Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 2

Читать книгу Милее всех роз
2916+1136
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru
Поделиться

2

— Это катастрофа, Марджери-Энн. Самая настоящая, ужасная, безвыходная катастрофа.

Наоми раскачивалась с пяток на носки, сунув руки в карманы джинсов.

— Тебе и на пушечный выстрел не следовало бы приближаться к этому месту, — продолжала она. — Чтобы привести эту развалюху в порядок, понадобится целое состояние, а где ты его возьмешь?

— Без тебя знаю! — Марго пнула камень, лежавший в траве. Сегодня утром, перед тем как приехать сюда с Наоми, она проверила свой банковский счет. Картина вышла по меньшей мере неутешительная.

Теперь, когда первоначальное опьянение оставило ее, она видела, сколько трудов потребуется, чтобы превратить Латимер-хауз в нечто более или менее приличное. Да, конечно, Наоми права, надо плюнуть на это наследство, и все же… все же…

Марго снова взглянула на дом. Если прищуриться, его убогое состояние становилось незаметно, и можно было представить его себе не таким, каков он есть, а таким, каким он должен быть. Сделать новую крышу, оштукатурить, покрасить, вставить стекла (нет, лучше новые рамы), поменять водосточные трубы — и дом будет как игрушечка!

— Когда-то это был красивый старинный дом, — задумчиво произнесла она вслух.

— Мой тебе совет — скажи этому типу, Бруку, что ты отказываешься. Займись чем-нибудь другим, получше.

Наоми обернулась к подруге и кисло улыбнулась.

— Да, конечно, ты этого и слышать не желаешь, но ведь зачем-то ты меня сюда привезла? Я тебе желаю добра. Ты хотела, чтобы я сказала тебе пра… пра… Апчхи! Ох, — мрачно заявила она, — ко мне подбирается одна из твоих чертовых кошек.

Среди зелени проскользнула коричневая полоска, и из чащи бурьяна высунулась мордочка Трафальгара. Он сладко зажмурился, зевнул, потом плюхнулся на спину и принялся играть со своим хвостом.

Откажись она от наследства — и что будет с кошками мисс Латимер? Ладно, Леди Гамильтон и Траффи еще можно пристроить, но Лорда Нельсона ни один человек в здравом уме не возьмет, даже если старый кот примирится с новым хозяином. Пока что кот не подпускал Марго к себе и бродил по дому и по саду, словно свергнутый диктатор.

Наоми снова чихнула.

— Слушай, убери этого зверя, а?

— Сейчас, отнесу его в дом.

Марго подошла к Траффи и обратила внимание на то место, где лежал котенок. Это были солнечные часы, которых было не видно за бурьяном.

Она встала на колени, чтобы разглядеть их поближе. Старомодная роза, и в середине — стилизованная бабочка. Марго погладила резные лепестки и тут заметила, что на часах вырезано имя.

— Дж. Латимер, 1789, — прочла она вслух. — Нао, глянь! Эту штуку сделал кто-то из предков мисс Латимер.

— Не впадай в сентиментальность, Марджери-Энн! — предупредила ее Наоми. — Привязаться к этому месту — это же чистой воды безумие!

— Безумием было бы не привязаться к нему, — резко возразил кто-то.

Наоми нахмурилась: по заросшей дорожке к ним приближался Зак Аллоуэй. Его костюм был полной противоположностью одежде Наоми. На ней были фирменные джинсы, облегающий жакет и белоснежные кроссовки. Зак же, как всегда, был в своей рабочей одежде: заляпанные грязью ботинки, видавшие виды брюки, которые едва держались на таком же старом поясе, и фланелевая рубаха с закатанными рукавами. На лохматых белокурых волосах криво сидела древняя бейсбольная кепка. Худая физиономия с впалыми щеками, которую делили надвое длинные усы, горела энтузиазмом.

Наоми уставилась на него с неприязнью.

— А этот что здесь делает? — поинтересовалась она.

