Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 3

Читать книгу Милее всех роз
2916+1135
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru
Поделиться

3

Удивилась ли она? Не то слово! В первый момент Марго просто не могла произнести ни звука. Она решила, что у нее галлюцинация. Но Нейл Кир не был похож на галлюцинацию. Он стоял перед ней в своих джинсах, фланелевой рубашке и рыбацком свитере, и растворяться явно не собирался. Когда Марго наконец перевела дыхание, она ощутила в воздухе тонкий аромат его одеколона.

— Н-нейл…

Она еще раз глубоко вздохнула и наконец сумела унять дрожь в голосе.

— Вот это сюрприз!

— Извините, я не позвонил, прежде чем ехать сюда, — смущенно произнес он. — Я пытался дозвониться до вас сразу же, как вернулся из Лондона, но вас было очень трудно найти.

— Да, я знаю. Извините. Не стоило давать вам телефон Зака.

— У нас состоялась весьма занятная беседа, прежде чем он бросил трубку.

Марго поежилась.

— Слава Богу, в следующий раз я имел дело с его секретаршей, и она сообщила мне, что вы получили наследство и уехали в Карлин. Ну а после этого разыскать вас было — пара пустяков. Особенно для опытного детектива.

Нейл закрыл за собой дверь, подошел и пожал ей руку. Когда его крепкая прохладная рука стиснула ее пальцы, Марго почувствовала, что ее организм реагирует на его прикосновение точно так же, как в первый раз. Она тотчас забыла обо всех сегодняшних неприятностях.

— Вы извините, что я доставила столько хлопот, — сказала она. — Но все же какой вы молодец, что меня нашли!

Он позвонил Марго в основном потому, что обещал, но, когда Зак отшил его, найти Марго стало для Нейла делом чести. И теперь, увидев ее веселое, открытое лицо, он понял, что старался не зря. В глубине души он очень хотел снова увидеть эту девушку.

Он думал, что хорошо помнит Марго, но сейчас понял, что портрету, который хранился в его памяти, было далеко до оригинала. Он почти забыл, что у Марго светло-карие глаза, которые становятся почти янтарными, когда она улыбается, почти забыл эту нежную линию губ. Даже листва и травинки, запутавшиеся в волосах, почему-то были ей к лицу.

И какой теплой казалась ее искренняя улыбка после череды непроницаемых, как маски, лиц, прошедших перед ним во время переговоров с представителями «Геррис-компани» в Лондоне.

— Мне действительно хотелось повидать вас, — сказал он Марго.

Он сказал это так убедительно, что Марго стало жарко, а его выразительный взгляд довершил остальное. Щекам стало горячо, и Марго с ужасом подумала, что она, должно быть, в самом деле покраснела.

Господи, она ведь простая девчонка из местечка Тейлор в Западной Виргинии. Не слишком ли много всего сразу на ее бедную голову? Марго постаралась не думать о его последних словах и вернулась к единственной подходящей теме, которую он затронул.

— Когда, вы сказали, вы вернулись из Лондона?

— В прошлую пятницу. А до того я был в Риме — и в Тиволи побывал.

Ее глаза расширились.

— Вы что, в самом деле были на вилле д'Эсте?

— В последний день. Вы были правы: место действительно дивное. Я сделал несколько фотографий — скоро они будут готовы.

Марго не успела ответить — дверь с силой толкнули, и в кухню ввалилась Наоми.

— Зак едет на свалку. Последний рейс, — объявила она. — Я говорю, ему стоило бы вывалить все это хозяйство на пороге городского управления — пусть эти ослы…

Тут она осеклась и уставилась на Нейла.

— Ой, извините. Мы с Заком были на заднем дворе, грузили мусор, чтобы везти его на свалку. Мы думали, что этот «БМВ» — кого-нибудь из этих проклятых соседей. Марго представила их друг другу, и, поскольку Наоми молчала как рыба — впервые в жизни, — добавила:

— Наоми помогает мне разбирать двор. С тех пор как мы с вами встретились в первый раз, мне некоторым образом улыбнулась Госпожа Удача.

— Ну да. Я уже слышал эту хорошую новость от секретарши Аллоуэя. А что это за история с городским управлением? Какие-то проблемы?

— Да! — тут же выпалила Наоми.

— Нет! — Марго нахмурилась в сторону подруги. — Ничего. Мелкие неурядицы с местными бюрократами.

— Может, я могу помочь? — предложил Нейл. — Я как раз специалист по борьбе с бюрократами.

Наоми отчаянно жестикулировала, стоя за спиной у Нейла. Но Марго, не обращая на это внимания, ответила:

— Да нет, спасибо, я управлюсь сама. Расскажите лучше о вилле д'Эсте.

