Прочитайте онлайн Милее всех роз | Часть 1

Читать книгу Милее всех роз
2916+1137
  • Автор:
  • Перевёл: А. Хромовой
  • Язык: ru

1

Голубое, серебристо-голубое, бледно-лиловое, розовое, красно-фиолетовое — Басси-Хилл был похож на лоскутное одеяло бабушки Бет. Это многоцветье и запах сирени напомнили ей весну в Западной Виргинии. Марго прикрыла глаза, упиваясь теплым и ароматным майским воздухом.

Она почти слышала, как щелкают дедушкины ножницы, когда он подрезает старые кусты сирени у парадного входа… Но тут ее воспоминания неожиданно прервали. Что-то ткнулось ей в бедро, и в ладонь сунулась лохматая морда. Марго открыла глаза и увидела перед собой золотистого сеттера.

— Ты откуда взялся, а?

Рыжая, блестящая шерсть пса прямо полыхала на солнце. На ошейнике позвякивало несколько блях, на одной из которых было написано «БРУНО». Когда Марго почесала его за ухом, он радостно завилял хвостом.

Она огляделась. Сегодня Воскресенье Сирени, и, похоже, весь Бостон собрался сюда, в питомник Арнольда, полюбоваться цветами. В парке прогуливалось множество людей, поодиночке и группами, но незаметно было, чтобы кто-то из них искал пропавшую собаку.

— Чей же ты, малыш? Ну ничего, давай поищем твоего хозяина вместе.

Марго расстегнула ремень, вытянула его из джинсов и прицепила к ошейнику.

Они стали спускаться с холма, и тут Марго особенно остро почувствовала, как ей не хватает своей собаки.

— Тот, кто тебя упустил, небось сходит с ума, — сказала она псу.

И тут она заметила в толпе прогуливающихся высокого человека с темными растрепанными волосами, торопливо шагающего вперед и озирающегося по сторонам. Он был одет в джинсы и спортивную рубашку, но Марго заметила у него под мышкой портфель. Он не обращал внимания на сирень, и в руке у него был поводок.

— Вы ищете собаку? — окликнула его Марго.

Человек поднял голову, увидел Марго и взбежал на холм. Бруно отчаянно замахал хвостом, гавкнул и запрыгал вокруг незнакомца.

— Где вы его нашли? — спросил мужчина.

— Это он меня нашел!

Марго следила, как незнакомец встал на колени и ловко прицепил поводок к ошейнику Бруно.

— Как это вы умудрились его потерять?

Он поднял голову, поправил темные очки.

— Я читал, а он валялся рядом и крепко спал. Ну, и у меня хватило глупости отвязать его, чтобы он как следует отдохнул. Нечего, нечего лизаться, — сурово сказал он псу, который как раз лизнул его в щеку. — Не стану я покупать мороженое всяким жуликам!

Бруно радостно гавкнул.

— Не очень-то он вам верит! — рассмеялась Марго.

— Спасибо, что поймали его. Если бы с ним что случилось, Барри бы мне голову оторвал.

Мужчина поднялся и протянул руку.

— Меня зовут Нейл Кир.

Марго понравилось, как Нейл Кир пожал ей руку. Сильно, но бережно. Его рукопожатие было таким же открытым, как его улыбка. И вообще ей понравилось, как он выглядит. Шесть футов роста, широкие плечи, мускулистый, поджарый — настоящий атлет. Точеное лицо с квадратным подбородком, густой загар. На гордом орлином носу — темные очки, весьма дорогие на вид.

— А я — Марго Сандерс. Так Бруно не ваш пес?

— Да нет. Я просто иногда присматриваю за ним.

И голос у него тоже приятный. Низкий, мягкий, ироничный. Такой голос и послушать приятно, как сказал бы ее дедушка.

— Бруно — собака Барри, моего старого товарища по колледжу. Я-то собаку держать не могу — слишком много приходится ездить, но иногда хочется повозиться с собакой. Вот и гуляю с Бруно.

— Я вас понимаю.

Марго наклонилась погладить Бруно на прощание. Нейл с удовольствием рассматривал девушку. Густые темно-рыжие волосы волной падали ей на плечи, чистая нежная кожа покрыта легким пушком, как персик, — она словно сошла с рекламы «Айвори-соуп». Простая ковбойка, заправленная в джинсы, обрисовывала ее фигуру — стройную, но округлую везде, где положено.

