Прочитайте онлайн Превратности судьбы | Глава 9 Место встречи изменить нельзя

Читать книгу Превратности судьбы
4316+997
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Место встречи изменить нельзя

Утром мы встали, и Андрей с Толиком сходили за завтраком, который состоял из вчерашней подогретой похлебки и каши. Перекусив, мы наблюдали за тем, как армия, покинув место стоянки, начала свое движение. Как я и предположил, переправа грозила затянуться, поэтому нам стоило поспешить. Когда мы подъехали к мосту, передовой полк вместе с принцем уже заканчивал переправу через реку.

На удивление, лекарство, переданное Алиной, помогло Алексею, но о конной поездке он уже и не заикался. Поэтому, заняв свою очередь для переправы, мы все вчетвером собрались возле машины.

— Дорога до Паруса тут дальше одна, а плестись за конницей мне надоело, — сказал Андрей, — давайте доедем до города сами и там подождем остальных.

— А вдруг Алина захочет меня увидеть? Мы ведь со вчерашнего дня с ней не виделись, — встревожился Алексей.

— Алексей, тебя никто не держит, бери лошадь и скачи с принцессой рядом, — усмехаясь, предложил Толик.

— Не, я не могу сейчас на лошадь, — отвечая, Алексей потер копчик и скривился.

— Тогда молчи в тряпочку, — закончил я, видя, что все же симптомы вчерашней поездки еще не окончательно прошли. Хотя Алексей больше не стонал и даже передвигался довольно уверенно.

— Ну, я должен хотя бы предупредить ее, — не унимался наш Ромео.

— У тебя пять минут, больше мы ждать не будем. Нам что, из‑за тебя теперь очередь пропустить? — возмутился Андрей.

— Но, я даже не знаю где она, — канючил Алексей.

Утром, как я и ожидал, охрана не пустила Алексея к Алине, сославшись на то, что принцесса еще спит, и ему пришлось возвращаться назад несолоно хлебавши, а когда он вернулся к ней чуть позже, ему сообщили, что принцесса уже ушла…

Дождавшись своей очереди, мы проехали через мост. Передвигаясь по обочине, сигналя и заставляя конных воинов пропустить нас, мы достигли начала колонны. Поравнявшись с Эриком я вылез по пояс в открытое окно машины и перекрикивая шум мотора, прокричал:

— Ваше высочество, позвольте нам добраться до города самим. Скорость нашего тартага намного больше, чем у самого резвого скакуна в вашей армии, а нам приходится плестись. Тем более это не очень хорошо сказывается на работе нашего тартага. Если бы вы указали нам место встречи в Парусе, мы бы подождали вас там.

— Я не против, а встретиться мы сможем в гостинице 'Под счастливой звездой', только чур, королевские апартаменты не занимать, — улыбаясь, ответил мне принц.

— Договорились, Ваше высочество, но мы бы даже не посмели себе такую дерзость, зная, что вы должны вскоре подъехать.

— Да от вас всего можно ожидать! Только появились и уже украли у меня сестру, — пошутил принц.

— Ваше высочество, а где принцесса Алина? — встрял в наш разговор Алексей.

— К сожалению, принцессе Алине немного нездоровится, ничего страшного, но она решила выдвигаться чуть позже с обозом, там есть карета, в которой она и продолжит свое путешествие, — ответил ему принц.

— Передайте принцессе Алине, что я буду с нетерпением ждать ее в Парусе, — прокричал Алексей.

— Непременно, — намеренно холодно ответил ему принц.

Помахав руками на прощание принцу, и набрав скорость, мы начали удаляться от армии Эрика. Через некоторое время Андрей с Толиком начали деликатную промывку мозгов Алексею по поводу принцессы. Тот лишь смотрел в окно и молчал, изредка бросая на меня взгляд. Я же связавшись с ним по мысле–связи обрисовал ситуацию и рассказал про наш с Алиной план. Алексей, конечно же, был недоволен, но теперь ему стало ясно, почему он не смог встретится с принцессой и немного успокоился.

