Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 8 Что такое принцессы и с чем их едят

Читать книгу Превратности судьбы
4316+1019
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Что такое принцессы и с чем их едят

Замок Тангер. Проклятые земли.

В кабинете царил полумрак, тяжелые черные шторы закрывали окна. Возле камина стояли два кресла, обтянутых черной кожей. В них сидели двое. Огонь медленно пожирал деревянные чурки и горел неестественно ровно. Одна из фигур старалась как можно дальше отстраниться от огня. Еще бы: летний вечер был очень теплым, а еще этот жар от камина. Вторую же фигуру это ничуть не смущало, и даже казалось, что она получает удовольствие.

— Докладывай, Дарак, — равнодушно сказал маг, укутанный в черную мантию.

— Все очень плохо, милорд. Нападение на Этланию, которое мы так давно и тщательно готовили, провалилось. Во–первых, в самом начале схватки неизвестными наемниками был убит шаман Кинарг, что естественно, лишило орду магической защиты. А во–вторых, Кинарг не успел довести до конца готовившийся обряд и не сумел вызвать каменных големов.

Без магической поддержки степняки и лесные бандиты стали просто мясом. Маги врага и проклятые гномы в первые же минуты битвы разбили более половины орды и у варваров просто не осталось никаких шансов. Далее конница принца уже играючи разбила остатки армии.

Мне пришлось незаметно отступить, прикрывая наших выживших адептов и Ваакха, который увязался за нами.

— Почему ты не помог нашим союзникам? Почему не использовал 'зов предков'? — все с тем же равнодушием спросил старший.

— Маги Этлании своими огненными зарядами сжигали варваров до золы, а гномьи снаряды разрывали тела на куски. Не было рабочего материала, а тех тел, что были пригодны для превращения в нежить, было слишком мало, чтобы повлиять на ход боя. Я решил не светить нашим врагам наше новое заклинание.

— Это для тебя оно новое, а так этому заклинанию тысяча лет. Но ты правильно поступил, у нас еще будет время удивить наших врагов.

— Да, милорд. Но это не все. Эти наемники, убив шамана, смогли заручиться поддержкой короля, и сейчас помолвка принца Валента и принцессы Алины отменена. Теперь один из них станет ее женихом. Так что обе наши ставки не сыграли, милорд, — скороговоркой выпалил худощавый молодой маг. — Теперь устранение принца Эрика не имеет первоочередного значения.

— Как могли обычные наемники угробить Кинарга? Разве он не пользовался моими наработками защитного купола? — спросил старший.

— У них оказался мощный артефакт в тартаге, я даже не смог просканировать его, мне просто не хватило сил и мастерства, — утомленно произнес Дарак.

— Даже так. Это становится интересным. Что ты узнал о них? — в голосе старшего прорезалась нотка интереса.

— Их имена. И то, что они из благородных: сэр Анатолий, сэр Алексей, сэр Андрей и сэр Роман. Они называют себя русскими наемниками, хотя я не знаю такой страны ни на этом, ни на другом континенте. Ходит слух, что они вообще из другого мира. Разве это возможно, милорд? — стараясь угодить, тут же выпалил худощавый.

— Да, это возможно, Дарак, — ответил рассеянно маг, задумавшись о чем то своем.

— Милорд, еще одно. По сообщению нашего информатора, Алина с сотней бойцов отделилась от армии и выехала в столицу. Мной было принято решение похитить ее, но оказавшиеся под рукой гаалхи не оправдали надежд. Их было сорок особей, но они не то что не смогли захватить принцессу — их просто всех вырезали, сумел уйти только один.

— Дайте приказ и я найму настоящих вампиров, а не этих ублюдков! Я хотел бы поквитаться с этими русскими.

— Не смей трогать эту четверку, но вампиров для слежки найми. Глаз с них не спускать. Я позже решу их судьбу. Принц Валент нам больше не нужен. Ты меня понял? — жестко ответил хозяин.

— Да, милорд. Несчастный случай? — вскочив на ноги, испуганно залепетал старший послушник.

