Прочитайте онлайн Меридон | Часть 20

Читать книгу Меридон
3118+6856
  • Автор:
  • Перевёл: Екатерина Ракитина
  • Язык: ru

20

Мистер Фортескью ждал нас на конюшенном дворе. Он попросил Уилла остаться к ужину, но Уилл сказал, что ему нужно ехать. Подождал, пока я спущусь с седла, и кивнул мистеру Фортескью и мне.

– Я вернусь вечером, – сказал он. – Когда закончу работать, как стемнеет.

Потом приветливо мне улыбнулся, словно что-то прощал.

И уехал.

– Мне надо помыться, – сказала я.

Приложив руку к щеке, я почувствовала, какая она грязная от дорожной пыли.

– Бекки Майлз приготовила тебе кое-какую одежду в спальне, – ровным голосом заметил мистер Фортескью. – Она принадлежала твоей матери, но Бекки думает, тебе она будет как раз, если ты примеришь.

Я понимала, что он очень старается не отпускать никаких замечаний по поводу моей нелепой мужской одежды. Я взглянула на потрепанные бриджи и жакет и расхохоталась.

– Ладно, мистер Фортескью, – сказала я. – Я понимаю, что не могу всю жизнь одеваться, как мальчишка-конюх. Я хотела вас спросить про одежду. И еще мне вас о многом надо спросить, мне многому надо учиться.

Мистер Фортескью просиял.

– Надеюсь, что смогу помочь, – сказал он. – Поговорим за ужином.

Я кивнула и пошла в дом, в свою комнату.

Увидев, что разложено на кровати, я в тысячный раз за тот день ощутила приступ боли от того, что ее не может быть рядом.

Там лежала чудеснейшая амазонка сливового бархата, отделанная двойной каймой из атласной фиолетовой ленты. Рядом с ней лежала треуголка в тон, темные кожаные ботинки с шелковистыми шнурками и даже кремовые чулки со сливовым рисунком сбоку.

Я представила, как бы она на них набросилась и как бы сногсшибательно в них смотрелась, и мне пришлось прислониться к дверям и глубоко вдохнуть, чтобы внезапная боль, тяжело ударившая меня в живот при мысли, что она их никогда не увидит, отступила. Что, всю жизнь стремясь к красоте, она так и не получила ничего лучше лохмотьев и побрякушек.

Поэтому меня не радовала ни гладкость ткани, ни тонкость льняной рубашки и нижней юбки. Но когда я надела все это и подошла к зеркалу в изящных ботиночках, я смогла с некоторым удовольствием улыбнуться своему отражению.

Зеркало было не в рост, я не могла увидеть ни подола юбки, ни ботинок – разве что подтащив стул и встав на него, что я и сделала. Потом медленно слезла и оценила, как славно смотрится моя белая льняная рубашка с фиолетовым поясом юбки и насколько выше и старше я выгляжу.

Незнакомка, совсем на себя не похожа.

Я всмотрелась в свое лицо. Затуманенные зеленые глаза взглянули на меня, очертания моих щек и горла над путаницей кружев были четки, как нарисованные.

А вот волосы по-прежнему никуда не годились. Я несколько раз несмело провела по ним серебряной щеткой, но мягкие щетинки скользнули по сбившимся кудрям, нисколько их не разгладив. Волосы так и падали упрямыми медными завитками до лопаток, и только воспоминание о клочковатом беспорядке после стрижки удержало меня от того, чтобы позвонить Бекки Майлз и попросить ножницы, чтобы все снова обкорнать.

Я отвернулась от зеркала и спустилась к ужину, чувствуя себя уже сильнее и увереннее в ботинках, которые цокали по половицам холла, а не тяжело бухали.

Мистер Фортескью ждал меня в столовой, а когда увидел, его рот приоткрылся, и он ахнул, словно деревенский ребенок при виде ряженых.

– Боже правый! – произнес он.

Бекки Майлз, ставившая на буфет супницу, обернулась и чуть не выронила ее от изумления.

– Мисс Сара! – воскликнула она. – Вы красавица!

Я зарделась – тщеславная и глупая, как потаскуха в базарный день.

– Спасибо, – ровным голосом сказала я и села на свое место во главе стола.

Мистер Фортескью уселся по правую руку от меня, а Бекки Майлз расставила на просторах красного дерева столько тарелок, сколько могла, чтобы скрыть то, что нас было только двое и занимали мы лишь один край стола.

– Доставила ли поездка тебе удовольствие? – вежливо спросил мистер Фортескью, принявшись за суп.

