Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 1 Просто утро или кто рано встает тому Бог подает

Читать книгу Превратности судьбы
4316+992
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Просто утро или кто рано встает тому Бог подает

Меня разбудил сигнал будильника мобильного телефона. На видавшей лучшие времена Nokia играла мелодия В. Цоя 'Пачка сигарет'. Рано, еще слишком рано, так не хотелось вставать, тем более выбираться из‑под теплого ватного одеяла. Потянувшись так, что хрустнули шейные позвонки, и сладко зевнув, я взглянул на часы. Электронный циферблат показывал ровно пять часов утра.

Встав с кровати и накинув махровый халат, я поплелся на кухню, по пути заглянув в туалет. Поставив металлический чайник на газовую плиту, я привычно повернул ручку конфорки. Раздался тихий щелчок, и на ней вспыхнули голубоватые язычки пламени. Отыскав вечно теряющийся пульт, включил телевизор и стал переключать каналы в поисках программы новостей, в конце которых надеялся узнать прогноз погоды на сегодня. Не найдя такового, я включил радио. Ведущих в эфире еще не было, и в комнате тихо заиграл блок, состоящий из техно–музыки.

Сегодня так рано пришлось встать из‑за запланированной поездки в лес, где меня ожидала 'грибная охота' с моими близкими друзьями. Нет, я не заядлый грибник, но лучшего места, чтобы собраться вместе дружной компанией подальше от шума и суеты города, мы не придумали. Ну и естественно, после так называемой охоты, мы собирались устроить пикник. Покушать вкусного шашлычка и побаловаться мягкой, тягучей водочкой, так сказать, отдохнуть телом и душой…

На полу у двери на кухню стоял походный рюкзак, до этого года два пролежавший на антресолях в ожидании своего хозяина. За весь срок своей службы он всего четыре раза покидал пределы города и после стирки выглядел, как новый.

Чтобы утром впопыхах ничего не забыть, я собрал рюкзак еще с вечера. Оставалось лишь сложить в него продукты из холодильника, чем я и занялся.

Мозг еще окончательно не проснулся, поэтому я долго раздумывал, куда впихнуть банку с консервированными огурцами. В это время раздался звонок мобильного. Подняв трубку, я услышал голос Андрея:

— Привет, Рома! Ты уже проснулся?

— Почти, — ответил я сонным голосом, наморщив лоб. Бодрый голос Андрея подсознательно вызывал отвращение, организм все еще настоятельно требовал немедленно вернуться в теплую кровать, — Сейчас вот кофе выпью и тогда точно проснусь, — промямлил я.

— Ты как в поговорке: 'поднять — подняли, а разбудить забыли', — усмехнулся в трубку Андрей, — Ладно, слушай, я уже во дворе у Лехи, сейчас он спустится и мы поедем за Толиком. Так что у тебя еще где‑то полчаса на сборы.

— Да я в принципе готов, подъедете — позвони, — ответил я, бросив несчастный взгляд на никак не желающую влезать банку огурцов.

— Лады, — бросил Андрей и отключился.

Андрей среди нас четверых единственный, у кого есть машина. Здесь как раз тот случай, когда сапожник всё‑таки обзавелся сапогами, а не как в поговорке, где сапожник без сапог. Андрей был не только хорошим водителем, но и отличным автомехаником.

Благодаря знаниям, полученным в техникуме по специальности автотехник, и работе в автосервисе своего дяди, в армию он попал в мотострелковую часть и был поставлен водителем БМП. Проводя большую часть времени в боксах воинской части, ремонтируя старую технику и тем самым повышая свое мастерство, Андрей был на хорошем счету у армейского начальства.

Периодически возвращая к жизни старый штабной УАЗ и генеральскую «Волгу», он добился того, что из армии дембельнулся с лычками сержанта. После армии, он вернулся в автомастерскую, но уже работал не на подхвате, а мастером. Так как дядя по родственному подгонял Андрею неплохие заказы, то он смог всего за два года собрать необходимую сумму денег и купить себе машину.

Всегда спокойный и рассудительный, не обделённый чувством юмора он без труда влился в нашу веселую компанию. Вывести Андрея из себя можно только навредив его автомобилю. Вот тут он заводится с пол–оборота, ведь свою машину Андрей просто обожает. Сначала, сразу после покупки, дело доходило даже до фанатизма. В дождливую грязную погоду заставлял нас перед тем, как забраться в машину, надевать загодя припасенные бахилы. Андрей даже имя ей дал: 'Барсик'. По этому поводу я однажды спросил у него:

— Почему Барсик? Ведь машина женского рода.