Темная фигура в ответ утвердительно кивнула головой.

— Разрешите идти, милорд? — Дарак поклонился. Как же ему хотелось по быстрее покинуть этот кабинет. Указательная нотка в голосе старшего перепугала его не на шутку.

— Долей мне в бокал и можешь быть свободен.

Дарак налил, как любил хозяин, две трети крови и одну треть вина. С самого начала разговора он знал, что выживет, ведь хозяин пригласил его присесть возле камина. Вот если бы они сидели за столом, тогда бы следовало волноваться. Но даже зная это, Дарак не мог унять дрожи в коленках.

Уже открыв двухстворчатую дверь из кабинета, он услышал:

— Дарак.

— Да, милорд? — страх предательски сковывал движения, и Дараку пришлось приложить немало усилий, чтобы повернутся лицом к господину.

— Дня три я буду заниматься своими исследованиями, меня не беспокоить.

— Слушаюсь, милорд, — ответил старший послушник и, уважительно склонив голову, пятясь, вышел из комнаты.

Закрыв за собою тяжелую дверь, он в очередной раз подивился мастерству магистра. Змеи, изображенные на железных створках двери, ожив, переползли к центру и застыли. Теперь дверь представляла собой монолитную плиту, которую невозможно было открыть ни силой, ни магией. Как будто все еще чувствуя на себе взгляд милорда, Дарак передернул плечами, прогоняя оцепенение и поспешил удалиться…

Маг сидящий возле камина ухмыльнулся, в его глазах заиграл веселый огонек. Глупый Дарак и не догадывался, что сыграла самая большая ставка.

— Ну что ж, пора заняться делами, тем более следопыт Атон в ожидании обещанной награды наверное весь ковер в приемной вытоптал. И ведь не уйдет, зараза. Ну ничего, дам ему расческу, и пока ковер не примет прежний вид, хрен он у меня что получит.

Подойдя к камину, магистр взмахнул рукой, и мирно горящее пламя мгновенно охватило все пространство камина. Шагнув внутрь, маг исчез, а пламя погасло.

* * *

Конные воины, увидев нас, спешили приблизиться. Командир разъезда оказался неглупым и с ходу оценил обстановку. Поэтому, перебросившись несколькими фразами с Озом, он послал гонца в штаб армии. Остальные всадники остались с нами, и наконец мы смогли почувствовать себя в безопасности. Напряжение спало, и я почувствовал себя мертвецки уставшим. Буквально на секунду притулившись спиной к одиноко стоявшему дереву, я провалился в забытье. Казалось, прошло всего лишь несколько секунд, когда я открыл глаза и понял, что на нас скачет полутысячное конное войско. Бессонная ночь и пережитый ужас вызвали дикую апатию, поэтому если бы даже это был противник, я бы не сдвинулся ни на миллиметр. Рассмотрев наконец флаги войска Этлании я опять закрыл глаза.

Пять сотен лошадей, несущихся галопом — это вам не фунт изюма. Поэтому когда это громыхающее и фыркающее войско наконец остановилось, я окончательно проснулся. Было видно, что принц Эрик пытался как можно быстрее добраться к нам. Когда я подошел к нашей машине, возле которой стояли мои друзья и Оз, принц уже держал в своих объятиях Алину.

— Сестра, с тобой все в порядке? — обнимая ее, спрашивал он.

— Да, я цела и невредима. Ты пока ещё не совсем задушил меня.

— Прости, — принц отпустил девушку, — я просто так переживал за тебя. Оз, я хочу из первых уст узнать о произошедшем. Давайте присядем, и ты мне все расскажешь.

Солдаты по приказу принца расстелили на траве одну из палаток, и все выжившие после сегодняшнего кошмара расположились перед принцем. Оз пересказал произошедшее ночью во всех подробностях, иногда и мы добавляли свои 'пять копеек' в его рассказ. Лишь Алина молчала и тоже внимательно слушала, поскольку все события она 'проспала'.