— Я вам все расскажу, но потом. А сейчас, я вижу, вы заняты.

Мимо окна прошел Зак с тачкой, полной мусора.

— Похоже, вам нужна помощь.

— Еще как! — воскликнула Наоми. — Видите ли…

— Тебя зовет Зак, — перебила ее Марго. Наоми не двинулась с места. — Нао, помоги ему! — настаивала Марго. — Я сейчас вернусь, Нейл. Не уходите, пожалуйста.

Марго вытащила Наоми наружу. Очутившись за дверью, Наоми взорвалась:

— Ну ты что, совсем того? У тебя проблемы по части законов, лучший адвокат во всем Массачусетсе спрашивает, не нужна ли тебе помощь, а ты молчишь!

— Нао, — сказала Марго, — я ведь уже объясняла. И если ты скажешь Нейлу хоть слово насчет всей этой истории с землемерной комиссией, я с тобой больше не разговариваю.

И уже мягче добавила:

— Нао, пожалуйста, сделай, как я прошу.

Наоми покачала головой в полном разочаровании.

— Я тебя не понимаю, — сказала она. — Черт возьми, он же помочь тебе хочет! Ну почему ты не попросишь у него совета?

— Только если смогу заплатить за его услуги.

Да, конечно, со стороны это выглядит так, словно она просто упрямится. С точки зрения Наоми, она ведет себя как последняя дура. Но Наоми — человек прагматичный, она считает, что надо пользоваться всякой возможностью, чтобы пробиться, а Марго воспитывали бабушка с дедушкой, и они привили ей иные принципы. Надо много работать, быть прямой и честной, верной своим друзьям — и не пытаться «использовать» людей.

— Обещай, что не скажешь Нейлу, — умоляюще сказала Марго. Наоми кивнула с недовольным видом. Марго порывисто обняла подругу.

— Спасибо. Довольно того, что я отнимаю у тебя с Заком все выходные. Не хочу я впутывать в это еще и Нейла.

— По-моему, он уже впутался, — Наоми кивнула куда-то назад. Марго обернулась и увидела, что Нейл тоже вышел на улицу и волочит по дорожке пару мешков с мусором.

— Что вы делаете? — воскликнула Марго, бросившись к нему.

— Да вот, готовлю очередную партию груза для вашего друга с пикапом.

Он поставил бочонок со строительным мусором рядом с мешками.

— Мы тут с ним прикинули, что он успеет сделать еще один рейс, прежде чем свалка закроется, если я тут все приготовлю к его возвращению.

У Марго упало сердце. Зак наверняка рассказал Нейлу о неприятностях с городским управлением. Наконец она решилась спросить:

— Он вам ничего не говорил?

— Сказал, что сейчас вернется.

Нейл взял ящик, наполненный бутылками и банками, и легко понес его к общей куче.

— Не надо, Нейл, — запротестовала Марго. — Идемте в дом, я сварю вам кофе.

Нейл покачал головой.

— Я ничего не имею против такой работы. Я в последнее время совершенно лишен физических нагрузок.

— Что, вы не можете найти себе других физических нагрузок?

Глядя на нее, Нейл подумал, что он бы очень не отказался от кое-каких физических нагрузок, о которых вслух говорить не принято. Он торопливо прогнал неподобающую мысль и протянул руку к тому же самому мешку, за который взялась Марго. Их руки встретились, пальцы сплелись. От прикосновения ее теплой, шелковистой кожи у Нейла по жилам прошла жаркая волна, словно от рюмки крепкого виски.

Почему он так смотрит? Марго оглянулась, ища Нао, но ее подруга подчеркнуто удалилась в другой конец сада. Тогда Марго торопливо добавила:

— Вы, кажется, говорили, что сады — это не ваше дело. А это ведь еще даже не сад.

Это уж точно. Когда секретарша Аллоуэя сообщила ему, что Марго получила в наследство усадьбу в Карлине, но там требуется приложить руки, он решил, что Марго подрезает кусты или засаживает рассадой цветник. Он немного знал этот респектабельный город и представлял себе усадьбу Марго несколько иначе.

А настоящему Латимер-хаузу было до воображаемого, как земле до неба. Не усадьба, а стихийное бедствие. Нейл осматривался и удивлялся, как это бывшим хозяевам удалось так запустить дом, и соседей при этом не хватил удар.

— Прямо смотреть страшно, да?

Марго смотрела на него своими честными глазами, и Нейл почувствовал, что солгать невозможно.

