца духовки слетела с петель и валяется на полу.

— Я ее открыла, а она оторвалась, и вот! Прямо из рук вывалилась!

— Выключи духовку!

Он взял прихватку, подцепил горячую дверцу и понес на улицу. Дверь, как всегда, открываться не желала. Марго пришлось поспешить ему на помощь.

— А как там суфле?

— Знаешь, как ни странно, еще не осело.

Она тяжело дышала, руки у нее тряслись. Нейл видел, что она с трудом сдерживается.

Он обнял ее за плечи, чтобы успокоить.

— Все в порядке, Марго, — сказал он. — Ничего страшного. Плита такая старая, даже странно, что она до сих пор жива. Тебе все равно рано или поздно пришлось бы покупать новую.

Марго с ужасом глядела на плиту без дверцы. Интересно, на какие деньги она купит себе новую? Потом она отмахнулась от этих мыслей, взяла суфле и понесла его в столовую.

— Эта штука уже оседает! Надо ее быстренько съесть, а не то…

Марго застыла в дверях столовой, так что Нейл наткнулся на нее. К потолку метнулось пламя, и Трафальгар, перепуганно мяукнув, спрыгнул со стола и метнулся наверх.

— О Господи! — вскрикнула Марго. — Проклятый кот опрокинул свечку!

Нейл увидел, что от упавшей свечи вспыхнула бумажная скатерть. Он оттолкнул Марго в сторону и бросился к столу, лихорадочно ища, чем бы потушить огонь. Ничего подходящего рядом не оказалось. Пришлось сорвать пиджак. Пока он сбивал пламя, опрокинул бокал с недопитым вином. Огонь зашипел и потух.

Марго с ужасом взирала на разоренный стол. Хлеб намок, тарелки, салат и белая скатерть залиты кроваво-красным вином, вино течет и капает на пол. Потом она перевела взгляд со стола на суфле, которое медленно опадало у нее в руках, и поняла, что вот-вот разревется. Но потом взяло верх чувство юмора.

Похоже, она сейчас расплачется… Нейл испуганно посмотрел на Марго, но тут она расхохоталась.

— Надо было приготовить копченого цыпленка!

— Или вишневый крем, — с невозмутимым видом подхватил Нейл.

Марго уронила погибшее суфле на стол и сама рухнула на стул. Нейл оперся на спинку соседнего стула, и оба зашлись хохотом.

— Ой, какая у тебя была физиономия…

— А как ты лупил по столу своим пиджаком!

Оба так смеялись, что Трафальгар, который вернулся на место преступления и укрылся за ящиком для дров, выглянул и недоуменно уставился на них своими бирюзовыми глазами.

— Ладно, малыш, вылезай! — позвала его Марго. — Не буду я тебя ругать. Нейл, ты уж извини. Ужин, как видишь, не удался. Ой, а как твой пиджак?

На спине пиджака оказалось огромное обугленное пятно.

— Нейл, я ужасно извиняюсь, — простонала Марго. — Ты не беспокойся, я починю!

— Даже не думай! Я всем буду хвастаться, как я геройски тушил пожар.

Он бросил обгоревший пиджак на спинку стула и добавил:

— Слушай, я тебе помогу убрать, но только потом. По-моему, сейчас нам обоим надо выпить. Поехали-ка в какой-нибудь здешний ресторан.

Марго вытерла глаза — она аж прослезилась от смеха.

— Знаешь, у меня есть идея получше. Суфле, правда, накрылось и паштет замерз, но я тут испекла два каравая, и у нас есть еще пиво, сыр и фрукты. Давай устроим пикник, а?

— Это посреди ночи-то?

Судя по тому, как Нейл на нее уставился, он явно решил, что Марго свихнулась.

— Да какая ночь? Полвосьмого всего, а на дворе полная луна!

— Что-то я не заметил…

Но Марго уже схватила с холодильника большую корзину и постелила на дно чистую салфетку.

— Держи хлеб!