Продолжая движение по тракту, мы обогнали дозор, а уже часов через пять достигли города. Вернее, его крепостной стены. Не мегаполис, но довольно большой город раскинулся на берегу широкой реки. Она была судоходной. Несколько парусных судов скрывались из вида, уходя за угол крепостной стены, которая доходила практически до кромки воды.

Перед стеной не было никаких построек, что удивляло. Из моих знаний истории следовало, что обычно возле городских стен должны были вырастать кварталы бедняков, ну или по крайней мере должен быть рынок. Ну я бы понял еще, если бы здесь периодически вспыхивали войны и люди боялись строиться за пределами крепостной стены, но ведь Оз уверял, что воевать Этлании приходилось не менее двадцати лет назад. Этот вопрос я решил задать Озу позже.

Стена была высотой около двадцати пяти метров и была выложена из обтесанного природного камня. Из‑за высоких стен город нам рассмотреть не удалось, лишь несколько зданий в центре поднимали свои шпили выше городской стены

— Странное название города 'Парус', вы не находите? Учитывая порт и большое количество парусных кораблей, — спросил я, рассматривая очередной парусник, выходящий в фарватер реки.

— Кто знает, может мы не первые, кто попал в этот мир из нашего, и основатель этого города мог быть одним из славян, — шутливо ответил Толик.

— Представляю себе на главной ратуше города надпись 'Добро пожаловать' на русском языке, — иронично поддержал его Андрей.

Окончание дороги и надежда наконец‑то выспаться на нормальной кровати подняли нам настроение.

— Ты еще скажи, что тому, кто сможет прочитать эту надпись, вынесут ключи от города, типа наследство, — рассмеялся я.

За разговором мы подъехали к пропускному пункту. Перед тяжелыми железными воротами вереницей стояли телеги, на них сидели и ждали своей очереди, чтобы проехать в город крестьяне. Вход охраняли стражники и парочка магов. Маги сканировали телеги, выискивая запретные для ввоза на территорию города товары, а охрана взымала плату за въезд.

— Да мы тут час простоим, — расстроившись сказал Леша, видно возможность помыться и мягкая постель не давали ему покоя.

— Подождите, у меня есть идея, — сказал я, рассмотрев телеги, нагруженные различными продуктами.

Выйдя из машины, я подошел к ближайшей к нам повозке. В ней со скучающим видом сидел дедок и жевал сухарик.

— День добрый, дедуля.

Дедок обернулся и окинул меня намётанным взглядом. Оценив мою платежеспособность по внешнему виду, сразу стал предлагать мне свои товары.

— Чего тебе надо, мил человек? У меня все есть: и овощи, и фрукты, сыр, молочко, мясо. Все свежее, — говоря это, дедок хотел стянуть с нескольких плетеных корзин крышки, для демонстрации товара, но я остановил его.

— Да мне бы узнать, сколько в город проезд стоит?

— А, — ответил дедок, потеряв ко мне интерес, но подумав, ответил, — дорого, сынок, дерут в три шкуры. С человека три медяка, а с повозки пятнадцать. Так мы тоже с односельчанами не лыком шиты, сюда на восьми едем, а тут на пять перегружаем.

— Понятно, — ответил я, а сам подумал, что нужно побыстрее изучать товаро–денежные отношения. Ведь кто его знает, дорого это или может дедок просто как любой торговец жадный.

— А я смотрю, ты не местный? — видно решив, что за разговором время в очереди пройдет быстрее, спросил дедок.

— Да, мы из далека. Ты лучше скажи, пять телег, это семьдесят пять монет, не считая людей, так? — приступил я к задуманному плану.

— Ну, так, — немного подозрительно посмотрел на меня дед.

— А если я подскажу тебе, как сэкономить, а за это возьму тридцать два медяка? — подмигнул я пройдохе.

— Тфу, думаешь, если предложишь, весь товар в еще меньшее количество повозок перегрузить, так не сдюжат они. Мы уже пробовали. И еще тебе тридцать два медяка отдать, какая ж мне выгода, — усмехнулся старик.

— А такая дедушка, что платить вовсе не придется, и даже отдав мне тридцать две монеты, ты сэкономишь сорок три, не считая платы за людей.

