Прочитайте онлайн Меч на ладонях | Глава 1

Читать книгу Меч на ладонях
3416+234
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

1

Милан гудел. На пересечениях улочек собирались кумушки и служанки, жарко обсуждавшие последние новости. Степенные отцы семейств предпочитали многочисленные харчевни с прошлогодним вином и всеведущими стражниками архиепископа, всегда готовыми на халяву посидеть в кампании, чтобы за очередной кружкой задумчиво жевать губами на вопросы и загадочно закатывать глаза. Что те, что другие сходились в одном: быть военному походу. Архиепископ потребовал у города выделить пятьсот человек ополчения, к его замку уже неделю съезжались вассалы Милана со своими копьями, а то и целыми баннерами, а это могло значить только одно…

Благородные рыцари заполнили рынки, прицениваясь в многочисленных лавках к знаменитому миланскому оружию, заигрывали в церквах с привлекательными горожанками, чем провоцировали появление в головах их мамаш грандиозных матримониальных планов, но старательно избегали разговоров о том, против кого собирает армию архиепископ. Возможно, не знали сами, возможно, имели строгое предписание.

Самого владыку города никто не видел уже почти три месяца. Он предпочитал жить в своем палаццо и на люди упорно не показывался. Даже традиционную воскресную службу в соборе служили прелаты из его окружения, но без его участия. Кое-кто поговаривал, что старый священнослужитель болен, кто-то заявлял, что его полностью занимает новая пассия, с которой, мол, он и заперся во дворце. Но только немногие подозревали об истинных причинах отсутствия господина.

Хозяин Милана страдал странной почечной болезнью. Занемог он почти пять лет назад и поначалу даже не обращался к врачевателям, предпочитая глушить тогда еще редкие приступы боли вином и разгулами. Когда же рези стали частыми и непереносимыми, выяснилось, что против его заболевания здешние медики не могут предложить ничего стоящего. Он по очереди пускал себе кровь, ел пилюли, изготовленные магистрами врачевания Турина и Милана, принимал притирания мавританских врачей, выписанных из Кордобы. Но становилось только хуже. За год архиепископ спал с лица, похудел, стал вспыльчив и гневлив, чем вызвал активное обсуждение потенциальных преемников на этот сладкий пост среди сановников курии в Риме. Так продолжалось еще год, и большинство жителей Милана уже перебирало в умах претендентов на архиепископскую митру, пока некий неприметный врачеватель из далекой Антиохии не предложил домину свои услуги.

Стоили они не очень дорого и, в отличие от предшественников, дали потрясающий эффект. Правда, все сеансы лечения проходили за закрытыми дверями. Некоторые из слуг потом утверждали, что приехавшие с целителем помощники тоже находились в том же помещении, и из комнат явно неслись какие-то песнопения. Но эти знатоки быстро исчезли сначала из палаццо, а потом и из Милана, а выздоровевший господин снова появился на людях. Здоровым, сияющим и с абсолютно новыми идеями.

С тех пор в городе началось то, что в цивилизованных странах через века будет называться терпимостью и ренессансом, но сейчас, в нынешнем католическом мире, считалось распущенностью и вседозволенностью. Появились служители неизвестных и малоизвестных богов, которые в частых теологических спорах пытались отстоять свои бредовые мировоззрения. Толстые раввины в открытую спорили с «выбритыми тонзурами» о текстах Ветхого Завета, белые чалмы имамов начали мелькать за пределами мусульманского квартала, а толстые персы, но ночам все еще сжигавшие на жертвенниках свои подношения, требовали не хоронить своих сородичей, а оставлять их завернутыми в саван на крыше специально купленной башни. В городе открылись бордели, куда все чаще стали заглядывать состоятельные мужчины. Откуда-то откопали старые языческие праздники эллинов и римлян, на которых царили разнузданность и похоть.