— Да, — ответил он. — Небось ваши соседи уже подали жалобу в земельную комиссию, чтобы она заставила вас привести дом в порядок.

— У Зака язык без костей!

— Да он мне ничего не говорил. Я и сам вижу. Это же очевидно. — Нейл потащил к куче очередной мешок с листьями. — Может, сообщите подробности?

Марго сдалась.

— Мне дали только месяц сроку, — призналась она. — Но, может быть, если я немного расчищу все это безобразие, они дадут мне отсрочку, как вы думаете?

— Я хотел бы посмотреть на письмо, которое они вам прислали, если вы, конечно, не возражаете.

В его спокойном голосе слышался неподдельный интерес. Было бы просто невежливо отнекиваться. Марго повела Нейла в дом. Котенок, дремавший на плоском сером камне, поднял голову и проводил их сонным взглядом.

— Это кто? — поинтересовался Нейл.

— Трафальгар, — ответила Марго.

— Стало быть, это сын той кошки на подоконнике, сиамки, которую вы подобрали? Ее ведь зовут Леди Гамильтон? А Лорд Нельсон тоже здесь?

Марго удивилась, как он все помнит. Впрочем, Нейл Кир вообще человек из ряда вон выходящий.

— Конечно. Бродит по саду, точит когти.

Она толкнула дверь кухни. Дверь опять заело.

— Ах, чтоб ей сгореть! — досадливо сказала она.

Марго была так близко, что Нейл вдруг ощутил, как его окутало облако легкого цветочного аромата. И осознал, что все это время думал о Марго Сандерс куда чаще, чем ему казалось. Цветы в приемной Герриса, цветочница у Кингз-Кросс, ослепительный солнечный день в Риме — все напоминало ему о Марго.

Неудивительно, что он взял на себя труд разыскать ее. Он бы ее и под землей нашел. Нейл с некоторым усилием пришел в себя и обнаружил, что Марго все еще пытается открыть дверь.

— Дайте-ка мне, — сказал он и, уже входя в кухню, добавил: — И где же это письмо?

На письме уютно разлеглась Леди Гамильтон. Марго вытянула из-под нее документ и, ни слова не говоря, протянула его Нейлу. Когда он взял письмо, их руки снова соприкоснулись, и Марго снова испытала приятное ощущение.

«Хватит, что ли!» — Ну, что скажете? — спросила она вслух, постаравшись, чтобы это вышло как можно суше.

— Во всем этом больше шума, чем настоящего дела, — ответил Нейл. — Сомневаюсь, что они дадут ход этому делу, если вы сумеете доказать, что вы делаете все возможное, чтобы расчистить участок. А вы делаете. Так что властям придется удовлетвориться этим…

— Но? Я чувствую, что здесь есть какое-то «но».

— Увы, да. Возможно, соседи все равно будут донимать вас. Власти скорее всего не захотят выселить вас по суду, но соседи могут устроить вам тут веселую жизнь. Тут написано, что они хотели купить у вас усадьбу. Сколько они предлагали?

— Сто шестьдесят пять тысяч, и ни центом больше.

— По здешним ценам это очень мало.

— Я знаю. Да это и неважно. По условиям завещания я не могу продать этот дом. Я должна обеспечить жилье кошкам, а Лорд Нельсон вряд ли сможет жить в другом месте.

Она взяла у него письмо и сказала:

— Спасибо за совет, Нейл. В понедельник пойду в городское управление и покажу там планы переделки усадьбы. Быть может, я сумею убедить их, что это будет такой дом, который не испортит своим видом улиц Карлина.

Несмотря на все тревоги и заботы, Марго была полна энтузиазма и решимости. «Да, спорить с ней трудно, — подумал Нейл, — но, к несчастью, провинциального бюрократа убедить не проще, чем дубовую колоду».

— Нельзя ли взглянуть на ваши планы? — поинтересовался он.

— Конечно, можно! Подождите минутку. Присядьте здесь.

Марго исчезла в соседней комнате и тут же вернулась с набросками и чертежами, которые и разложила на столе перед Нейлом.

— Вот несколько рисунков усадьбы с разных сторон, — объясняла она. — Это ворота, дорожка и западный фасад дома. Вот это восточный фасад, а это северный.

Яркие рисунки были исполнены фантазии. Нейл посмотрел на них, потом поднял голову и окинул взглядом суровую реальность за окном. Он ничего не сказал, но Марго заметила недоверчивое выражение у него на лице.

— Дайте я объясню все по порядку, — сказала она. — Начнем с северного фасада. Вот тут, у дома, цветущие яблони, клены и голубые ели будут оживлять вид с весны до глубокой осени.

— А это что такое?