— Это как? — теперь уже действительно удивился старик.

— Нет дедуля, сначала давай договоримся, — приняв скучающий вид, сказал я.

Дед сунул большой палец в рот, обслюнявил его и протянул мне руку для рукопожатия.

— Это че? — я удивленно и немного брезгливо посмотрел на руку старика.

— Уговор. Во дает, не знает, как уговор держать, — ответил усмехнувшись дедок.

Бля, — протянул я про себя. За что боролись на то и напоролись, пришлось и мне в рот палец совать, после чего мы пожали руки.

— Вот что, ты же на рынок в город едешь продуктами торговать? — спрашивал я, стараясь незаметно для деда вытереть руку о сено которым был устелен пол повозки.

— Ну да, — все еще не понимая куда я клоню, отвечал дедок.

— А вот не надо тебе туда ехать. Берешь свои товары и едешь вон на тот пригорок, — указал я на небольшой холм возле дороги к городу, — и там ставишь свои телеги, как на ярмарке. Через две или три десницы, здесь появится многотысячная армия Этлании. Естественно в город всех не пустят, а после победы у солдат и денежки водятся, да и покушать они будут не прочь. Как ты думаешь, быстро расторгуешься? Да и за место на местном рынке платить не надо.

— Ух ты! А не врешь? — гримасы удивления, недоверия и жажды наживы мелькали на лице старика.

— Как можно? Уговор, — скорчив обиженное лицо, сказал я.

— Стойте! Стойте, окаянные! — заорал дед первой телеге из своей деревни, которая уже начинала подъезжать к воротам, и вприпрыжку кинулся к ней.

Вскоре все селяне стали разгружать первую телегу перебрасывая товары на оставшиеся четыре, а дедок вернулся ко мне.

— Ну, коли не соврал, ежели будешь в наших краях, милости просим в гости. Меня Маккаром кличут, староста я в Берюсне, деревенька такая на западе от города, — выразил таким образом мне благодарность старик и достал из‑за пазухи маленький мешочек. Отсчитав тридцать две медные монеты, Макар спросил:

— А почему именно тридцать две?

— Все просто, пятнадцать за проезд тартага, двенадцать за людей и пять стражникам, чтобы долго не задерживали с вопросами, — дружелюбно ответил я.

— Нечего этих дармоедов кормить, да и еще за тартаг не пятнадцать, а двадцать пять платить надо. Это ж не телега.

— Э вона как.

— Ни че, — подмигнул дедок, — дармоедам обломится, а пять монет я тебе в долг дам. Будут — вернешь, а не будут — ну и бог с ними. Я б тебе просто так дал, но перед торговлей деньги дарить примета плохая.

— Спасибо тебе, дедушка, да только не нужны мне твои пять монеток, найдем как‑нибудь, — усмехнулся я, вспоминая о мешках с деньгами в багажнике. Да и денег я с него взял только по тому, что если бы я просто так рассказал о приближающейся армии, то он мог не поверить. А так 'Уговор'.

— Только вот еще что, а зачем ты телегу разгружаешь? — спросил я.

— Ха, милок, так ты же сам сказал армия с победой идет, значит, будут гулять. А у меня кум в городе винную лавку держит, да гномьей водкой приторговывает. Вот мы с кумом на пару и торганем. Я сейчас только к нему, загружусь и обратно. А там и он меня не обидит, сочтемся.

— И то верно. Ну, прощай, дедуля.

— С богом, милок, с богом, — ответил Маккар и поковылял к пустой повозке.

Маккар, сам о том не подозревая, ввел меня в тупик. Кум, ну вот как это понятие мне подсунула жемчужина? Чтобы свести ассоциацию этого слова жемчужине пришлось бы обработать столько противоречивых фактов. И для этого ей бы понадобилось основательно покопаться в моих мозгах. Это что же получается, что все, кто носит жемчуг, 'открыты' и есть возможность, контролируя жемчужину владельца, узнать его мысли.