— Это внедорожник, значит мужского рода. Хороший, рабочий конь.

— Так и назвал бы его Буцефалом, раз конь, — предложил я в шутку.

— Нет, у этой модели внедорожника название 'Ирбис', значит Снежный Барс. Ласково — Барсик.

— Так он же у тебя зеленого цвета, какой же он снежный?

— Да иди ты. Как захотел, так и назвал, — обиделся он.

Андрей был хорошим другом и верным товарищем. Вот только с девушками ему не везло. Хотя он и не был Аполлоном, но обладал весьма привлекательной внешностью. Высокий стройный брюнет с карими глазами. На его спокойный взгляд уверенного в себе человека попалась не одна девушка, но заканчивались эти отношения всегда одинаково. Пропадая в гараже со своей машиной, он частенько забывал о своих пассиях, которые, не выдерживая такого обращения, ставили Андрею одно и то же условие: 'Или я, или твоя долбанная машина'. Ну вы понимаете, какой выбор он делал.

Заварив ароматный кофе, я вышел на балкон. Горячая кружка приятно грела ладони. За окном уже начинало светать и первые лучи осеннего солнца медленно разгоняли сумрак, пробиваясь между нагромождений панельных многоэтажек.

Хотя сентябрь в этом году не сильно радовал хорошей погодой, днем все еще было тепло, да и дождя уже дня два как не было. У меня было хорошее настроение и, нарисовав смайлик на запотевших стеклах, я задумался.

Скоро за мной приедут друзья и через пару часов дороги мы прибудем в осенний лес. Я люблю лес. Там во мне каждый раз просыпается какое‑то первобытное чувство единения с природой. Гуляя между сосен, можно просто остановиться, закинуть голову вверх, закрыть глаза и прислушаться к лесу: прерывисто щебечут птицы, где‑то деловито, с завидным упорством долбит дерево дятел, шумит запутавшийся в кронах высоких деревьев ветер. Лесной воздух чистый и свежий, поэтому он так необычен после пыльных улиц города. И каждый из нас, попадая в лес, старается почувствовать эту разницу, глубоко вдохнув.

Для меня эта поездка была очень кстати. Моя девушка Лена на этих выходных хотела познакомить меня с родителями, что не вызывало у меня особой радости. Заметив, что я не сильно горю желанием развивать и углублять наши отношения, она решила взять этот процесс в свои руки.

Накануне у нас состоялся разговор по поводу моей поездки. Пожаловавшись на ее девичью память, я напомнил ей, что эту поездку мы с ребятами планировали давно и наконец‑то вырвали свободные выходные. Так что при всем моем желании увидеть ее родителей (а как же, прямо‑таки мечтаю), я не могу подвести своих друзей и поэтому прийти к ней в гости не смогу.

Ленка, конечно, в очередной раз высказалась по поводу нашей поездки, сказав, что мне дороже друзья, с которыми я собираюсь напиться в драбадан, чем она любимая. И еще то, что я абсолютно не обращаю на нее внимания и совершенно не интересуюсь ее желаниями. И это все Лена мне доказывала, лежа в постели после бурного секса.

Хорошо, что в лесу минимальная возможность встретить особу женского пола. Иначе она бы еще и заявила, что я к девкам еду, на которых, с ее же слов, я пялюсь, стоит ей только отвернуться. Вот так всегда: если ты идешь с ней на вечеринку, то это — культурное времяпрепровождение, а если без нее то это — пьянка. Железная женская логика.

В свое оправдание я пытался заявить, что за насущными делами мы с друзьями уже более двух месяцев не можем собраться вместе. А о том, когда мы в последний раз вообще куда‑нибудь выбирались, я тем более молчу.

Успокоить Ленку удалось лишь после того, как я пообещал, что на ее день рождения, до которого оставалось не так много времени, мы сможем собраться в тесном семейном кругу, где я наконец‑то смогу познакомиться с ее родителями (а вернее, они со мной). Ну и конечно, пришлось закрыть рот поцелуем и продолжить ласки, чтобы перевести ход ее мыслей в другую плоскость.

Знакомство с родителями переносилось еще на один месяц, а я вновь задумывался над нашими с Ленкой отношениями. Не то чтобы я боялся встречи с ее предками, но сначала знакомство с родителями, потом совместные походы по дням рождениям ее родственников, а там не успеешь оглянуться, и уже в ЗАГС потянет.