Не забыл Оз рассказать и о том, как ребята отбивали принцессу. Эрик выразил нам большую признательность и сказал, что теперь он наш должник. А Алина восхищенно смотрела на Алексея. Ну как же, ведь он с голыми руками кинулся спасать ее от гаалхов. Во время разговора Эрик странно посматривал на сестру, видя, как она и Алексей, сидя вместе, держались за руки.

После выяснения всех обстоятельств принц отправил несколько депеш и организовал похороны павших.

Чтобы не осквернять погребение воинов, тела тварей перетащили на другое место и там сожгли. А на месте боя была устроена братская могила. Когда последний из солдат был похоронен, принц выступил с речью, где выразил сожаление по поводу погибших. Огласив, что за спасение принцессы семьи павших воинов будут получать двойную пенсию, принц отдал приказ, чтобы каждый возвращающийся полк останавливался на час отдыха возле погребения, чтобы солдаты могли проститься с погибшими друзьями. Отдав последние почести павшим, воины забрались на коней, и мы выдвинулись дальше.

Алексей решил присоединиться к принцессе, и, взяв одну из свободных лошадей, поехал с ней рядом. Хотя мы уговаривали его не делать этого, ведь опыта езды у него не было, он все равно не отказался от своей глупой затеи, сказав, что у него и принцессы, появилось очень много общих тем для разговоров.

— С Лехой что‑то нужно делать, — обратился я к друзьям, — такими темпами он точно решиться жениться на принцессе, чего ее папа явно не одобрит. Мне не жалко денег, которые нам выдал принц, но ведь король может и всерьез голову Леше открутить.

— А что с ним сделаешь? У него сейчас мозги совсем отказали и не факт, что от того лечебного энергетика, которым перед дорогой напоили нас маги. Вот сейчас он себе на лошади задницу отобьет с непривычки, потом не то что ходить — сидеть нормально не сможет — сказал Андрей, пристраиваясь в хвост колонны.

— Вот когда он завтра не сможет залезть на лошадь, в чем я не сомневаюсь, а будет ехать с нами в машине, проведем с ним ликбез на тему 'влюбленные принцессы' и что делают их папочки с неугодными женихами, — предложил Толик.

— Согласен, только нужно что‑то повнушительнее. Что, если он не одумается, то тапки прилетят не только ему, но и нам, и Алине. Типа, отправит папа дочурку в монастырь, — сказал я, развалившись на заднем сиденье.

— А у них тут монастыри есть? — спросил Андрей.

— А я откуда знаю? Но что‑то говорить ведь надо, — ответил я и задумался, — как‑то нужно было разрубить этот 'Гордиев узел'. Новоиспеченных влюбленных конечно жалко, но по–моему без слез тут не обойтись…

Не спеша следуя за конным отрядом, часов через пять мы достигли места стоянки возле полноводной реки, которая называлась Лура. Было видно, что на этом месте армия останавливалась не в первый раз. Воины уже разжигали костры, устанавливали шатры и палатки. Неподалеку через речку был построен каменный мост, не сильно широкий, но сделан добротно. Завтра тут будет столпотворение, на нем едва могли разминуться три всадника в ряд…

Встретивший нас посыльный пригласил расположиться недалеко от шатра принца. 'Недалеко' в понятии нашего провожающего было около ста метров. В уже поставленной палатке мы обнаружили стонущего Алексея. Он лежал на животе.

— Ну что, джигит, наскакался? Дурья твоя башка! А ведь тебя предупреждали, — высказался с порога Толик, а Алексей лишь отвернулся и продолжил свои вздохи.

Расстелив свои спальники рядом, мы улеглись отдохнуть с дороги. Минут через десять, когда мое терпение иссякло, и больше не было сил слушать стоны Лехи, я решил пройтись и вышел из палатки. На выходе я столкнулся с Алиной, она несла в руках какой‑то кувшин.

— Какими судьбами, Алина? Неужели земля поменялась местами с небом? Раз вы лично решили посетить обычных наемников, и даже не просто так, а с подарком. Надеюсь, это вино? — шутливо спросил я.

— Вам бы только выпить! Это лекарство, растирка для Алексея.