Раз до мыслесвязи здесь уже додумались, то и этой проблемой должны были уже озаботиться. Надеюсь в заклинании предусмотрена личная защита информации, но я решил этот момент не выпускать из виду и по возможности разобраться более детально с этим вопросом.

Тем временем телеги развернулись и вереницей поехали прочь от ворот.

— Ты что им наплел? — спросил Толик, когда я вернулся в машину.

— Да предложил не в городе торговать, а армейскую ярмарку устроить.

— Твою бы энергию всегда в мирных целях, тебе бы цены не было, — пошутил Толик.

Пропустив телегу с Маккаром, удивленные стражники смотрели на приближающийся тартаг. Наверное им тоже было интересно, чем это мы озадачили местных крестьян. Подъехав к воротам, мы вышли из машины.

— Кто такие? Зачем пожаловали? — строго и подозрительно спросил старший.

— Мы русские наемники, держим путь в столицу. Решили отдохнуть с дороги в вашем славном городе, — ответил Андрей.

— У нас в городе все спокойно, так что вести себя культурно, без драк и неприятностей. Если что — без вопросов загремите в тюрьму, не смотря на ваши регалии. Понятно?

— Нам тоже не нужны проблемы, но боюсь, они у вас все‑таки скоро появятся, — сказал я, пытаясь понять, что именно имеет ввиду стражник, говоря о регалиях.

Стражники схватились за мечи, маги окутались синеватой дымкой, а рядом с воротами открылись бойницы, из которых показались наконечники стрел.

— Если это была шутка, то она дорого вам обойдется, — прорычал, глядя на меня, стражник.

— О, уважаемый, вы меня не правильно поняли. Дело в том, что сейчас с юга к городу приближается армия.

— Что?! Какая армия? — воскликнул старший.

— Ну как же, уважаемый, уже два дня прошло, как армия под предводительством принца Эрика разгромила войско Ваакха и теперь возвращается домой.

— Якуба мне в гости! Сколько у нас времени? — взволнованно спросил у нас стражник.

— Ну, я думаю, что десницы две–три. Вам что, не сообщили? — удивился я. Раз Эрик смог связаться с Его Величеством, значит магические средства связи у них должны быть. И о победе Эрика должны были знать уже в каждом графстве.

— Да сообщили, но мы ожидали их не раньше, чем через три–четыре дня.

— Ну, считайте, что мы их дозор, так что у вас действительно немного времени для встречи Его высочества.

— Мне срочно нужно связаться с комендантом, нужно отменить все отгулы и увеличить патрули в городе, — уже не обращая на нас ни какого внимания, размышлял вслух от избытка чувств старший.

По лицу стражника было непонятно, от чего он так взволнован, то ли от встречи с венценосной особой, то ли от предстоящих проблем. В любом случае, городу придется держать хоть и мирную, но осаду. Я передал деньги за право проезда в город и мы сели обратно в машину. Расстроенные предстоящими проблемами стражники даже не удосужились их пересчитать, а маги забыли просканировать наш тартаг, так что мы так и не узнали, есть ли что у нас из запрещенных для ввоза вещей.

Въехав в город, мы оказались тут же объектом внимания местных ребятишек. Видно, тартаги были нечастым явлением в городе и ребятне было безумно интересно потрогать диковинную машину. Остановившись, я вышел из машины и подозвал старшего из ребят, которые бежали за нами со свистом и улюлюканьем. Сунув тому пару медяков, спросил, как добраться до гостиницы 'Под счастливой звездой'. Нам подсказали, что она находится возле ратуши, и если мы поедем по центральной улице города, то не пропустим.

Оказавшись за городской стеной, мы наконец‑то смогли рассмотреть город. Дороги были вымощены брусчаткой, а сточные канавы были чистыми и явно предусмотрены только для отвода дождевой воды. Из этого я сделал вывод, что в городе была канализация.

Аккуратные дома с резными окнами и дверьми были побелены, а крыши покрыты красной черепицей. Ближе к центру двухэтажные дома сменились трехэтажными, появлялись лоджии и балконы. По тротуару спешили по своим делам горожане.