— Я решила оставить старую садовую стену и собираюсь посадить вдоль нее невысокие кустарники — в основном зеленые и серебристые. Я хочу, чтобы ничто не отвлекало внимания от вида на горы.

Марго склонилась над плечом Нейла, ее шелковистые волосы касались его щеки. Нейлу пришлось напрячься, чтобы сосредоточиться. Она стояла совсем рядом, от нее пахло солнцем и цветами, и этот аромат буквально опьянял его. Когда он переменил положение, нежная грудь на какую-то долю секунды коснулась его спины.

«Ты ведешь себя словно подросток!» — одернул себя Нейл. А вслух спросил:

— А это что? Неужто те останки фонтана, что торчат с восточной стороны?

— Таким он будет, когда его приведут в порядок. Восточная часть сада больше всего запущена. Я решила устроить там сад камней. Там целые тонны валунов, так что с камнями проблем не будет. Посажу артемисии, веронику и астильбу, и получится очень уютный, интимный уголок.

Марго осеклась, внезапно осознав, что она почти прижалась к Нейлу. Ничего себе! Что он подумает о ней?

— А как вы это сделаете? — спросил он.

— Надо его отделить от остального сада.

Марго потянулась за третьим наброском и заодно отодвинулась подальше.

— Вот западный фасад. Дорожку, ведущую к дому, обсадим многолетними и однолетними травами и цветами. А вот розы. Вы, наверно, обратили внимание, когда шли сюда.

Это те тощие запущенные кустики? Ну да, он обратил внимание. И теперь недоверчиво рассматривал на рисунке пышные заросли роз с солнечными часами посередине.

— Мы с Заком уже обсуждали этот проект и решили, что на это понадобится не один год. Но это как раз хорошо. Фитодизайнеру редко дают столько времени, сколько надо. Я хочу знать, как будет выглядеть мой сад во все сезоны, чтобы его красота была естественной.

Она разгорячилась, и ее карие глаза теперь сияли теплым янтарем, и щеки разрумянились. Марго верила в себя и в свой сад, и, похоже, эта ее вера передалась и Нейлу: теперь он тоже был согласен, что у Латимер-хауза большое будущее. Он еще раз просмотрел наброски и заметил, что, хотя он абсолютно ничего не смыслил в садах, все-таки чувствовал в замыслах Марго некую целостную картину.

— Это великолепно! — сказал он.

Марго ощутила, что он действительно так думает, и воспрянула духом. Раз она убедила Нейла, наверно, ей повезет и с отцами города.

— Такая усадьба будет предметом зависти для всех соседей, — продолжал Нейл. — Я знаю, как заставить их прикусить язык.

Марго вздохнула, но покачала головой.

— Не надо, Нейл. Я не прошу вашей помощи. Я никогда не сумею оплатить ваши услуги, а мне неохота начинать жизнь в Карлине с того, что я залезу в долги.

Ну и чудачка! Большинство людей, которых знал Нейл, с радостью воспользовались бы случаем получить у него бесплатный совет.

— Что ж, вы правы, — сказал он, не подавая виду, как он удивлен. — Возможно, и не сумеете. Но я не предлагаю вам бесплатных советов. Помните, я говорил вам, что если соберусь разбить сад, то обращусь только к вам?

Он хочет предложить сделку?

— А вам что, нужен сад? — недоверчиво спросила Марго.

Он откинулся на спинку стула и посмотрел на нее снизу вверх. Она стояла очень прямо, держа руки за спиной, расправив плечи. Ее губы были плотно сжаты, и все же в глазах была видна печаль и озабоченность. Нейлу понадобилась вся его рассудительность, чтобы побороть нелепое желание обнять ее и сказать, чтобы она не волновалась, что все устроится и наладится.

— По-моему, вам стоит создать свою фирму, — сказал Нейл. Марго изумленно уставилась на него. Он пояснил: — Сейчас самое время. Я посоветовал бы вам прямо сейчас создать фирму «Сандерс энд компани», и пусть преобразования, которые вы сделаете в своем саду, послужат вам рекламой.

Идея заманчивая. Но Марго поспешно напомнила себе, что теперь у нее нет времени заниматься чем-то другим, помимо собственного сада. Куда уж там заводить предприятие!

Но, когда она сказала это Нейлу, он только махнул рукой.

— Поначалу у вас все равно будет мало клиентов. Но если «Сандерс энд компани» удастся восстановить усадьбу Латимер-хауз, это произведет огромное впечатление. — Он одобрительно постучал по столу, где лежали наброски. — Ваша работа будет говорить сама за себя.

Слово «работа» вернуло Марго к действительности.

