Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 6 А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!

Читать книгу Превратности судьбы
4316+996
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!

Лёжа в палатке на спальнике в ожидании приглашения на ужин, я вернулся к идее с черной жемчужиной. Рассматривая золотой кулон с волшебным девайсом, я размышлял: раз глухой человек с помощью нее может слышать, это что же получается, мыслесвязь? Но если жемчужина позволяет передавать мысли, то всё, о чем бы носитель волшебного девайса ни подумал, окружающие это бы услышали, а этого не происходит. Значит, необходим какой‑то фактор, который позволяет запустить процесс диалога.

При разговоре, слушая собеседника, воспринимаешь его интонацию и даже тембр голоса, при этом не слыша фоном его истинную речь. Да и остальные окружающие звуки ты воспринимаешь как должное. Какая все‑таки сложная система!

Так как друзья уже надели свои цепочки с жемчужинами, то я решил провести эксперимент. Мысленно представив образ Толика, я позвал его. Никакой реакции. «Эх, не получилось», — огорчился я. Как же она работает?

Когда у ребят еще не было жемчужин, Оз ведь понимал их, и именно его жемчужина перехватывала мысли ребят. Стоп! Значит, я должен хотеть услышать собеседника, или, по крайней мере, тот должен привлечь мое внимание.

— Толик, — позвал я развалившегося рядом друга.

— Чего тебе? — зевая, неохотно отозвался он.

— У меня тут маленький эксперимент, нужна твоя помощь.

— Какой еще эксперимент? — недовольный тем, что я не даю ему дремать, ответил Толик и приподнялся на локте.

— Очень полезный, конечно, если получится. Представь себе, что я что‑то хочу тебе рассказать, и ты это хочешь услышать, — смотря прямо в глаза другу, я приготовился к эксперименту, но не тут‑то было.

— Чего? — взглянув на меня, как на придурка Толик удивился.

— Блин, Толик, представь, что я тебе сейчас анекдот расскажу, — нетерпеливо ответил я, пытаясь все же осуществить задуманное.

— Ну давай, рассказывай, — опять зевая, ответил Толик, и завалившись на спину закрыл глаза.

Так что, слушает меня он, или опять думает о чем‑то своем, осталось только догадываться, но я продолжил. Закрыв глаза, я опять представил образ Толика и мысленно брякнул первое, что пришло мне в голову:

— Ехали медведи на велосипеде, а за ними кот задом наперед.

— Ты дурак, или прикидываешься? — спросил меня Толик, даже не открыв глаза. Видно, ответ на этот риторический вопрос он знал уже наперед и все для себя решил.

— Ты слышал? — я с нетерпением ждал ответа друга, и мне было все равно, что он сейчас обо мне подумает.

— Что слышал? — начинал злиться Толик. Наверное, он решил, что я просто хочу не дать ему подремать.

— Ну, про медведя слышал? — сгорал я от нетерпения.

— Да слышал я про твоего медведя, а теперь отвали, дай спокойно покемарить, — ответил Толик, и хотел повернутся ко мне спиной, но я резко подскочил и кинулся в угол палатки к нашим вещам, причем случайно наступил ему на ногу.

— Рома! Твою мать! — сквозь зубы взвыл он.

— Толик, по–моему, у Ромы крыша поехала, — сказал, улыбаясь Леха, наблюдая за тем, как Толик еще не решил, то ли встать и дать мне чертей, то ли все‑таки, оставаясь на месте, запустить в меня чем‑нибудь. Как назло, под рукой ничего такого не оказалось, а вставать ему было лень.

— Поехала, поехала. Сейчас будет фокус! — взяв из рюкзака бутылку минералки и сжав зубами ее горлышко, я, смотря прямо на друзей, мысленно заговорил.

У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том,

И днем и ночью кот ученый,

Все ходит по цепи кругом.

Вместо аплодисментов были открывшиеся рты, друзья четко слышали меня, а ведь с бутылкой в зубах это было невозможно. Я с оживлением рассказал ребятам о моей теории и о передаче информации черной жемчужиной. Осталось проверить, если я хочу что‑то сказать только одному человеку, смогут ли это услышать другие? Представив мысленно, по очереди каждого из друзей, я назвал разные цвета. И у меня все получилось, каждый 'услышал' именно свой цвет, и не 'услышал' цвет другого.

Способ такого общения мог пригодиться, когда нужно было сказать что‑то непредназначенное другим. Поэтому, чтобы закрепить результат и избавится от безделья, мы немного потренировались мыслесвязью…

Когда же снаружи раздался вой сигнализации, мы даже не поняли, что произошло, а Андрей пулей выскочил к машине. Мы выбежали за ним.

— А ну, выходи сюда! — орал на кого‑то Андрей.

— Мы просто хотели посмотреть, — раздался низкий бас, и из‑за палатки послышалась короткая перебранка.

