Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 5 Шерлок Холмс и доктор Ватсон, или операция 'Ы'

Читать книгу Превратности судьбы
4316+998
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Шерлок Холмс и доктор Ватсон, или операция 'Ы'

Когда мы добрались до лагеря, в нем кипела работа и он напоминал растревоженный муравейник. Разгром войска Ваалкха был уже завершен, и большая часть солдат Этлании уже успела вернуться в свое расположение. Лишь несколько сотен конных рыцарей, разбившись на отряды, вылавливали небольшие группы отступающих варваров.

У обоза часть воинов устанавливали большие котлы, а возле палаток из подручных средств сооружались столы. В ход шли даже небольшие круглые трофейные щиты варваров. Чувствовалось приближение грандиозной попойки.

Если там, на поле, сверкая латами, стояли хмурые воины, то сейчас складывалось ощущение, что мы попали в лагерь отдыхающих на природе ролевиков.

Многие из воинов, сняв латы, просто улеглись на траву. Кто‑то оттирал с доспехов еще не успевшую совсем засохнуть кровь. Кому‑то оказывалась первая медицинская помощь.

Особенно повеселил молодой воин, наверное, первый раз участвовавший в битве. Стоя в одних шароварах, он оживленно жестикулируя руками, что‑то рассказывал молодой санитарке, которая пыталась перевязать его.

Несмотря на наличие котлов полевой кухни, практически возле каждой группы палаток стояли собственные котелки, в которых варились блюда по своим эксклюзивным рецептам. Шум, гомон и смех царили повсеместно.

— Кажется, мы здесь уже знамениты, — сказал Толик, провожая взглядом очередную группу солдат, которые приветливо кивнули нам.

— Ага, а на праздничном ужине нам вручат ордена и медали с закруткой на спине, — улыбнулся Леха, вспомнив бородатую шутку.

Доехав до одной из палаток, Оз остановился.

— Вы будете отдыхать здесь. Располагайтесь, — сказал он, все еще сидя на лошади. — А я пока поеду распоряжусь на счет бани.

Мы решили долго не возиться и, достав из машины только самое необходимое, направились в палатку. Она была просторной. Даже Толик мог стоять в ней не нагибаясь. Материал палатки был похож на брезент черного цвета, а закрывалась палатка с помощью шнурка, продетого в петли. Перетащив внутрь наши нехитрые пожитки, мы положили на пол, устеленный соломой, спальники и удобно устроились на них.

— Нам нужна информация, — сказал Андрей, поправляя поудобнее рюкзак, который использовал вместо подушки. — Попробуй разговорить Оза, он вроде не против ею поделиться.

— Хорошо, попытаюсь, — ответил я, удобно устроившись на спальнике.

В это время Толик пытался развязать шнурок, закрывающий маленькое окошко, чтобы впустить внутрь больше солнечного света.

— Кстати, для того, чтобы вернутся домой нам нужен маг. Он должен помочь разобраться в нашем кинжале. А где его взять? — спросил Леша и передал Толику свой швейцарский нож, чтобы тому легче было развязать узелок на запутавшемся шнурке.

— Давайте не будем торопиться, друзья. Мне кажется, многое станет ясным после ужина, — чертыхаясь, сказал Толик, возясь с неподдающимся узлом.

— А где, кстати, кинжал? — спросил я, наблюдая над потугами друга.

— Не отдам, Рома, теперь тем более не отдам. Сейчас, когда от него зависит наше возвращение домой, он будет у меня, так надежней, — ответил Толик наконец‑то распутавший узелок. В открытое им окошко кроме света хлынул поток свежего воздуха.

— Ладно, Толик, договорились, — нехотя ответил я

.

Пролежав в палатке минут двадцать, я решил немного разведать обстановку. Выйдя наружу, я огляделся. Неподалеку располагались несколько групп таких же палаток. Мы находились как бы рядом с ними, но все же отдельно от остальных. Мимо проходили воины, спешащие по своим делам, а для того, чтобы завязать разговор, нужен был повод. Я вспомнил про собранные нами грибы. Нырнув обратно в палатку, я попросил Андрея достать их из машины.

— Так нас вроде покормить обещали, да и зачем тебе все? — удивился Толик.

— Готовить я ничего не собираюсь, буду с местными контакт налаживать. А грибы — так пропадут ведь, когда нам ими заниматься теперь? А так для дела пригодятся.

Ребята согласились, и Андрей пошел доставать грибы из багажника. Я же направился к соседней группе палаток, возле которых на костре грелся котелок, а над ним 'колдовал' немолодой воин. Подойдя поближе и дождавшись, когда тот обратит на меня внимание, я поздоровался:

— День добрый.

— Добрый, — ответил воин, все еще помешивая что‑то в котелке. — О! А вы чай не из команды тартага будете?

— Да, это наша машина. Так вы меня понимаете? — удивился я.