Как и следовало ожидать, все эти изменения вызвали ропот среди тех служителей церкви, которые еще помнили, зачем они должны приходить в храмы. Но стараниями архиепископа и его новых слуг, которые появились вокруг него, эти старые мастодонты веры понемногу исчезали, уезжая в отдаленные села и возвращаясь в монастыри. Их места занимали жизнелюбивые широкоплечие молодчики, которые даже в течение воскресной мессы умудрялись отпускать шуточки и время от времени забывали слова молитв. О соблюдении таких архаичных «привычек», как целибат и пост, начали понемногу забывать.

Зато в город повалили купцы. Мавры, византийцы, языческие берберы и магометане, армяне и патлатые иудеи раскупали пустеющие дома бывших священников, создавая новые купеческие кварталы. Все чаще на рынках города можно было слышать чужую речь. Город богател.

Так продолжалось почти три года.

Год назад архиепископ самолично присутствовал на открытии в городе первой синагоги. Вечером того же дня Милан охватило народное восстание. Требования мятежников были просты: соблюдение требований церкви, изгнание язычников и жиревших на глазах христопродавцев, возвращение старых свобод. Архиепископ Габриэле Барбизан управился с бунтом за два дня. Зачинщиков повесили на воротах, у мятежных цехов кожевников и оружейников отобрали вымпелы и права собирать цеховое ополчение, дома нескольких особо рьяно радевших за чистоту веры граждан экспроприировали в пользу епископства. На том и остановились.

А через месяц было еще одно восстание. Началось оно за пределами Милана, но быстро докатилось до города и получило горячую поддержку на его окраинах. Все те же требования, все та же реакция, но на этот раз Барбизан был еще более быстр и жесток: все участники и подстрекатели были сожжены, селения, поддержавшие мятеж, сровнены с землей, места, на которых они стояли, посыпаны солью, дабы там и трава не росла.

С тех пор любви между господином миланским и его народом было мало. Чтобы вернуть деньги, потраченные на наемников, архиепископ поднял налоги. Народ же вспомнил о пяти бастардах немолодого Габриэле, два из которых уже получили в свои владения маноры из церковных земель, а один стал настоятелем монастыря в двадцать три года. Вспомнили и проданные Генуе деревни у моря, золотую карету, любовь к иностранцам и заводских рысаков, выписанных из Германии.

Бузу Барбизан держал в узде, приняв на службу к себе сразу пятьдесят норманнов и набрав в гвардию две сотни лучников из Центральной Италии. Землякам он доверять перестал. Те платили ему тем же. По городу ползли слухи о странностях, которые происходят под крышей городского палаццо Барбизана, об участившихся исчезновениях малых детей, о странной молодости, которая ни к кому не приходит просто так.

Архиепископу нужно было что-то делать…

…Человек в кресле лениво затянулся. Кальян приятно булькнул, и облако ароматного сладковатого дыма поползло из ноздрей к потолку. Руку приятно грел золотой кубок со сладковатым вином, приправленным медом и специями. На столе в свете камина поблескивали сахарные бока арабских сладостей, уютно лежавших в серебряной чаше старинной римской работы.

Глаза у человека полузакрыты, дыхание замедленно. Тяжелая ткань халата облегает тело. Теплый пелиссон за ненадобностью отброшен в угол на ковер.

Короткое покашливание вывело его из состояния полусна.

– Что с нашей задачей, мастер? – Сидевший напротив темноволосый человек со странными миндалевидными глазами не спеша тянул вино из маленького хрустального кубка венецианской работы.

Человек в кресле отмахнулся. Говорить ему не хотелось, но спрашивал тот, кому было нельзя не ответить.

– Все в порядке. Не беспокойся. – Он снова затянулся и открыл глаза. – Если твоя богиня будет к нам милостива, то через неделю здесь будет достаточно войска, чтобы пойти в поход.

Капилар холодно посмотрел на вновь закрывшего глаза собеседника.

– По-моему, здесь уже достаточно сил, чтобы покорить Геную или завоевать всю долину По.

Обладатель шикарного пелиссона поморщился, вынужденный объяснять очевидное:

– Это только кажется. Пока не прибудут инженеры, нам там делать нечего. Город можно взять за неделю, но замок… Замок может стоять и месяцы. А я слышал, что прошлый раз он выстоял почти год, пока осаждавшим не надоело и они не разъехались по домам.