Андрей выключил брелком сигнализацию, и мы с интересом стали рассматривать двух низкорослых хулиганов — это оказались гномы. Виновато посматривая на нас, они вышли из своего укрытия. Одеты они были словно летчики из старых фильмов про первую мировую. Кожаные шлемы скрывали их шевелюры, и на этом фоне густые и пышные бороды выглядели комично. Своим добродушно–виноватым выражением лиц, как у нашкодивших детей, они невольно вызывали симпатию.

— Просим прощения, но мы просто никогда не видели подобного тартага и хотели рассмотреть его поближе. Вы не могли бы сказать, у какого клана вы его купили? — с интересом поглядывая на нас, спросили гномы.

— У клана УАЗа, — ответил Андрей, а я отметил, что все же наши писатели–фантасты, видимо, подключаются к какой‑то всеобщей информационной сфере. Ведь именно так и должны были выглядеть гномы, описанные в наших фентезийных книгах. Густые брови, нос картошкой, глаза, расположенные чуть ближе к носу, чем у обычного человека, или же это просто нос был таким большим, что складывалось именно такое впечатление.

Несмотря на рост около ста шестидесяти сантиметров, гномы казались меньше из‑за раздутого торса и коротких ног.

— Но такого не существует среди гномьих кланов! — удивились гномы и с недоверием посмотрели на Андрея.

— А кто вам сказал, что его сделали гномы? — усмехаясь ответил тот и ласково провел ладонью по капоту машины.

— Да никто не смог бы построить такую машину, кроме гномов. Только мы, гномы, можем создавать такие сложные механизмы! — казалось, гномы сейчас выпрыгнут из собственной одежды, так сильно они размахивали руками.

Возмущению, как и самомнению, гномов не было предела. Одна мысль о том, что кроме их народа, веками хранившими секреты механики, кто‑то другой мог создать такой сложный механизм, приводила их в бешенство.

— Вы глубоко ошибаетесь, такие механизмы и подобные ему производят у нас на родине. И нет такого человека, который хотя бы раз не прокатился на автомобиле.

— Наверное, у вас совсем маленький народ, — фыркнул один из гномов, все еще не веря услышанному.

— Да, совсем маленький, — ехидно улыбнулся Леша, подключаясь к разговору, — приблизительно полторы сотни миллионов человек.

— Да все вы врете! Да на всем континенте не наберется столько людей, и тем более столько тартагов! — уже почти кричали гномы, их лица стали красными от возбуждения, и казалось еще чуть–чуть, и у них из ушей повалит дым.

— А кто вам сказал, что мы с этого континента? — усмехнулся я, ну не мог я не вставить свои пять копеек. — Кстати, может вам водички принести, а то я смотрю, вы сильно взволнованы. Как говорят лекари, волноваться, тем более по таким пустякам вредно для здоровья.

— Пустякам?!

— Конечно, любезные. Вы не поверите, но в нашем мире есть механизмы в тысячу раз сложнее этого агрегата, — сказал я, и для пущего эффекта зевнул, словно эта тема была для меня такой скучной, что не стоило тратить на нее время.

Пока гномы пытались вернуть свои челюсти на место, мои друзья хохотали.

— Неслыханно! А можно все‑таки посмотреть ваш тартаг? — обратились гномы, все еще не способные поверить в услышанное.

— Посмотреть можно, но руками ничего не трогать! — сказал Андрей, ему очень хотелось утереть нос коротышкам, и похвалиться своим 'Барсиком'. Тем более, где бы ему еще встретились такие ценители механики.

На время экскурсии по технологиям автопрома мы присели возле палатки, с интересом наблюдая за процессом доведения Андрея до белого каления. Гномов интересовало буквально все: от покрышек до устройства двигателя. Но я предупредил Андрея, чтобы он не раскрывал подробно все секреты автопрома. В этом мире патентом на эти технологии обладали только мы, и эти знания в дальнейшем можно было выгодно продать.

Гномы не могли удержаться и постоянно пытались дотронуться до различных узлов машины, поэтому периодически раздавались возгласы возмущенного Андрея:

— Ты куда полез, бородатый?! Руки прочь от советской власти!

А мы лишь весело улыбались и делали ставки, насколько еще хватит терпения у Андрея. Оно окончательно закончилось, когда один из коротышек случайно дотронулся до клемм аккумулятора.

— Ай! — отпрыгнув, испуганно закричал коротышка, схватившись за руку.

— Все хватит, вы мне так машину угробите, — сказал Андрей, и закрыв капот, отогнал обиженных гномов от 'Барсика'.

После того, как гномы убедились, что Андрей действительно больше не даст им возможности потрогать машину, они постарались принять деловой вид.

— Большое спасибо, — поблагодарили нас гномы, — нас очень заинтересовали некоторые узлы вашего тартага и мы бы хотели обсудить возможность их более детального изучения. К сожалению, мы приглашены на ужин к Его Высочеству и опоздать никак не можем. Позвольте нам навестить вас завтра?

Было видно, как горели глаза у коротышек, и если бы Андрей не отогнал их от 'Барсика', то они бы и не вспомнили про приглашение на ужин.

— Какое совпадение. Мы тоже приглашены к Его Высочеству, и также не желаем опаздывать, но возможно там, на ужине, мы еще раз затронем эту тему, — деликатно ответил Толик.