Я, конечно, понимал, что для разговора с воинами мне понадобится помощь жемчужины и планировал использовать подарок принцессы, передавая ее собеседнику, чтобы тот смог понять меня. Но нарваться на обладателя собственной жемчужины среди солдат я не ожидал.

— Конечно, — ответил воин, обратив внимание на прицепленную у меня за воротник сережку. — Ах это. Так я еще в битве при Анеке слух потерял. Вражеский маг в меня не попал, но все же пущенный им огненный шар слишком близко рванул. После этого пришлось на жемчужину потратиться, — и он показал на ухо, в котором в крепежной пластинке находилась небольшая жемчужина. А я для себя отметил, что жемчужина посылает сигналы прямо в мозг, обходя слуховые органы.

— Ну ребята вы даете, ну сорвиголовы, сейчас в лагере только и разговоры про вас. Как вы лихо их, — продолжил воин, не прекращая помешивать кашу.

— Кого их? — не поняв, что именно имеет в виду старый воин, спросил я.

— Так магов этих, раз и все. Я уж утром с жизнью прощался, не думал, что такую бойню пережить смогу, а оно вот как обернулось. Звать‑то как тебя, молодец?

— Роман, — ответил я, чихнув в этот момент.

— А меня Кор. Ежели не побрезгуете, прошу чуть погодя, как каша изготовится, к нашему столу, — доброжелательно сказал воин, и кинул еще щепотку какой‑то приправы в кашу.

— Извини, Кор, мы бы с радостью, но нас к вашему принцу пригласили, — сказал я и отошел немного в сторону, чтобы ветер не нес на меня пыльцу приправ, которыми Кор щедро одаривал кашу.

— А ну тогда конечно, разве ж можно Его высочеству отказать? — сказал Кор и сам громко чихнул, — эх хороша каша будет, забористая.

— Послушай, Кор, тут такое дело, мы грибов насобирали, а теперь за ратными делами готовить их некогда. Возьмешь? — решил я наладить с гурманом дружеский контакт.

— Ты чай шутник, какие же в Жаренне грибы? Или у тебя пивные? Так на кой они мне, где ж я бражку буду ставить, мы же в походе? — спросил удивленный воин и осуждающе посмотрел на меня.

— Нет, Кор, грибы что ни есть самые настоящие. Понимаешь, мы прибыли издалека, и у нас сейчас для обычных грибов самое время.

— Так вы через портал к нам прибыли? — заинтересовался воин.

— Ну, типа того, — не зная, как еще объяснить наше появление здесь, ответил я.

— Ух ты! А я ведь тоже один раз в молодости, когда наша рота сопровождала Его величество в Арланию через врата проходил. Раз и все, один шаг и ты так далеко от дома, что и за орат не обернешься.

— А орат — это как долго? — уточнил я, пытаясь с помощью моей теории пополнить запас здешних величин.

— Ну Холодення, Цветення, Жареннья, Дождення — это один орат.

Значит орат — это один год, сообразил я. Сопоставив времена года со знакомыми мне названиями, я добился ожидаемого результата, и теперь вместо Жарення мне слышалось лето.

— Спасибо Кор. Ну так что, удивишь сослуживцев грибочками? — хитро подмигнул я.

— Так запросто, — заулыбался воин и бросил в кашу очередную порцию приправ.

— Кор, тут еще вот что. Нас к его высочеству пригласили, а мы ваших нравов и порядков не знаем. Может, просветишь немного?

— Так тут дело не хитрое, спрашивают — отвечай, попусту языком не мели. Когда будете здороваться — достаточно немного склонить голову. Да и вообще, мы сейчас на войне, так что многие условности игнорируются.

— Спасибо за совет. Ну так что, идем за грибочками? — показав рукой на наше временное жилище спросил я.

— Вы идите, а я сейчас кого помоложе из моей сотни позову, и мы подойдем, — сказал воин и сдвинул котелок с огня в сторону.

Кор в очередной раз удивил меня. По виду и не скажешь, что сотник. Вон даже сам кашу варит. Хотя кто знает их обычаи и традиции.

Я вернулся к машине, а минут через пять подошел Кор вместе с совсем юным парнем лет шестнадцати. Да уж, возраст воинов армии Этлании был достаточно разнообразен.

Они забрали мой пакет и корзинки с грибами, пообещав тару непременно вернуть. Уже уходя, Кор еще раз поблагодарил нас и шутливо сказав, что ежели у принца нам не понравится, то мы будем желанными гостями у них за столом. Дружески попрощавшись с Кором, я увидел, как к палатке приближается Оз.

— Ну что, банька готова, но перед тем как мы пойдем туда, позвольте вручить вам маленький подарок от Его высочества, — сказал приблизившись Оз и вручил каждому из нас по небольшой деревянной коробочке.

Внутри находились золотые цепочки, на которых в красивых кулонах были небольшие черные жемчужины. Так я избавился от роли толмача–переводчика, и теперь мы все могли общаться свободно.

