Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 7 Любовь зла, завалишь и козла

Читать книгу Превратности судьбы
4316+993
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

Любовь зла, завалишь и козла

Проснувшись, я услышал конское ржание. Я лежал и не смел открыть глаза. Очень хотелось, чтобы все, что произошло со мной, оказалось всего лишь сном. И я сейчас лежу в спальнике в лесу, а по просеке рядом едет телега из деревни. Открыв один глаз, я увидел темный потолок палатки.

— Твою… — из моей груди вырвался стон разочарования.

— Что, тоже не приснилось? — неожиданно для меня раздался голос Толика.

— Да иди ты, — ответил я. Разочарование от того, что это не сон, смешивалось с жутким похмельем.

— Ну что, давай будить остальных? — промычал Толик, пытаясь открыть бутылку с минералкой.

— Давай, пусть тоже вкусят все прелести 'и где это я?', — ответил я, дожидаясь, когда Толик напьется и передаст бутылку мне.

Вот, казалось бы, четыре абсолютно разных человека, а при пробуждении почему‑то вспомнили одну и ту же маму. Наверное, это у нас в генах.

Окончательно проснувшись, не забыли мы и о подаренном нам вчера целебном напитке. Сделав буквально по глотку из заветного кувшина, мы почувствовали себя гораздо лучше, а после его опстошения нам показалось, что вчера ничего и не было. Окончательно распрощавшись с симптомами похмелья, мы выбрались из палатки. Недалеко от входа обнаружился Оз, сидевший на бревне и пивший из деревянной кружки горячий ароматный напиток.

— Ну, братцы, вы даете! Я поначалу сомневался, что вы из благородных, но так дрыхнуть могут только сэры. Уже пятая десница дня прошла, — улыбаясь, сказал Оз и отставил кружку.

— Да ладно тебе, Оз, вчера ведь славно посидели, — ответил я, подумав, что все могло закончится не так весело, как теперь казалось. Да и Леша, конечно, вчера порядочно накосячил.

— Оз, а сколько всего десниц в сутках? — спросил заинтересовавшийся Толик и присел рядом с Озом, стараясь не перевернуть его кружку, которая стояла рядом.

— Десять десниц по сто тиков.

— А тик это сколько? — продолжил спрашивать Толик. И правда, мы в этом мире практически сутки и включиться в местное время для нас было крайне необходимо.

— Сто ударов сердца, — ответил Оз и зачем‑то хлопнул себя рукой по груди.

— Принимая за нормальное сердцебиение семьдесят ударов в минуту, имеем, что их десница приблизительно равна двум с половиной часам, т. е. в сутках у них двадцать пять часов и сейчас где‑то пол–одиннадцатого, — выдал я через секунду, неожиданно для самого себя.

— Тебя вчера по голове не били? — удивленно смотря на меня, спросил Андрей.

— Ты что, вчера пил без нас, калькулятор ходячий? — улыбнувшись, вторил ему Толик.

— Да идите вы, — ответил я. Вроде больших математических способностей я за собой не замечал, а тут — на тебе. И я был удивлен этому не меньше, чем мои друзья.

Оз усмехнулся и продолжил.

— Принцесса рвет и мечет. Она уже с утра в дорогу собралась, а будить дорогих гостей после банкета не принято. Вот и сижу здесь по приказу Его Высочества, вас жду, — сказал Оз и, вспомнив про недопитый напиток, взял опять кружку в руки.

В общем, деваться было некуда, и мы приступили к сборам в дорогу. Закинув наши нехитрые пожитки и мешки с золотом в машину, мы присели перекусить продуктами, оставшимися еще после пикника. Не забыли пригласить и Оза. Было заметно, что воин с интересом пробует нашу пищу. Особенно его удивили чипсы, которые я взял с собой похрустеть во время дороги, но засунул их слишком далеко в рюкзак и потом поленился за ними лезть. А во время пикника хватало и натуральных продуктов.