Согласившись на это, гномы, попрощались, и что‑то обсуждая и размахивая руками, направились к центру лагеря. Наверняка, это 'что‑то' был наш так называемый тартаг. В какой‑то момент, мне даже показалось, что если так дело пойдет и дальше, то они смогут и подраться, настолько горячим было обсуждение увиденного.

Мы же расставшись с гномами, остались дожидаться посыльного.

— Ну что, Андрей, похоже, твоего 'Барсика' ждут перемены, — сказал я серьезным видом.

— Это какие? — спросил Андрей, которому почему‑то срочно стало необходимо протереть лобовое стекло, и он полез в машину за тряпкой.

— Ну, так коротышки его до винтика разобрать захотят, — все также с серьезным видом продолжал я.

— Ага, счаз–з-з! Вон, это не я за ключом побежал? Да я их теперь на пушечный выстрел не подпущу.

— Ну, я бы на твоем месте так сильно не заводился. А если у тебя какая деталь на машине поломается, где запчасти брать будешь?

— Типун тебе на язык, и чирь на жопу, — сказал Андрей, и сплюнул через левое плечо.

— Хочешь, не хочешь, Андрей, а у тебя теперь один выход — договариваться с гномами на патенты, и пускать детали в производство, — улыбнулся я.

Андрей зло посмотрел на меня, но промолчал. Тем временем, к нам подбежал посыльный.

— Здравствуйте, меня зовут Тим. Позвольте проводить вас к Его Высочеству принцу Эрику Дану, — протараторил мальчуган лет четырнадцати, а я подумал: что этот ребенок вообще делает здесь во время войны? А если бы все кончилось не так благополучно? Что, если бы варвары, прорвав строй рыцарей, добрались бы до лагеря? Что было бы с ним? В лучшем случае — рабство.

— Мы готовы, — пробасил Толик, сбив меня с мысли, а Тим, шмыгнув носом, кивнул головой — мол, пошли, и мы направились за ним.

Не успев пройти и пару десятков метров между палаток, мы услышали, как где‑то в центре лагеря раздался дружный рев сотен глоток.

— Что это? — спросил я у парня.

— Скорее всего, это Его Высочество Эрик Дан закончил свою пламенную речь, посвященную нашей победе, и объявил начало праздника. Теперь до утра гулять будем, — ответил радостно Тим.

Не знаю, чем занимался парень в лагере, возможно 'подай–принеси', но по нему было видно, что он горд до безумия. Сейчас, находясь здесь, среди всех этих воинов, он чувствовал себя одним из них. Ведя нас только ему ведомой дорогой между одинаковых палаток, он весело махал встречающимся воинам.

— Ясно, что завтра армия назад возвращаться не собирается, — улыбнувшись, сказал Толик.

И как бы в подтверждении его слов, мимо нас прошли солдаты, неся дубовые бочки. Со слов Тима, в них был разлит любимый напиток настоящих воинов - 'гномья водка'.

Хотя в расположении армии Этлании строго придерживались сухого закона, сегодня был достаточно веский повод для того, чтобы нарушить его. И с разрешения принца Эрика, лагерь гудел в преддверии грандиозной пьянки.

Тим подвел нас к роскошному белому шатру. По его периметру, на расстоянии трех метров стояла охрана. Этим воинам не грозил сегодняшний праздник, личная гвардия принца не могла позволить себе расслабится. Латы воинов блестели и были безупречны. Несмотря на то, что уже близился вечер, было еще довольно душно. И мне было трудно представить, как тяжело приходилось этим беднягам, до сих пор находившихся в латах.

На входе, гвардейцы попросили нас сдать оружие, а двое магов стали сканировать нас на наличие активных, опасных заклинаний и подозрительных амулетов. Оружия у нас, естественно, не оказалось, чем мы очень удивили охрану. Маги же нас сканировали еще дольше, поскольку кроме амулетов с жемчужинами, больше ничего магического у нас не было, что еще больше усиливало подозрение. Но не найдя, к чему придраться, нас пропустили.

Войдя внутрь шатра, мы оказались в небольшой прихожей, где дорогу нам преградил лакей.

— Уважаемые гости, как я могу вас представить?

Простой вопрос поставил нас в тупик, как‑то мы не догадались придумать себе звучные имена и титулы.

— Сэр Анатолий, сэр Алексей, сэр Андрей и сэр Роман, русские наемники — ничего не стал придумывать я, ну кроме того что наделил нас дворянскими званиями. Ну а почему наемники, я и сам не знаю, к чему ляпнул.

Подсознание само подкинуло этот вариант. Как то на делегацию от планеты Земля мы не тянули, да и на солдат регулярных войск Российской армии тоже. 'Мы тут люди не местные, просто мимо проходили' - как то не хотелось. Так что, этот вариант по–моему даже неплохо получился, тем более слово не воробей — вылетит не поймаешь. Друзья только удивленно взглянули на меня и, как бы согласившись, промолчали.