Человек в кресле поправил уголек в чашке кальяна и затянулся вновь.

– Рыцари обязаны воевать не более трех недель в году, если это не связано с обороной земель, – значит, или надо сделать это быстро, или не браться совсем.

Капилар поморщился, когда собеседник громко пустил ветры.

– Но у вас есть своя гвардия и ополчение. Разве этого мало?

На этот раз ответ пришел только через минуту. Все это время ледяной взгляд капилара без толку буравил закрывшего глаза оппонента. Наконец тот выдохнул к потолку струю дыма и удосужился ответить:

– Эти бывшие пейзане – мясо. Они мне нужны только под стенами, если в замке много лучников и обороняющиеся знают свое дело. Города берет не пехота! Замки склоняются перед копытами коней!

Капилар сжал зубы, но возражать на такое весьма спорное заявление не стал. Он долго глядел на отрешенно откинувшегося на спинку ложа хозяина дома. Когда представителю храма Архви показалось, что его собеседник заснул, губы того раздвинулись в кривой улыбке:

– А может, и не надо будет никакого штурма… Мои люди тоже не даром едят свой хлеб. – Он поправил полу халата. – У нас будет свой человек среди врагов.

2

Утром, пока баронесса производила чистку и осмотр нарядов своей матери, найденных в сундуках в сокровищнице – из тех, что не сумел прихватить беглый кастелян, русичи собрались на очередное совещание. Вчерашний пир по поводу встречи народа и его госпожи не вызвал привычных утренних симптомов, чему, без сомнения, способствовало, во-первых, привыкание «полочан» к обилию пиров у высшей касты нынешнего общества, а во-вторых, существенно более низкий градус местного спиртного по сравнению с зимним пивом или родной водкой.

То есть голова практически не болела, а легкую сухость во рту легко снял кубок разбавленного вина, которое выдавалось по первому требованию на кухне.

Собрались, как и в прошлый раз, в комнате у Горового.

На повестке дня стоял только один вопрос: как заработать деньги в сложившихся обстоятельствах?

Милость баронессы, у которой на родине дела шли неплохо, не могла длиться вечно. В дружину к ней или к какому местному землевладельцу идти намерения не было, значит, скоро придется оторваться от сытного котла замковой кухни и двигаться в сторону далекой цели, полностью полагаясь на свои сбережения. А сбережений, как говорится, кот наплакал. Причем не самый крупный кот.

Первым свой бизнес-план на общее рассмотрение вынес Костя:

– Во-первых, у меня неплохие знания по химии, как-никак углубленная школа. Можно наладить производство стекла, пороха, бумаги или даже динамита. Надо только проработать каналы поставки сырья. Но я думаю, в бывшей Римской империи проблем с добывающими разные нужные вещества шахтами быть не должно.

У Горового и Захара данное предложение не вызвало никаких эмоций, зато Сомохов оживился:

– Ну-с, голубчик, допустим, вы знаете компоненты упомянутых вами материалов, или вещей, как вам будет угодно. Но вы же сами указали на главную проблему: откуда их взять? Для пороха, коммерческое использование которого я лично ставлю под большое сомнение, нужен, как я помню, уголь, желательно шахтовый, селитра и сера. Ну-с, положим, уголь вы выжжете древесный, серу достанете, где, правда, не знаю. Но где вы возьмете селитру? Ее вроде сейчас нигде здесь не используют?

Костя отмахнулся:

– Серу я уже видел. Поганенькая, правда, но толк будет. Ее полно у лавочника, который снадобьями лечебными торгует, он серу от коровьей немочи использует. А насчет селитры, я уже придумал пару способов, – жизнерадостно начал фотограф. – Во-первых…

Улугбек Карлович замахал на него руками:

– Ладно, ладно. Верю, что знаете… Но сколько вы сможете получить пороха? И как быстро?

Костя задумался.

– Ну, не знаю… Может, килограмма два. Думаю, через неделю-две. Если с серой проблем не будет и помогать кто возьмется.

– Порох – це добро! Це – знатна справа, – обрадовался казак. – Але ж пираксилин ти дынамит яки лепей будут!