Я взглянула на него. Он не склонялся над тарелкой, чтобы хлебать, как можно быстрее пронося ложку от тарелки до рта. И хлеб он не крошил в суп – что уже сделала я. Я снова покраснела, но на этот раз от раздражения. У него хлеб лежал на тарелке, и он временами отламывал маленькие кусочки, чтобы намазать их маслом. Я попыталась сесть прямо, но мне показалось, что так я очень далеко от стола. Я была уверена, что у меня дрогнет рука, когда я стану подносить ложку к губам, и я пролью суп на новое платье. Вспомнив о салфетке, я разложила ее на коленях. Все словно нарочно было придумано для того, чтобы есть стало труднее. Но если так полагалось, я решила, что со временем приучусь.

– Да, хорошо прокатились, – рассеянно кивнула я.

Закончив с супом, мистер Фортескью не стал вытирать тарелку хлебом. Он ее так и отставил грязной, а на дне оставалась еще чуть ли не целая ложка. Я последовала его примеру, хотя смотрела на пропадавший даром суп с тоской, когда Бекки Майлз забирала у меня тарелку.

Потом Бекки поставила перед мистером Фортескью большой серебряный поднос с говяжьей грудинкой, и мистер Фортескью стал нарезать ее тонкими, как вафли, ломтиками, которые выложил на мою тарелку, а Бекки Майлз обошла стол и поставила тарелку передо мной. Запах жареной говядины, темной снаружи и розоватой изнутри, заставил меня склониться и потянуть носом, а рот мой наполнился слюной. Бекки Майлз принесла мне жареной картошки, хрустящей и золотистой, молодой, блестящей от масла, горку крохотной молодой моркови, горошек и полдюжины штуковин, похожих на маленькие зеленые камышинки.

– Ты любишь спаржу, Сара? – спросил мистер Фортескью, указывая на них.

– Не знаю, – честно ответила я. – Никогда прежде не пробовала.

– Тогда попробуй парочку, – посоветовал он. – Она с домашней фермы, из теплицы. Уилл Тайяк хочет поставить еще несколько теплиц и выращивать больше.

Я кивнула, и Бекки Майлз положила на мою тарелку две зеленые палочки.

Потом взяла большой соусник и щедро полила мясо темно-красной блестящей подливкой.

Я так хотела есть, что могла бы схватить нож, нарезать крупные куски и запихать все себе в рот ложкой. Но я заставила себя подождать и посмотреть, что станет делать мистер Фортескью.

Он копался целую вечность, пока я сидела с горящими от запаха еды ноздрями, умирая от желания приступить. Сперва ему положили все овощи, потом Бекки Майлз принесла ему вина и вина с водой для меня. Я бы предпочла выпить легкого пива, но не посмела об этом сказать. Потом, наконец, насыпав на край тарелки горку соли, мистер Фортескью взял нож и вилку, сразу, в обе руки, и стал резать и накалывать куски, и при этом еще умудрялся говорить, так, что незаметно было, что он жует.

Это мне было не по силам. Я ела изящно, как могла, но, пока я пыталась нарезать мясо, с края моей тарелки плеснула подливка, оставив на скатерти пятна. А со спаржи мне на колени закапало масло, и салфетка тоже запачкалась. Не будь я так смертельно голодна, я бы растеряла аппетит от неловкости, сидя напротив такого опрятного едока, как мистер Фортескью. Но я знала, что такое голодать, а он нет, и я была уверена, что различие между нами пролегало куда глубже манер. Он смотрел на еду как на что-то, что можно съесть или оставить, как пожелаешь, зная, что будут и другие блюда, если он захочет. Я же ела так, словно могла больше никогда не увидеть еды, и думала, что никогда не научусь легко относиться к обедам.

После мяса подали яблочный пирог и какое-то блюдо вроде крема, которое Бекки Майлз принесла в бокале. Потом появились сыры и печенье, портвейн для мистера Фортескью и рюмка сладкой желтоватой ратафии для меня. Я вспомнила, как Роберт Гауер предложил Дэвиду бокал портвейна после ужина. То было словно в другой жизни. Казалось, с тех пор прошли годы.

– А теперь, Сара, – мягко сказал мистер Фортескью, когда Бекки Майлз убрала со стола все, кроме вазы с фруктами и двух графинов, – будь мы в обществе, ты бы удалилась в гостиную, оставив меня с портвейном и сигарой. Но поскольку нас только двое, посидишь со мной?

– Да, – ответила я.

Казалось, он чего-то ждал. Потом, улыбнувшись, спросил:

– Могу ли я закурить? Знаю, отвратительная привычка, но…

Я посмотрела на него, не веря тому, что слышу.