* * *

Пройдя за Озом через лагерь, мы подошли к огороженному участку возле реки. Между вбитых в землю столбов были натянуты трофейные шкуры диких животных, образовав огороженную площадку под открытым небом. Внутри находилось десять больших бочек, из которых поднимался пар. Оказалось, это и была баня. Из неё было два выхода, один из которых вел к реке. Так что, если было бы большое желание, то можно прямо из горячей бочки пробежаться и нырнуть в воду с небольшого помоста.

— Оз, ты останешься с нами? Нужно поговорить, — спросил я, пытаясь найти время для разговора с нашим провожатым.

— Да, пожалуй, мне бы тоже не мешало помыться, — легко согласился Оз и повел нас внутрь.

Раздевшись, мы забрались в две соседние бочки чуть поодаль от остальных и я обратился к Озу:

— Понимаешь, Оз, мы прибыли издалека, и нам хотелось бы немного прояснить ситуацию. В вашу битву мы вмешались совершенно случайно. Мы даже не знаем, где находимся. В общем, нам интересна любая информация, которой ты сможешь с нами поделиться.

Оз любезно согласился помочь и оказался весьма неплохим собеседником. Из его рассказа я узнал, что находимся мы сейчас на южной границе Этлании, в графстве Тора.

Этлания была процветающей страной, включавшей в себя двадцать одно графство и занимала не последнее место среди королевств цивилизованного континента. Ее столица — город Лерон, располагалась в Лерийском графстве и являлась образцом культуры и процветания всего государства. Страна уже лет двадцать ни с кем не воевала, поэтому в ней спокойно развивались торговля, ремесла и искусства.

Благодаря мудрой политике династии Дариев — правителей Этлании, государство поддерживало близкие и дружеские отношения с королевством гномов, а также с единственным на континенте государством магов — Валадией.

Соседние королевства уважали династию Дариев и никакой агрессии не проявляли. И даже наоборот, старались заручиться поддержкой столь сильного в экономическом плане государства. В столице был даже организован целый квартал, где располагались исключительно резиденции дружественных государств.

Король Дариус Третий проводил разумную политику развития экономики государства, в том числе введя небольшие налоги. Тем самым, он дал возможность стабильно развиваться торговцам, ремесленникам и сельскому хозяйству. Выделяя немалые деньги на социальные нужды, король был любим своим народом, а также имел немалую поддержку среди придворных, грамотно распределяя бонусы и честно разрешая конфликтные ситуации между дворянами.

Проблемы у Этлании были только на южных границах, к которым примыкали дикие земли. Королевство несколько раз пыталось их освоить, но из‑за агрессии варваров этого не получилось. Ведя кочевой образ жизни, дикари устраивали набеги, разрушая новообразовавшиеся поселения, тем самым не давая возможности для дальнейшей экспансии королевства. Широкомасштабных же военных действий никто не хотел, а мелкие стычки на границе только поддерживали в тонусе армию.

Имея под боком реальную угрозу в виде варваров, Дариус Второй, отец нынешнего правителя провел реформу в армии королевства и даже основал что‑то наподобие Суворовских училищ, которые, в свою очередь, в какой‑то степени заменяли и детдома. В такое училище мог попасть каждый, вне зависимости от того, есть у него родители или нет. Обучающиеся там дети имели минимальные контакты с родственниками (если те у них были), поэтому разница между такими детьми и сиротами практически не ощущалась. Выходцы из таких учебных учреждений регулярно пополняли ряды армии.

Дариус Третий поддержал начинания своего отца и, обладая достаточными ресурсами, проводил дальнейшую модернизацию войска. Со временем, он передал управление армией своему сыну принцу Эрику, который продолжил политику отца, деда и прадеда. Поэтому в оснащении, мастерстве и дисциплине армия Этлании уступала лишь гномам…

— Да уж, Оз, можно сказать, это нам еще повезло, что мы попали в столь развитое королевство, а не в дикие земли. Еще неизвестно, как бы тогда дело вышло, — сказал я, подумав, что всё могло бы быть намного хуже.

— Ну, дикие земли — это еще не худший вариант. Вот если бы вы попали в проклятые земли, тогда вам точно пришел бы конец, — ответил Оз с блаженством наслаждаясь горячей водой.

— Проклятые земли? Расскажи, — заинтересовавшись новой напастью, попросил я.

— Тысячу лет назад, на континенте произошел катаклизм, вызванный войной магов. Большинство фактов той войны история почти не сохранила, но все же было известно, что войну начали именно маги, причем сразу три стороны: некроманты, стихийники и демонологи. Друиды и эльфы с их магией жизни и магией леса были уже намного позже втянуты в конфликт и, так как они не соглашались присоединиться ни к одной из сторон, били их все.