Нейл покачал головой и взял каравай.

— И что мне с ним делать?

— Положи в корзинку, что же еще! Так, вот бананы, яблоки, мандарины… Виноград любишь?

— Люблю, конечно… Слушай, Марго, сейчас ведь еще только май. А здесь, в Беркширах, по-настоящему тепло становится только к августу.

— А это чипсы, — продолжала Марго, не обращая внимания на его возражения. — А где майонез? Майонеза нет… Ну ничего, обойдемся! Так, сыр… Черт! Сыр заплесневел!

Нейл заглянул через плечо, посмотрел на сомнительный сыр.

— Похоже на ту штуку, из которой делают пенициллин.

Марго махнула рукой, срезала плесень и сунула сыр в корзину.

— И еще надо взять…

Марго резко повернулась и наткнулась на Нейла. Она осеклась. Она оказалась так близко к нему, что ее мягкая грудь прижалась к его крепкому, мускулистому телу. Она отступила назад — поспешно и все же недостаточно быстро, вдруг почувствовав себя ужасно беззащитной.

А ее собственное тело оказалось предательски покорным. По жилкам растекалось тепло, и сердце снова колотилось как бешеное.

— Так, что нам еще нужно? — с трудом выговорила она.

Нейл-то прекрасно знал, что нужно ему. У него все тело ныло — так он хотел Марго.

Он напрягся, чтобы стряхнуть с себя наваждение. Даже если он пойдет на случайную связь — а с ним такого не бывало с тех пор, как он кончил колледж, — уж сейчас-то точно не время. Плита с отвалившейся дверцей, остатки суфле, Траффи трется о ноги, прося прощения… Уж сейчас точно не время и не место для романтических отношений.

— Да, салфетки! — сказала Марго. Она была близка к отчаянию, сердясь одновременно на себя и на него.

— Салфетки — и еще соль. Надо непременно взять соль!

Вроде бы где-то в Средней Азии существует обычай есть хлеб и соль с врагом в знак примирения. Только беда в том, что злейший враг Марго — это она сама…

— Пойду принесу одеяло, чтобы было на чем сидеть.

С этими словами она выскочила из кухни. Нейл сурово поглядел на Траффи.

— Видишь, что ты устроил?

Котенок зажмурился и снова потерся о его ногу.

— Думаешь, раз ты такой красавец, тебе все можно? Не обольщайся! Из кошек делают шапки и за меньшие проделки!

Тут вернулась Марго с одеялом.

— Готов?

— Готов. Жду приказов. А приемник зачем?

— Музыку слушать, зачем же еще? Какой же пикник без музыки?

Марго очень гордилась тем, что все смогла предусмотреть.

— Не беспокойся, не в первый раз! Мои бабушка с дедушкой…

— Уж конечно, они круглый год устраивали пикники и в мае танцевали при луне!

И Нейл покорно взял корзину и последовал за Марго — та сбежала по ступенькам, споткнулась о дверцу от духовки и едва не упала.

— Осторожнее. А нельзя ли спросить, куда мы, собственно, направляемся? Тьма кромешная, ни зги не видать…

И тут, словно опровергая его слова, облака разошлись, и показалась полная луна. Вокруг сразу все переменилось. Сад, залитый лунным светом, сделался каким-то волшебным местом.

— Я же тебе говорила, что сегодня полнолуние! — прошептала Марго. — Чудно, правда?

«Чудно — не то слово!» — подумал Нейл. Земля словно светилась, листва на кустах мерцала. Темнота скрывала плачевный вид фонтана, и казалось, что он вот-вот оживет и выпустит вверх струю воды. Даже клумбы, на которых еще не было цветов, казалось, сулили будущую красоту.

Марго направилась к солнечным часам.

— Знаешь, это мое любимое место. Смотри — розы цветут!

Прохладная майская ночь была напоена ароматом цветов. Нейл зацепился рукавом за шипы, поспешно выпутался и бросился помогать Марго стелить одеяло и распаковывать корзину.