Лакей просочился между красными занавесками, разделявшими главный зал шатра от 'прихожей' и объявил нас, после чего они широко распахнулись. Пройдя внутрь, я первым делом оценил обстановку. В шатре было светло, на шестах возле стен стояли магические светильники. Из круглых шаров лился мягкий желтоватый свет, как от привычных нам лампочек. На полу были расстелены мягкие ковры, и мне было даже как‑то неудобно, что продеться ходить по ним в обуви. На стенах висели штандарты со знакомым нам изображением меча и розы.

Людей в шатре оказалось на удивление мало. Кроме прислуги, стоявшей возле входа, за квадратным столом находилось лишь шестеро человек и два гнома. В центре, лицом ко входу сидел принц Эрик, справа от него — молодой человек с военной выправкой, а слева — сияя украшениями, его сестра Алина.

С левого края стола, находились двое уже знакомых нам гномов, а справа двое магов и Торан Оз. Нас троих: меня, Толика и Андрея пригласили присесть напротив принца, а Алексея, как будто случайно, на свободное место с левого края, возле Алины. И у меня промелькнула мысль, что разведка у принца недаром ест свой хлеб.

На столе перед гостями стояли фарфоровые блюда, наполненные различной снедью, а серебряные приборы и хрустальные кубки подчеркивали торжественность момента.

Окинув взглядом гостей, я удивился, как разительно они отличаются друг от друга. Принц и сидящий рядом граф были приблизительно одного возраста. По виду я дал бы им обоим лет по тридцать. На этом их сходство заканчивалось. Если принц был гладко выбрит и коротко подстрижен, то граф напоминал Мюнхгаузена. На его лице росли тоненькие усы и бородка, а волосы были собранными в короткий хвостик. На принце был надет военный китель белого цвета, и напоминал дореволюционную форму русских флотских офицеров. На графе же был строгий приталенный черный костюм с высоким воротником.

Внимательно рассматривающие нас маги были в красных халатах и напоминали цыганок — столько всяких амулетов, колец и браслетов было надето на них. Обоим было на вид за пятьдесят, но зная, что передо мной маги, я сомневался, что смогу определить их реальный возраст.

Оз, как и утром, был одет как обычный воин. На нем была такая же кожаная жилетка, как и у нас. А уже знакомые нам гномы даже за столом сидели в своих летных шапочках.

На фоне остальных ярко выделялась принцесса Алина. На ней было шикарное длинное синее платье, покрой которого выгодно подчеркивал ее бюст и талию, открытые плечи прикрывала полупрозрачная шелковая накидка, а на голове, переливаясь драгоценными камнями, сверкала диадема. Случайно перехватив взгляд Алексея, я понял, что парень окончательно влип.

Прислуга наполнила наши бокалы вином, и принц Эрик встал, чтобы произнести тост.

— Я хочу всех нас поздравить с этой великолепной победой и выражаю свою признательность нашим боевым друзьям — гномам клана Скалы. Они, как всегда, оказались на высоте в прямом и переносном смысле. Их замечательный летающий тартаг и его мужественная команда снова оказались в нужном месте и в нужное время.

Не могу не отметить высокое мастерство боевых магов, их великолепные умения и слаженность действий. Их огненный шторм просто сломал хребет противнику и нанес ему невероятные потери.

Также хочу поблагодарить моего друга — графа Тирама, за действия его разведотрядов и своевременную поставку припасов. И даже сегодняшнее пиршество просто не могло бы состояться без его неоценимой помощи.

Отдельно же выражаю огромную благодарность нашим гостям — русским наемникам. Их смелый и отчасти безумный поступок сохранил жизнь многим нашим воинам. Само провидение послало их нам на помощь. За победу, друзья!

Мы все встали и, когда звон хрусталя стих, выпили. Вино оказалось очень неплохим и оставляло после себя приятное освежающее послевкусие.

Прислуга поставила на стол первые блюда. В фарфоровые тарелки был разлит необычный суп из существ, похожих на кальмаров. Над столом разлился приятный запах приправ и специй. Мой желудок предательски заурчал, но я все же дождался, когда Его Высочество первым приступил к трапезе.

Тем временем, Алексей достав из нагрудного кармана серьгу, которую я передал ему, обратился к Алине:

— Принцесса Алина, позвольте вернуть вам ваше украшение. В вашем прелестном ушке, оно будет выглядеть намного лучше, чем в руках обычного наемника, — сказал Алексей, и улыбаясь, передал сережку принцессе.

— Ну, не такого уж и обычного, — вернула ему улыбку Алина.

Неожиданно, принц оторвался от блюда и обратился к нам.

— Прошу меня великодушно простить, эмоции от произошедшего переполняют меня, и я совсем забыл вас познакомить. Позвольте представить — гномы клана Скалы: сэр Наков Тук и сэр Мехус Тук. Величайшие мастера своего дела и прекрасные воины, — принц манерным жестом указал рукой на гномов.

— Мы рады снова видеть вас, — кивнули нам гномы. Уж кому–кому, а гномам было сейчас абсолютно все равно эти приличия и условности, они с удовольствием продолжали налегать на блюда и закуски.