— А у вас есть собака? — спросил он, желая удержать ее.

— Нет. А хотелось бы. Но домовладелец запрещает держать животных. Кое-кто потихоньку заводит кошек, но у моей соседки по комнате аллергия на шерсть.

Марго с сожалением вздохнула.

— Я это обнаружила в прошлом году, когда подобрала на улице бездомную сиамскую кошку. Прежние хозяева удалили ей когти, она была совершенно беспомощна и до смерти перепугана. Я бы с удовольствием оставила ее себе, но у Наоми случился приступ, и пришлось ее отдать.

— Жалко.

— Да, Леди Гамильтон — она была такая… Ой! — Марго остановилась и грустно улыбнулась. — Извините. Если я начну говорить о животных, я вас совсем заболтаю. Кстати, о животных: раз вы с Бруно нашли друг друга, теперь можете вернуться к своему чтению.

«Улыбка у нее совершенно неотразимая, — подумал Нейл. — Дивная ямочка на подбородке, и губки растягиваются так… так восхитительно — другого слова не подберешь». Он подумал, что ему надо прочесть еще несколько дел — потом решил махнуть рукой: ничего, завтра прочтет, в самолете.

— А может, съедите с нами м-о-р-о-ж-е-н-о-г-о? — спросил он. — Я нарочно выговариваю по буквам, а то этот зверь услышит — поводок оборвет. Он без него просто жить не может.

Он наконец снял свои очки, и его серые глаза — они казались почти серебристыми на фоне загара — улыбнулись ей так дружелюбно, что она просто не могла не улыбнуться в ответ.

— Ну как можно отказать в чем-то такой славной псине? — сказала Марго. Потом добавила: — Продавец мор… ну, того самого, — обычно стоит у тех ворот, что рядом с Ямайской лужайкой.

Они стали спускаться с холма. Сеттер весело трусил рядом с Нейлом.

— Вы, видно, неплохо знаете эти места, — заметил Нейл.

— Я очень люблю этот парк.

— В самом деле?

— О! Видели бы вы его в апреле, когда цветет форсития, или потом, в мае, когда распускаются вишни, яблони и азалии! А в июле! В это время сады обычно выглядят скучными, однообразными — а здесь целые заросли фиолетового вербейника.

— Верю вам на слово.

Он улыбнулся, забавляясь горячностью Марго.

— И напрасно. Приходите сюда сами. Место потрясающее. Эз — мой дедушка — всегда говорил, что сад — одно из лучших творений Господних.

— Ну, мой-то дед вряд ли вообще замечал, что на свете есть сады. — В низком голосе Нейла слышалась усмешка. — Я так понимаю, что вы согласны с Эзом.

— Еще бы! Я ведь фитодизайнер!

Марго запнулась, случайно задев плечом плечо Нейла. Это краткое прикосновение произвело на нее удивительное впечатление — словно мурашки побежали по коже. Теплые мурашки.

— Вы разводите сады? — спросил он.

— Сады, скверы, клумбы — все, что требуется заказчикам. Я работаю в фирме «Аллоуэй Лэндскейперз». Сейчас, например, мы разбиваем сад при частной клинике. Это дело непростое, знаете ли: территория очень ограниченная, а нужно создать иллюзию, что там достаточно просторно, чтобы пациенты чувствовали себя комфортно.

Нейл кивнул.

— А что вы еще делали?

— Ну, успела-то я не так уж много. Но мне столько всего хочется сделать! Вот, например, мне хотелось бы создать сад без цветов, из одной только зелени разных оттенков — подобного эффекта достигли в Нью-Йорке, в оранжерее Центрального парка. Потом, мне хотелось бы устроить газон с анемонами или создать чисто европейский ландшафт, вроде того, что Уоррен Мэннинг сотворил в 1916 году на Среднем Западе.

Голос Марго сделался мечтательным.

— А еще я просто влюблена в японские сады, такие простые, строгие — и такие изысканные! Например, сад в Гинкакуджи в Киото. Это красота, которая не стареет и не умирает.

Она запрокинула голову, ее светло-карие глаза потемнели. Он увидел, что нос у нее усеян веснушками. Под внешней мягкостью и теплотой Марго таились энергия и решительность, и Нейлу это понравилось. Она не просто хорошенькая пустышка. В этой женщине есть вкус и крепость, как в хорошем вине.