— Я попросила Зака приехать сюда и сказать, что он думает об этом месте, — объяснила Марго. — Я и не слышала, как ты подъехал, Зак.

— Странно, обычно его старый драндулет за милю слыхать, — язвительно заметила Наоми.

Зак разглядывал дом, подчеркнуто не обращая внимания на Наоми. Наконец сдвинул кепочку на затылок, скрестил руки на своей узкой груди и изрек:

— А знаешь, Марго, в этом что-то есть.

На Марго нахлынула теплая волна: в голосе Зака она уловила те же чувства, что испытывала сама.

— Его можно сделать очень красивым, не правда ли? — тихо сказала она.

— Да вы что, оба чокнулись, что ли? — вмешалась Наоми. Она встала перед Заком: — Прошу прощения, но, похоже, речь идет о капитальном ремонте. А у Марго нет денег даже на подписку на журнал «Декоративное садоводство».

Зак продолжал, все так же не обращая внимания на Наоми:

— Насколько я могу судить, дом еще очень даже ничего. А из сада можно сделать игрушку. Насколько я понимаю, ты собиралась оставить вон ту садовую стенку… и, наверно, подрезать рододендроны у фонтана?

— Да, разумеется! — кивнула Марго. — А какой отсюда вид на горы! Пошли, покажу.

Траффи спрыгнул с рук Марго и улизнул. Марго с Заком пошли через сад, оживленно беседуя. Наоми шла позади, ужасно раздосадованная.

— Мне здесь нравится, Марго, — говорил Зак. — Место тут славное. И дом не такая уж развалюха, как кажется. Починить крышу, заново выкрасить латексом. Хороший латекс ничем не хуже масляной краски. А с точки зрения экологии куда лучше.

Наоми наконец удалось вставить слово.

— Вы все думаете о том, что снаружи, — ядовито заметила она, — а внутри-то дом наверняка прогнил.

— Можно посмотреть? — спросил Зак.

Марго кивнула. Конечно, она с почтением относилась к здравым рассуждениям Наоми, но все же доверяла чутью Зака. Именно поэтому она попросила его приехать посмотреть на Латимер-хауз, прежде чем она даст ответ Руперту Бруку.

Кухонную дверь заело.

— Ты сразу нашел? — спросила она Зака, толкая дверь плечом.

— Конечно! Ехал по карте.

Зак вошел в темную кухню и остановился, разглядывая покосившиеся полки и ободранные обои.

— Да, здесь придется приложить руки, — признался он.

Наоми передернуло, когда она обвела взглядом допотопный холодильник и плиту, столь древнюю, что ее можно было сдать в музей. Следующая комната — столовая — была немногим лучше. Стенные панели кто-то выкрасил в ужасающий розовый цвет, а часть подоконников прогнила насквозь.

Наоми снова расчихалась. Зак расхаживал по комнате, простукивая стены и осматривая подоконники и полы.

— Панели хорошие, — сообщил он. — Дом вполне еще крепкий. А полы какие! Дубовые! Теперь таких не делают.

— Часть досок все равно придется заменить! — возразила Наоми. Она прошла в следующую комнату, побольше, очевидно, гостиную.

— О Господи, случись пожар — ведь отсюда не выберешься!

Комната была завалена грудами газет, журналов и книг. Меж двух пыльных стульев сиротливо притулился кофейный столик. На столике и на стульях тоже возвышались кипы газет. В центре комнаты был большой, но неглубокий камин, сложенный из камней. Часть камней вывалилась, прочие почернели от дыма.

В комнате пахло плесенью и запустением. У Марго упало сердце. Да, Наоми смотрит на вещи трезвее Зака. Чтобы привести все это в божеский вид, потребуется целое состояние.

Зак решительно подошел к камину, встал на колени, заглянул в трубу.

— Дайте-ка газету! — попросил он.