Катастрофа случилась, когда некроманты доигрались со своими заклятиями до такой степени, что уже не могли контролировать распространение нежити. Демонологи не остались в долгу и призвали таких демонов, что уже не могли закрыть врата в их миры. Ну а стихийники решили, что пропадать — так с музыкой и шарахнули так, что большие цунами, землетрясения и перепады температур еще долго возникали сами собой.

До сих пор одну четвертую часть континента занимали проклятые земли, оставшиеся после катастрофических магических сражений.

Сказывали, что в глубине проклятых земель существует священный лес. Ну или то, что от него осталось. По преданиям, там жили никогда не ладившие между собой эльфы и друиды. Но лишь объединившись вместе, они смогли выжить и противостоять нашествиям тварей. Правда это или ложь, никто не знал. В течение трех столетий, в проклятые земли никто не заходил далее половины светового дня. Попытки конечно же были, но отправившиеся туда отряды храбрецов больше никто и никогда не видел. Ведь пережить ночь в проклятых землях без надежных стен не удавалось никому…

— Но как же вы выжили?

— Говорят, в последнем сражении маги практически перебили друг друга. Без их управления появились невиданные твари, нежить, непонятная остаточная магия, все это и много чего другого вырвалось из каменного мешка Тандельских гор. Оставшиеся в живых расы, селившиеся на окраинах континента, объединенные общей бедой, заключили союз и бросили все свои силы на борьбу с тем, что выбралось из проклятых земель. За время столетней войны союзу все‑таки удалось перекрыть перевалы и обеспечить их надежную защиту. Захватив центральную часть континента, гномы, люди, руоки и тавры уже целый век охраняли проходы, не допуская распространения заразы.

На выживших магов начались гонения, все беды свалили на них. Вырезав практически всех, королевства остались без магии, прочно вошедшей в обиход, и стали приходить в упадок. Только через триста лет после той войны к магам начали относиться более терпимо, но практически все знания уже были потеряны.

Нынешняя цивилизация теперь строилась на обломках старой. Крупицы магических знаний периодически всплывали в виде старых артефактов и свитков с неизвестными заклинаниями. Главным подарком исчезнувших цивилизаций оказались порталы. Их было не очень много, но возможность через пару минут оказаться на другой стороне континента стоила многого. Работали порталы попарно, поэтому при разрушении одного из пары, второй превращался просто в бесполезную конструкцию. Но один раз в год, происходил процесс инициализации системы порталов, и все рабочие врата становились недоступны в течении суток. А так называемые свободные брамы входили в режим поиска. Если такой портал находил свободную половинку, то они самостоятельно включались на пару часов. Для постоянной активации, необходимо было зафиксировать такой переход, просто перекинув через него любое живое существо. Также не исключалась вероятность того, что вторые врата могут оказаться в проклятых землях и внезапно активироваться от проскочившей внутрь любой маленькой зверюшки, а иметь у себя бесконтрольный проход к тварям никто не желал. Поэтому врата даже в нерабочем виде находились под постоянной охраной королевства, в котором находились.

Нередко в королевствах имелось всего один или два портала, в Этлании же рабочих порталов оказалось шесть штук, два из которых находились в графстве Лерийском, что и поспособствовало становлению династии Дариев. Грамотно использовав расположение порталов, Дариус Третий наладил оживленную торговлю, а благодаря умеренным налогам через страну протекало большое количество транзитных перевозок. Львиную долю дохода королевства приносила именно коммерция, которой завидовали даже гномы…

Магия из зачаточного состояния медленно, но уверенно поднималась на новый уровень. По крохам собирались утерянные магические знания. Маги создавали университеты, набирая способных адептов. Велись новые разработки.

Больше войн за власть маги не вели и довольствовались привилегиями дворянства. Даже было принято соглашение на Большом совете, что маги не могут занимать руководящие посты в королевствах, отступлением от правил были лишь должности магического советника и главного лекаря. Последствия прошлой войны пугали обычных людей, и ее повторения никто не хотел, поэтому, чтобы не усиливать влияние магов, и был принят такой закон.

Тех королей, которые пытались игнорировать закон и скрывать в своем государственном аппарате магов, строго наказывали. Секретная служба Валадии недаром ела свой хлеб, и отслеживала каждый всплеск магии на территории королевств и стран, входящих в союз Цивилизованного континента.

Небольшие поблажки были в отношении членов королевских семей, но и это не сильно приветствовалось. Даже для них были некоторые оговорки и ограничения. Если кто‑то из королевской семьи хотел стать полноценным магом, то он обязательно должен был иметь наследника, а сам отказаться от престола. В таком случае, при смене монарха власть переходила от деда к внуку или внучке. Конечно, до совершеннолетия будущего короля или королевы в стране правил наместник. Как ни странно, но одним из инициаторов данного закона был архимаг Викториус, самый знаменитый маг континента.

— А что такое Валадия? — спросил я, как губка впитывая всю выливаемую на меня Озом информацию.