— Оз, — виновато обратился я по мыслесвязи к советнику во время импровизированного завтрака.

— Чего? — буркнул он, видно, еще сердясь на меня.

— Ты это, зла не держи, за то, что я на тебя концы перевел. Если бы я что‑то попытался объяснить в тот момент принцу, меня бы никто не послушал и неизвестно, чем бы дело закончилось. А так вроде все хорошо обернулось, — сказал я, пытаясь помирится.

— Да, Якубу тебе в гости, — ответил Оз. — Знаешь, как эти мальчишки меня чепухвостили, несмотря на то, что я им в отцы гожусь? Потом, конечно, принц меня поблагодарил, но все же больше так не делай.

— А ты неплохо выглядишь, я бы тебе дал всего сорок, — искренне удивился я.

— Ну так мне дряхлеть нельзя, знаешь, сколько на мне всего? Нужно поддерживать авторитет, а то отправят на пенсию, что я буду делать? — ответил Оз и тяжело вздохнул. Мне неожиданно стало ясно, что Оз жил своей работой. Видно, своего положения он добился исключительно старанием и деловыми качествами и не исключено, что начинал он обычным солдатом.

— Так а сколько тебе?

— Ну пятьдесят пять скоро стукнет, — с сожалением опять вздохнул Оз. Видно, для него это была больная тема.

— Да ладно, Оз, тебе да пенсии еще далеко. Тем более, даже того времени, что мы знакомы, мне хватило, чтобы распознать в тебе профессионала, а такими кадрами не разбрасываются, — мне захотелось морально поддержать его.

— Ага, посадят перебирать бумажки или молодняк воспитывать, а я этого не люблю. Якубы на них нет! Мне оперативная работа больше по душе.

— Ладно, Оз, а что ты заладил — Якуба да Якуба. Кто это вообще? — спросил я, передавая Озу стаканчик с кофе, который Андрей заваривал на капоте, предварительно застелив его клеёнкой. Вот ведь маньяк — там царапины и вмятины с кулак, а он все боится машину испачкать.

— Якуба? Так это по старым поверьям богиня такая была. Развлечение у нее было одно. Обращалась в девушку невиданной красоты. Знакомилась с молодыми парнями и соблазняла их.

— Ну и что тут такого? — ожидая все‑таки какого‑то подвоха, спросил я.

— А то, что в самый ответственный момент, превращалась она в свое истинное обличие. Вот и представь, что секунду назад тебя обнимала знойная красотка, а тут вдруг понимаешь, что под тобой огромная рогатая зеленая жаба. Каково?

— Я бы даже сказал 'кАково', — и не зная, переведет ли правильно мою иронию жемчужина, добавил. — Да уж, ужас, да и только…

Закончив завтрак и дождавшись, когда Андрей дольет в бак бензин из запасной канистры, мы поехали вслед за ожидавшим нас верхом Озом к шатру принца. Несмотря на позднее застолье, работа в лагере уже кипела вовсю, и воины занимались житейскими делами. Глядя на этих людей, я понял, как мало нужно для счастья. Скоро они вернутся к своим семьям, живые и невредимые. Пусть случайно, но и мы приложили к этому руку, и я внутренне радовался вместе с ними.

Шатер принца, как и вчера, был под охраной и на некоторых лицах гвардейцев мелькали ухмылки. Видно, нас здесь запомнят не только по вчерашнему подвигу, но и по нашим ночным загулам. Из шатра раздавался звонкий голос принцессы.

— Сколько можно их ждать? Да я сейчас сама пойду и разбужу этих лентяев!

— Сестра, как можно! Ты должна вести себя, как настоящая принцесса, а не как взбалмошная девчонка. Гости устали и хотят отдохнуть. Тем более среди них твой будущий муж, так что прояви к ним хоть капельку уважения.