Марго протянула ему одну из сотен валявшихся на полу газет. Зак свернул ее жгутом, взял с камина спички и поджег бумагу. Поднес к трубе, и пламя так и рванулось кверху.

— Труба в порядке! — с торжеством объявил Зак. — Тяга отличная!

Наоми что-то пробормотала себе под нос.

— Ну да, некоторые думают, что знают все на свете, — ехидно заметил Зак.

— А некоторые ничего не знают! — немедля отпарировала Наоми. — Очнись, Марджери-Энн! Этой развалюхе давно на слом пора!

— Я знаю человека, который купил старый дом, выпотрошил его, отстроил заново, — сообщил Зак. Он обращался к Марго, но смотрел на Наоми. — И теперь имеет недвижимость стоимостью в полмиллиона…

— А сколько он потратил на ремонт? Уж верно, никак не меньше!

Зак прикусил ус. Зеленовато-голубые глаза под песочными бровями сузились. Он продолжал, медленно, словно растолковывал что-то деревенской дурочке:

— Так вот, он оказался владельцем отличной недвижимости, потому что у него хватило ума взяться за то, на что никто другой не обращал внимания. Вот что я называю зоркостью и чутьем.

— А я это называю — поиском неприятностей на свою голову! — отрезала Наоми. Она наступала на Зака, уперев руки в бока. — Ты бы тоже так думал, не будь упрямым ослом!

Марго поняла, что пора вмешаться.

— Пойдемте на второй этаж! — поспешно предложила она.

Поднимаясь по лестнице, Зак остановился и погладил перила.

— Хороший старый дуб, — заметил он.

— Небось давно проеден червями, как и вся эта домина.

Наоми говорила слегка в нос. Она поднималась вслед за Заком, Марго шла позади. Ей было и смешно, и в то же время хотелось надавать обоим по шее.

— Осторожней наверху! — предупредила она. — Там низкий потолок!

Она вышла на площадку — и осеклась. Два высоких окна с арками, перед ними — диванчик, и меж вылинявших подушек все еще лежит раскрытая книга. Наверно, много поколений юных Латимеров играли на этом диванчике, и сама мисс Латимер часто сиживала здесь с книгой, глядя на кусты роз в саду. Из окна Марго видела сад — не такой, как теперь, а такой, каким он мог бы быть.

— Спальни хорошие, большие, — сказал Зак. — Туалеты, конечно, хреновые, но в те времена о таких вещах мало заботились. Так, ванная. Здесь тебе, Марго, придется поработать. И проводка скорее всего устаревшая. Тебе придется позвать электрика и все поменять.

— Короче, — вставила Наоми, — не хватает только молнии, чтобы спалить все это хозяйство.

Зак развернулся в ее сторону.

— Да какая муха тебя укусила! — рявкнул он. — Какого черта ты все время говоришь гадости? Все тебе не нравится!

— А чему тут нравиться-то? — отпарировала Наоми. — Ты за деревьями леса не видишь! «Сделай то, сделай это»! А на какие шиши? И кто ей помогать будет? Ты, что ли?

Наступила напряженная тишина.

— А хоть бы и я! — заявил наконец Зак. — Я друзей в беде не бросаю! Не то что некоторые.

— Прекратите! — взмолилась Марго. — Я же вас не затем сюда позвала, чтобы просить о помощи! Я просто хотела…

— Это кто бросает друзей?! Я бросаю друзей?! — взвилась Наоми.

— Ну да! Чем хаять все на свете, лучше бы предложила свою помощь!

Наоми открыла было рот, но Зак не дал ей и слова сказать.

— Ты ведь видишь, что Марго нравится это место! Оно словно создано специально для нее! Это наследство свалилось на нее как подарок судьбы!

— О! До метафизики дошли! — Наоми закатила глаза.

— Это судьба, — сухо повторил Зак. — Если я что-то понимаю, Марго было суждено жить в этом доме, и она непременно должна оставить его себе. У него есть будущее, а сад можно переделать. Я буду работать здесь вместе с ней в свободное время — и бесплатно.