— Валадия — это исключение из правил, государство, полностью подконтрольное магам, где роль короля исполняет Архимаг, а все чиновники — выпускники академии магии. Несмотря на маленькие размеры, на мировой арене Валадия играет одну из ключевых ролей, являясь монополистом в обучении магическим искусствам. Частное обучение магии в Валадии и большинстве королевств запрещено и строго карается сообществом магов. Поэтому получить качественные магические знания возможно только в магических академиях и университетах.

Кстати, по количеству рабочих порталов, Валадия является лидирующим государством: на семь графств приходится шестнадцать порталов. Самое населенное графство в Валадии называется Крит и имеет пять порталов. В нем же находится столица Валенсия и разросшийся до размеров города главный университет магов — Адеон.

— Оз, ты упоминал союз. Что произошло с ним? — спросил я, отодвинувшись к краю бочки, когда работник бани стал подливать горячей воды.

— Со временем, он немного видоизменился и стал чем‑то вроде управляющего органа всего цивилизованного континента, — ответил Оз и попросил молодого парнишку принести горячей воды и ему.

Теперь, на политической арене выделяются две структуры, совет королей и совет магов. Советы стараются поддерживать мир и относительный порядок на цивилизованном континенте. Совет королей собирается раз в два года, и на нем обсуждаются текущие дела королевств. Улаживаются спорные вопросы, рассматриваются размеры выделяемых средств на охрану перевалов Тандельских гор. Заодно обсуждают возможность династических браков, позволяющих улучшить отношения между королевствами. Раньше еще разбирались с зарвавшимися царьками. Когда одному из таких корольков приходила мысль о мировом господстве и он начинал войну, решением совета его 'больно били по носу' и в королевстве менялась династия. Но такого уже давно не было.

Совет магов собирается каждый год. На собрании рассматриваются различные магические вопросы, присваиваются звания магистров, назначаются должности преподавателей университетов, представляются новые разработки заклинаний.

Раз в три года собирается 'Большой совет', когда члены двух советов объединяются вместе. На таких советах заключаются различные долгосрочные контракты между королевством магов и другими государствами, решаются налоговые вопросы о практике магической деятельности, предоставляются различные льготы и привилегии отличившимся магам.

Если на Совете королей, председатель выбирается каждый раз новый, то на Совете магов неизменным главой был архимаг Викториус. Это был старый и мудрый маг. Говорили, что он жил еще до катастрофы, но прожить более тысячи лет не под силу даже Архимагу. Поэтому это была лишь еще одна красивая сказка.

— Оз, но сейчас ведь у вас война. Как так случилось? И почему совет допустил ее?

— Мы воюем с варварами, и никто не ожидал настолько бурного развития событий. Совет не имеет влияния на дикие племена, и мог ответить прямой агрессией только в случае поражения Этлании. Слава святой Данате, этого не произошло.

Также Оз рассказал, что в течении последнего года, на границе с дикими землями обстановка накалялась с каждым днем все сильнее и сильнее, набеги варваров участились вдвое. По сведениям разведки, к границам графства Тора стягивались различные племена кочевников, и у варваров даже образовался союз племен под предводительством одного из вождей. Это стало катализатором. Никто не знал, но слабые в магическом плане племена неожиданно получили значительную поддержку от давнего врага Этлании — шамана Кинарга. Вернувшись после вынужденного бегства из орды, из‑за некоторых разногласий с советом племен, он привел с собой более двадцати неизвестных магов. Хотя они и обладали средними способностями, своих соперников новые маги искусно поражали неизвестными заклинаниями, заставляя ужаснуться даже опытных варваров.

Быстро вернув свои позиции в орде с помощью новоприобретенных помощников, Кинарг предложил свою помощь в нападении на Этланию.

В это же время, получив исчерпывающие сведения от разведчиков своего друга, графа Тирама, принц Эрик собрал войско и, заключив договор с гномами и магами, прибыл в графство Тора. По договору, для охраны границ графства гномы предоставили атакующий дирижабль с командой канониров, маги же выделили тридцать пять выпускников боевого факультета академии Адеон. Эрик выжидал, подтягивая резервы. Когда же разведка Тирама донесла о выдвижении армии врага, войско Этлании выдвинулось ему навстречу.

Перейдя границу графства Тора, варвары неожиданно для них, были встречены укрепленной армией Этлании, а не обычными пограничными отрядами. Если в армии Ваакха варвары были вооружены кто как мог, и многотысячная армада представляла из себя сборище разрозненных кланов, то войско Эрика представляло собой монолитную, хорошо отлаженную машину.

Ваакх смог выставить девятнадцать тысяч пеших варваров. Это были кочевые племена, жившие на границах с Этланией, а также народность Ахоров. Смуглые степняки смешались с лесными бандитами и представляли собой ядреную смесь, которую необходимо было выплеснуть на врага, пока она не взорвалась.