— Магистр Нимиру и магистр Тореус. Магистр Нимиру представляет магов академии Адеон, а магистр Тореус — давний друг нашей семьи и главный маг в королевстве, — продолжал принц.

Маги по очереди слегка кивнули нам головами. Выдержав паузу, я сказал:

— Нам очень приятно познакомится со столь уважаемыми гномами и с не менее уважаемыми магистрами.

— Нам тоже, — сказал магистр Нимиру и хитро улыбнулся. Тогда я понял, что мои догадки оказались верными, и кроме разведки принца, маги тоже все это время не спускали с нас взгляд.

— Также позвольте познакомить вас с графом Тирамом, владельцем графства Тора, — принц кивком головы указал на сидящего рядом с собой друга.

Граф слегка кивнул головой в ответ, а потом и мы.

Китайские болванчики закончились, и началась игра в салочки. Один из присутствующих обращался к кому‑нибудь, и эти двое перекидывались парой реплик, остальные же согласно принятому здесь этикету внимательно слушали.

Передать же право вести разговор должен был тот, к кому обратились, за ним оставалось последнее слово.

— Сэр Роман, — обратился ко мне магистр Нимиру. — Нам было бы очень интересно узнать, с помощью каких заклинаний вам так просто удалось разрушить барьер шамана Кинарга?

Не думаю, что задавая вопрос, который не давал покоя многим здесь присутствующим, маги ожидали честного прямого ответа. Но все внимательно ждали, что же я отвечу, поскольку это могло все же немного приоткрыть завесу нашей тайны. К тому же, этим они четко обозначили, что их очень интересует данный вопрос, и тем самым призывали к диалогу. Я решил сыграть с ними в эту игру.

— Уважаемый магистр Нимиру, я думаю, что нашим друзьям будут утомительны и не интересны эти магические формулы, выкладки и структуры, но в будущем мы обязательно обсудим с вами этот вопрос, — ответил я, давая понять, что мы были бы не прочь побеседовать на эту тему, но в приватной обстановке.

— Тогда позвольте пригласить вас и ваших друзей посетить нашу замечательную академию Адеон, — тут же среагировали маги.

— Мы с радостью принимаем ваше приглашение. Как только разрешим насущные вопросы и у нас появится свободное время, мы непременно посетим вашу уникальную академию, — ответил я, таким образом подтверждая наше желание встретится на их территории и пообщаться с архимагом.

Официальное приглашение было получено, и я не разочаровался в магах. Дальнейший вечер прошёл за обменом любезностями и поеданием вкуснейших блюд.

Сославшись на то, что в палатке стало душно, Алина захотела на свежий воздух, и Алексей с радостью согласился сопроводить ее. Маги, посетовав на сильное магическое истощение, также покинули нас, и мы остались ввосьмером. Увидев, как мне подмигивает Андрей, я попытался его услышать по мыслесвязи. И тут он мне рассказал весьма интересную деталь. Оказалось, что мыслесвязь здесь обычное явление, не одни мы такие умные и наблюдательные. И во время ужина он с удовольствием общался с гномами и Толиком.

Да и остальные, во время ужина, не перебивая друг друга, могли общаться между собой.

Не знаю почему, но это взбесило меня. Все, значит, болтают, как при обычном застолье, а я, как придурок, пытаюсь следовать этикету. Как будто я тут для мебели поставлен. И хоть бы кто подсказал. И наверное, больше всего я злился на самого себя, что вот такой–разтакой, а не догадался. Я психанул.

— Ваше Высочество, — обратился я к принцу, приняв немного виноватый вид.

— Да, сэр Роман, — удивился принц, но как бы, не заметил нарушение этикета. Сейчас, Толик что‑то спрашивал у графа Тирама. Все другие недоуменно посмотрели на меня, и только гномы хитро улыбались, мол, давай, долой эти этикеты–шметикеты.

— Скажу вам прямо. Я только недавно научился пользоваться мыслесвязью, и это вызывает у меня некоторые трудности. Понимаете, в моей голове периодически раздаются фразы, не предназначенные мне, — я блефовал и шел ва–банк, но злость на самого себя придала мне уверенности и меня понесло. — Например, вы обрадовались, что маги ушли, о чем не постеснялись сообщить сэру Озу. Поэтому я попросил бы присутствующих немного отступить от этикета, и общаться между собой нормально, не пользуясь мыслесвязью. А то мне как‑то неудобно подслушивать остальных.

Бинго, моя интуиция не подвела меня! Видно, что что‑то похожее принц Эрик все‑таки сообщил Озу. А я еще раз поблагодарил природу, наградившую меня аналитическим складом ума. Ведь все так просто, я лишь сопоставил несколько предположений.

Обычные люди, не обладающие магическими способностями, магов недолюбливают — это раз. Тореус, главный маг королевства, приближен к королю и наверняка не раз получал задание от Его Величества присматривать за Его Высочеством. Думаю, молодого принца не сильно радовали нравоучения старого мага — это два. Ну и красноречивый взгляд в спину удаляющимся магам — это три.