Но под взглядами Сомохова и Малышева бравый рыцарь запнулся и замолк.

Оба оппонента вернулись к своему спору.

– Допустим, вы получили порох. Даже больше, чем вы планировали. – Сомохов нервно прохаживался по комнате мимо безучастно сидевших Пригодько и Горового. – Ну а кому вы его продавать собрались?

Костя пожал плечами:

– Никому. Дай гранату обезьяне…

Археолог подпрыгнул и ткнул рукой в потолок:

– Вот именно. Не будет на него спроса, тем более что и количество не самое большое. А мы здесь возможности для того, чтобы заработать деньги, рассматриваем, а не то, чем заняться в свободное время.

Костя обиженно засопел:

– Ну, а стекло или бумага?

Сомохов развел руками:

– Все та же проблема – время на то, чтобы развернуть мануфактурное производство, слишком велико. – Он перевел дух. – Мое предложение прежнее – едем в Венецию, нанимаемся на корабль до Малой Азии, там находим тех, кто нас сюда доставил, и домой!

Костя отрицательно замотал головой:

– У нас нет денег. И в охрану нас не возьмут. А пассажирами – дорого!

Сомохов скривился, как от зубной боли.

– Хорошо, тогда какие еще есть предложения?

Внезапно голос подал Пригодько:

– Я это… Так вот… Тут коровы дорогие.

Все повернули головы в сторону тихого красноармейца.

– Чего? – выразил общее недоумение Малышев.

Захар смутился.

– Ну, я это, того… Думал… Да вот подметил, что коровы здесь дорогие… Э-э-э, а соль дешевая. – Он старательно формулировал свои мысли. – Вот ежели бы снарядить десяток возов соли в Бамберг или Нюрнберг, а обратно прихватить коров тамошних, то можно неплохо нажиться.

Шумный выдох из трех глоток был ответом на это предложение.

– Да уж, пропозиция… – рассмеялся Сомохов. – Не обижайся, друг, но на это все лето уйдет: возы – они не быстрые виды транспорта, а коровы тем более. Да и денег у нас нет на такое начинание.

Захар беззаботно пожал плечами:

– А по мне – хорошее дело. А то вам все мечами махать.

Улугбек Карлович усмехнулся:

– И верно, что-что, а коммерческое применение нашим знаниям мы найти должны. А то слабо мы от викингов, с их добыванием денег мечом, отличаемся, милостивые господа.

Теперь задумались все.

Костя неуверенно предложил:

– Ну, я стекло цветное могу сварить, только повозиться придется. Я говорил, что в городе в аптеку заходил, думаю, у них должны быть хоть какие нужные мне ингредиенты. Может, еще чего придумаю. Надо местных шаромыжников посмотреть.

– Кого? – не понял археолог.

– Ну, этих, лавочников, мать их.

Сомохов почесал переносицу:

– Хорошо, а что мы сможем сделать?

Горовой молчал. Вид его говорил о том, что право решать в данном вопросе он предоставляет Сомохову и Малышеву.

Захар опять предложил:

– А я бы коптильню поставил: до моря близко, рыбу коптить, значит. А то и по бочкам, и в Германию. А то там только селедку трескают, а мы им рыбы из энтого моря припрем.

Сомохов кивнул:

– Ну что же, итоги: Костя идет осматриваться по местным источникам природных элементов… Захар с ним в помощь. – Пригодько согласно пожал плечами, типа, ну и ладно. – Я пока расспрошу про местного кастеляна. Как-то не нравится мне, что кто-то обкрадывал баронессу под носом у всех. Думаю, все не так просто. Про этот момент все забыли, а деньги где-то лежат совсем немалые. Может, получится какие-то нити нащупать, на этого беглеца выйти. А значит, и деньги вернуть. Глядишь, и нам что-то перепадет.

– О так, того злодеюку… – начал казак, но Сомохов его довольно бесцеремонно перебил:

– Полноте вам кипятиться, Тимофей Михайлович, ваши эмоции нам пригодятся. Именно вы пойдете к баронессе с предложением расследовать это дело. Вам, рыцарю, не ответить никто не решится, а я уж просто помогать буду.