В общем, город жил своей спокойной и размеренной жизнью, еще не зная, какую напасть ему предстоит пережить. Ну, во всяком случае, если мудрые командиры все же ограничат доступ солдат к спиртному, то все равно в ближайшие пару суток местные бордели будут вынуждены держать серьезную осаду.

Подкатив к четырехэтажному зданию, окна которого были необычно выполнены в виде семиугольных звезд, Андрей произнес:

— Кажется, прибыли.

— Похоже, — почесав макушку, подтвердил Толик.

Выйдя из машины, мы остановились перед входом. Над ним светилась подсвеченная магическим заклинанием надпись. Так как читать на незнакомом языке мы не умели, то предположили, что это название гостиницы.

Зайдя внутрь, мы направились к стойке, за которой стоял портье. Одетый в черный фрак и весь в кружевах, он брезгливо осматривал нас. Ну да, на фоне этих шикарных ковров, картин и блестящих золотом дверных ручек наша трехдневная щетина, потертые куртки и пыльная обувь выглядели не очень.

— Скажите, любезный, мы слышали, что в вашем отеле есть отличные номера. Нас интересуют номера напротив королевского люкса, — добродушно улыбнувшись, спросил я.

— Боюсь вам, это будет не по карману, — ответил тот с безразличным видом.

— О размере нашего кармана вам не следует беспокоиться, — спокойно ответил я.

— Извините, но все номера на третьем и четвертом этаже заняты, могу предложить номер на четверых на втором этаже над кухней, — как будто пытаясь указать нам, что даже с возможностью оплатить самые презентабельные номера, мы не достойны их. Не знаю, кто останавливается в этой гостинице, но наш внешний вид явно не вызывал в глазах портье уважения.

— Любезный, вы нас не поняли, нас интересует номер именно на четвертом этаже. Но раз там нет свободных номеров, придётся нам поискать в другой гостинице. Как жаль, ведь принц Эрик хотел остановиться именно здесь. Придется огорчить его, ведь мест нет.

Портье изменился в лице.

— Ну что же вы сразу не сказали, что вы из гвардии Его высочества? Ведь именно для него и забронированы все номера на четвертом этаже.

— Нет, милейший, мы не из гвардии Его высочества. Дело в том, что вот этот молодой человек, — я рукой указал на Алексея, — в ближайшее время станет членом королевской семьи, а мы его друзья.

— Неужели вы и есть русские наемники? Господа, прошу меня простить, но ваш внешний вид совершенно сбил меня с толку. Ваши вещи сейчас же доставят в ваши комнаты. И позвольте поинтересоваться: вам ужин подавать в номера или вы решите отобедать в нашем замечательном ресторане?

— Мы поужинаем в ресторане, — ответил Толик, — но для начала нам бы ванну принять с дороги.

— Да, да конечно, у нас в каждом номере своя купальня. Вы, кстати, не подскажете, когда нам ожидать Его высочество?

— Думаю, что через две–три десницы, — устало ответил я. — Да, и сколько с нас за номера?

— А на какой срок вы планируете у нас остановится?

— Пока на сутки, а там как принц Эрик решит, — ответил я.

— За ваши два номера с вас пять золотых и вот ваши ключи. Сэдрик, Тео! — крикнул портье.

К нам подскочили парни лет пятнадцати и, схватив наши сумки, повели нас по широкой лестнице на четвертый этаж. Зайдя в номер, я осмотрелся. Обстановка, конечно, радовала, но не за такие же деньги! На небольших резных столиках в вазах стояли свежие цветы, а посреди номера стоял стол с вазами, наполненными фруктами. В комнате были еще две двери, одна в спальню, другая в купальню. Комнаты были очень большие и светлые. Заглянув во второй номер, я убедился, что они совершенно одинаковые.

Мы с Лешей заняли первый от лестницы номер, а Толик с Андреем второй. Леха, как пострадавший от конных поездок, пошел мыться первым, я же улегся на диване.

В дверь постучали, и в комнату вошла молодая девушка лет восемнадцати.

— Я пришла узнать, не желают ли господа сдать вещи в стирку после дороги? — девчонка волновалась и теребила передник.