— Гномью водку вы устали пить да пьяными языками молоть! А насчет Алексея — так ему единственному хватило мужества признаться мне, что это все ваши политические игры. И раз это так — так никакой он мне и не муж, — да уж, принцесса была не в духе, и, слава богу, принц первым принял на себя порывы ее гнева.

Чтобы обозначить наше прибытие, Андрей посигналил. На шум из шатра вышел принц Эрик. Он встретил нас с улыбкой на лице.

— Доброе утро! — поздоровался он, а я подумал, что если он улыбается, значит все не так уж и плохо.

— И вам того же, Ваше Высочество. Мы готовы к дороге, — сказал Толик.

— Они готовы! Свершилось! — выскочила из шатра Алина. — Это неслыханно, чтобы принцесса ждала каких‑то наемников! — в гневе Алина смотрелась ничуть не хуже, а румянец, выступивший на ее лице, и надутые губки только добавляли изюминку ее красоте.

— Просим прощения, Ваше Высочество, но вы так поразили нас вчера вашей красотой, что мы смогли уснуть только под утро. А сэр Алексей, так тот вообще не сомкнул глаз, — вспоминая, как ночью храпел Леха, сказал я.

Принцесса была так возбуждена, что даже не смогла понять, как ей реагировать на мой комплимент. Хмыкнув, она приказала слугам подавать коней.

— С вами отправятся сэр Торан Оз и рота сопровождения, путь до столицы займет у вас одну десятицу. Я же выдвигаюсь завтра, и прибуду со своими войсками в столицу на день или два позже вас, — сказал принц.

— Тогда до встречи в столице, Ваше Высочество, — сказал я, и мы обменялись рукопожатиями.

Садясь обратно в машину, я заметил, что принц направился к загону с его личными лошадьми, где на коне его уже ожидал Тирам.

— Все‑таки точно помирились, — обрадовался я и улыбнулся…

* * *

Выбравшись из лагеря, мы поехали по проселочной дороге. По обеим сторонам тракта стеной стоял дремучий лес, изредка пронизанный тонкими тропами. И если бы не осознание того, что это все‑таки другой мир, можно было подумать, что мы где‑то в глубинке России — такое же бездорожье, такие же бескрайние леса. Изредка из леса доносились крики неизвестных нам птиц, а зверье, услышав топот сотни коней, предусмотрительно попряталось. Так что с местной фауной нам познакомиться нам пока не удавалось.

Принцесса, нарочито игнорируя нас, двигалась вместе с сэром Озом во главе колонны. Мы же медленно ехали сзади, стараясь держатся не слишком близко, чтобы не глотать пыль, поднимаемую сотней лошадей.

Так как выдвинулись мы поздно, то Оз решил ехать без остановок до самого вечера. В начале девятой десницы (восемь вечера) наш отряд стал лагерем на опушке леса. Солдаты развели костры, поставили палатки и стали готовить нехитрый ужин. Оз выставил десять человек в охранение и назначил дежурства.

Принцесса, взяв свою порцию каши, демонстративно направилась в палатку. Мы же с друзьями устроились вместе с Озом возле небольшого костра.

— Оз, я вот опять насчет времени. А как вы определяете, который час? — раз у них было точное исчисление времени, то и прибор для его счета должен был быть. Мне бы хотелось взглянуть на это чудо здешней механики. 'Хотя почему механики? Возможно, это какой‑нибудь магический прибор', — подумал я.

— Тукономом, — ответил Оз и достал из внутреннего кармана жилетки часы.

Они разительно отличались от привычных нам механических часов, были сплошь покрыты красивой гравировкой и напоминали часовые механизмы из старых фильмов, которые носили на цепочке. Главным же отличием было то, что стрелок не было, а было два диска, соответственно разделенные на десять и сто делений. Тот, который был побольше, показывал туки, а находящийся внутри — десницы. Для определения времени использовалась фиксированная метка сверху. Причем если туки вращались по часовой, то десницы против. Заводились они при помощи специального ключика.