«Полочане» согласно загудели. Действительно, где-то гуляют такие деньги, а они про коров тут рассуждают.

Сомохов, взявший на себя роль лидера в этой дискуссии, подвел черту:

– Ну-с, а про порох тоже забывать не будем. Надо же нам боеприпас наш обновить. Пускай патроны мы сделать не сумеем, зато бомбы вполне-вполне, господа, сможем освоить. К предстоящей схватке с поклонниками Архви надо готовиться заранее. Так что, Костя, пробуйте. Может, и получится чего.

3

Иоланта де Ги довольно легко разрешила рыцарю Тимо провести собственное расследование. Даже предложила для этого пыточную комнату покойного батюшки, в которой тот развязывал языки плененным маврам на предмет наличия у их родственников денег на выкуп. Рассказывала юная баронесса об этом с той милой непосредственностью, которая даже описание казни в устах симпатичной девушки может превратить в легкую светскую беседу.

Об использовании комнаты Улугбек Карлович от имени рыцаря обещал подумать. К расследованию приступили тотчас же. Первым делом навестили дом бывшего кастеляна в городе и обследовали комнату в замке, где ночевал «финансовый министр» маленького манора. Ни скромная съемная квартира в городе (Беллини даже не купил себе отдельный дом), ни комната в замке не производили впечатления, что там жил и работал подпольный миллионер. Грубая мебель, заношенные гобелены, минимум удобств. Или кастелян сознательно жил предельно скромно, или собирался вскорости покинуть Ги и потому не стремился обременять себя излишними вещами.

Опрос соседей и охранников тоже не дал каких-либо зацепок. Маурисио Беллини не очень любил принимать гостей. Родственники его жили на самом юге Италии, здесь семьей он не обзавелся и жил нелюдимо. Слыл большим занудой и сквалыгой, каких свет не видывал. По словам зеленщика, торговавшего овощами недалеко от дома, где снимал квартиру кастелян, последний всегда торговался за каждый медяк и не любил роскошества. Но, уже по словам благородного Артуро, книги по приходам содержал в порядке и следил за каждой монетой.

Улугбек долго и нудно расспрашивал пожилую толстую матрону, которая стирала Беллини белье. Маурисио, побывавший в плену у мавров, перенял от них привычку ходить в чистых одеждах и завел себе приходящую служанку, что вызвало большие пересуды в городке. Пока Горовой обстукивал стены и пол на предмет наличия тайников и захоронок, Улугбек Карлович расспрашивал пожилую итальянку, во что был одет кастелян и какими одеждами располагал в ночь побега. После этого русичи еще полдня выясняли у городской стражи и в местном трактире, куда кастелян заглядывал очень редко, не расспрашивал ли тот у кого-нибудь о дорогах и других городах.

Погоня, высланная д'Кобосом, результатов не дала. Человека, похожего на кастеляна, видели по дороге на Геную верхом на мерине, но где-то в пятнадцати километрах от замка следы терялись. В Генуе он не появлялся, на постоялых дворах в окрестностях города о таком не помнили.

На получение этих результатов Сомохов и Горовой потратили почти пять дней. После чего приступили к системному опросу жителей замка. Ученый верил, что среди челяди должны были быть пособники сбежавшего казначея или хотя бы люди, что-то знавшие или слышавшие.

В то же время Костя развернул бурную научно-исследовательскую деятельность в городе и в замковой кузнице. Несмотря на то что большая часть оружия для гарнизона и дружины производилась в Ги или покупалась у миланских торговцев, в замке имелась отлично оборудованная кузница на случай осады. Там же были запасы стали, древесного угля и неплохой набор инструментов. Ингредиенты Малышев частично купил на остатки денег в городе, частью изъял из запасов жившего при замке астролога и «ученого» человека Бернавозо. Тот не был против – лишь бы не трогали его сушеных лягушачьих лапок и чешуек драконов, которые старый доходяга собирал всю свою жизнь для того, чтобы получить философский камень. Отец баронессы приволок этого чудика из какой-то своей кампании, да так и оставил при дворе. Оборванный и нелюдимый астролог неплохо умел предсказывать изменения погоды и при случае мог оказать первую медицинскую помощь, но сам барон допускал его только до солдат гарнизона, предпочитая дружинников и себя лечить у эскулапов в городе или вообще обходиться только собственными знаниями.