— Да, здесь хорошо! — согласился он.

— Не хватает только хорошей музыки!

Марго включила радио, нашла канал ретро, и над садом поплыла песня «Битлз».

— Вот. Теперь все как на настоящем пикнике.

Она достала хлеб, сыр, фрукты. Нейл открыл банки с пивом.

— Ты была права, — признался он. — Пикник — это славная идея. Ну, за Латимер-хауз!

Они чокнулись банками, хлебнули пива, а потом накинулись на еду. Нейл только теперь понял, как он голоден.

— Это от свежего воздуха, — объяснила Марго. — Я на пикниках всегда ела в три горла. Дедушкин дом стоит на невысоком холме, а внизу — долина, заросшая соснами и рододендронами, и в эту пору наш холм весь в цвету. Дедушка Эз говорит, природа — это картинная галерея для бедных.

Она говорила задумчиво и немного печально.

— А почему ты уехала из Западной Виргинии? — с любопытством спросил Нейл.

— Ты имеешь в виду, не скучаю ли я по бабушке с дедушкой? Скучаю, конечно. Они меня воспитали. Это моя семья, единственные близкие мне люди.

Марго обняла колени и откинулась назад, глядя на луну.

— Понимаешь, я хотела учиться на дизайнера и поступила в Род-Айлендскую школу дизайна. И мне хотелось работать в Новой Англии. Тут какая-то особая атмосфера, которая меня вдохновляет.

Запах роз окутывал их благоуханным облаком.

— Хорошо, что мисс Латимер посадила так много роз, — продолжала Марго. — Когда я слышу этот запах, мне кажется, что я снова дома, в Западной Виргинии.

— Со мной бывает то же, когда я слышу запах моря, — признался Нейл.

— Ты вырос на побережье?

— Нет. Но дедушка Кир летом возил меня в Гарвич, к морю.

Нейл слегка улыбнулся, вспоминая детство.

— Я целыми днями лазил по скалам на берегу. Помню, соседские мальчишки вечно дрались из-за этих валунов, пока я не положил конец этой междуусобице.

— Это как это? — Марго была заинтригована.

— Мне пришло в голову подписать соглашение, где говорилось бы, какие скалы чьи. Дедушка помог мне составить договор. Он, конечно, посмеялся, но был очень доволен мной.

— Еще бы! — сказала Марго. — Ты работал головой, а не кулаками.

— Не в этом дело. Драк я не боялся. Просто, понимаешь, там была одна скала, я ее очень любил и хотел, чтобы она была моя.

Марго не стала спрашивать, получил ли он ту скалу, — она и так знала, что получил.

— Значит, ты выиграл ту береговую войну?

Нейл кивнул, хотел что-то ответить, но когда он посмотрел на Марго, то сразу же забыл, что собирался сказать. Сейчас он мог думать только о том, как прекрасна Марго в лунном свете.

Радио играло теперь сентиментальную мелодию, и это усиливало волшебную атмосферу, окружавшую их. Надо было сделать что-то — что угодно — чтобы разрушить чары, которые плели вокруг розы, музыка и лунный свет.

Нейл откинулся назад, аромат цветов окутал его. Он сорвал ближайшую розу, потянулся и сунул цветок за ухо Марго.

— Зачем? — удивилась она.

— Я ведь не привез тебе цветов, — сказал Нейл.

Голос у него был какой-то странный. Марго заглянула ему в лицо — и у нее перехватило дыхание.

«Держи себя в руках!» — напомнила она себе.

— А насчет здешней погоды ты прав, — сказала она вслух. — По-моему, пора сворачиваться. Тем более тебе еще ехать в Бостон.

— Да, пора, — ответил Нейл.

Но оба не двинулись с места. Луна скрылась за облаком, и их окутала душистая тьма. И в темноте Марго почувствовала, как рука Нейла легко коснулась ее щеки.

Это была последняя капля. Она потянулась к Нейлу и подняла лицо навстречу его губам.