— Эх, вот так всегда! Такая красивая девушка, да еще и принцесса, и не ко мне. Грустно.

— Перестаньте, сэр Роман, лучше пропустите меня. Я ведь на минутку, брат и так уже косо смотрит на меня, — принцесса иронично улыбнулась.

— Э нет, торопиться не надо. Давайте поставим кувшинчик вот сюда, — я забрал его и поставил возле палатки. — А теперь мы с вами пройдемся и немного поговорим.

— Но Леша…

— Ничего страшного, еще пару минут подождет. Дело не терпит отлагательств. Тем более, когда мы с вами сможем еще оказаться наедине?

Взяв под руку принцессу и отведя ее в сторону, я завел разговор.

— Принцесса Алина, я хотел бы обсудить с вами ваши отношения с Алексеем. Дело в том, что я не могу без слез смотреть на своего друга, ведь он влюбился в вас, словно мальчишка. Взять хотя бы его сегодняшнюю затею на счет конной поездки. Неужели вы, не могли остановить его? Видите, как он теперь мучается.

— Но я же не знала, что он в первый раз сядет на лошадь. Теперь я хочу помочь ему, эта мазь поставит его на ноги за один день, — принцесса виновато отвела взгляд.

— Поверьте, вы можете помочь ему, но не этой мазью. Поймите, ваши отношения зашли очень далеко. Вы ведь знаете, что ваш отец очень негативно отнесется к вашему браку, если он действительно станет реальным. Ведь невооруженным глазом видно, что если так и дальше пойдет, то вы решите всерьез сыграть свадьбу. Вы ведь знаете Алексея всего пару дней, о чем вы думаете? Вы должны охладить пыл Алексея и отдалится от него.

— Кто вы такой и какое имеете право вмешиваться в наши отношения с Алексеем?! — воскликнула Алина, гневно посмотрев на меня.

— Имею, Алина! Имею. Алексей — мой друг, и я не хочу, чтобы у него в голове или в районе сердца оказалась лишняя дырка от случайной стрелы. Думаете, ваш отец допустит свадьбу? Ну конечно, если вы готовы рискнуть жизнью моего друга, пожалуйста, продолжайте. Только если с ним что‑нибудь случиться, винить вы должны будете только себя.

— Я поговорю с отцом, я скажу, что люблю Алексея! Он не посмеет.

— Да что вы говорите! Даже если предположить, что у вас Алексеем любовь с первого взгляда, во что мне верится с трудом, и вы все‑таки добьетесь от отца разрешения на свадьбу, вы можете гарантировать, что король не сможет придумать какой‑нибудь несчастный случай, чтобы избавится от него, не навлекая на себя ваш гнев. А если во время обеда он случайно подавится или заболеет неизвестной и очень опасной болезнью, или просто споткнется и сломает себе шею? На месте короля я бы вообще сделал проще: нанял профессиональных убийц и грохнул всех нас четверых, а на телах оставил записку, что это привет от родственников Кинарга. В общем, у вашего отца миллион и один способ избавится от нас, не навлекая ваш гнев на себя.

Принцесса замолчала. Мне было жаль ее, но допустить дальнейшее развитие событий не по сценарию было чревато серьезными последствиями, и я продолжил.

— Да, вы любите друг друга, но принесет ли эта любовь счастье Алексею и вам? Даже если вам удастся уговорить отца, не забывайте, вы все‑таки принцесса, а он простой наемник. Как на него будут смотреть при дворе? Как на прихлебателя? О чём будут шептаться у него за спиной? А что скажут на совете королей вашему отцу? Вы не задумывались об этом, Ваше высочество? Вы можете помочь, отпустив его. Да, это не просто, но со временем вы поймете, что все мы, и я, и ваш брат, и ваш отец были правы. К сожалению, вы не сможете быть счастливы вместе с Лешей, слишком много обстоятельств не в вашу пользу. Тем более, вы уверенны, что при возможности вернуться в наш мир, он решит остаться тут? А о том, чтобы перенести вас обоих к нам, даже речи быть не может. Если ваш отец, при каком‑то невероятном стечении обстоятельств, все же благосклонно отнесется к вашему браку, то отпустить свою дочь неизвестно куда, он навряд ли согласится.