В аптеке Малышев выкупил запасы природной серы, которую добывали где-то около Венеции открытым способом. Аптекарь долго торговался, требуя за пару килограммов серы какую-то астрономическую сумму, но в конце концов согласился выменять ее на декоративные алюминиевые вставки из язычков ботинок Кости. Металл был неизвестен лавочнику, и то, как загорелись его глаза после обмена, говорило о том, что внакладе хитрый выходец из Милана не остался. На радостях он попробовал уговорить купить у него слезы девственниц и большую бутыль горящей воды, которая после более близкого ознакомления оказалась примерно шестидесятипроцентным спиртом. Аптекарь утверждал, что привез бутыль из Кордовы, и стоит она всего ничего – пятьдесят солидов, или около семнадцати безантов. То, что за бутыль разбавленного спирта просят цену боевой лошади, заставило Костю всерьез пересмотреть ценности окружавшего его мира. Предложение аптекаря, расхваливавшего достоинства чудесной огненной воды, он отклонил и ушел из лавки в большой задумчивости.

Через два дня перегонным ретортам старого Бернавозо было найдено абсолютно новое применение. Очень пригодился опыт Захара, помогавшего деду делать брагу. Костя по студенческому опыту знал только методики с сахаром, но в одиннадцатом веке с сахаром была напряженка. Зато Захар отлично помнил рецепты браги на лесных ягодах и закваске. Результат обещал быть к концу недели.

Кроме того, они не забывали и о порохе. В принципе, чистую серу можно было получить из железной руды, которая здесь в основном в своем составе имела все ту же серу. Но для этого нужно было плавить руду и снимать искомый материал в виде серной кислоты, которую потом надо было дальше перерабатывать. Костя отмел этот вариант (постройка доменной печи обойдется в цену половины замка), решив использовать природную серу, несмотря на большое количество примесей. При попытке поджечь порошок горел вполне качественно, значит, сгодится и в порох. Следовало достать селитру.

На следующий день с разрешения баронессы были рекрутированы двое здоровых парней из тех, что болтались для хозяйственных нужд при кухне замка. Под присмотром Кости они начали очищать нужники от белого налета на стенках сортиров. Затем за пределами замка развернули целое производство по выпариванию собранных на конюшне выделений жизнедеятельности лошадей. В результате всего этого у Малышева к вечеру появились два врага среди местных слуг и около килограмма желтоватого порошка с высоким содержанием селитры.

Уголь был выбран из запасов кузницы, там же заказано странное для вызванного из городка кузнеца изделие. Мастер долго артачился, не желая делать глупую и ненужную вещь из еще вполне приличных обломков доспехов, груды которых были свалены в арсенале, но Малышев с помощью плохого немецкого, местной смеси ломбардского, итальянского и латыни и русского матерного смог убедить его в том, что сие изделие очень надо сделать. Похмыкав, кузнец взялся за работу.

Так в заботах пролетела неделя.

Горовой по мере сил помогал Марко Боно в обучении новобранцев. Лучники, призванные из деревень и Ги, с трудом попадали в стоящую мишень размером с корзину с пятидесяти шагов. Вместе с зеленой молодежью тренировались на ристалище и седоусые ветераны из тех, кто остался в замке от дружины старого барона. Слушались они больше испанца, которого считали вторым по главенству в замке после баронессы, но на прыжки с саблей приезжего рыцаря поглядывали без скепсиса, а его владение рыцарским копьем вызвало множество положительных откликов. Тимофей Михайлович вместо привычной пики, которой принято было действовать больше на весу, учился колоть врага, удерживая тяжелое оружие щитом и зажав под мышкой. Кроме того, он перенимал у ветеранов особенности боя со щитом и длинным боевым молотом, который осваивал вместо легкой сабли для борьбы с бронированными противниками.