За столом возникла неловкая пауза, как будто все пытались вспомнить, что такого могли сказать невпопад, что не предназначалось для моих ушей. Друзья же с удивлением смотрели на меня, а я мысленно ухмылялся. Лишь Толик показал мне под столом кулак, видно, догадавшись, что все это мои проделки.

Оз, молча уставившись в тарелку, усиленно налегал на салат, гномы улыбались, а удивленный принц все медлил с ответом.

— Сэр Роман, у вас действительно уникальный дар. Мои учителя говорили, что у меня достаточно надежная защита от прослушивания моих переданных мыслей.

Так, намотал я себе на ус, значит, разговор между двумя при большом желании можно услышать и здесь, а при мыслесвязи применяется дополнительная защита от подслушивания. Прям как у нас кодировка сообщений и шифры.

— Прошу простить меня, Ваше Высочество, я действительно сначала не понял, а потом стыдился признаться в этом, — все еще с виноватым видом говорил я, но внутренне радовался своей маленькой победой, вроде реабилитировал себя в своих глазах.

— Конечно, сэр Роман. Раз так, то я объявляю торжественную часть закрытой, и открываю ужин 'Дуасте'. Это ужин равных, здесь нет регалий и отличий, мы все общаемся на 'ты'. Это один из старых обычаев, введенных еще моим прапрадедом, — немного помедлив с ответом, сказал принц.

— Благодарю вас, Ваше Высочество. Не сомневаюсь, ваш предок был очень мудрым человеком, раз смог придумать такую оригинальную традицию, — сказал я, а сам задумался. Выпить на равных с будущим монархом стоило многого, и моя внезапная выходка обернулась для нас неожиданным плюсом.

Неожиданно, к разговору подключился Толик, окончательно сняв напряжение последних минут.

— Скажите, достопочтенный Мехус, а какие напитки предпочитают гномы? — спросил он, как будто ничего не произошло.

— Конечно же, гномью водку, — встрепенулись гномы, как будто давно ждали, что их спросят именно об этом.

— А не могли бы вы, предоставить нам на пробу этот замечательный напиток? — Толик был сама любезность.

— Конечно, мы как раз захватили с собой немного, — улыбнулся один из гномов. Все выглядело так, как будто гномы все это спланировали заранее, и для меня это выглядело довольно комично.

Оз по просьбе Мехуса позвал лакея, и попросил того достать из прихожей небольшой бочонок, который гномы принесли с собой.

Наконец‑то начался настоящий праздник победителей: выпив для пробы гномьей водки, мы все расслабились, и разговоры скатились до обсуждения битвы, после чего плавно перекочевал в область женских прелестей. Забавно было слушать гномов, у которых идеал женской красоты представлялся как Геракл в юбке, и если муж с женой ни разу за месяц не отмутузят друг друга, то значит это не любовь. В общем, мистер и миссис Смит отдыхают.

Принц жаловался на различные этикеты, которые приходиться соблюдать в столице, и что он бы с удовольствием переложил бремя будущего правления на брата, но к сожалению бог послал его родителям дочь. Было заметно, что принц соскучился по нормальному общению, видно, друзей у него было немного. Что показалось мне странным, о чем я и спросил у Оза.

— Видишь ли, Рома, из настоящих друзей у Эрика лишь граф Тирам, остальные подлизы и подхалимы, пытающиеся за счет дружбы с принцем добиться себе привилегий. Граф Тирам в детстве, при несчастном случае потерял родителей, и его воспитывал дед. Тот был воином старой закалки, поэтому воспитывал Тирама в строгости, и прививал с ранних лет внуку принципы чести и благородства. Однажды, познакомившись на охоте, Тирам и Эрик сразу нашли общий язык, и вот уже много лет были не разлей вода. Однако недавно и между ними пробежала черная кошка.

Как всегда, причиной стала женщина — графиня Аннита Сигорская, славившаяся незаурядной красотой и умом, на одном из балов познакомившись с молодыми друзьями. Она легко вскружила обоим голову. Никто не хотел уступать, и в порыве гнева оба наговорили друг другу гадостей. Принц вызвал Тирама на дуэль, но тот не мог себе позволить даже возможности убить будущего монарха, поэтому был вынужден принести публичные извинения.

Графиня же, помахав обоим после бала ручкой, уехала к себе в соседнее королевство и больше не объявлялась. После этого граф Тирам избегал встреч с принцем, а Эрик, хоть и чувствовал себя виноватым, но по статусу не мог себе позволить прилюдно извиниться. И только нападение варваров снова свело их вместе.

— Оз, но ведь сейчас возникла такая великолепная возможность их помирить. Во–первых, они выпили, во–вторых сейчас же объявлен ужин 'Дуасте', и если принц сейчас при всех извиниться перед Тирамом, это не будет зазорно. Сейчас ведь все равны.

— Ну, и как ты себе это представляешь? — почесывая макушку спросил Оз.

— Смотри, если принц сейчас рассыплется в извинениях, это будет как‑то глупо и неестественно. Нужно создать ситуацию, возможно, мне даже придется немного нахамить принцу. Так что смотри, Оз, если вдруг принц решит меня казнить, тебе меня спасать, — я интуитивно пытался придумать ситуацию, в которой принц будет чувствовать себя обязанным, заступится за своего друга.