Также Ваакх подготовил для вторжения полторы тысячи боевых кабанов, которых с трудом удалось доставить из центральной части диких земель, пообещав владельцам загонов щедрую долю от добытых трофеев. А тысячу маврикийских лучников и пару дюжин летающих Вохров ему уже пришлось нанимать не за обещания, а за звонкие монеты.

Для диких земель это было небывалым событием — собрать такое количество воинов вместе. В принципе, дикие земли могли выставить армию и в десять раз больше, но даже поход против общего врага не заставил объединиться вместе все племена. Каждый из местных вождей боялся от соседей удара в спину и на войну отправлял максимум треть своих воинов.

Армия Этлании смогла выставить девять тысяч тренированной пехоты, из которых три тысячи были закаленными в боях ветеранами, тысячу лучников, две тысячи тяжелой конницы и три — легкой. Новичков в армии было процентов десять, да и те прошли обучение в военных училищах, в которых их с детства учили обращению с оружием.

Существенным преимуществом Эрика был дирижабль гномов и сорок семь боевых магов, двенадцать из которых служили на постоянной основе в армии Его величества, а остальные были наняты в Академии и срочно переброшены через портал.

В козырях же Ваакха, вождя новообразовавшейся орды, был Кинарг с его магией крови. Принося в жертву своему темному божку младенца или девственницу, он кратковременно получал невиданную магическую силу. Перед битвой Кинарг решил принести в жертву младенца с магическими способностями, что дало бы ему еще большую силу и позволило бы призвать каменных големов, абсолютно невосприимчивых к магии.

Принц Эрик был убежден, что сможет остановить вторжение Ваакха, но какой ценой? Приготовившись к отражению атаки, принц Эрик не забывал наставления мудрых учителей, что 'лучшая защита — это нападение', поэтому делал ставку на тяжелую конницу и дирижабль гномов, даже не зная, что это решение принесет ему большую пользу, чем он рассчитывал.

Зная о магической защите орды, своих магов он планировал использовать лишь для ее подавления и дальнейшего отвлечения шамана Кинарга и его помощников.

— И вот, когда Кинарг затеял жертвоприношение, оградив себя и алтарь непроницаемым магическим куполом, произошли события полностью изменившие ход битвы.

— Это были мы? — догадался я.

— Да, — улыбнулся Оз и продолжил.

Наблюдавший за расположением врага штаб войска Этланиии увидел странную картину. В центре колонны маврикийских лучников вдруг сверкнула ослепительная вспышка и из нее появился тартаг. Маврики, представители низкорослой народности, не отличались особой храбростью и у них в рядах возникла паника. Еще бы, ведь мастера засад привыкли поражать врага стрелами, находясь под надежным прикрытием, а тут неожиданно сами угодили в непонятную ловушку.

Затем, взревев, тартаг начал спускаться по склону, направляясь в самое сердце вражеской армии, к жертвенному камню, где как раз начинался обряд жертвоприношения. Принц был поражен, он и не думал, что машины гномов способны преодолевать такие препятствия. Атака магов, которые попытались остановить героев, даже не замедлила их приближение. Наверное, тартаг был оснащен очень редким и мощным артефактом, потому как их заряды просто поглощались им.

Дальнейшие событие вообще поразило Эрика и его магов. Когда тартаг на полном ходу, выписывая немыслимые пируэты, даже не заметив силовой барьер, поставленный Кинаргом и его помощниками, пронесся сквозь ряды врага, давя приближенных адептов шамана и его самого.

Оза я решил не разочаровывать. Знал бы он, чему мы обязаны таким пируэтам. Поэтому я молча продолжил слушать его рассказ.

Такого шанса Эрик пропустить не мог, и, пока оставшиеся адепты спасались бегством, оставив без магической защиты войско варваров, маги армии Этлании нанесли магический удар, уничтожив почти половину пехоты врага. Гномы, увидев такой поворот событий, скинули маскировку и бросили дирижабль в атаку.

Наблюдая за дальнейшими действиями тартага, принц в очередной раз был удивлен. Спасаясь от неминуемой гибели от рук приближенных Кинарга, тот пытался прорваться сквозь бушующее море пламени, увлекая за собой разъярённых варваров. Пришло время, и принц отдал приказ почти опустошенным магам прекратить обстрел и послал в атаку на оставшееся построение противника тяжелую и легкую конницу…

Принц Эрик был поражен храбростью незнакомых воинов, поэтому, когда он снова увидел тартаг, преследуемый варварами, то решил вмешаться сам, выдвинувшись на помощь нежданным союзникам. Тем более, тартаг уже находился недалеко от позиций рыцарей, и принц, как еще молодой воин, тоже был не прочь проявить свою отвагу и мастерство. Если в гущу битвы его не пустили телохранители, то он хоть так попытался принять непосредственное участие в сражении. Тем более, среди преследующих тартаг варваров был сын Кинарга. Не маг, но сильный и известный даже за пределами орды воин. И принцу было не зазорно скрестить с ним мечи.