— Ой, сейчас Зак вернется! — воскликнула она. — Спасибо вам за совет, Нейл, и за доверие тоже. Наверно, когда-нибудь я так и сделаю.

— «Когда-нибудь» не пойдет. Это надо сделать сегодня. — Нейл встал. — Это ваш шанс, Марго.

Марго нахмурилась. Нейл говорил так, словно все нынешние проблемы остались позади и беда может обернуться победой. И разве не мечтала она завести свою собственную фирму и разбивать сады небывалой красоты?

— Вы понимаете меня, Марго? — спросил Нейл, мягко, но настойчиво.

Он не касался ее, но Марго все равно ощущала его близость. Словно ее фантазии и идея Нейла соприкоснулись, и эта связь была прочнее любого физического контакта.

«Сандерс энд компани», — мысленно произнесла она. — «Это звучит.» Потом взглянула на рисунки на столе.

— Вы действительно верите, что мне это удастся? — тихо спросила она.

— Верю! Причем настолько, что предлагаю свои услуги в качестве юридического консультанта вашей фирмы. В обмен на долю в будущих прибылях. Естественно, соглашение мы подпишем прямо сейчас. А в свидетели позовем ваших друзей.

Марго поддалась его убедительности и позволила себе предаться мечтам. Вот супруги Эмберли изумленно качают головами, глядя на обновленный Латимер-хауз. Вот они с Заком сидят в конторе, а телефон надрывается от звонков клиентов, которым требуются услуги «Сандерс энд компани».

— Но ничего этого не будет, если вы позволите отцам города взять над вами верх, — напомнил ей Нейл.

Марго ничего не ответила, но по ее мечтательному взгляду Нейл понял, что она готова согласиться. Ее губы приоткрылись, словно она уже предвкушала будущий успех.

Эти губы… Они словно звали его. Желание обнять ее и притянуть к себе стало почти непреодолимым.

— Так что вы думаете о моем предложении? — поспешно спросил он. — По рукам?

Его низкий, проникновенный голос вернул Марго к реальности. Да, то, о чем говорит Нейл, действительно возможно воплотить в жизнь. Но сперва надо отделаться от землемерной комиссии! И поговорить с Заком — согласится ли он работать на нее, вместо того чтобы она, Марго, работала на него?

— Да, — сказала Марго. И твердо добавила: — По рукам. Но, когда «Сандерс энд компани» встанет на ноги, первое, что я сделаю, — это расплачусь с вами за ваши услуги.

— Я надеюсь, — заверил он, не отводя взгляда от ее губ.

Зак задержался на лестнице, сдвинул бейсболку на затылок и окинул потолок испытующим взором.

— Неплохо, — признался он. — Совсем даже неплохо, Кир, — для плотника-любителя, разумеется.

Он сказал это ворчливо, как всегда, но в его голосе слышалось одобрение, и Марго на миг отвлеклась от своего занятия — она смачивала водой стены в гостиной.

— Это высокая похвала, — объяснила она Нейлу.

— Ты хочешь сказать, так держать, и однажды достигнешь успеха? — сухо поинтересовался он.

Не секрет, что Зак разрывался надвое. С одной стороны, он был благодарен Нейлу за то, что тот помогает Марго. С другой стороны — не мог преодолеть врожденного недоверия к людям, чьи доходы измеряются шестизначными числами. Это было ясно с того часа, когда его попросили засвидетельствовать договор между новоиспеченным президентом «Сандерс энд компани» и юридическим консультантом фирмы. Наоми подписала бумагу с радостью, а Зак только что не обнюхивал контракт — все искал тайные ловушки и подвохи.

— Потерпи немного, — посоветовала Марго. — Вчера Зак дошел до того, что признал, что это очень благородно с твоей стороны — помогать нам по выходным. А еще он сказал, что если ты бросишь свое ремесло адвоката, из тебя выйдет неплохой ученик маляра или плотника.

— Или неплохой курьер, да? Но все равно, я польщен.

Нейл смотрел, как Марго сдирает со стен размоченные обои — нелегкая работенка, надо заметить. С волосами, зачесанными назад и завязанными в хвостики, она была похожа на маленькую девочку. Нос у нее был испачкан пылью, на ухе присохло пятнышко краски. Он ни разу не видел ее такой счастливой и довольной, даже тогда, в парке.

— Я где-то читал, что обои надо отмачивать горячей водой, — заметил он.

— Только не здесь! — Марго отодрала длинную полосу бумаги. — Ну что за клей! Не поможешь отскрести?