— Желают, — ответил я, взглянув на нее, — и еще. Хочешь заработать серебрушку?

— Я приличная девушка, — гневно сверкнув глазами, ответила она.

— Ничего такого я тебе и не собирался предлагать, хотя ты очень симпатичная, — улыбнулся я зардевшейся девчушке. — Тебе просто нужно будет спуститься в ресторан и зарезервировать все столики на сегодняшний вечер. Справишься?

— Да, сэр.

— Сколько это будет стоить? — я встал с кровати и подошел к служанке.

— Двадцать столов по пять серебрушек — это будет сто, сэр, — отвечая, девчонка настороженно посмотрела на меня.

— А золотыми? — спросил я и тут же поймал себя на том, что тупо пялюсь в вырез ее платья на пышные груди.

— Три золотых и десять серебрушек, — ответила служанка, а я заставив себя отвести взгляд от ее груди, про себя отметил, что один золотой тут равен тридцати серебрушкам.

— Вот тебе деньги, я протянул девчушке четыре золотых, а когда вернешься, принесешь оставшиеся монеты, за вычетом одной серебрушки, которую я тебе пообещал и заберешь белье в стирку.

Девушка выскочила выполнять поручение, я же вернулся на диванчик. Вот блин, привык я к хорошему регулярному сексу, а тут четвертый день пошел. Начинаю потихоньку звереть. Вот ребятам хорошо — у них дома никаких обязательств, вон уже даже жених нарисовался, а у меня ведь Ленка. И вот как себя вести, ну месяц, два, я еще может и выдержу, а потом? Куда гормоны девать?

И когда я домой смогу вернутся и смогу ли? В общем, решив пока не пускаться во все тяжкие, я решил, что даже если я и не смогу сдержаться, то по возвращению честно смогу ответить Ленке, что ни с одной девушкой на планете Земля я ей не изменял.

Дождавшись Алексея и передав ему, что должны прийти за бельем и принести сдачу, я пошел в купальню и с удовольствием принял душ. Переодевшись в свою старую одежду, которую нам постирали в лагере, мы немного повалялись на кроватях, обсуждая с Лешей его дальнейшее поведение с Алиной. Добившись от Алексея обещания, что до приезда в столицу он будет вести себя сдержанно и корректно, чтобы не вызывать подозрений у ее отца, я решил покемарить перед ужином.

Часа через три меня разбудил Алексей, и мы, зайдя за Толиком и Андреем, спустились вниз в ресторан.

— Что‑то здесь сегодня не слишком людно? — спросил Андрей окинув взглядом пустой зал.

— Наверное, цены большие, — ухмыльнулся я, зная причину отсутствия клиентов.

По всему залу ресторана стояли квадратные столы, накрытые белоснежными скатертями. Они были украшены небольшими вазочками с цветами. Выбрав один из центральных столов мы присели. К нам тут–же подошел молодой парень.

— Извините но… к сожалению, сегодня наш ресторан закрыт на спец–обслуживание. Если вы постояльцы гостиницы, то вы можете сделать заказ, и вам принесут все в номер.

— Как тебя звать? — обратился я к официанту.

— Раймонд, сэр.

— Так вот, Раймонд, мы как раз и есть те, кто сделали заказ на спец облуживание, — ребята удивленно посмотрели на меня.

По мысле–связи я объяснил ребятам, что поскольку принц мог сделать тоже самое, то я решил опередить его. И поскольку Его высочество может присоединиться к нам и без приглашения, то обижен не будет. А вот если бы он зарезервировал зал, то мы бы прийти без приглашения уже не смогли.

— Тогда конечно, сэр. Я сейчас же принесу меню.

— Погоди, Раймонд. К сожалению, мы не умеем читать на письменах Этлании. Так что тебе придётся нам рассказать меню на словах. И еще один вопрос: как ты определил, что мы сэры?

— Ваш медальон, сэр. На нем есть оттиск герба Этлании. Такие знаки различия могут носить только люди благородного сословия.

'ЕПРСТ!' - про себя выругался я. Хоть бы Оз подсказал, а то носим знаки различия и даже не знаем.