— Мы сбежим, мы любим друг друга. Мы уедем далеко–далеко, но все же будем вместе и никто не сможет нам помешать!

'Да уж, детский сад какой‑то', — призадумался я. — 'Ну вот что с ними делать? А что если…'

— Хорошо, Алина, — обратился я уже по мысле–связи. — Давайте пока не будем торопить события, пусть время расставит все по своим местам. Но для того чтобы у ваших отца и брата не появился повод для размышления о ваших отношениях с Лешей, предлагаю разыграть небольшой спектакль.

— Какой? — Также по мыслесвязи спросила у меня принцесса, удивленно взглянув на меня.

— Давайте разыграем ссору между вами и Алексеем и скроем ваши отношения от посторонних взглядов. Нам нужно, чтобы все были уверенны, что между вами все кончено. Нет, свадьба в силе и все идет по плану, но для ваших отца и брата должно быть ясно, что у вас с Алексеем никаких серьезных намерений. Таким образом, вы защитите моего друга от нападок родственников. Вы согласны?

— Но тогда я не смогу видится с Лешей.

— Возможно, какое‑то время. Но тем не менее, пока он ваш официальный жених, вы все равно будете пересекаться, по крайней мере тайно.

— Да, но что я должна сделать? — у принцессы загорелись глаза. Ну а как же, наверное в любовных романах, которые ей удалось прочитать, наверняка были тайные свидания с возлюбленным. Это я удачно попал.

— Сейчас я предоставлю вам повод обидеться на Алексея, и вы согласно новой роли должны будете на некоторое время исчезнуть для него.

— Но…

— Никаких но, принцесса. Не забывайте, на кону жизнь моего друга. Тем более, во–первых, я предупрежу его об этом, а во–вторых, в последующем буду вам помогать.

— Я согласна, — отведя взгляд, ответила Алина.

И перейдя с мыслесвязи на обычный разговор я продолжил.

— Принцесса, не знаю, рассказывал ли вам Алексей, но буквально недавно его бросила будущая невеста. Не кажется ли вам странным, что он сразу же влюбился в другую? Я, конечно, не могу ничего утверждать, но, по–моему, вы для него спасательный круг, безумно красивый, но всего лишь круг. Настоящая ли это любовь?

— Это не правда, — прошипела Алина и подозрительно посмотрела на меня.

Не знаю, приняла ли она мою фразу в серьез или все же играла по задуманному плану, но пятой точкой чувствую, что Леше еще точно предстоит разговор об этом с Алиной.

— Может, вы сами спросите у него?

Я хотел было сказать что‑то еще, но принцесса, гневно взглянув на меня, прошептала какие‑то слова и из ее глаз потоком брызнули слезы. Закрыв лицо ладонями, она убежала.

'Не, ну я все понимаю, но какие же эти женщины все‑таки стервы! Даже заклинание для вызова слез придумали. И вообще, зачем я во все это ввязался? Ладно, теперь еще нужно поговорить с Лешей', — подумал я и, тяжело вздохнув, отправился к палатке.

Зайдя в палатку, я понял, что ничего не изменилось Алексей все также кряхтел и стонал, а Толик и Андрей резались в дурака.

— Интересно, нас хоть покормят? — спросил у меня Андрей.

— А я откуда знаю? Вот, Алексей, это тебе растирка. Алина передала.

— А где она? — спросил Алексей, и даже соизволил перевернуться ко мне лицом.

— Я вам что, справочное бюро? Передала и ушла к себе. Что сам себе задницу намазать не сможешь? — разозлился я.

— Да я не об этом, просто хотел ее увидеть!

— Как меня достали ваши 'шуры–муры'! Лучше действительно пойду спрошу, где тут кормят.

Выйдя из палатки, я столкнулся с Эриком. Да что же это такое?! Хоть знак стоп вешай. Было видно, что принц очень зол. Сжимая кулаки, он дышал сквозь зубы.