— Если я соберусь разбить сад, я обращусь к вам, — пообещал он.

Марго хотела поблагодарить его за доверие, но тут Бруно словно очумел. Они вышли из питомника, и сеттер заметил тележку мороженщика. Он вставал на задние лапы, тявкал, скулил, рвался с поводка, пока Нейл не купил три ванильно-шоколадных рожка. Бруно в два счета слопал свою порцию и принялся просить еще.

Нейл решил пожертвовать своим рожком и положил его между передних лап Бруно. У пса сделалась такая блаженная морда, что Марго расхохоталась.

— Только посмотрите на него, он прямо на седьмом небе. Вы его балуете. Он небось ждет не дождется, когда вы придете с ним погулять.

Она опустилась на травку и стала есть мороженое. Нейл присел рядом.

— Это редко бывает, — сказал он. — Барри поймал меня в перерыве между поездками. А то я все время в разъездах.

«Видимо, он коммивояжер! — догадалась Марго. — И, несомненно, преуспевающий — с таким голосом и такой улыбкой…»

— И куда же вы ездите?

— Когда как. Вот завтра, например, в это время я буду уже в Афинах.

— В Афинах! — Марго изумленно уставилась на него. — А чем вы занимаетесь?

— Адвокатская контора «Саймонс, Гренвилл и Кир», — сообщил он и небрежно добавил: — У нас есть несколько клиентов за рубежом, и к ним обычно посылают меня.

— Ой, о такой работе можно только мечтать!

На ее верхней губе остались «усы» от мороженого. Нейлу ужасно хотелось стереть их пальцем — чтобы прикоснуться к этому нежному рту. А еще лучше — слизнуть сладкие капли…

Нейл сам удивился, как возбудила его одна эта мысль. Так хотеть случайно встреченную женщину — это совершенно не в его духе! Обычно он был очень сдержан, но сегодня его трезвый рассудок почему-то оказался не на высоте. Ему понадобилось усилие, чтобы понять, о чем говорит Марго.

— Где я еще бываю? В Стамбуле, Париже, Лондоне, Риме…

Марго зажала уши.

— Перестаньте! Я не выдержу! Я уже и так умираю от зависти! Знаете, Нейл, я бы что угодно дала, лишь бы своими глазами увидеть английские парки! И виллу д'Эсте в Тиволи… — Она запнулась, пораженная невероятной мыслью. — Послушайте, неужто вы не бывали на вилле д'Эсте? Не может быть!

— Ну, знаете ли! Я иногда приезжаю в страну всего на один день. Некогда мне осматривать достопримечательности.

— Господин адвокат, это не оправдание! Быть рядом с одним из прекраснейших садов на свете и даже не заглянуть туда — это… это преступление!

Он умоляюще вскинул руки.

— Пощадите, мисс Сандерс! Дайте мне отсрочку! Я ведь даже не знал, что это за вилла такая.

Марго всплеснула руками, возмущенная его словами.

— Скажите, чем я могу искупить свою вину? Я буду в Риме в среду — нет, в четверг. Я не остановлюсь ни перед чем! Я выберусь в Тиволи и осмотрю эту виллу. По приезде я дам вам подробный отчет!

Он шутил, но Марго приняла это всерьез. Глаза ее засияли, словно золотистый топаз, щеки разгорелись.

— Нет, правда?

Перед этой простодушной радостью устоять было невозможно.

— Я сделаю заметки, — пообещал Нейл, — и позвоню вам, как только вернусь.

Марго уже собралась дать ему свой номер — но вовремя остановилась. Наоми, соседка по комнате, очень светская и опытная девица, предупреждала ее, чтобы она нипочем не давала свой телефон незнакомым.

— Внешний вид еще ни о чем не говорит, — поучала Наоми. — Ты теперь не в городе Тейлор штата Западная Виргиния, Марджери-Энн Сандерс. Это Бостон. Здесь попадаются такие прожженные прощелыги…

Но Нейл Кир был ничуть не похож на прощелыгу. Марго пошла на компромисс: она решила дать ему свой рабочий телефон, номер конторы Зака. Он расстегнул портфель, достал ручку с золотым пером и записал телефон в тоненькую записную книжку в кожаном переплете.

— Я позвоню, — пообещал он.