Они стояли почти нос к носу. «Нетрудно представить, что между ними вот-вот пролетит электрический разряд, — подумала Марго. — Вот всегда они так, словно кремень с огнивом: как сойдутся, так искры летят».

— Я люблю Марго не меньше тебя! — выпалила Наоми. Она была в такой ярости, что запустила обе пятерни в свои стриженые волосы и взъерошила прическу. — Я только не хотела, чтобы она взваливала на себя такую обузу! А помочь я ей готова чем только могу, вот!

Зак ухмыльнулся, его усы вызывающе встопорщились.

— Так докажи это!

— Ну, довольно! — вмешалась Марго. — Спасибо большое вам обоим за ваши советы. Я обдумаю все, что вы сказали, и приму решение. И знаешь, Зак, спасибо тебе большое, но если я решу оставить дом себе, я ни в коем случае не дам тебе работать здесь бесплатно. Это окончательно и бесповоротно. И… В чем дело?

Из угла большой спальни послышалось злобное шипение и фырканье, и им показалось, что из тени выскочил пушистый зверь. Лорд Нельсон сверкнул глазами, прыгнул на форточку и в тот же миг исчез. Снизу раздался жуткий вопль.

Зак выругался, Наоми принялась безудержно чихать, а Марго в ужасе бросилась к окну, выглянула на улицу и с облегчением увидела, что кот вцепился в дерево. Он спрыгнул наземь в футе от осанистого джентльмена и тощей, костлявой дамы, которые стояли на дорожке, ведущей к дому.

Лорд Нельсон выгнул спину и угрожающе зашипел.

— Прочь! Уходи! — завопил джентльмен. — Уходи, а не то!..

Он схватил валявшуюся на земле палку и принялся размахивать ею.

— Не надо! — крикнула Марго сверху. — Пожалуйста, не трогайте его! Подождите, я сейчас спущусь!

Наоми предрекла, что ее подругу привлекут к суду за нападение на соседей, но Марго ее не слушала. Она сбежала вниз и бросилась к входной двери.

Гость был одет в костюм-тройку. На женщине — потрепанный комбинезон и старый зеленый свитер.

— Э-э… здрасьте, — начала Марго. — Лорд Нельсон, да замолчи ты наконец! Веди себя прилично или убирайся!

Здоровенный сиамец удалился.

— Извините, — сказала Марго, — он малость не в себе. Он только что свалился с дерева.

Женщина громко фыркнула. Мужчина произнес:

— Меня зовут Ивен Эмберли, а это Эмма, моя супруга.

Марго вспомнила дом — настоящий дворец! — и великолепный сад. Вспомнила она и то, что рассказывал мистер Брук: эти Эмберли несколько лет подряд получали первую премию за свой сад.

— Очень приятно! А я — Марго Сандерс.

Марго улыбнулась Эмме, но та так и стояла с постной физиономией. Страхи Марго усилились, когда она заметила, с каким видом Эмма разглядывает сад, заросший бурьяном.

— Мы слышали, что вы получили в наследство Латимер-хауз, — гудел Ивен Эмберли. — Просто позор, какое здесь запустение.

Марго снова кивнула. Она чувствовала, что ее друзья застыли в напряженном ожидании. Зак шагнул вперед, встал плечом к плечу с Марго и заявил:

— Когда Марго приведет его в порядок, это будет чудная усадьба.

Эмберли словно и не видел Зака.

— К счастью, — продолжал Ивен, — состояние недвижимости не влияет на стоимость поместья. Вы, несомненно, знаете, что дороже всего в Карлине именно земля.

— Наша недвижимость, — неожиданно вставила Эмма Эмберли, — оценивается более чем в полмиллиона долларов.

Марго не знала, что ответить, поэтому сказала просто:

— А-а.