— Кстати, те гномы, с которыми вы так весело вчера развлекались, потомки Эраста Тука, гнома, который первым собрал туконом. Прибор в его честь и назвали, — выдал нам Оз, а я подумал что эти двое должны занимать в иерархии гномов не последнее место, с такими‑то корнями. По крайней мере, их должны знать многие.

— А дорого ли стоит такой туконом? — спросил Андрей, с удовольствием уплетая солдатскую кашу.

— Да уж недешево. Но еще Дариус Второй, пользуясь дружбой с гномами, сделал оптовый заказ тукономов и роздал их монахам ордена святой Данаты, обязав тех в каждом городе или селе, где есть церковь с колоколом, отбивать десницы. Ну и армию свою снабдил, конечно. Так что на время службы всем сотникам выдают казенные. У нас даже есть наградные тукономы, вот мой, например.

Оз показал гравировку на обратной стороне туконома, но так как читать по–здешнему я не умел, то для меня это были просто красивые закорючки.

— Оз, а скажи, через какие графства мы будем проезжать по пути в столицу? — поинтересовался я. Мне было интересно подробнее узнать географию королевства.

Оз залез в свою походную сумку и достал кожаную папку или планшет. Открыв ее, он достал сложенный вчетверо лист пожелтевшей бумаги. Оз развернул его, и мы увидели карту Этлании.

— Сейчас мы находимся на границе графств Тора и Линдейл, это вот здесь, — ткнул пальцем Оз. — Через два дня войдем в Парус, это самый большой город в графстве. Там задержимся на сутки, отдохнем. Оттуда по центральному тракту, через земли графства Дамтон где‑то три дня пути до графства Отум. Там тоже станем на постой. А там уж и последний рывок через графство Липтар, и мы в столице…

— Я пошел спать, — буркнул равнодушный к рассказу Алексей и отправился к палатке.

— Жалко парня, совсем сник. Ходит, как в воду опущенный. Видать, сильно его принцесса зацепила, — сказал Толик, когда Алексей скрылся в палатке.

— Ничего, время лечит. Все равно из этого бы ничего хорошего не вышло, — вздохнув, добавил Оз, подумав о чем то своем.

— Оз, кстати, дай табачку попробовать, а то у меня уже почти закончился, — имея в виду сигареты, попросил я.

Оз достал небольшой мешочек и отсыпал табака. Затем вытащил из кармана сумки несколько листков нарезанной бумаги и протянул мне.

— Табачок знатный, я его у одного знакомого гнома беру, — похвастался Оз.

Ссыпав табак в пустую пачку из‑под сигарет, я стал делать самокрутку. Осмотрев свое изделие и признав его годным, я закурил. Приготовившись к неприятным ощущениям курения самосада, я был приятно удивлен мягкостью табака.

— Совсем неплохо. Надо будет у твоего гнома прикупить и для себя.

— Без проблем, только в столицу доберемся, — ответил Оз и тоже закурил.

Перекурив после ужина, я понял, что пора бы и покемарить.

— Ладно, завтра опять в дорогу, пойдемте спать пораньше, — предложил я и отправился в палатку к Андрею.

* * *

Ночью меня разбудил мочевой пузырь. Как бы не хотелось выбираться из нагретого спальника, а пришлось. Отойдя к кустам и сделав свое дело, я захотел покурить. Поэтому, достав из кармана пачку с табаком, я стал забивать самокрутку. На небе из‑за туч выглянул спутник этой планеты, осветив пространство лагеря. Нужно будет спросить у Оза, как они тут его называют?

Вдруг меня привлекло движение возле палатки Алины. Как будто какой‑то темный сгусток стелился по земле и медленно передвигался к входу в палатку. Я пристально всматривался, пытаясь понять, не чудится ли мне это. Но тут из сгустка на меня посмотрели два звериных желтых глаза.