Нейл спустился со стремянки и взял щетку. В окна хлестнуло дождем. На той неделе у него было немного свободного времени, и он вызвался помочь Марго. Зак тоже часто приезжал сюда после обеда, и даже Наоми в пятницу ушла с работы, чтобы помочь убирать двор.

Они рассчитывали поработать во дворе в выходные, но суббота выдалась дождливая, и пришлось заняться домом. Наоми из-за своей аллергии наотрез отказывалась заходить в дом и потому сегодня осталась в Бостоне, в той квартире, где они раньше жили вместе с Марго, но Зак приехал, и теперь Нейлу было слышно, как он что-то приколачивает на втором этаже, фальшиво насвистывая себе под нос.

— По крайней мере сегодня ему не с кем грызться, — заметил он. — Интересно, Зак с Наоми хоть изредка, хоть в чем-нибудь бывают согласны?

— Эти двое? Ни в чем и никогда, — ответила Марго. — Зак — убежденный демократ. Наоми — стойкая республиканка. Она покупает мебель в рассрочку и верит в акции крупных компаний — они платят ей солидные дивиденды. Ей нравится ее новая «тойота», ей нравится проводить отпуск на модном курорте. А у Зака ни один доллар не задерживается: он все до цента отдает на какую-то благотворительность. Когда он говорит: «Черное», она отвечает: «Нет, белое!» У них обо всем разное мнение.

Нейл начал скрести стену, и Марго залюбовалась его уверенными движениями. Его старые, истрепанные джинсы облегали тело, словно вторая кожа, четко обрисовывая узкие бедра и крепкие ляжки. Заляпанная краской рубашка не скрывала игры мускулов на руках и плечах. На голове у него была бумажная треуголка, из-под которой выбивались черные вьющиеся волосы.

Она заставила себя сосредоточиться на том, что он говорил — что-то насчет того, что противоположности часто сходятся.

— Не всегда, — рассудительно заметила она. — Вот мои покойные родители, они тоже ни в чем не соглашались. Что один любил, то другой ненавидел, и так во всем. Они никогда не ссорились так, как Зак с Нао, но я помню, как они подолгу молчали. Это было такое тягостное, холодное молчание. Вот они-то уж точно не подходили друг другу.

Марго помолчала, потом мрачно добавила:

— Они погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было девять лет, но мне кажется, что, останься они живы, они бы развелись.

Нейл сочувственно посмотрел на нее.

— И когда твои родители погибли, ты поселилась у бабушки с дедушкой?

Марго кивнула.

— А они тоже были противоположностями?

— Ну, что ты! Они любили друг друга с детства и всю жизнь прожили вместе.

Лицо Марго озарилось теплой улыбкой.

— Знаешь, а ведь если подумать, у Зака с Нао очень много общего. Хотя бы то, что оба они из бедных семей. Нао приходилось ходить в обносках своей двоюродной сестры, а Зак был младшим из семерых детей. Он мне говорил, что у него никогда не было своей комнаты — он спал в прихожей на раскладушке.

— Да?

Он произнес это таким тоном, что Марго вдруг почувствовала, что Нейл ей чужой. Он был так далек от всего этого — от раскладушек, от обносков, — и от маленького деревенского домика в Тейлоре, в Западной Виргинии.

Да, Нейл вырос в богатой семье — но белоручкой он не был. Он так быстро выучился управляться с пилой и рубанком, что даже Зак удивился.

— Ты что хмуришься? Я что-то не так делаю? — спросил Нейл.

— Да нет, все так. Я только не могу понять, зачем тебе все это. Только не говори, что тебе больше нечего делать в эти выходные — все равно не поверю. Мог бы пойти играть в теннис, или в бейсбол, или… ну хоть смотреть фотографии, которые ты привез из своих путешествий.

— Намек понят! Ты хочешь сказать, что я до сих пор не привез тебе фотографии виллы д'Эсте? Извини, забыл захватить. В следующий раз непременно привезу. А что касается того, почему я здесь… э-э… отскребаю клейстер со стенок, так это для приобретения личного опыта в малярном деле.

Марго рассмеялась.

— Не хочешь — не верь! На самом деле я люблю работать руками. Когда я был маленький, мой дедушка делал шкафы.

— Шкафы? Он был столяром?

Нейл покачал головой.

— Он был основателем «Кир Инвестмент корпорэйшн». Ему приходилось работать головой двадцать четыре часа в сутки, так что такая работа, как красить стены или строгать что-нибудь, была для него отдыхом.

Он принялся протирать стену губкой.

— Отец был совсем другой. Он отдыхал, когда читал биржевые сводки. Он считал, что человек — это его бизнес.

— Типичный янки! — пожала плечами Марго.

