Прочитайте онлайн Метроном. История Франции под стук колес парижского метро | XXI ВЕК ДЕФАНС Возвращение к истоку

Читать книгу Метроном. История Франции под стук колес парижского метро
2716+1142
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Давидовна Мурашкинцева
  • Язык: ru
Поделиться

XXI ВЕК

ДЕФАНС

Возвращение к истоку

Едва вы сойдете на Дефанс — конечной станции первой линии метро, — сразу же увидите белейшую Большую арку и проглядывающий сквозь нее пустой прямоугольник неба. Она навязывает нам свой претенциозный архитектурный стиль. Я прекрасно знаю, что XX век был к Парижу беспощаден: Монпарнасская башня, торговый комплекс Ле-Аль, переустройство набережных Сены, квартал Фрон-де-Сен, Центр Помпиду, Опера Бастий, Национальная библиотека им. Франсуа Миттерана… Немало уродливых зданий «украшает» столицу. Но когда в 1989 году Большая арка замкнула перспективу, открывающуюся от Триумфальной арки, это было кульминацией дурного вкуса.

Конечно, я сужу строго. Кто знает, может, лет через сто на Дефанс будут любоваться этими знаковыми строениями второй половины XX века точно так же, как сейчас восхищаются модерном или арт-деко? И будут предаваться духовному созерцанию рядом с триумфальной аркой финансистов и делового мира… В самом деле, кварталу Дефанс всего лишь пятьдесят лет. Генерал де Голль задумал это строительство еще в 1958 году, решив создать в Пюто, Курбвуа и Нантереэкономический и финансовый центр, который станет символом тридцати славных лет. Кинув взгляд в сторону Триумфальной арки, вы с трудом заметите в конце эспланады теряющуюся на фоне высотных зданий статую Народной обороны, поставленную здесь в 1883 году в честь парижан, сражавшихся против прусского завоевания в 1870. Эта статуя и дала название всему кварталу.

Скорее, лучше не впадать в смешной консерватизм, но постараться принять архитектурные новшества нашего времени, если они не кажутся оскорбительными. К тому же, хорошо известно: время делает свое дело, история вынесет приговор, и он, без сомнения, будет более справедливым, чем мой! В конечном счете, перед нами то, что когда-нибудь станет развалинами, свидетельствующими о нашем времени, а такие свидетельства Парижу тоже нужны. Впрочем, великолепный музей на набережной Бранли, построенный Жаном Нувелем недалеко от Эйфелевой башни, на мой взгляд, прекрасно нашел свое место.

Можно задаться и более общим, совершенно фундаментальным вопросом: что XXI век завещает грядущим поколениям?

Сейчас у меня создается впечатление, что эти новые поразительные архитектурные гиганты как бы стыдятся самих себя: они построены из недолговечных и непрочных материалов, которые быстро придут в негодность. Впрочем, многие археологи и архитекторы открыто выражают свою обеспокоенность тем, что современным зданиям суждена недолгая жизнь.

Как бы там ни было, наш век станет для Парижа временем потрясающей экспансии. Это будет век Большого Парижа, триумф агломерации, разрастающейся во все стороны, которая несомненно пересечет Окружную и поглотит часть своих пригородов, уничтожив по ходу дела кое-какие территориальные подразделения.

Основные направления этой экспансии ясно видны: недалеко время, когда перестроят проспект Шарль-де-Голль, идущий от площади Этуаль к Дефанс и в качестве автострады пересекающий Нейи. На этот счет уже имеются проекты. Автострада должна превратиться в зеленый бульвар, направляющийся к эспланаде Дефанс; таким образом, эспланада, некогда созданная по воле случая, как бы невзначай, обретет свое законное место.

Квартал агрессивных небоскребов станет неотъемлемой частью Парижа — Большого Парижа завтрашнего дня. Распространяясь на запад, сделает его свидетельством своего прошлого и в то же время окном, распахнутым в будущее. И далее столица будет естественным образом двигаться на запад, поглощая Нантер, который находится непосредственно за Дефанс.

Таким образом, город медленно возвращается к своему истоку. Уже говорилось, что галльская Лютеция была на берегу Сены, недалеко от современного Нантера. XXI век, похоже, станет свидетелем того, как Париж вернется в Лютецию, и через две тысячи лет мы будем смотреть на излучину реки, место возникновения галльского города.