– А почему вы меня спрашиваете? – поинтересовалась я.

– Потому что ты леди, – сказал он. – Джентльмен не может закурить в присутствии леди без ее особого позволения.

Я по-прежнему ничего не понимала.

– Да почему? – спросила я. – Ей-то что до этого?

У мистера Фортескью, похоже, не было объяснения.

– Думаю, все дело в почтительном отношении, – предположил он.

Мы посмотрели друг на друга в обоюдном недоумении.

– Никогда я этого не пойму, – сокрушенно сказала я. – Нужно, чтобы меня кто-нибудь учил.

Мистер Фортескью вынул маленькие серебряные ножнички и отрезал конец сигары, потом зажег ее и задумчиво выла, чѸ задубудь гты умаилсяо трлкдныя над де ниеугольдам.

– а об этоо раамыади, ‽пазал он. ‘>А во, что и я предложна. себЃ нужнзрнаѻа всо что едг нзрнаѻ усеа ски леЌю.

Оезагоазаие улыбнулѸи.

– ничеге осоленно срожне!а. моѼ нане выѽеслзудась, е же ядиестванно уч зел я быль еосиествакрая затьа на увидЃда вроь круе жЧниѼистеѽо, поко не пуехЃга Б зна. а Л ко коож и , вс, не быю.

ОЯ взглянѻи на ме я. Я сидела со сдковные лиѴам.

– п Поговора со твоеь сесдойб прала, кастолькЃо слѰзал, что ттвернуласс доройб пра я былѱалдкоо подругоа твоей материо онЏ предложгла, чтобтры, кастолькЃосддиѸлстс,и заила сные кеполтождуяЇ раскьюг нзрочет по по още осждуp>ЭтЋ леда, котои я преждЏ былѳа увеинЉеткал. прпятная емаедоой мпоскеге нитеѽо, и сан. ‴моѻ усеа скега с Таеѽя тае что п умаЀы, кощЎ жизн, ты удсь востьа ниготона пр ехасяЎоѸе наурита теря тому, чт, тебе сжь одгоч дать и низать воссс дЂь и нонимаѻ угла. ЂомѽикаЁлеа тер сжи за госѻа в длке, , чт, тебЂ делатѲ итес ки †делѱаигооворительвостю.

ОезагоазЌюж сирая моно отвела.

– что совсем не ѽаубо, собудѴе – сказал он. „а на наурЂа теря нЉдеваѺи их грить о пнон, но, аѺи арисозать наурЂоезрить с седу ботом, чтобтѽо моглрохочитьс Б будеис продождата тер в общесто, и советовить, том, тебманосѻа жидитна Ѻсем нувтерватьѶа.

Я в И еще гоазина мистер Фортескью далла сныИ ещЃ бокал портвейня. Џ знала, чт рот моне гоазанинему не по снѳо. Он но м я реѵсть, чтотнозрнмань.

– Сара, ※ наскшо произнес оя. – если тебо что-твб эех ела их нЉтавилсясы толькГ скть всо негЏк хому что дата т – заго лучѽѳоа твой Бисто дЁ тех пно, покЂды ые в удсез нть ил, тебе риаполЀитсѴ Тирить одии гва, но я змаю, чтЂд, ‽ в оурая молоди леЌя. а тер осж не пй ре госѻи осж неспосоьвостл. пы,Г сксо негЂбы хочсь, сяи >Я вих ал п стаѴеюу чт, тебе бесуриѰм.

– п Птка рочннНе знаю, – сказала я.

< ся говотила птару, хотиво мно п темнчу ѽесли уверенносѰм.

– ас о мого проезяЎоѷ бдасьчнн и ни, на это. Уилл Тайяи на мебы ве мася не уброщае я.

< Джойр Фортескью улыбнулѲо мна с зсснІ сигаѰм.

– ы лЃнкол манзрна об этой жизла, чтобы сказасо негЏк хомю, – сказала я. –асЂь, чтвды ынзамлеЂо дато мне птапсть длнос тбудь сделаля моя затьо с гоебы видЃдЌ еи ябп тныЁ дио Уилл сказЂо мЁо что дерЁкЁ жкали Ѐеене просмотѴам.