Мне хорошо с ней, но одно дело проводить время вместе и совсем другое — семейная жизнь. Не готов я пока. Нет, я понимаю, что ей через месяц уже двадцать два, как говорится, девушка созрела. Но мне‑то только двадцать пять, мне бы еще годика три погулять. Хотя видя настроения Лены, предполагаю, что прогулка к дворцу бракосочетания со всеми вытекающими последствиями может случиться и раньше. Я уже начал ловить себя на мысли, что, проезжая каждый раз мимо этого здания, я непроизвольно напрягаюсь.

Лена — девушка красивая: стройная фигурка, ноги, как говорится, 'от ушей', длинные каштановые волосы собраны в хвостик, взгляд лисички, веселый характер и звонкий смех. Озорная во всех отношениях. Вот еще бы готовить научилась — цены бы не было, а то в последнее время у меня от ее кулинарных экспериментов уже изжога появилась.

Работает она дизайнером на мебельной фирме у своего отца, живет отдельно от родителей, в общем, одни плюсы. А у меня? И вот что Ленка во мне нашла? Почему из многих, кто ее добивался, она выбрала именно меня, ума не приложу. Может, я единственный, кто так героически терпит ее кулинарные изыски?

Первый раз я увидел Лену, когда в нашу компанию ее привела одна из очередных девушек Андрея. Встречая вместе с нами праздники и проводя пикники, Лена все чаще и чаще приходила к нам в гости и со временем, незаметно для меня самого у нас завязались с ней отношения. Это произошло после того, как в очередной раз после поздней вечеринки я провожал ее домой. По дороге мы мило болтали, а когда подошли к ее подъезду, то она повернулась, приблизилась и поцеловала меня в губы. Лена убежала к себе, а я стоял и думал: что это было и что делать дальше? Следующая наша встреча превратилась в свидание, я купил ей букет цветов и пригласил в кино. И как говорится — понеслось, поехало…

Крепкое телосложение, невысокий рост, темные волосы. Ничего особенного во мне не было. Из плюсов, наверное, только веселый характер да умение шутить. Работая на маленькой компьютерной фирме, занимаюсь ремонтом оргтехники, снимаю недорогую однокомнатную квартирку, по выходным шабашу.

Может, я немного и отличаюсь от остальных, но этого никто не замечает, да я и не афиширую это. Например, у меня сильно развитая интуиция. А еще иногда меня как будто переключают. В стрессовой или нестандартной ситуации я становлюсь жестоким и расчетливым. Мысли четко выстраиваются в логические цепочки, и я действую словно робот, абсолютно лишенный эмоций, хотя при этом могу мило улыбаться. Такая способность не раз выручала меня, позволяя практически без потерь выбираться из неприятных историй.

Свои способности я обнаружил еще будучи подростком. Как‑то раз, поздно вечером отдыхая во дворе со своими приятелями, я вдруг ощутил непонятное чувство тревоги. Не понимая, почему я чувствую такой дискомфорт, я решил сходить домой и посмотреть, все ли там в порядке. Родители на этих выходных ночевали на даче. Поднявшись в квартиру и проверив газ, свет и воду, я убедился, что все нормально. Чувство опасности ушло, и я со спокойной душой спустился назад во двор. Каково же было мое удивление, когда, вернувшись, я не обнаружил во дворе ни души. Всех моих приятелей как ветром сдуло, а ведь меня не было минут пять, не больше, и расходиться никто не собирался. На следующий день, оказалось, что всех ребят забрали в полицию и продержали там до утра. В квартале гопники ограбили непростую, богатую дамочку, и доблестные работники правопорядка по указанию свыше гребли всех подряд, создавая вид бурной деятельности.

От размышлений меня отвлек звонок мобильного, на этот раз вызывал Толик:

— Рома, мы уже подъезжаем, так что спускайся, — пробасил голос в трубке.

Толик у нас человек–гора, эдакий Добрыня Никитич, добрый, принципиальный и целеустремленный. Наверное, стоит отметить прическу Толика, которой не было, потому что брился он наголо. Глядя на него и не скажешь, что человек — программист, с двумя высшими образованиями. Если судить по его внешности, Толику бы подошла работа кузнеца или обвальщика, а он работает фрилансером.

Еще учась в институте, Толик собрал небольшую группу толковых программистов, вместе с которыми брался за небольшие заказы. А после окончания института, получив заочно диплом юриста, зарегистрировал свою фирму, которая бралась уже за серьезные проекты.