Улыбка изменила его точеное лицо, добавив ему обаяния. Теплый воздух, напоенный ароматом сирени, казалось, застыл вокруг них, окутав их золотистым хризолитовым облаком. Время словно остановилось.

Марго начисто забыла суровые наставления Наоми и улыбнулась сероглазому Нейлу Киру.

— Я буду очень ждать, — сказала она.

— Вот это и есть тот самый, кого ты встретила в питомнике?

Марго боязливо взглянула на страницу журнала «Ньюсвотч», который бросила на кухонный стол Наоми. Со страницы на нее сурово смотрел Нейл Кир. На нем был темный костюм, и сняли его на фоне черного лимузина. В темных очках, с портфелем под мышкой выглядел он мрачновато.

— А что? — спросила Марго. — Чем он тебе не нравится?

Наоми сложила руки на груди и величественно выпрямилась. Оно была невысокая — пять футов на высоких каблуках, — но казалась выше ростом благодаря своей самоуверенности.

— Это, — сообщила она трагическим голосом, — это, к твоему сведению, один из самых преуспевающих молодых адвокатов в штате! Его контора принадлежит к числу лучших — и наиболее дорогих! Кому же и знать, как не мне, — это ведь они занимались слиянием нашей фирмы с «Уильстон Компьютерс».

— Ничего себе! — ахнула Марго.

— Список его клиентов похож на страницу из справочника «Самые известные», — Наоми выдержала паузу. — И такому человеку ты не дала телефон!

— Ах, вот как? Между прочим, это ты говорила, чтобы я никому не давала свой телефон! Ну, рабочий-то мой телефон он знает.

— Рабочий телефон! — Наоми закатила глаза и изобразила: — «Алло! Это „Зак Аллоуэй Лэндскейперз“. Если вы звоните по делу, оставьте, пожалуйста, свою фамилию и номер телефона. Если вы хотите что-то продать, больше не звоните». Нейл Кир будет просто очарован!

Марго встала из-за стола и стала собирать тарелки — сегодня была ее очередь мыть посуду. Она ойкнула — горячая вода попала на свежую мозоль. Эти несколько дней она помогала Заку вкапывать столбы для решетчатой изгороди и стерла себе руки до крови.

— Вот чего я не могу понять, — продолжала Наоми, — так это зачем ты работаешь на этого пустозвона Зака. Уехать из Тейлора, от деда с бабкой, поступить в Род-Айлендскую школу дизайна, получить диплом фитодизайнера — и зачем? Чтобы тратить жизнь на «Аллоуэй Лэндскейперз»? Марджери-Энн, ты достойна лучшего!

Наоми всегда называла Марго полным именем, когда хотела вдолбить ей что-нибудь. Марго вежливо помалкивала. Она знала, что ее шеф и соседка по комнате на ножах друг с другом. У них были диаметрально противоположные взгляды абсолютно на все. В последний раз, когда Марго имела глупость оставить их на пять минут наедине, они завели какой-то дурацкий спор о местной политике. Наоми говорила Заку, что он относится к жизни как престарелый хиппи, а Зак называл Наоми, которая была дипломированным бухгалтером и работала на крупную фирму, торгующую электроникой, прислужницей торгашей.

— Заведи себе собственную фирму или по крайней мере перейди в нормальное, крупное предприятие! — говорила Наоми. — Ты могла бы создавать сказочные сады для господ толстосумов, вместо того чтобы сажать петунии в Карлтонской частной клинике.

— Все доктора обожают петунии, — усмехнулась Марго.

— Насколько я понимаю, у тебя был замечательный план сада при этой клинике, а Зак его зарубил, — заметила Наоми прокурорским тоном. — Не умеешь ты постоять за себя, Марджери-Энн.

— Ну, мы с Заком обсуждали этот проект, — сказала Марго с легким сожалением. — Ему не понравилось. В конце концов, он же босс.

— То есть будь ты на его месте, ты решила бы иначе, не так ли?

Марго ничего не ответила. Наоми пригладила свои черные волосы, коротко подстриженные по последней моде, и откинулась на спинку стула, глядя на подругу.

— Дело не только в работе. Ты и получала бы больше, будь ты сама себе хозяйкой. Зак Аллоуэй в бизнесе разбирается не лучше таракана.

Это была чистая правда. Но Марго все же не сдалась.

— Ну и что? Зато он может меня многому научить.

Наоми хмыкнула.