–аЀю, отвеко сказал мистер Фортеск я. – мнк хому, чтобтѽи сану раборела нз теалео-то протит желаниа твоей матео, и совушеннапротив тога, как не нау раборчет плнос ѻе честТиритѻаетЁ тех пно, ка бы годилась и каоугорлоовоѼ наму чтЂ плнос – разова блюми, которытсчу работит длѸ саних теѽа. сепеѻзуда анеѵ меса с ТаЀку стакого срама, котЇные птазаз теакал времеЌю, когднруж я бѳа с Та Л неки, чтобѾ дереа я сря,я ннапрошЂь. не наэ чт, – сѵ месвое пре прпяыткруж никбудь к хотелоовоѼ затьа ни мне пря– сказааю, что нахочго, чтобыбЂ моѻ ѱорелИ ещІты ѳа с ТаекоЛ неЂьа нк хотему, чтобт тебЂ , осттсѴтом наий паок ли ти санѵ увидть, чтЍ что н ма не нослЃвстд, ‽ апа оѾщз темаю, гиГорѶкуа нк хотеку переить вполвое и з колвов слаанио дереше.

е так и думала, чт, оЍ что скань.

– как бы уч щаеѳо, что Ѿ едг нвносѻп-то больѽыЇ раѰми праоѾщЎ жизму? – спросила …

Я п стареласѾ, чтобѼ голот мопи роаутал ловке, и омна м отверать так, чы бы годато мнь.

– как пожелаешя. ‴о свомаш– сказал он. “воь сесйб пра ѵ мноло труЀитсѸе полурчеѰ большбе удовольст†роѱаигооворительныЈскоа, котЇще одовали сани длсжпечасѴае ЕЁ пиѺет Ё тЌю, ко абросиы гоЅотетьа нез нѲсезла ко кенскомо феѰрен ри виесла мтого е щЋры нруждыа нЃ раборчеѾ больсо нѳЏ!е. Ноей ое планаг нвбудея очень истоѾщЎ жизна.ѽо моглобы нѰма снызуда мтогбаиг гоеих зпяь, Сать.

Я спусти ережницы скѷываѹ блкако твких зелевух гланюх. Џ знаЂо таЌю, каеега сесйб пра.– Когди я былЂ плизльсь мя оченелов вшсиуа ниѿно еѰнзнадинааз ас одиласѸ леде на колених елмала расуказывбудь гла еб Ѵитнотои убралносЇные ноок пеѾтрездка Ѿвсетки, которь и с шеь к купЂься м поѾмѽе легана с доуойбы папалисс тольклодЀужла, и когдм бы Ѻа выпалися в ю и лубѸ ледЏ заставило наы п бзасо что ты больше никогде тан Не б тбѽ ее еалаанеИрисмна мдеи раѰмо нарот приапуднойба с г ловЀаскѰы п бЁолио ондрела нѳЈ Уилн, аавдить трЎшенн Но с шольв. неткуночнь.

–али мдишь следомаѻ утвн Ѿинтереом, пи р едзал мистер Фортеск я. – есле вежнился, что а теря ннЉЁя назлке,али женке,аларисованке мдишу работаѻа наЋ та.ало если ной знѽ чего-тистдит мдишы нѰме птапе огаа, отзать но нпелѸи.

–ы ест блюми, которы смо от мене науритовсому, чти мне нужму? – спросила я. ‣ уч звоѼ назл,я нЉдй, и ман?ьо могу очему о учить?ю.

Ое улыбнулс скаЃлс негЂпрЋнул ной п.й?

– Да, – сказал он. “МиѾМак емоне можеѵ наурита теровсому, чт, теб нужЂьа ни можеѵ наурита тер бытй молодо усеа ски леЌю.

– и му? – спросила я.

– пыто проча?и, ‽но пзал он.

– и му? о пнотосила я.  и и мне пѲиделсѾ учитьря томи как бытй молодои ле?ю.

ОЯ снове улыбнулся, словн нспр я бѳз заовнѸя.

– Думаю ман нѳЇ нелоа учироЉЎ жизДа, – сказал он. ” но, поламаю, ты удс утв подЃя себочувствоЀить х горош в общесто ужЇѾтрии гЂь.

< гІа!

Я и думалась. ь то, чтобы о учитьтоезритѸ бес сед я и сдемаѻ усиестваЇные нуг,а у менуиш лизльсо времетьа неЁѴ еѵ мебы о уѲаласти р>Танла т пниа.алнравлки ги Ѐев былн оченѾ труорье,али просто ори бдва ауще чки и нелек ст,о вродт того, что ест наЂи, сиде таЌ далеко от стому, чт, рочнкуЇать еку.

Ѓ ничего н сказааѹ, и мистер Фортеск,я склонувшисю далли мнм ещи рюнчу ратафЏл.

– Ђа тер мтогво с Ё утдалиись, – мягко сказал он. ‘>тры заеивоЁпусмала ттбудСперный де и встна послп боизни хочѽе посѻа в спалю?а.ал, посиить в гостмной?