Зато хобби у него было соответствующее: холодное оружие, доспехи, история древнего боя. Чтобы не заплыть жирком, вместо простого бодибилдинга Толик записался в секцию исторического фехтования, говорит — мышцы должны выдерживать нагрузки, а не надуваться мыльными пузырями. Тренер в секции, бывший спецназовец, заметив в нем немалый потенциал, гонял его будь здоров. Поэтому, несмотря на свои огромные размеры двигался Толик по–кошачьи, а о том, чтобы сбить его с ног в честном поединке, не могло быть и речи.

У себя дома, на стене, на старом ковре он повесил саблю и кортик. Кортик достался ему в наследство от деда, тот на флоте служил, а саблю купил сам в каком‑то антикварном магазине. Конечно, маловато для коллекции, но Толик говорит, что это только начало. Мы и сами думаем в этом году ему на день рождения скинуться и купить какой‑нибудь раритетный кинжал, такому подарку он точно будет рад.

Среди своих друзей, я как массовик–затейник предлагаю разные занятия и приключения, по–доброму шучу над ребятами. За что и получаю периодически от Толика по шее, который почему‑то считает меня оболтусом. Иногда я думаю, что в нашей компании Толик существует только для того, чтобы меня воспитывать и наставлять.

В последний раз придя к нему в гости в секцию, я решил проверить геройский характер женского коллектива и выпустил в зале пару белых мышей, купленных в зоомагазине. Мужики валялись от хохота, когда испуганные 'амазонки', сначала, визжа, пытались зарубить бедных грызунов, немного подпортив паркет деревянными мечами, а после того, как мыши удачно смылись, гоняли по всему залу уже злостного шутника. Так что Толик сначала отбил меня от разъярённых воительниц, а потом и сам выгнал взашей из секции.

И вообще, мы с Лешей одногодки, а воспитывает Толик почему‑то одного меня. Несправедливо…

Накинув потертую кожаную куртку, я обулся в подаренные мне на прошлый день рождения друзьями берцы, закинул рюкзак за плечи и открыл дверь. В подъезде было темно: опять у нас на площадке перегорела лампочка. Давно говорил соседям, что нужно бы скинуться и купить экономку, все вроде соглашаются, но воз и ныне там.

На ощупь я закрыл замок на двери и начал спускаться по лестнице.

— Мяяяяу!

И тигры у ног моих сели, вернее не сели, и не тигры, а просто это я наступил на дремавшую кошку. Одно тело сигануло вверх по ступенькам, другое кубарем скатилось вниз на лестничный пролет.

Тымсь! Бум! Шмяк!

— Ууё! — взревел я, схватившись за ушибленную ногу.

Как велик и могуч русский 'народный', сколько в нем красок и интонаций! Он сильно помог мне высказать все то, что я думал по поводу поступка Мурки. Нет чтобы спать, как все порядочные кошки, на подоконнике или батарее, надо было улечься именно на ступеньках. Этажом выше, словно выражая свое несогласие, жалобно мяукала обиженная Мурка.

Да уж, утро начинало мне 'нравиться'. Правду говорят: 'Кто рано встает, тому Бог подает'. Мне сейчас 'прилетело' так, что в пору на YouTube выкладывать. Придя в себя, я понял, что нужно быстро уходить, пока соседи не вышли посмотреть, кто там так складно 'поет' и им спать не дает. Вот же у нас народ: если будешь кричать 'караул' - дверь никто не откроет, а если крепким словцом наворачивать — всем сразу становится интересно.

Прихрамывая и отряхиваясь, я вышел из подъезда. Напротив на площадке, тихо поскрипывая, качались детские качели, а осенний ветер гонял по двору опавшую листву, которую еще не успел убрать наш дворник дед Миша. Тихо шумя шинами по асфальту, во двор заехала знакомая машина, УАЗ 3162 'Ирбис'.

Заклеенные на одну треть темной лентой фары и раскрашенный в виде клыков кенгурятник, придавали машине хищный вид. Хотя Андрей и перебрал ее, и затюнинговал: поставил люстру, добавил дополнительные штанги, но внутри в ней как‑то тесновато, неуютно. Он обещал еще и сиденья поменять, обшить салон кожей, ну вот тогда и оценим. А вообще, нормальная рабочая лошадка, не раз выручавшая нас.

Андрей вышел из машины и помог мне закинуть рюкзак в багажник.

— Ты чего такой помятый? — удивленно окинув меня взглядом, спросил Андрей.