Не знаю, что это за существо, но движется оно прямо в палатку Алины. Где же стража и как в лагерь проникла эта тварь? Тут я понял, что вижу еще двух ее собратьев, ползущих в сторону загона с лошадьми. Да что же это такое?

Понимая, что долго мне орать не дадут, а поднимать тревогу надо, я поднял с земли камень и навесом бросил его на капот 'Барсика'.

— На нас напали! — заорал я, и мир погрузился в темноту.

Пришел я в себя от резкой боли в голове. Я понял, что руки связаны и, схватив за ноги, кто‑то волочет меня. Совсем рядом слышен шум схватки и вой сигнализации.

Значит, прошло не так много времени, пока я был без сознания. По крайней мере, меня не успели далеко утащить. Нужно что‑то предпринять.

Заметив большую корявую ветку, лежащую сбоку тропинки и делая вид, что все еще без сознания, я зацепился за нее веревкой связанных рук. Теперь моему носильщику приходилось тащить и меня, и ветку за собой. Ругнувшись сквозь зубы, существо с желтыми глазами отпустило мои ноги и приблизилось, чтобы отцепить ветку. Желтоглазый урод еще не понял, что я пришел в себя.

Сложив ладони лодочкой, я резко ударил прямыми пальцами в горло твари, когда та наклонилась ко мне. Желтоглазый схватился руками за место удара, выпучив от боли глаза. Так же лежа, я нанес удар существу ногами в живот. Желтоглазый хрипя, все еще держась руками за горло, упал на спину рядом. Схватившись связанными руками за конец ветки, я перекинул ее через себя на голову корчащегося существа. Один из толстых обломанных сучков ветки попал прямо в его глаз. Раздался неприятный звук, и сучок, пробив глазницу, глубоко вошел в мозг.

Пару раз судорожно дернувшись, мой похититель замер, а я лежал и не верил, что получилось отбиться. Вот это повезло — так повезло. Дальше нужно было выбираться отсюда и я, извиваясь как гусеница, подполз к телу существа. Вытащив из его ножен кинжал, я перерезал путы. Сзади все еще был слышен шум боя, и я, неуверенно перебирая ногами, несмотря на сильную боль в голове, медленно побрел туда.

Выйдя на нашу стоянку, я увидел ужасную картину. Стражи охранной роты почти все были мертвы, тела воинов и желтоглазых лежали по всему лагерю. Я увидел Оза и еще двух солдат, пытавшихся отразить атаку четырех существ. Хотя существа были вооружены длинными кинжалами, а Оз и солдаты мечами, желтоглазые теснили их. Им это удавалось за счет поразительной скорости. Люди так быстро двигаться не могли.

Чуть дальше я увидел еще более печальную картину, на земле без сознания лежала Алина, а мои друзья не давали к ней пройти двум уродам. Толик и Андрей вооружились мечами, а Алексей размахивал горящим факелом. В этот момент я подумал, что все же хорошо, что с нами Толик, который не зря так долго тренировался в залах клуба. Без него у Андрея и Алексея не было бы шансов.

Я поковылял к своим. Так получилось, что я зашел со спины к нападавшим. Драться на ножах я не умею, тем более с их скоростью, меня порежут на мелкие кусочки за минуту. Я не придумал ничего лучше, чем со всей дури запустить трофейным кинжалом в одного из них. То ли я бросать не умею, то ли кинжал не предназначен для таких бросков, да только кинжал врезался в спину желтоглазому, рукояткой вперед. Но и это принесло свой результат. Не ожидая такого, существо замедлилось и сделало шаг вперед, и Толику удалось достать его. Меч вошел в грудь существа, и оно рухнуло наземь.

Оставшись в одиночку против четверых, желтоглазый уже только защищался. Несмотря на свою скорость, он не мог противостоять нашим хоть и не очень умелым, но упорным атакам. Толику удалось сильно задеть его и тварь оступилась, а Андрей, подскочив, как настоящий самурай, снес желтоглазому голову.