— Быть может. Но это не была работа ради работы. Все дело в том, чтобы поставить себе цель и достичь ее.

— То есть ты любишь побеждать.

— Кто не победил — тот проиграл, — Нейл сказал это таким тоном, словно это само собой разумеется.

Марго покосилась на него. Он сосредоточенно работал. Зубы решительно стиснуты, движения резкие, уверенные. Ей подумалось, что если Нейл Кир действительно захочет чего-то, он пройдет огонь и воду, но своего добьется непременно.

Они одновременно потянулись за губкой, и руки их случайно встретились. Марго удивилась, отчего это у нее так забилось сердце. Она хотела отнять руку, но Нейл сжал ее, и прикосновение перестало быть случайным.

Она повернула голову и встретилась с ним взглядом. Сердце у нее бешено колотилось. Нейл смотрел на нее так, что у Марго перехватило дыхание. Глаза его потемнели, как штормовое море. Марго почувствовала себя так, словно все кости у нее размякли. Она лихорадочно искала подходящую шутку, чтобы разрядить обстановку, но в голове у нее царил сумбур.

Словно ток пробежал по жилам, проник в кости. Она ждала какого-то чуда, чего-то неведомого и небывалого. Просто стояла и ждала.

Нейл пытался успокоиться, но у него тоже перехватило дыхание. Ее нежные губы словно просили поцелуя. Воздух казался горячим, словно каждый миг был готов вспыхнуть пламенем. Одно прикосновение — и огонь, что струился в их телах, вырвется наружу. Нейл понятия не имел, почему Марго вызывает в нем такое чувство, но сейчас это было неважно. Он протянул руку, чтобы заключить ее в объятия.

Сверху раздался грохот, и послышался голос Зака — он на чем свет стоит ругал упавший молоток. Нейл осознал, что он склонился к Марго, протянув руки. Марго испуганно смотрела на него, и Нейл растерянно пробормотал единственное оправдание, которое нашлось в его затуманенной голове:

— У тебя нос в краске.

Марго машинально подняла руку и стерла краску. Этот обыденный жест, похоже, вернул ее в привычный мир, и она вновь обрела способность соображать.

— По-моему, уже можно клеить новые обои. Пойду принесу, — вызвалась она.

Она вскочила, радуясь, что ноги еще держат ее. Если верить собственным глазам, Нейл только что хотел ее поцеловать.

Но ее беспокоило не это, а то, как это на нее подействовало. Для Нейла эта работа в усадьбе — развлечение, переключение на другой вид деятельности. Для Марго это сама жизнь. Для Нейла переубедить землемерную комиссию — игра. Для Марго — цель жизни. Для него поцелуй — несколько мгновений удовольствия, быть может, даже цель, которую он себе поставил и хочет достичь.

А для нее… Когда Марго представила себе, что это могло значить для нее, она снова ощутила слабость в коленях. Чтобы не упасть, она оперлась на подоконник и выглянула в окно, по которому текли струи дождя.

— Дьявольщина! — воскликнула она.

— В чем дело? — тут же отозвался Нейл.

— Да снова этот Ивен Эмберли. Стоит тут, глазеет…

Нейл подошел и тоже выглянул в окно. Эмберли под зонтиком стоял на дорожке, закутавшись в плащ, всем своим видом выражая неодобрение.

— Знает, что я вижу! — зло сказала Марго. — Хочет напомнить мне про земельную комиссию. И прочие соседи тоже не лучше. Эта миссис Шеридан заявила, что «большинство жителей Карлина» вывозят на свалку только один мешок мусора в неделю.

Нейл повернулся и пошел в гостиную. Марго осеклась.

— Куда вы? — окликнула она.

— Пойду займусь своим делом.

Нейл накинул ярко-желтый полиэтиленовый плащ Зака и вышел под дождь. Марго бросилась к двери и, стоя на пороге, увидела, как он подошел к Ивену Эмберли и протянул руку.

Даже с порога Марго было видно, что тот отнюдь не жаждет обмениваться рукопожатиями с Нейлом. Потом что-то случилось. Марго с изумлением наблюдала, как сосед застыл: казалось, он — весь внимание.

— Что такое? — Зак спустился вниз и смотрел через плечо Марго на двух людей под дождем. — Или у меня с глазами неладно, или Кир тащит этого надутого дурака сюда!

Марго и сама не верила собственным глазам. Нейл препроводил Эмберли к двери.

— Только, пожалуйста, не хлопайте дверью, — предупредил он. — А то ее потом не откроешь.

Ивен Эмберли ввалился в кухню, весь мокрый и настроенный отнюдь не миролюбиво. Он кисло посмотрел на Марго.