Тут подошел Траффи, задрав хвост. Он посмотрел на супругов Эмберли, приблизился к ним и принялся обнюхивать брюки мистера Ивена. Тот опасливо покосился на котенка, а супруга его снова фыркнула и заявила:

— А кошки мисс Латимер — это же просто стыд и позор! Они у нее совсем одичали! А куда вы их денете, когда продадите усадьбу?

— Но я не собиралась… — начала было Марго, но Эмберли перебил ее.

— Короче говоря, мы пришли, чтобы сделать вам предложение относительно этой недвижимости, — провозгласил он. — Весьма выгодное, не могу не отметить. Мы готовы предложить вам за эту усадьбу сто пятьдесят тысяч долларов.

Марго услышала, как Наоми ахнула.

— А кто это «мы», мистер Эмберли?

— Ну, некоторые из ваших соседей. — Ивен Эмберли прямо раздулся от гордости, перечисляя имена: — Кафорты и Мартинсоны, Гордоны, Шериданы. Они избрали меня своим представителем.

Он сделал паузу, чтобы она прониклась величием названных фамилий.

— Возможно, вы, Марго, этого не знаете, но мы, жители Карлина, особенно гордимся внешним видом наших домов. У мисс Латимер был очень сложный характер.

— Упрямая она была! — поправила его жена. — Упрямая как осел!

— Короче говоря, мы были с ней не в лучших отношениях, — продолжал Ивен Эмберли. — Некоторые из нас — соседей то есть, ну, вы понимаете — пытались втолковать ей, что мы должны сотрудничать между собой, но она с нами не соглашалась. Мы уверены, что вы-то окажетесь благоразумнее.

Его покровительственный тон задел Марго. Она почувствовала, что Зак тоже ощетинился.

— Полтораста тысяч за дом и землю?! — прошипела Наоми театральным шепотом.

Ивен Эмберли нахмурился.

— Дом ничего не стоит, — заявил он. — Его придется снести, а сад полностью переделать. Видите ли, мы хотим, чтобы это была общественная земля между нашими домами. На одного только фитодизайнера сколько уйдет денег! Короче говоря, принимая во внимание все предстоящие расходы, это очень щедрое предложение. Возможно, мы согласимся поднять цену до ста шестидесяти пяти тысяч. Но это потолок.

Траффи снова зашипел на Эмберли и куда-то убежал. Марго проводила котенка взглядом и сказала:

— Я сама фитодизайнер и представляю, какие расходы понадобятся на это.

— Так вы согласны?

— Нет, — ответила Марго. — Я не могу продать этот дом, даже если бы и хотела. Завещание требует, чтобы я побеспокоилась о животных. Кроме того, этот дом — памятник архитектуры, он имеет историческую ценность. Мисс Латимер была бы против того, чтобы его снесли.

Марго вдруг с изумлением осознала, что уже приняла решение. На самом деле, не так уж это было трудно.

— Конечно, — продолжала она, — я намерена расчистить сад и отремонтировать дом. Когда я управлюсь с этим, дом выйдет великолепный.

— Да, но когда это будет?! — насмешливо сказал Ивен Эмберли. — Короче говоря, мы это дело так не оставим! — сообщил он угрожающим тоном и удалился, сопровождаемый своей супругой.

— Напыщенный старый козел! — проворчал Зак. И Наоми не возразила ему — в первый раз в жизни. Напротив, она медленно произнесла:

— Знаешь, Марджери-Энн, ты права, что выставила этого болвана, но мне казалось, что ты собиралась обдумать это дело…

— Ну, она уже все обдумала! — воскликнул Зак прежде, чем Марго успела ответить. — А я помогу ей, как и обещал. Обалденный дом получится, когда мы управимся со всем этим, а соседи пусть лопнут от зависти! Короче говоря, да будет так, друзья мои!

Марго насчитала пятьдесят упавших черепиц и поняла, что, если найдет еще одну, с ней будет истерика.

— Похоже, на крыше ничего не осталось! — сказала она себе.

— Эй, Марго, где ты там застряла? Тащи сюда эти мешки! Мне надо успеть на свалку до полудня!