За это время в сражении Оза ситуация тоже изменилась. Ценой своей жизни одному из воинов удалось убить одного нападающего. Теперь только трое уродов атаковали его и оставшегося солдата. Оставив Алексея возле Алины, мы кинулись к Озу на помощь. Я задержался на десяток секунд, чтобы подобрать кинжалы с убитых нами существ и стал нагонять друзей.

Когда я подбежал, друзья и желтоглазые уже обменивались выпадами. Андрей с Толиком в большинстве случаев только парировали удары, а вот сэр Оз и оставшийся в живых воин уже имели возможность атаковать. Не став ничего придумывать, я применил свой бросок 'куда попаду'. Выскочив сбоку от существ, я метнул в них два подобранных мной кинжала. На этот раз я добился больших успехов. Тут и расстояние для броска было намного меньше, а злости и азарта схватки намного больше. Поэтому мой первый кинжал все же вонзился в плечо одному из желтоглазых, а второй попал другому рукояткой в грудь, дезориентировав того на секунду. Но Озу этого мгновения было достаточно, чтобы завершить свой выпад, и желтоглазый рухнул с перерезанным горлом. Оставшись вдвоем ночные гости решили удрать, но это удалось только одному из них. Второй был пронзен двумя клинками в грудь.

После окончания схватки мы, не сходя с места, вглядывались в темноту, пытаясь узнать, закончились ли твари или нас ждет новое нападение.

— Что это за лупоглазые? — нервно заорал Андрей, его дыхание срывалось.

— Это галхи, существа с севера, говорят, родственники вампиров, — пытаясь отдышаться, ответил Оз.

— Какого лешего они на нас напали и что с принцессой Алиной? — спросил Толик, видя как к нам, приближается Алексей, неся на руках бесчувственную принцессу.

— Алина оглушена и парализована неизвестной мне магией. И судя по тому, что ее оглушили, а не убили, их целью была именно она. В большинстве случаев эти твари работают по заказу, — ответил Оз.

— А я‑то тут причем? — спросил я, — меня тоже связали и пытались утащить. Правда, меня оглушили не заклинанием, а старым дедовским способом, чем‑то тяжелым по макушке, — сказал я и пощупал шишку на затылке.

— Я не знаю, — ответил Оз, — может съесть хотели, свежим.

Представив, как меня живого разделывают ножом, я поежился и со злостью пнул ближайший труп галха.

— А вот хрен вам!

— Может, это Валент их нанял? — спросил Толик, рассматривая меч, который ему достался.

— Нет, он бы не успел. От момента, как мы вышли из лагеря, еще и суток не прошло, — ответил ему Оз. — И даже если он уже знает, что принцессы ему не видать как своих ушей, то нанять, а тем более доставить сюда галхов у него не было времени. Более вероятно, что они служат Ваакху и выполняли в этом районе какую‑то миссию, но после разгрома его армии цели изменились и они получили приказ на захват принцессы.

— А откуда они знали, что принцесса едет с такой малочисленной охраной, а не вместе с братом? Предатель? — спросил Андрей.

— Возможно, — задумавшись, ответил Оз. — А может, это на вас уже объявили охоту.

— Ёкарный бабай, ну надо же так было вляпаться! — произнес Алексей, все еще внимательно вглядываясь в темноту ночи.

— Оз, как это вообще могло произойти? Как они смогли бесшумно пробраться в лагерь? Где была охрана? — спросил я, и на всякий случай вооружился двумя трофейными кинжалами.

— Галхи — это недовампиры, бывшие люди, у них ускоренный метаболизм, и они профессиональные убийцы. Охрану вырезали тихо и бесшумно, их было слишком много. Нас бы всех спящими перерезали, если бы не ваш тартаг, который поднял тревогу, — сказал Оз.