— Нет, правда! Он, конечно, не деловой человек, и я тысячу раз думала, что то или иное можно было бы сделать лучше, это все верно. Но он настоящий художник!

Марго домыла посуду, поставила тарелки на стол и взяла посудное полотенце. Под полотенцем она обнаружила несколько конвертов и рекламных проспектов.

— Я и не знала, что была почта!

— Извини, забыла тебе сказать. Нет, правда, Марго, подумай о себе, — продолжала поучать Наоми. — Неужели тебе не хочется быть независимой, зарабатывать кучу денег и перестать наконец крутиться как белка в колесе? Ты могла бы купить себе домик где-нибудь в деревне, притаскивать туда всех бродячих собак и кошек…

— О Господи! — воскликнула Марго. Она прислонилась к мойке и тупо уставилась в письмо. — Она умерла… — прошептала она.

Наоми вскочила.

— Что, твоя бабушка?

— Чего? Да нет, не бабушка Бет. Мисс Латимер. Ну, знаешь, та старая дама, что взяла к себе Леди Гамильтон, мою сиамку, которую я нашла, а оставить себе не смогла.

Марго непонимающе взглянула на Наоми.

— Это письмо от адвоката мисс Латимер. Он пишет, что она упомянула меня в своем завещании.

У Наоми глаза на лоб полезли.

— А что она тебе завещала, он не пишет?

— Нет… Жалко ее, Нао. Такая шустрая была старушка… Я любила встречаться с ней и разговаривать по телефону. И она была так любезна, что позвонила мне и сообщила, что у Леди Гамильтон котята. Я как раз собиралась съездить в Карлин, навестить ее… а теперь, видишь, поздно.

— Ой, только не вини себя! — сказала Наоми. Потом добавила: — Слушай! У меня ужасная мысль. А вдруг она завещала тебе своих кошек? У нее ведь, кажется, их штук десять…

— Всего три.

Марго представила себе высокую, угловатую женщину с темными волосами с проседью и внимательными серо-голубыми глазами, которая откликнулась на объявление о сиамской кошке. Мисс Латимер была такая живая и независимая — трудно представить, что ее больше нет.

— Насчет кошек не беспокойся, — сказала она Наоми. — По крайней мере до пятницы. Завещание огласят в пятницу.

Всю неделю Марго работала как вол, чтобы в пятницу быть свободной, и в конце недели отправилась в Карлин. Ее единственное средство передвижения, подержанный и норовистый «шевроле», перейдя за пятьдесят миль, начинал чудовищно дребезжать. Поездка к Беркширским горам обычно занимает часа три, а ей понадобилось все четыре, чтобы доехать до Карлина.

По описаниям мисс Латимер Марго представляла себе Карлин крошечным, тихим городишком, жмущимся к подножию Беркширских гор. Горы и в самом деле оказались потрясающими, но город был совсем не такой — отнюдь не экзотический заброшенный уголок, а, напротив, один из самых фешенебельных городов, какие ей доводилось видеть.

Город мог похвастаться старинными зданиями и даже настоящими дворцами, занимающими добрых два акра земли. Безупречные газоны, ухоженные цветущие сады. Даже воздух здесь был какой-то особенный. Проезжая по старинным улочкам, Марго подумала, что жить в таком месте могут себе позволить только очень преуспевающие люди. Вроде Нейла Кира.

Крытый рынок, у которого она остановилась, чтобы спросить дорогу, тоже был рассчитан явно не на бедных.

— Контору Руперта Брука? Конечно, знаю, — воскликнула безупречно одетая продавщица, к которой обратилась Марго. — Вон там, ближе к центру. Сейчас покажу.

Когда продавщица увидела потрепанный пикапчик, лицо у нее заметно вытянулось. Марго отправилась туда, куда указала ей продавщица, и скоро притормозила у чистенького типового коттеджа, отмытого добела, так что он блестел как новенький. Блестящая медная табличка, к которой был привешен здоровенный бронзовый дверной молоток, извещала, что здесь проживает Руперт Брук, присяжный поверенный.

Внутри контора была обставлена прекрасной деревянной мебелью — старинной, восемнадцатого века. Стояла тишина — слышалось только тиканье благородных прадедовских часов. Стрелки часов показывали, что Марго опоздала на несколько минут, и она рассыпалась в извинениях перед мистером Бруком, пожилым, лысеющим господином в очках без оправы, который то и дело нервно покашливал.