— Мисс Сандерс, — холодно сказал он, — ваш адвокат сообщил мне, что вы хотите о чем-то поговорить со мной. Вы не передумали насчет продажи дома?

Зак нахмурился.

— Нет, конечно, — сердито ответила Марго.

— Мистер Эмберли, — вмешался Нейл, — имею честь сообщить вам, что фирма «Саймонс, Гренвилл и Кир» является представителем «Сандерс энд компани». Будучи юридическим консультантом мисс Сандерс, я счел нужным представиться соседям, которых больше всего затрагивают планы преобразований, задуманных моим клиентом.

Когда Ивен Эмберли услышал название фирмы Нейла, его лицо помимо воли выразило уважение. Эмберли, конечно, очень хотел выставить отсюда Марго, но не желал показаться упрямым и неуступчивым Нейлу, чей портрет недавно опубликовали в «Ньюсвотч», совладельца одной из самых уважаемых фирм во всем штате.

— Я слышал о вашей фирме, — сказал он. — Так о каких… э-э… переменах вы говорите?

Нейл широким жестом разложил перед ним наброски Марго. Марго смотрела и ушам своим не верила: с таким энтузиазмом он расписывал ее планы.

— Разумеется, при вашей осведомленности о нынешнем состоянии усадьбы вы сразу видите, что в результате сделанных изменений Латимер-хауз не только повысится в цене, но и станет украшением Пичтри-лейн. Например, сад камней к востоку от дома не уступит красотой ни одному подобному сооружению в здешних местах.

Послушав Нейла, Ивен Эмберли пожевал губами и наконец заметил:

— Но… но сколько времени потребуется, чтобы все это сделать? Мисс Латимер толковала о преобразованиях много лет подряд. Короче говоря, все это были одни разговоры, а дела никакого.

— Речь идет не о мисс Латимер, — вежливо улыбнулся Нейл и добавил: — Кстати, если уж говорить о мисс Латимер: вам, несомненно, известно, что предком мисс Латимер был Майкл Латимер, участник восстания в Питтсфилде, который позднее сражался вместе с генералом Вашингтоном?

Для Эмберли это явно было новостью.

— Странно. Многие здешние жители считают Латимер-хауз памятником архитектуры и, возможно, будут против того, чтобы его снесли. Сайлас Рэмптон, заведующий карлинским отделом прошений, разделяет эту точку зрения.

Марго ничего этого не знала, и, похоже, Эмберли тоже оказался застигнут врасплох.

— Я и не знал, что Сайлас так считает, — растерянно промямлил он.

— Так считают многие, уверяю вас, — мягко и дружелюбно ответил Нейл. — Ни один человек, представляющий себе историческую ценность Латимер-хауза, не допустит, чтобы его сровняли с землей и превратили усадьбу в участок общественного пользования.

Ивен Эмберли что-то пробормотал.

— Я, разумеется, уведомлю об этом земельную комиссию, — добавил Нейл еще более задушевным тоном.

Он встретился глазами с представительным джентльменом, и в конце концов Эмберли не выдержал и отвернулся. Ивен промямлил что-то насчет того, что он, дескать, не против, лишь бы эту усадьбу привели наконец в божеский вид.

Марго решила, что пора вмешаться ей.

— Я совершенно согласна с вами, — от души сказала она. — Чем быстрее я расчищу участок и смогу приступить к преобразованиям, тем лучше.

Немного погодя они провожали взглядом Эмберли, шедшего к воротам.

— Значит, так, — объявил Нейл. — Завтра позвоню начальнику земельной комиссии и попрошу о встрече.

Зак снова надвинул бейсболку на лоб.

— Не понимаю, зачем вы тратите время на то, чтобы заговаривать зубы этому ослу, — резко заметил он.

— В интересах моего клиента завоевать расположение соседей, — Нейл кивнул в сторону удаляющегося Эмберли. — Насколько я могу судить, теперь достойный мистер Эмберли прикусит язык и даже постарается убедить прочих соседей оставить Марго в покое.

— Это было бы хорошо, — согласилась Марго. Но потом мрачно добавила: — Но даже если Эмберли можно не опасаться, все равно остается еще земельная комиссия.

— Не беспокойся. Ничего с тобой не случится. Я этого не допущу, поверь мне.

Когда он улыбался так, как теперь, Марго ощущала почти невыносимую тоску. Она была готова броситься в объятия Нейла, не обращая внимания на Зака.

Она преодолела себя, ушла в гостиную и снова взялась за работу. «Поверь мне», — сказал он. И она верила ему.

А вот себе — нет.