— Это не тартаг поднял тревогу, а я. Вышел ночью освежиться, смотрю — кто‑то по лагерю ползает. Извини, Андрей, пришлось в 'Барсика' кирпичом запустить, чтобы сигналку включить. Потом получил по голове, потерял сознание, очнулся - 'гипс' по рукам и ногам. Умудрился завалить своего похитителя и тогда вернулся к вам.

— Ты один голыми руками убил галха?! — удивленно приподняв брови, спросил Оз.

— Да мне просто повезло, вы‑то как? — спросил я у друзей.

— Да выскочили за Андреем, когда на 'Барсике' сработала сигналка. Увидели, как началась схватка, эти твари были повсюду. Алексей сразу кинулся спасать Алину, ее как раз вытаскивали из палатки. Этот влюбленный фанатик с голыми руками бросился на одного из тащивших ее галхов, повалив того наземь. Мы же, подобрав с убитых воинов оружие, кинулись ему на помощь. Там уже и Оз подскочил, в общем, принцессу отбили. Оз оставил нас охранять принцессу, а сам бросился на помощь своим солдатам. Чуть позже все‑таки и на нас напали двое галхов, а потом притопал ты, — рассказывал Толик, все еще внимательно рассматривая свой меч.

Я понимал Толика, сегодня он обрел нового друга. Ведь этот меч спас ему сегодня жизнь и даровал победу. Уверен, теперь этот маньяк ни за что не отдаст его кому‑то другому.

— Они вернутся? — нервно спросил Андрей у Оза.

— Не думаю, но до рассвета еще далеко и нужно быть настороже. Патрик, мне искренне жаль твоих ребят, — обратился Оз к выжившему воину. Азарт схватки закончился, и воин, уронив меч, смотрел на павших солдат своей сотни. — Патрик, возьми себя в руки. Принцесса еще в опасности, ты давал клятву. Подними свой меч.

Было видно, что Оз старался не дать другу впасть в психологическую кому. Я даже не представляю, как бы я повел себя на месте Патрика.

Воин внимательно посмотрел на Оза и поднял оружие.

— Патрик, и не вздумай броситься на свой меч, — продолжил Оз, — да, ты можешь остаться здесь среди своих солдат, но ты нужен нам. Тем более, неужели ты спустишь это с рук тому, кто нанял этих тварей? Тем более, одному из этой группы удалось уйти.

Взгляд воина из сумашедше–обреченного принял осмысленное выражение, а затем стал жестким, как сталь.

— Ты прав, Оз. Извини, это было временное помешательство, — сухим голосом ответил воин, и я понял, что теперь у него появилась новая цель в жизни — месть…

Решив держать оборону возле машины, Алину мы уложили на заднее сиденье, а сами расположились рядом, запалив костры с каждой стороны. Никто не спал и, чтобы скоротать время, я завел разговор с Озом.

— Оз, кстати, а как вы называете небесные тела над головой? У нас днем светит Солнце, а ночью — Луна, а у вас?

— Ну, по этому поводу у нас есть старая легенда. Лона, одна из дочерей небесного создателя, была яркой звездочкой. Летая в бесконечной синеве, она встретила Прома, бога огня, повелителя метала. Их любовь была чистой и бесконечной. И в результате у них родилась дочка Талия. Позавидовав их счастью, злой Ахроз, повелитель бесконечного холода, захотел лишить их любимой дочки и нагнал дикую стужу. Теперь, чтобы спасти Талию, Лона целый день греет ее, чтобы та не замерзла. А Пром, построив огромную железную крепость Протарион, ночью охраняет Талию от других козней Ахроза. Так что днем нам светит прекрасная Лона, а ночью мы видим Протарион, — я и Оз вместе посмотрели на ночное светило, которое действительно своим светом вызывало ощущение спокойствия и умиротворения.

— Красиво. А вот мне стыдно признаться, что про наши светила я и не знаю ничего такого. Наверное, есть какие‑то легенды, но мне они не известны.