— Погода нелетная, — буркнул я, потирая ушибленную голень.

— Ладно, садись, летчик, — усмехнулся Андрей, забираясь обратно в машину.

Доковыляв до двери, я втиснулся на заднее сиденье, где уже сидел наш 'Толкиенист' Леха. Нет, он не был фанатом Дж. Р. Толкиена, но был ролевиком и даже пару раз участвовал в играх. Из‑за худощавого телосложения, он играл роль эльфа, мага или лучника, неплохо стрелял из лука или метко кидался 'изделиями номер два', наполненными водой. Самостоятельно изготавливая оружие и доспехи для игр, он вместе с Толиком мог часами спорить по поводу различных типов вооружения, описывая их достоинства и недостатки. На этой теме они давно спелись. Леша даже, поддавшись уговорам Толика, вступил к нему в секцию. Теперь эти двое страдали в залах клуба, Андрей занимался 'Барсиком', а я встречался с Ленкой. В общем, все были при любимом деле…

Работал Алексей начальником отдела в сервисном центре бытовой техники одной из брендовых фирм. Являясь отличным специалистом в своей области и обладая большим багажом знаний, Алексей все же был нерешительным человеком. Может быть, поэтому он и был таким педантом на работе и четко следовал инструкциям. Будучи романтиком по натуре, он умел красиво ухаживать за девушками, и тут среди нас ему не было равных.

Дома, на книжных полках Леша собирал коллекцию фантастики и фэнтези. Так что на его день рождения не возникало вопросов с подарком: пара хороших книжек — и счастливый Алексей на пару–тройку дней выпадал из реальности. А так как нас было трое, и подарок мы покупали вместе, то обычно приносили ему как минимум пару серий и Леша пропадал даже из секции…

Недавно расставшись со своей девушкой, он глубоко переживал по этому поводу, что сыграло немаловажную роль в организации нашей поездки, и затевая пикник, мы хотели чтобы Алексей немного развеялся.

— Доброе утро! Как ваше ничего? — спросил Алексей, оторвавшись от планшета.

— Ничего, вашими молитвами, — через силу улыбнулся я, пытаясь устроить поудобней ушибленную ногу.

— Ну что, с Богом, — окинув нас взглядом сказал Андрей и снял машину с ручника.

Медленно набирая скорость, Барсик выехал со двора. Мы катились по практически пустым улицам провинциального города. Весело звеня на перекрестке, мимо проскочил первый трамвай. В витринах магазинов мерцали еще работающие неоновые лампочки, словно подмигивая нам и желая приятной поездки. Наше приключение уже началось, а город только просыпался…

— Самое главное не забыли? — зевнув спросил я.

— Забыли, забыли. По литру на брата забыли, — ответил мне Толик.

— Не многовато? А то будет как в прошлый раз, — скривился Леха.

— Нормально, как там говорится: 'Сколько водки не бери, а все равно в магазин придётся бегать дважды', — улыбнулся Толик.

— В лесу магазинов нет, — сказал я, засунув руки под мышки, удобно облокотившись на спинку сиденья намереваясь покемарить в дороге.

— Так ото ж, — назидательно подняв указательный палец, подытожил Толик.

В салоне негромко играло радио и ребята болтали ни о чем. Я же, прикрыв глаза, ехал молча. Делится утренним приключение в подъезде, причиной которого стала коварная Мурка, я не собирался, чтобы в дальнейшем избежать подколок друзей. Вот только ногу я ушиб конкретно, и это портило общее впечатление от поездки.

Выехав на трассу, Андрей притопил и мы понеслись навстречу долгожданному пикнику. По обеим сторонам дороги раскинулись когда‑то колхозные, а теперь уже фермерские поля, на которых еще колосилась неубранная пшеница. Посередине пути мы съехали на обочину и сделали остановку. Пока ребята разминали ноги, а я курил, Андрей залез под капот и деловито что‑то там рассматривал и поправлял. Любит он свою машину, и она отвечает тем же, ни разу мы с ним в дороге еще не ломались.

Передохнув, мы продолжили наш путь и приблизительно через час без приключений прибыли на место. Свернув с трассы на разбитую бетонку и проехав железнодорожный переезд, мы добрались до поселка.

Дальше дорогу указывал Толик, у которого здесь раньше тетка жила. Будучи еще школьником, он несколько раз со своей бабкой Тамарой Ивановной был у нее в гостях, так что места немного знал. Так, следуя его советам, мы по грунтовке, а затем по просеке заехали в лес.