Марго устало опорожнила тачку в большой мусорный мешок и умяла его. Потом выпрямилась и посмотрела на дорожку. Там Наоми проворно разгребала граблями залежи опавших листьев. С другой стороны Зак запихивал в свой пикап обрезанные ветки.

— Ели в ужасном состоянии, — сообщил он, когда Марго подтащила мешок к машине. — Мисс Латимер совершенно запустила сад.

В кузове стояло десятка два мусорных мешков, а на дорожке — еще больше.

— Надеюсь, на городской свалке не откажутся принять все это, — озабоченно заметила Марго.

— Так ведь у тебя же есть разрешение! — Зак забросил в кузов еще один мешок. — Дело движется, Марго!

Сама Марго была не столь оптимистична. Они работали здесь уже несколько дней, а сад выглядел все таким же заросшим. За исключением так называемого розария — за него она взялась в первую очередь. Теперь, когда они выпололи сорняки и обрезали плети паслена и жимолости, розовые кусты выглядели тощими и чахлыми, а солнечные часы были похожи на могильную плиту.

А две недели назад все казалось таким легким и простым! Тогда Марго сложила свои вещички и с помощью друзей перебралась в Латимер-хауз. Она прямо кипела энтузиазмом. Бросила спальный мешок на скрипучий остов кровати в главной спальне, отмыла до приемлемого состояния холодильник и доисторическую плиту — и вступила во владение своим наследством.

Сперва она села и начертила планы преобразования дома и усадьбы. Сделала чертежи всех частей и акварельные рисунки сада с разных сторон. Зак одобрил ее проекты, и даже Наоми согласилась, что замыслы Марго великолепны.

— Но, — тут же заметила она, — тебе еще понадобятся время и деньги. Много денег, Марджери-Энн.

Марго время от времени наезжала к Заку в Бостон, но основную работу старалась делать в Карлине. Это давало ей время заниматься домом. Поскольку денег на ремонт дома не было, Марго решила в первую очередь привести в порядок двор. И вот она от зари до зари чистила, разгребала, полола, подрезала и вывозила горы сорняков, колючек, мусора и обрезанных веток на городскую свалку.

Она надеялась, что соседи обратят внимание на то, как она старается, и оставят ее в покое, но пока что встречала с их стороны только недоброжелательность. Вот и сейчас: Марго махнула рукой белому «линкольну-континенталь», который проплывал мимо ее дома, но восседавшая за баранкой матрона средних лет, с безукоризненной прической, даже головы не повернула.

— Любезная дамочка, ничего не скажешь, — заметил Зак.

— Не то слово, — вздохнула Марго. — Это миссис Шеридан, президент карлинского Общества женщин. Подошла ко мне на почте, представилась и поинтересовалась, когда я уезжаю.

Зак проводил удаляющуюся машину недобрым взглядом.

— Плюнь ты на этих дураков, — посоветовал он. — Не трать на них нервы.

У ворот притормозила почтовая машина. Наоми положила грабли и подошла к ней.

— Тебе письмо, — сообщила она, вернувшись. — Похоже на счет.

Марго разорвала официальный конверт. И ахнула.

— Нет! Это невозможно!

— Что невозможно? — спросил Зак.

— Члены городского управления сообщают, что городской архитектор и земельная комиссия заявили, будто мой дом оскорбляет общественный вкус.

— А ну-ка, дай посмотреть! — Зак выхватил письмо и принялся читать.

— Невероятно. Здесь сказано, что если ты в ближайшее время не приведешь дом в надлежащий вид, то Латимер-хауз перейдет в распоряжение города. Да что они, обалдели, козлы немытые? Они что, не видят, что ты работаешь как лошадь?

Марго опустилась на один из мешков с мусором и гневно уставилась на дом Эмберли. Через самшитовую изгородь, разделявшую участки, было видно, как Эмма Эмберли ходит по газону позади дома.