Улугбек продолжал опрос челяди на предмет ее причастности к деятельности беглого кастеляна, а Костя и Захар пропадали то на кузнице, то в комнате местного астролога. Старый Бернавозо с большой охотой участвовал в опытах Малышева и с радостью выполнял роль подручного.

На воскресенье была назначена встреча баронессы с ее вассалами и прием присяги у жителей Ги и рыцарей, сидевших на земельных участках, входивших в баронетство, но выступавших под своими флагами. К событию готовились как в замке, где челядь чистила стены и мост, потрошила специально заготовленных для этих целей диких гусей и кабанчиков, вычесывала лошадей для выезда, подвозила бочонки с вином, а воинство солидно натирало железные бляхи доспехов и вытряхивало моль из выездных одежд, так и в городе, где жители приводили в порядок и чистили улицы, чинили и красили стены и дома. Баронесса после посещения видных граждан Ги съездила в местный собор на встречу с представителями церкви, а после повстречалась с присланными из Генуи представителями торговых домов.

В субботу, за день до празднества, когда в город уже подъехали и старосты деревень, и рыцари Падалино и Тралди со своей свитой, Малышев предложил ознакомить товарищей с результатами работы.

Встречались, как и в прошлый раз, в комнате у Горового.

Для начала Костя под радостные улыбки ознакомленных с направленностью его трудов товарищей внес большой кувшин с распространявшей в воздухе знакомый аромат жидкостью. Под хмыканье Горового на стол были выставлены почти три литра самогона самой высокой степени очистки. После двойной перегонки Костя несколько раз пропустил свою продукцию через самодельный фильтр с углем и получил почти восьмидесятипроцентный спирт, который и представил на всеобщее обозрение и дегустацию. Для аромата он добавил в самогон засушенные лимонные корочки, использовавшиеся в местной кулинарии.

Результатом остались довольны все: от Горового, хвалившего полученный самогон на все лады, до ученого-археолога, принявшего немного, но признавшего значительные медицинские и бытовые достоинства полученного продукта. Костя, давясь от радости, заявил, что может получать до ведра самогона в день, а при небольшой модернизации и по тридцать литров диковинной здесь жидкости, которую можно использовать и как напиток, и как прекрасное средство для освещения. Тут же была продемонстрирована примитивная спиртовая лампа. Кроме того, подлив спирт в вино, можно было серьезно поднять градус напитка и создать первые крепленые сорта.

Сомохов в ответ на эти планы только констатировал, что о таком приложении химических знаний товарища он не подумал. Костя и Захар сияли, как новенькие пятаки.

Но это было еще не все. Вечером в пятницу Сомохов и Захар реквизировали на кухне ступку. Два дня назад они смешали серу, селитру и древесный уголь, замочили это все в воде и, получив однородную массу, просушили ее на ярком солнышке на старых холстинах. Полученные в результате комья серого цвета Захар полночи толок в ступке, разбивая их до однородного порошка. Теперь же экспериментаторы с гордостью продемонстрировали первую чашку полученного вещества. Испытания решили отложить на утро воскресенья, когда плотник закончит делать лафет для выкованной местным умельцем пищали. Кузнец день раскатывал в лист кусок железа, а затем еще день сбивал из него ствол. Сомохов, приглашенный для совета, предложил делать прямоугольные стволы. Для картечи, действительно, была небольшая разница, из какого дула вылетать, а квадратные или прямоугольные стволы легче ковать. Но после небольшого раздумья решили оставить «классический» вариант. Ствол охватили несколькими хомутами и проковали по месту нахлеста краев, создавая примитивный вариант сварки. Надежности у такого оружия было немного, но для создания эффекта неожиданности при выстреле картечью или каменной дробью это был наилучший вариант.