— Ничего-ничего, — ответил он таким тоном, который дал Марго понять, что она отвлекла его от множества более важных дел. Потом откашлялся и произнес: — Прежде чем мы приступим, не могу ли я узнать, кем вы доводились покойной мисс Латимер?

— Она взяла к себе мою кошку, — объяснила Марго, сознавая нелепость своих слов.

— А, вижу. — Поверенный понимающе кивнул. — Кхм… А которую?

— Леди Гамильтон. Я подобрала ее на улице в Бостоне, а у себя держать не могла и дала объявление в газету.

— А мисс Латимер откликнулась на объявление?

— Да. Были и другие звонки, но мисс Латимер эта кошка действительно была нужна.

Адвокат понимающе кивнул.

— Она искала пару для своего сиамского кота, Лорда Нельсона. Судя по ее описанию, он был старый и вредный. Но, похоже, они все же сошлись с Леди Гамильтон: у них родился котенок. Мисс Латимер назвала его Траффи — сокращенное от Трафальгар.

Марго помолчала.

— Вот и все, мистер Брук. Не понимаю, почему мисс Латимер упомянула меня в своем завещании.

— Вы единственная наследница, мисс Сандерс.

— Что? — Марго решила, что ослышалась.

— Подождите минутку, сейчас вам все станет ясно.

Мистер Брук открыл папку, достал бумагу, расправил ее, снова прокашлялся и приступил к чтению.

Марго слушала его, но ясно ей ничего не стало. Наоборот, усилилось ощущение нереальности всего происходящего.

— Простите, — перебила она, — я не очень понимаю. Вы хотите сказать, что… что мисс Латимер оставила свое состояние мне?

Мистер Брук даже не улыбнулся. Он не поздравил, не порадовался за нее.

— Именно так.

У Марго перед глазами поплыли темные круги.

— Н-но… но почему… она… мне…

— Наследство включает в себя дом на Пичтри-лейн, земли и все, что на них находится. Кроме того, имеется небольшое поручение. Поручение касается, кхм, кошек.

Мистер Брук помолчал.

— Прежде чем продолжать, я должен предупредить вас, что в завещании указано, что оно вступает в силу лишь в том случае, если вы обеспечите кошек. Поскольку кот плохо перенесет перемену обстановки, это означает, что вам, кхм, придется поселиться в Латимер-хаузе.

Марго стиснула виски руками — у нее голова шла кругом.

— Но почему она оставила свое состояние именно мне? Вот чего я не могу понять! Кто-нибудь из ее родственников…

— У нее не было родственников и почти не было друзей. Она была… кхм… эксцентричной особой, — добавил мистер Брук, поджав губы. — По правде говоря, она много лет вела войну со своими соседями.

— Из-за кошек?

— Кхм… в частности. Видите ли, соседи мисс Латимер гордятся своими усадьбами…

— А она нет?

— Ну как вам сказать… Видимо, лучше всего показать вам саму, кхм, усадьбу.

И мистер Брук встал.

— Мы поедем в моей машине.

Марго была чересчур взволнована, чтобы поддерживать светскую беседу, да мистер Брук и не пытался завести разговор. Они проехали через центр города и выбрались на одну из окраинных улиц. Она, как и все прочие улицы Карлина, была застроена элегантными коттеджами, каждый из которых был окружен ухоженным садом.

Навстречу попался необыкновенно красивый сад, сразу пробудивший профессиональный интерес Марго.

— О да, Эмберли вот уже несколько лет подряд получают премию карлинского клуба садоводов, — сообщил мистер Брук в ответ на ее вопросы. — А это чудный домик миссис Шеридан. Миссис Шеридан — президент, кхм, карлинского Общества женщин.

Он сделал многозначительную паузу, перед тем как сообщить:

— А вот и Латимер-хауз.

Дом мисс Латимер («Надо же, теперь это мой дом», — подумалось Марго) был большим особняком восемнадцатого века, стоявшим чуть в стороне от дороги, окруженным серебристыми елями. За деревьями виднелся большой фонтан.

— Какая прелесть! — восхитилась Марго.

Мистер Брук хранил мрачное молчание, и Марго скоро поняла почему. Вблизи стало заметно, что ели ужасно старые и их давно пора подстричь, а сам дом был похож на престарелую красотку. Краска облупилась, некоторые стекла выбиты и рамы заделаны пленкой или картоном, на земле валяется черепица, упавшая с крыши.