— Где этот негодяй?! Я немедленно хочу его видеть!

— Что случилось, Ваше высочество? — недоуменно спросил я.

— Сэр Алексей! Что он сделал с моей сестрой, она рыдает и ни о чем не хочет говорить!

— Принц Эрик, сэр Алексей здесь совершенно ни при чем. Давайте отойдем, и я вам все объясню.

Отойдя от палатки, я передал Эрику официальную версию нашего разговора с принцессой. Во время рассказа принц наматывал круги, изредка бросая на меня взгляд.

— Якубу мне в гости! Ты правильно поступил. Но неужели ты не мог это сделать как‑то помягче?!

— Да как же еще мягче? Я и так старался, как мог.

— И когда она успела влюбиться? — остановившись, задал риторический вопрос принц.

— Ну, это уж точно не ко мне. Кстати, теперь, когда принцесса, надеюсь, не захочет даже видеть Алексея, нужно будет не дать ему возможности встретится с ней и объясниться.

— Это я возьму на себя. Не боишься, что если все откроется, то потеряешь друга? — принц кинул на меня пронзительный взгляд.

— Я больше боюсь, что потерял бы друга и, возможно, не одного, если бы не сделал этого.

— Ну, ты вообще делаешь из моего отца монстра, — взгляд принца потеплел, он понял, что я не за свою шкуру переживаю и не за деньги.

— Это не я, это обязательства перед государством и короной делают его таким. Не ты ли недавно из‑за всех этих государственных заморочек не мог помириться с Тирамом? Или может ты дашь гарантии?

Принц внимательно посмотрел на меня и на пару секунд замолчал. Видно, что‑то решив для себя по поводу моего панибратского обращения, он продолжил.

— Что ты заладил 'гарантии, гарантии'?! Ладно, мне пора идти. Мпасибо, что все рассказал.

— Да не за что. Между прочим, а где бы мы могли пообедать, Ваше высочество? — не забыв о друзьях, спросил я.

— Я распоряжусь, вам принесут, хотя все равно мы из общего котла в походе едим — традиция. Так что если сильно проголодались — с левого края стоянки полевая кухня.

— Спасибо, Ваше высочество, мы пройдемся…

Вернувшись к своим, я принес радостную весть, что нас все‑таки покормят, но топать нужно самим. Алексея оставили в палатке, пообещав принести ему ужин сюда.

— Кстати, кто там приходил? — спросил Толик, по пути к полевой кухне.

— Эрик, — ответил я, хотя, думаю, ребята и так наблюдали за нами из палатки.

— Чего шумел? — продолжал интересоваться Толик.

— Да так ничего, поговорили просто, что такое влюбленные принцессы и с чем их едят.

— А по–подробнее?

— Такое впечатление, что я все еще в роли толмача–переводчика. Тому расскажи, этому перерасскажи! За ужином поговорим, а то слюной сейчас подавлюсь.

За разговором мы подошли к обозам и расположившейся рядом полевой кухне, с которой доносились аппетитные запахи…

Как и обещал, за ужином я рассказал друзьям о произошедшем разговоре, но опять же — официальную версию. За что получил два недовольных взгляда и почётное звание мудака.

— Да идете вы оба! Я что ли для себя стараюсь?! Или мы не об этом сегодня разговаривали, что это добром не кончится?! Я думал, что хоть вы меня поддержите. Вот завтра Алексею будете сами объяснять, почему ему нельзя быть с принцессой, раз такие умные и пушистые.

Психанув и недоев, я ушел искать Оза, чтобы упасть ему на хвост и разжиться табачком.

— Эх, тяжело, а дело делать надо. И, как говорится, 'меньше знаешь — крепче спишь', — тем более, я все еще не исключал возможности, что нас подслушивают. Ничего, потом со временем поймут.

Оз был очень занят планированием завтрашней переправы, но пять минут мне уделил. Мы немного поболтали, а потом он, пожелав мне хорошо выспаться, отправился к принцу на доклад. Я же направился к себе в палатку.