— Ну, ты смотри там, не сильно буянь, я ведь всего лишь советник. Что ты задумал? — внимательно слушал меня Оз, пытаясь говорить в пол голоса.

— Погоди, Оз, план у меня еще четко не сформировался, я думаю…

Праздник продолжался, и мы еще больше сдружились с гномами. В порыве всеобщей любви даже обменялись подарками. Так как у нас с собой ничего не было, то Андрею пришлось сбегать к машине. Оттуда он принес две бейсболки, которые он купил в подарок для своих племянников, к которым собирался заехать после пикника.

Бородатые гномы в бейсболках с изображением наших тяжей грузовиков — это что‑то. Было непонятно, что больше понравилось гномам, изображение наших тартагов, или сама идея наносить на одежду такие рисунки. Обрадовавшиеся подарку гномы вручили нам ключ–карту, сказав, что при предъявлении таковой в любой гномьей лавке, нам предложат самый лучший товар и по честной цене. Когда Эрик сказал, что и ему бы не помешала такая карта, гномы ухмыльнувшись, ответили что принцу такая карта ни к чему и для Его Высочества и так вынесут все самое лучшее. Ухмылялись гномы, наверное, на счет цены.

Когда до 'Ты меня уважаешь?' оставался один тост, принц вежливо послал всех спать, попросив Оза проводить гномов в их лагерь. Чтобы веселые гулёны не встретили среди подгулявших воинов себе приключений. Ведь сейчас любая шутка могла стать кровным оскорблением для пьяных гномов, что могло обернутся большими неприятностями, и не факт, что для гномов.

Оз пошел проводить братьев Туков, но обещал быстро вернуться. Я же был немного расстроен тем, что на пьяную голову мне никак не удавалось придумать, как помирить принца и Тирама.

Мы уже направились к выходу из палатки, чтобы дождаться Оза на свежем воздухе, когда Эрик заплетающимся языком сказал:

— Дорогие друзья, задержитесь ненадолго, нам нужно обсудить кое какие вопросы. Приглашаю вас присесть…

Мы вернулись за стол и принц продолжил.

— Оз передал мне ваше предложение. Посоветовавшись с отцом, мы решили, что оно приемлемо. Здесь, — принц указал, на мешки в углу палатки, — ваш гонорар за битву. Вам заплатят, как и магам, по тысяче золотых каждому и плюс шесть тысяч золотых, это та маленькая сумма, которую вы хотели попросить у моего отца. Этих денег вам хватит с лихвой, чтобы жить в течение года в любой стране нашего континента. Девять тысяч золотом, остальные серебром и медью. Вам необходимо завтра же проследовать в столицу, чтобы король смог объявить о помолвке. Я так понимаю, женихом вы выбрали сэра Алексея.

— Да, Ваше Высочество. Благодарим за щедрость. У меня лишь два вопроса. Первый: нам необходимо будет задержаться в столице, до тех пор пока мы не найдем топливо для нашего тартага и не проведем его ремонт. Не думаю, что это займет много времени, если нам поможет магистр Тореус. И второй: принцесса Алина в курсе происходящего? — Спросил я.

— На счет задержаться в столице, вам двух десятиц хватит? — спросил принц, расслабленно откинувшись на спинку стула.

— Да, Ваше Высочество, двадцати дней нам будет вполне достаточно, — взглянув на Андрея и увидев его кивок ответил я.

— Хорошо, — ответил принц и продолжил. — А вот насчет Алины, мы с отцом полагаемся на мастерство вашего друга, пусть это выглядит как можно более реалистично. Кто знает, как отреагирует сестра, когда узнает про наш план. Надеюсь, предоставленная сумма окупит дополнительные трудности?

— Конечно, но тогда я попрошу Вас оплатить стоимость черной жемчужины, — ответил я, вспомнив о дорогостоящем подарке для принцессы.

— Вот к чему приводит братание с гномами! Теперь ты уже и торгуешься, — усмехнулся принц, — Ладно. Я добавлю еще тысячу золотых.

— Договорились, — ответил я, и протянул принцу руку, чтобы закрепить договор.

Занавески распахнулись, и в шатер ворвался Алексей.

— Что случилось? — видя, что что‑то с ним не так, взволнованно спросил Толик.

— Я, я не смог ее обманывать! Она такая… такая… Я проговорился, и мне пришлось все рассказать ей.

— Идиот! — вскочив, воскликнул принц, — что ты наделал?!

— Не стоит делать поспешных выводов, Ваше Высочество, позвольте мне переговорить с ней! — воскликнул я, надеясь исправить ситуацию.

— О Боже, что я скажу отцу? Забирайте свои четыре тысячи, и я хочу, чтобы вы немедленно покинули лагерь!

— Вы сами виноваты, Ваше Высочество. Стоило посвятить принцессу в наш план, тем более это было и в ее интересах! И я попрошу Вас, ведите себя подобающе и не смейте оскорблять моих друзей. Тем более, куда мы поедем ночью? Дайте хоть отоспаться.