— Эмберли небось настучали, — сказала Марго, скрипнув зубами. — «Мы это дело так не оставим»! Помните?

Наоми положила свою маленькую ручку на плечо Марго.

— Да кто они такие, чтобы указывать тебе?

— Тут написано, что город много лет добивался от мисс Латимер, чтобы она расчистила свою усадьбу. Поэтому они дают тебе… Чтоб мне сдохнуть, Марго, да кто ж может расчистить это запустение за месяц!

И вся троица в отчаянии уставилась друг на друга.

— Тебе нужен адвокат! — решительно заявила Наоми.

Марго почувствовала прилив любви и благодарности к подруге. Ведь она не стала напоминать ей о том, что советовала Марго не принимать наследство. Нет, теперь Нао сама была готова стоять горой за этот дом.

— Наверно, надо обратиться к мистеру Бруку… — начала она.

— Только не к Бруку! Он местный, и наверняка сговорился с этими Эмберли. — Наоми задумалась, морща лоб. — Пригласи Нейла Кира.

Марго нерешительно смотрела на подругу.

— Это лучший вариант, как ты не понимаешь! — настаивала Наоми. — Его фирма — самая известная. И очень респектабельная — сам факт, что он твой адвокат, сразу прибавит тебе веса среди здешних снобов. А потом, вы знакомы.

— Ну да, знакомы! Один раз виделись. Он меня небось и не помнит.

Она-то его помнила. Еще как помнила. Образ высокого, черноволосого мужчины с глазами, серыми как дым от костра, и ленивой улыбочкой прочно запечатлелся у нее в памяти. На миг воспоминание стало таким ярким, что Марго даже почувствовала аромат сирени. Но тут же вернулась к реальности.

— Знаешь ли, Нао, известные адвокаты стоят больших денег. Где я их возьму?

— Я тебе одолжу, — тотчас предложила Наоми, а Зак сообщил, что все его капиталы — в распоряжении Марго.

— А иначе для чего же существуют друзья, хотел бы я знать? — Он посмотрел на Наоми с одобрением — что бывало крайне редко. — Мне нравится эта идея насчет Кира. Хороший адвокат котлету сделает и из городского управления, и из землемерной комиссии.

— Да не могу я себе этого позволить, говорю я вам! А потом, он наверняка за границей. Когда я встретилась с ним, он собирался объехать всю Европу.

— Да нет, он в Бостоне, — сказал Зак. Встретившись с изумленным взглядом Марго, он смущенно пояснил: — Он мне звонил на той неделе, спрашивал твой телефон.

— Он тебе звонил, а ты мне ничего не сказал?

Зак совсем растерялся, и тут на него налетела Наоми.

— Нет, это самый безответственный человек, какого я видела в своей жизни! Что я тебе говорила, Марго? Дать Нейлу Киру телефон этого остолопа — это было величайшей глупостью в твоей жизни.

— Это кто остолоп? Я остолоп? — Столкнувшись с парой разъяренных дам, Зак решил, что лучшая защита — нападение. — А я что, знал, что этот парень — твой приятель? Я думал, он коммивояжер, или налоговый инспектор, или еще кто-нибудь!

Он осекся и переменил тон:

— Ну ладно, ладно, упустил я его. Извиняюсь. Но это доказывает, что Нейл Кир тебя не забыл. Ты, Марго, позвони ему…

— Ага, после того, как ты послал его подальше? А потом, остается еще вопрос гонорара. У вас я занимать не собираюсь, — твердо добавила Марго, видя, что ее друзья собираются возразить, — даже и не уговаривайте.

— И что же ты собираешься делать? — спросила Наоми.

— Пойду к мистеру Бруку. У него, кажется, приемные часы по утрам в субботу. Может, городское управление мне просто очки втирает, и ничего они мне не сделают.