— Слушай, Роман, а вообще, как у вас там, дома? — спросил Оз и предложил мне готовую самокрутку.

— Ну, сам понимаешь, Оз, в двух словах и не расскажешь, в общем магия и у нас вроде как есть, но она другая. Так же любим, работаем, воюем периодически. В общем, на гробовой доске каждого можно написать 'родился, жил, работал, умер' ну или 'не работал'. Такие же сэры, пэры, богачи и обычные люди. Есть правда еще одна самая гнусная часть человечества, политиками называется. Вот живет вроде человек, работает и вдруг становится политиком — депутатом, превращаясь неизвестно во что.

— Так у вас тоже нежить? — посочувствовал Оз.

— А как же, куда ж без нее, — усмехнулся я, вспоминая наших мордоворотов.

— И как вы их изводите? — поинтересовался Оз, выпустив густое облако дыма.

— А мы самых главных, самых страшных в отдельный город согнали, построили им там замок. И вот они там сидят и друг дружку жрут. А мы наблюдаем за ними, как в зоопарке за зверями.

— Фу, и вам не противно смотреть, как они друг дружку того? — покосился на меня Оз.

— Лучше пусть друг дружку, чем обычных трудяг, — ответил я, хотя и понимал, что от этих продажных тварей страдаем мы все.

— Да вы хуже варваров! — возмутился Оз, реально себе представив, как мы выпускаем наших политиков на арену и они там жрут друг — друга.

— Обижаешь Оз, у нас это называется цивилизованным развитием государства…

Утром мы решили дожидаться подхода армии Этлании. Если принцесса не придет в себя, так там хоть маги помогут, да и после всего произошедшего лучше передвигаться с надежной охраной. Мы решили помочь Озу с телами солдат, а Алексей остался в машине, наотрез отказавшись оставлять Алину одну. Он положил ее голову на свои колени, гладил ее волосы и что‑то шептал ей.

Мы же начали сносить тела наших поверженных воинов, аккуратно укладывая их на траву, рядом друг с другом.

Часа через два, когда мы еще продолжали таскать мертвых, Алина пришла в себя. Она увидела улыбающееся лицо влюбленного Алексея и улыбнулась ему в ответ, но тут же поняв, что находится не у себя в палатке, изменилась в лице. Изнутри машину озарила яркая вспышка.

— А–а-а! — закричал Алексей, схватившись за лицо, а Алина пулей выскочила из машины.

— Что здесь происходит и что вы себе…

Алина замолчала на полуслове, увидев как мы переносим тела воинов. Испуг и недоумение отразились на ее лице.

— Дура! Что ты с ним сделала?! — заорал я, аккуратно опустив тело очередного погибшего.

— Ослепила. Ой! Я же все не так поняла. Ой! Леша! — удивленно воскликнула принцесса, прикрыв рот ладошками.

Пытаясь выбраться из машины, ослепленный Алексей столкнулся с налетевшей на него Алиной.

— Леша, прости, я просто ничего не поняла, я случайно, сейчас все пройдет, — Алексей в ответ что‑то неразборчиво буркнул, но я не расслышал.

Теперь уже Леша сидел возле машины, а Алина ухаживала за ним. Прикладывая к его лицу салфетки, смоченные каким‑то лекарством.

— От них с ума можно сойти, — сказал я, возвращаясь к прерванной работе.

— От кого? — спросил Толик, взяв за руки очередное тело.

— Да от женщин. Хочешь добиться их расположения — дай сначала им себя покалечить, — ответил я, подойдя с другой стороны и взяв несчастного за ноги.

— Ах, это, — безразлично ответил Толик. За то время, пока мы сносили солдат, это превратилось уже просто в механическую работу, и настроения ни у кого не было.

— И еще… — я не успел закончить фразу, на дороге появился конный разъезд приближающейся армии.

— Ну, вот и дождались, — облегченно вздохнул стоявший рядом Оз.