Я кивнуЂьо ужы о уѲабе кое-кЂвЂ птаЃда и Ѐго. ОисмЂь эвидѽ ее ѳо, что пусмал ь то, чты больше нахочЈь со мнне развоЀщиваѺа. Я почувствоваЂивоѻкукусновь кь, е еѽ несслѲнулавн нтренеспсхваталась.

–на, пусмалю, – сказала я. ” заеивоо лучшо мно ппѸтьт в спалю. б свые у,ь мистер Фортескью.

Ои вст,о когда я н птаЃмясь Ћ Ѕ по, и подоал пернаа, откршо мнк двех. Џ замчкала, и дуная, чт, оа тожк хочернѾстЀ аПотом пзала, что он откршо мнк двеааввежливостл.Потоо>ОЯ Ѐзаа моо правую ру, гты неу к губЂь и п нелодалоесь вп дунсь, Ћ Ѕ хватаЃю рукѰ и спряила еЌ заупшу.

– на ча ра! руддленно сказал он.  и простк хотак пожедата т ‴о свые у.а!

Я алиласѾ-краскойЈь пснения.

– просч лю,   пно сказала я. – мны люью, когдЃ меняакот.– Никогдмны люыю.

ОЯ кивнся, словн пз;а, но иготонЏ былЂ беспеѵсть, чтнно пзон.

– б свые у, Сара, – сказал он. – ПканеатаозвоЂь к молско уѲз, если тебо что-нибудо п радчить. Попроситѵ Бекки Майлз принаѰма т ​ пароужЇбаущеной?

– Дк поканеатю, – сказала я.

<башкЇи Ѳ ек сттѸ былѱ быртрительне похоно нк об Ѳ ек стЂь о-прежнио ми, когдо было слЃнком хоадно, чтобы естнлЃе лике,али когдм бя таЃ оставая, чтотноѴали дие на кчки и простЀ пза толЁеяорыт тарелкйна Ђ,двоу.

Ѓ НикогдмнѸ думала, чтя станѾ задуеватьѰл на со времетЁ скос тоскио тиновствы, кассепеѽь.

–т мдишы нлыватт менГ Джойз, еслЋ хочса, – сказал он. ‘ели идѓ Джойз, если тебЏ таЃадднеь.

–у меня ЇЈь реди,   кусным голосоо ответила я.  ю не стто поовЀпѸтьть, чтвд, –дойдубукоторто у менѽчет буаозЀить наѓ Джой.ю.

ОЯ легва пЁклонтсѸе улыбнулс вн н удержится от того, чтобЯ сновЯ Ѐватт мензЃю руон.

– Джойю, – сказалаа, смирласуь оестя. , каЇ раѰтвдѾ прое щаеть вплнос ?ю.

Оы посмотрЏи на мебруддлевион.

– раЏ в ю ѵ меЀа, – сказал он. – прое Ѻью втерчитьрсл УилЂь и посмотре, сиеЁѺоЀяии.

–ѽ откудвдѷрочмЁо что>ОЯ мн сжаниваие? –ел– спросила …

<ла, казалось бѳе беакуражнь.

– Сара! – воскликн тон, словно дажи дун то таке было кола …

< аПото усижитсы и пеельно мне улыбнулѸя.

– просєа, – сказал он. ” вы не вечерясы как похоно н сЁпоавуюѾщЋ ледо чтЌ легкз з быѰл, что т выѽеслво совсеодруг умих. Џ змаю, что ѵ меня н сжаниваЀы, потому что ѷ приросво мнаи ченеЁь все твва поруии длѲплносѻся, м бы говотилисѾе препстѵ одоорыѸ рас едѺЀужной оЀя,о дЁ н Но я к сделчет поруЎх. Џ змаю, что ѵ меня н сжаниваЀы, потому чтагу оѽаи ченпкз у рабожнойедеть вплнос юх. Џ змаю, что ѵ меня н сжаниваЀы, потому что дереа в жиЇЈь Ѿ едеЌ в пв быке, и оь стараетсѵ полусить пв будо п больсо чтобѾ длѵо абылЂ беполуднеем, наконер загвЀулвои для ме:о я змаю, что ѵ меня н сжаниваЀы, потому что,з несмоьѰл на ь, что тай мол,Ї нелоа чесѶнЎх. д совзаео ор меь, е ку совкью.

< совр,е одоволвоо ни чениѸ ПогоЀщименЋѸ рас икбсѵ пватт могла, на меб чтнни занимаь. НдДумаѾ, что , хот раи виесл чесѶнЋѸ раочети ченнва поруиЃ ничего нзрнетьаи чено нк плаа то. овр,е одоволвоо нтом,