Телефон стоял на кухне и был такой же древний, как и вся прочая обстановка. Во время разговора в трубке все время трещало от помех. Сначала в трубке слышался только треск, потом появился мистер Брук, который сперва несколько раз прокашлялся и наконец заявил, что ничем ей помочь не может.

— Видите ли, я состою адвокатом супругов Эмберли, — сухо пояснил он. — Поскольку земля мистера Эмберли граничит с вашей, и он был одним из тех, кто подал на вас жалобу… Ну, в общем, вы понимаете всю, кхм, сложность моего положения. Это столкновение интересов.

Он помолчал.

— Я могу сказать только одно. Вам, мисс Сандерс, следует, кхм, нанять другого адвоката. Дело, кхм, серьезное. Очень, очень серьезное.

У Марго и без того уже было тяжело на сердце, а сейчас у нее буквально душа ушла в пятки.

— То есть вы имеете в виду, что я могу потерять усадьбу?

— Вполне возможно, — сообщил мистер Брук. — Городская землемерная комиссия, кхм, много лет пыталась заставить мисс Латимер подчиняться городским нормам и постановлениям. Но мисс Латимер была старожилом Карлина, и ей, кхм, удавалось противостоять этим требованиям. У нее было много знакомств, и она умела, так сказать, проскальзывать в щели закона. А вы…

— А я здесь чужая, и шансов у меня не больше, чем у соломы в огне, — закончила Марго и бросила трубку. Понятно. Брук хочет сказать, что, если она не найдет себе адвоката, ее дело пропащее.

Без помощи юриста ей никогда не удастся преодолеть мощное лобби в городском управлении. Весь вопрос в том, где взять денег на хорошего адвоката?

Марго сидела у исцарапанного кухонного стола. В первую неделю, как она приехала сюда, она отдраила до блеска все кухонные шкафчики, поправила полки и выровняла буфет. Еще она ободрала старые обои, засиженные мухами, и выкрасила стены в приятный салатовый цвет. Потом она починила подоконники, вымыла окна и повесила белые кружевные занавески, которые теперь развевались на ветру.

— Так нечестно! — прошептала Марго.

Нет, не права старая поговорка. Любить и потерять ничуть не лучше, чем вовсе не любить. Наоборот. Если бы она никогда не видела этого Латимер-хауза, она бы спокойно жила дальше, пусть невесело, но с надеждой на лучшее. А теперь она почти достигла того, о чем мечтала, и тоска по этому дому будет преследовать ее всю жизнь. Даже если она когда-нибудь сможет купить себе другой дом, где-нибудь в другом месте, она все равно будет тосковать по этому старому особняку и по саду с розами и солнечными часами, выточенными каким-то безвестным мастером.

Марго обернулась — и увидела Леди Гамильтон, которая сидела на подоконнике и выглядывала наружу. Свет не видывал такой трусливой кошки. Она и носа не казала на улицу, если поблизости не было ее защитника, Лорда Нельсона.

Леди Гамильтон, которую Марго подобрала на улице, заблудившуюся и напуганную, теперь считала Латимер-хауз своим домом. Траффи и Лорд Нельсон — это ее семья, они давали ей чувство уверенности в себе и безопасности. А Лорд Нельсон скорее сдохнет, чем согласится переселиться в другое место, — и, похоже, он именно сдохнет, если…

— Так нечестно! — повторила Марго. Услышав ее голос, Леди Гамильтон подошла и робко потерлась о ее руку. Это пробудило в Марго боевой дух. Кошки не могут бороться с городским управлением — но она-то может!

Нет, она не собирается уступать силе. Никоим образом. Пусть-ка все эти Эмберли, Шериданы и прочие землемерные комиссии попрыгают за свои же деньги. Только вот как это устроить?

В дверь кухни постучали. Видимо, ее друзья пришли узнать, чем кончился разговор с Бруком.

— Толкайте сильней! — крикнула она. — Вы же знаете, эта чертова дверь…

Дверь распахнулась, и Марго осеклась на полуслове.

— Привет, Марго, — сказал Нейл Кир.