А о саде и говорить нечего. У Марго упало сердце, когда она увидела кусты роз и сирени, заглушенные сорняками. Газоны и клумбы заросли мокрицей, а фонтан позеленел от плесени.

Мистер Брук снова прокашлялся.

— Как видите, у соседей есть причины для недовольства.

— Да, тут придется поработать, — кивнула Марго. — Однако…

— К сожалению, — прервал ее адвокат, — доходы мисс Латимер весьма скромны. Их едва хватает на уплату налогов. Я чувствую, что обязан сообщить вам это, прежде чем вы согласитесь принять условия ее завещания.

Он советовал ей не брать на себя непосильную ношу и был, безусловно, прав. Со своей точки зрения. Марго видела, что усадьба нуждается в уходе, и это, несомненно, потребует больших расходов, а денег у нее нет. Наоми первой согласилась бы с мистером Бруком. Но Наоми не видела этого дома! Эти четкие линии! Эта ароматная сирень! Эти розовые бутоны, пробивающиеся сквозь бурьян! Марго влюбилась в это место с первого взгляда.

Дом был очарователен даже в таком запущенном виде.

— А где кошки? — спросила Марго, чтобы протянуть время.

Мистер Брук поморщился.

— Когда мисс Латимер скончалась, мы попытались отвезти их в приют для животных. Кот драл всех, кто к нему приближался. Кошка убежала от служащего приюта и где-то спряталась. Наконец моя секретарша, кхм, согласилась приходить сюда раз в день и кормить их. Это, конечно, не идеальный выход, но ничего лучшего мы придумать не могли.

— Они пробыли одни целую неделю! — воскликнула Марго. — Бедняжки! Мистер Брук, ключ у вас с собой?

Адвокат достал ключ. Когда Марго отпирала парадную дверь, он предупредил:

— На вашем месте я бы был поосторожнее. Этот кот просто опасен.

Но Марго уже распахнула дверь и остановилась на пороге, привыкая к полумраку прихожей. Из темноты на нее уставилась пара зеленых огней.

— Лорд Нельсон? — спросила Марго.

В ответ раздалось утробное мяуканье. Теперь она разглядела кота. Здоровенный, мрачный, спина выгнута, хвост воинственно мотается из стороны в сторону.

— Ну-ну, киса, — сказала ему Марго. И мягко и дружелюбно добавила: — Не бойся, Лорд Нельсон. Я тебя не обижу. Я даже не стану трогать тебя, пока ты мне не разрешишь. Но, если уж я должна заботиться о тебе, нам стоит сделаться друзьями, не правда ли?

Кот взвыл — Марго и не подозревала, что кошка может так орать, — и зашипел. Краем глаза Марго заметила, что мистер Брук отступил на несколько шагов.

— Осторожнее! — повторил он. — Он, наверно, бешеный! Его надо, кхм, уничтожить!

— Он просто напуган, — отрезала Марго. — А вы бы на его месте…

И тут на нее свалилось что-то мягкое и теплое.

Марго взвизгнула. Адвокат шарахнулся назад и побежал прятаться за куст можжевельника. Лорд Нельсон еще раз взвыл и исчез в темноте. Марго и сама готова была бежать без оглядки, но осознала, что эта штука, что свалилась ей на шею, жалобно мяучит.

Она подняла руки и сняла с себя пушистую зверушку. В лицо ей уставились немигающие сапфировые глаза на темной мордашке. Теплый коричневый носик с любопытством принюхивался.

— Ой, Траффи! — обрадовалась Марго.

Сиамский котенок деликатно зевнул, разинув розовый ротик. Он еще поглазел на Марго, потом протянул бархатную лапку и коснулся ее щеки.

— Все в порядке. Ты мне тоже нравишься, — улыбнулась она.

— Мисс Сандерс?

Она обернулась и увидела маленького адвоката, осторожно выглядывающего из-за кустов можжевельника. Ее можжевельника. А рядом журчал ее позеленевший фонтан, и вокруг ее дома цвел ее заросший сад. Ощущение нереальности происходящего развеялось как утренний туман. Нет, все идет как надо! И Марго охватила беспечная радость.

— Все в порядке, мистер Брук, — весело сказала она. — Познакомьтесь с Траффи. Это младший из моих подопечных.