В течение следующего часа деморализованная армия противника была полностью разгромлена, потери же армии Этлании были ничтожно малы. Принц Эрик решил отметить столь знаменательную победу своих воинов и приказал устроить праздник, не забыв пригласить и героев сегодняшней битвы.

Единственное, что печалило принца, это то, что Ваакху с его ближайшими помощниками удалось сбежать. Посланный в погоню отряд был уничтожен неизвестными заклинаниями. Не помогли даже защитные амулеты. А пока подтянулись маги, Ваакх сумел скрыться.

— Ну, вот и все. Я удовлетворил твое любопытство? — сказал порядком выдохшийся Оз.

— Вполне. Только это не любопытство, а жизненная необходимость. И это лишь верхушка айсберга знаний о вашем мире, которые нам предстоит узнать. Я вижу, Оз, ты смог сделать соответствующие выводы и не сильно удивлен тем, что мы не совсем местные, и прибыли через необычный портал к вам в гости. Причем даже не по своей воле, так сложились обстоятельства.

Оз кивнул, а я почувствовал, как сработал мой внутренний переключатель. За доли секунд, в голове пронеслись тысячи мыслей, выстраиваясь в логические цепочки. Вся полученная за день информация разложилась по полочкам, подсказывая наиболее компромиссное решение насущных проблем. Одновременно с этим, я понял, что во мне как будто что‑то изменилось, казалось, что я принял допинг. Я стал быстрее думать, и у меня ускорилась реакция. Непроизвольно кинув взгляд вверх, я увидел высоко в небе пролетающую мимо птицу. Пытаясь присмотреться и определить, что это за пернатое, я словно увеличил zoom объектива видеокамеры, и птица оказалась на расстоянии вытянутой руки. Да что же это такое! Что происходит? Погрузившись в воду с головой, я задержал дыхание и закрыл глаза. Посчитав до десяти и немного успокоившись, я вынырнул.

Да уж, в этом мире мои врожденные способности немного видоизменились и возросли многократно. Да кого я обманываю — «немного» это слабо сказано! Ладно, с этим будем разбираться позже, а сейчас нужно ловить момент и работать с Озом. Благо, сейчас для меня картина ближайшего возможного будущего была ясна как никогда, и я начал.

— Оз, я предлагаю тебе сыграть в одну игру, — в шутливой манере предложил я.

— Какую? — приподняв брови, удивился моему предложению Оз.

— Шерлок Холмс и лекарь Ватсон, — понесло меня.

— Да у меня вроде ничего не болит, и лечить меня не надо, — недоуменно ответил Оз.

— Ха, Оз, поверь, тебе понравится. Я буду Шерлоком Холмсом, а ты лекарем Ватсоном. И лечить никого не надо. Просто я буду строить выводы на основании известных мне фактов, а ты удивляться. Во–первых, скажи мне Оз, где ты служишь у принца Эрика, разведка или внутренняя безопасность? — не давая опомнится Озу, начал я.

Добродушный дядя куда‑то пропал, мимика лица осталась той же, но взгляд из беззаботно веселого изменился на жесткий пронзающий. Не отводя взгляда и не моргая, мы смотрели друг другу прямо в глаза, как будто заново оценивая. Игра в гляделки затянулась, но наша дуэль была бесцеремонно нарушена работником бани, который, выполняя просьбу Оза, добавлял горячей воды и неудачно взмахнул ведром. Озу, чтобы не получить по лбу, пришлось увернуться, оторвав взгляд. Воспользовавшись этим, я тоже отвел взгляд и смотря уже просто перед собой продолжил:

— Можешь не отвечать, это не столь важно. Поехали дальше. Перед ясными очами Его высочества появилась непонятная четверка воинов. Легко завалила Кинарга, несмотря на его защиту и репутацию сильнейшего шамана орды, избежала смерти среди многотысячной армии врага и благополучно устроилась на берегу реки на пикничок. Конечно, к такой компании следует присмотреться, а вернее — не спускать с нее глаз, поэтому тебя и приставили к нам. Мудрое решение, между прочим. Да и такого актера подобрали, просто рубаха–парень. Сам все рассказывает, ничего не скрывает, сама любезность, но за всем этим скрывается расчетливый аналитический ум и прирожденная проницательность. Извини, Оз, просто в нашем мире это — стандартная процедура вербовки, было с чем сравнить.

Далее, возникает закономерный вопрос, для чего нас изучают и разрабатывают? Как хотят использовать? И тут мне приходит на ум только патовая ситуация с принцессой Алиной. Король Дариус Третий очень озабочен предстоящим браком принцессы с принцем Валентом, поскольку понял, что из себя представляет будущий зятек. Алина, так та вообще ненавидит своего будущего мужа и желает видеть его в черном костюме, но не на свадьбе, а в гробу. На дуэль принца вызвать не получается, потому что этот трус всегда находит повод от нее отказаться, а из‑за угла убить нельзя — разразится скандал. И тут, так ладно появились мы, просто шикарный вариант. Кинарга завалили, жемчужину достали, хотя я предполагаю, что если бы я ее случайно не нашел, вы бы сами из королевской сокровищницы самую большую на блюдечке с голубой каёмочкой нам принесли, типа это ваш трофей.