— Скажи, а почему же я не слышал такого вежливого обращения ни от стражи, ни от вашего доморощенного консьержа?

— Видите ли, сэр, на вашем медальоне нет меток полного титула, а это значит, что вы еще не вступили в право наследства.

— Чего? — ну, Оз, ну подарочек, я тебе еще припомню.

— По законам Этлании титул переходит от отца его детям только после его смерти. А до тех пор вы хоть и благородных кровей, но никаких особых прав не имеете.

Я задумался, что стоит расспросить Оза поподробней о титулах званиях и с пристрастием. И вообще, почему нам выдали такие слабые регалии, если даже принц признал в нас благородных?

— Ладно, Раймонд, огласи, пожалуйста, чем у вас здесь можно поживиться.

Выслушав официанта, мы сделали заказ разных блюд, а из алкоголя выбрали местную водку 'утренняя роса', рекомендованную официантом. Если в гномеьей было чуть больше шестидесяти градусов, то в ней было всего сорок пять. И пилась она на несколько порядков мягче.

Как только нам вынесли мясную нарезку и водочку, чтобы скрасить ожидание основных блюд, в зал вошел принц Эрик.

— Я даже не сомневался, что вы здесь. Как только я узнал, что под видом моих близких друзей, кто‑то занял комнаты на четвертом этаже и тем более зарезервировал ресторан, я почему‑то сразу вспомнил о русских наемниках. Спасибо, Рома, что ты хоть королевский номер не занял. Только где теперь будет спать Оз и моя королевская охрана?

— Охране положено охранять, а не спать, — усмехнулся я. — Тем более там, на этаже, еще четыре свободных номера, кроме королевского люкса.

— Не четыре, а два. Вся левая сторона это все королевский номер, — ответил принц.

— Так там еще две двери с коридора, значит номера три.

— Это когда меня нет, там три номера, а когда я приезжаю — это один королевский люкс. Там и двери между комнатами есть.

— Красиво жить не запретишь, — вздохнул я.

— Положение обязывает. Значит так, слушайте мой приказ. Без меня и Оза не пить, я сейчас приму душ и к вам. Кто осмелиться нарушить, прикажу казнить, — принц улыбнулся и пошел на выход из зала, где его дожидались гвардейцы.

— А Алина будет? — спросил в след ему Алексей.

— Принцесса устала с дороги, и будет ужинать в номере, — не оборачиваясь, ответил ему принц.

Мы остались дожидаться заказанных блюд и Эрика, что в прочем не помешало нам пару раз нарушить приказ принца под принесенную мясную нарезку. Через полчаса Эрик вернулся вместе с Озом. К нам на стол, как будто ожидая его высочества, наконец‑то принесли заказанные блюда и поставили дополнительные приборы. Только наш заказ увеличился втрое, и на столе появилось даже то, чего мы не заказывали.

Официанты при всем своем желании не смогли бы разместить это все на одном столе, поэтому придвинули два ближайших. Под крышками столов оказались хитрые защелки и три стола были соединены в один.

— Судя по вашим довольным лицам, мне все‑таки придется вас казнить, но для начала мы выпьем и поедим, — присаживаясь, сказал принц.

— Ваше высочество, это все–же наш столик и сегодня угощаем мы. Согласно нашему обычаю, опоздавшим наливают штрафную, — и с этими словами я налил в бокал грамм по сто 'утренней росы', для него и Оза.

— Ну что ж, мы должны уважать обычаи наших гостей, — ответил Эрик. — Только учтите, я ем много, а Оз еще больше. Учитывая, что цены здесь королевские, это вам влетит в копеечку, хотя кухня и соответствует.

— Благодаря вашим стараниям, мы не бедствуем Ваше высочество, — вернул я улыбку Эрику.

— Рома, ну я же просил, в неформальной обстановке на 'ты'.

— Хорошо, Эрик. Сегодня ты узнаешь, как могут гулять русские наемники, Ну, как у нас говорится, будем здравы, бояре, — я улыбаясь подмигнул друзьям и мы выпили…