— Что?! Да как ты смеешь? — возмущенно воскликнул принц, не привыкший к такому обращению.

— Смею, смею. Сейчас ведь 'Дуасте' и мы на равных. И я требую должного уважения к своим друзьям, — прямо, и с вызовом я смотрел в глаза принцу.

— Вы переходите все границы, сэр Роман, — наконец‑то подал голос Тирам.

— Я? Границы чего? Я пытаюсь постоять за друга. А Вы? За кого Вы сейчас пытаетесь заступиться? За Его Высочество? Вы что же, до сих пор считаете его своим другом? Кому, как ни вам знать, что слово 'дружба' для принца пустой звук.

'Ага, наконец‑то проснулся. Давай, граф, без тебя мне не справиться', — подумал я.

— Да, принц Эрик мой друг, и я не позволю какому‑то выскочке осуждать его поступки, — граф подошел к стулу принца, и стал у него за спиной и чуть сбоку.

— Тогда вы просто болван, граф Тирам, потому, что принц не оценит этого, — продолжал повышать я градус.

— Не смейте оскорблять в моем присутствии моего друга! — вскочив из‑за стола и схватившись за рукоятку меча, закричал Эрик. — Прости меня, Тирам. Я не должен был допустить такого отношения к тебе. Я действительно ценю твою дружбу и прошу у тебя искреннего прощения за наши прежние с тобой размолвки.

— Эрик, не нужно, я все понимаю, мы были оба с тобой неправы. Давай отложим наш разговор, а сейчас я бы хотел проучить наглеца, — граф положил руку на эфес шпаги.

— Нет, он мой, — зло прошипел принц и медленно стал извлекать меч из ножен, и в этот момент в палатку ворвался вернувшийся Оз.

— У вас все в порядке, Ваше Высочество? А то ваша охрана волнуется, — Оз удивленно уставился на принца, не понимая, что происходит.

— Все нормально, Оз, сейчас только преподадим урок вежливости! — ответил принц и вытянул свой меч полностью.

— Все верно. Оз, все нормально, твой план великолепно сработал, они уже помирились, — весело добавил я и от греха подальше отошел от принца.

— Мой план?! — опешил Оз.

— Вот видишь, ты говорил, что получится, а я тебе не верил, — продолжил я. — Прошу прощения, принц Эрик, граф Тирам, за этот маленький спектакль. Надеюсь, вы не сильно обидитесь на нас за наше участие в нем.

— Оз?! — Тирам и Эрик удивленно смотрели на ошеломленного Оза.

Все это время, с момента появления Алексея я просто кричал по мыслесвязи друзьям: 'Стоять! Все по плану! Молчать! Не вмешиваться!' И, слава богу, они меня послушались.

Принц хотел сказать что‑то еще, но в шатер ворвалась Алина.

— Ну что, братец, вы опять с отцом все решаете без меня?! — принцесса от переполнявших ее чувств топнула ножкой.

— Сестра! — Попытался остановить ее Эрик, но тщетно.

— Замолчи, Эрик! Итак, сэр Алексей, я красивая? — Гневно сверкая глазами, спросила она.

— Очень, — потупив глаза в пол, смущенно ответил Алексей.

— Все, третье условие выполнено. Жемчужину, братик, можешь оставить себе, а завтра же я еду к отцу и назову имя своего будущего мужа.

Алина обвела всех презрительным взглядом, резко развернулась и с гордо поднятой головой вышла. В комнате повисло неловкое молчание.

— Так на счет Алины — это не розыгрыш? — расстроено взглянул на меня принц.

— Нет, Ваше Высочество. К сожалению, Вы оказались правы, мой друг — действительно влюбленный идиот.

— Но раз все закончилось не так печально, как я думал, предлагаю всем снова выпить в знак примирения, — сказал Эрик и попросил Тирама разлить в стопки гномьей водки.

Выпив и помирившись, мы направились к выходу из палатки. Кстати, в качестве маленького подарка Эрик отлил в небольшой кувшин чистой воды и капнул туда несколько капель какой‑то настойки, сказав, что это нам лекарство на утро.

Попытавшийся выскочить наружу с нами, Оз был остановлен возгласом Эрика.

— Оз, а тебя я попрошу остаться! Нам нужно будет обсудить твои уникальные таланты, — сказал Эрик и с улыбкой кровожадного волка посмотрел на Оза, и тому пришлось вернуться. Проходя мимо меня, гневно сверкая глазами, Оз по мыслесвязи мне бросил:

— Ах ты ж маленький сученок! Да я тебе язык отрежу, да чтоб тебе ночью Якуба приснилась, конспиратор хренов!

А я лишь улыбался. Нет, а что, я, понимаешь, чуть ли не жизнью рисковал. А ему‑то всего–навсего ухи надерут, а потом еще и поблагодарят.

— Рома, — окликнул меня на выходе принц, — А все же почему операция 'Ы'?

— А чтоб никто не догадался, — сказал я, и мы с друзьями весело заржали.