А дальше принцесса знакомится с одним из нас, он дарит ей жемчужину, она для вида задает вопрос, сколько будет два плюс два, и все. Счастливая пара идет на поклон к королю за благословением, и Дариус Третий объявляет о помолвке. Валент грызет ногти, а принцесса получает нового жениха. И ведь придется замуж идти, слово дала.

И все бы хорошо да ладно, но только королю и такой брак не нужен, поэтому незадачливого жениха до свадьбы случайно убивают на охоте или он, случайно падая с лестницы, сворачивает себе шею. Никто не станет поднимать шумиху из‑за обычного наемника. Ведь так вы собираетесь представить нас широкой общественности?

Конечно, король очень 'расстроен', невеста в трауре, но в целом в королевстве все тихо и спокойно, и, немного погрустив, король начинает поиск нового, 'выгодного' жениха. Этой сказке конец, а кто слушал молодец.

Цепкий взгляд Оза, как рентген продолжал изучать меня. Похоже, мои догадки попали если не на сто, то на девяносто девять процентов точно в цель.

— Но есть еще один вариант развития этой сказки, — улыбнулся я. — Зачем же играть нас втемную? Все происходит точно так, как я только что рассказал, но вместо случая на охоте, его величество предоставляет нам немного наличности, дает клятву не предпринимать попыток убить нас, а мы отправляемся по приглашению Архимага в его королевство и не появляемся в Этлании в течение года. Король делает вид, что сильно обижен таким хамским поведением будущего зятя, который попросту сбежал от невесты. Невеста льет слезы и разрывает помолвку с негодяем. Всё, хеппи–энд. От тебя, Оз, мне нужно лишь согласие короля на эту операцию 'Ы'. Только не спрашивай, почему 'Ы', — вспомнил я бородатую шутку и улыбнулся.

— А почему ты уверен, что Архимаг Викториус пришлет вам приглашение? — все также с холодным, но уже заинтересованным взглядом спросил Оз.

— Это же элементарно, Ватсон. Когда мы с легкостью взломали защитный купол шамана, многих магов заинтересовало, как нам это удалось? Я так догадываюсь, что защита Кинарга была не самой слабой. А так как я не собираюсь сейчас делиться этой информацией, Архимаг сам захочет выяснить это в приватной беседе. И даже если он не догадался через своих помощников сделать нам приглашение во время сегодняшнего ужина, то сейчас для тех, кто нас слушает, — я повысил голос. — Я тонко намекаю об этом!

— Откуда ты знаешь, что нас подслушивают маги? — спросил Оз и стал оглядываться по сторонам.

— Логика и аналитика — самая действенная магия моего мира. А если нас сейчас не подслушивают, то я сильно разочаруюсь в магах, — напустив на себя деловой вид, ответил я.

— Хорошо, я передам Его высочеству ваше предложение. А сейчас, прошу простить меня, мне необходимо идти. Вы найдете дорогу к палатке, или за вами прислать того, кто проведет вас обратно?

— Найдем, я запомнил несколько ориентиров.

— Хорошо, — ответил Оз и вылез из бочки.

Уже на выходе из бани Оз обернулся, и глядя мне в глаза, спросил:

— Кто же вы на самом деле?

— Русские, просто русские, — добродушно улыбнулся я…

* * *

Помывшись и выбравшись из бочек, мы хотели было одеться, но к нам подскочил работник бани.

— Извините, но сэр Оз распорядился выдать вам новую одежду, ее сейчас принесут.

Через пару минут, перед нами предстали шелковые рубашки, штаны, сапоги из мягкой кожи, портянки и что‑то на подобии пиджаков или камзолов. Как наматывать портянки нам показал Андрей, а пиджаки мы решили не надевать, взамен попросив раздобыть нам кожаные жилетки, увиденные нами у простых воинов.

Пока мы одевались, распорядитель выполнил нашу просьбу и принес четыре кожаных жилета. Поблагодарив его, мы накинули их и покинули баню.

Вернувшись в палатку, я рассказал друзьям о создавшемся положении и предложил свой план. Ведь кто, как не Архимаг, сможет помочь нам вернутся домой? Осталось лишь дождаться согласия Его величества.

Мой план был одобрен тремя голосами против одного.

— А почему я должен быть женихом, почему не ты?! — возмущался Леша.

— Нет, я никак не могу. А вдруг король не сдержит свое обещание и грохнет жениха, или принц Валент расстроится из‑за неудавшейся свадьбы и наймет головорезов, чтобы поквитаться? А тебя не жалко, — заржал я.

— Горбатого могила исправит, — сказал Толик, и в палатке раздался звук подзатыльника.