Описав перспективы создания первого в Европе огнестрельного оружия и пороха, Костя передал слово Улугбеку Карловичу. Археолог похвастаться такими же достижениями не мог. Он выяснил, что в дни, когда уже было известно, что вот-вот появится в замке новая владелица, о приближении которой сообщили гонцы из папской администрации, Маурисио Беллини ничем не выдавал изменения своего настроения. Разве что чуть больше времени проводил, проверяя учетные книги. От него никто не уезжал, никто не приезжал к нему. Так что все, что он украл, он или спрятал здесь, или вывез куда-то много ранее, или увез на своей лошади в момент бегства. По прикидкам Сомохова, основная часть налогов поступала в виде серебра, значит, сумма собранных налогов только за два последние года достигла порядка трехсот золотых ливров, что равнялось шести тысячам серебряных солидов. Только безумец решился бы путешествовать с таким капиталом без охраны. Значит, убрав третий вариант, можно предположить, что или деньги еще здесь, или увезены кем-то из подручных вора задолго до приезда баронессы.

То, что кроме кастеляна никто больше не исчез (а Сомохов опросил не только жителей замка, но и городских), наводило на нехорошие мысли. Ученый просил не торопить его с выводами, так как на днях ему в голову пришла совершенно новая гипотеза, проработкой которой он сейчас и занят.

В общем и целом, успехи у коллектива были несомненные. То, что заброшенные в средневековье выходцы из прогрессивных времен смогут добыть себе пропитание, не прибегая к оружию, вызвало целую бурю позитивных эмоций. На радостях было принято решение оприходовать полученную трехлитровку спирта, благо перед праздником на кухне ломились столы от обильной закуски, приготовленной для завтрашнего застолья. Большинством голосов (от участия в попойке уклонился археолог, желавший уделить время своей новой гипотезе) предложение было принято.

4

Утром началась та свистопляска, которая охватывает небольшие поселения при приближении знаменательного события. Еще затемно по двору начали суматошно носиться дворовые девки с ведрами и метлами. На рассвете за дело взялись конюхи и дружина, поднявшие гам во время прихорашивания выездных лошадей и примерки доспехов. Бренчало железо, матерились ветераны, на отросшие брюха которых уже не налезали тесные камзолы из бычьей кожи. Туда-сюда носились мальчики, помогавшие то обуть тугие выходные сапоги, то затянуть шнуры праздничных разноцветных шоссов, то подержать начищенное серебряное блюдо, чтобы вызванный брадобрей смог продемонстрировать свое искусство. Все прихорашивались и наряжались. Вчерашние оборванцы лучники гордо выхаживали в ярких накидках. Дружинники блестели кольчугами и умбонами щитов. Стряпухи и то понадевали чистые чепцы и передники.

Процедура присяги должна была начаться после утренней мессы. На площади Ги уже вчера установили помост для баронессы и ее приближенных.

Торжественная кавалькада начала движение от самых ворот замка и медленно двинулась в сторону Ги. Впереди на белой кобылке ехала Иоланта. По правую ее руку в ярком бархатном пелиссоне поверх военного плаща скакал благородный Артуро Оскара Убейдо д'Кобос. Чуть позади двигались отец Франческо, Марко Бона и Джевьязо Колли в окружении двадцати дружинников. У ворот к процессии присоединились видные жители селения и старосты цехов. К выходу на площадь добралась уже изрядная толпа, которую по всему пути движения приветствовали из открытых окон вторых этажей пышногрудые красотки.

На самой площади уже находились практически все те горожане, окна домов которых не выходили на улицу с приближающейся процессией. У входа в местную церковь в окружении своей дружины и членов семьи гордо стояли оба рыцаря баронетства: Падалино, высокий, сухощавый, с длинными седыми волосами, и Тралди, грузный крепыш с длинными руками.

Но «полочане» так и не увидели все это великолепие. Пока местная знать и видные горожане занимали места на торжественной мессе, вся четверка приезжих гостей баронессы тяжело просыпалась. После месяцев, проведенных на пиве и вине, вчерашняя восьмидесятипроцентная самогонка собственного изготовления сыграла роль крепчайшего снотворного. Русичи смогли очнуться только тогда, когда все остальные жители окрестностей уже радостно приветствовали выходившую из собора процессию.

Захар, как самый молодой, проснулся первым и сбегал за водой. Но кувшина, который принес молодой сибиряк, хватило не надолго. Костя одним чудовищным глотком выпил полтора литра воды и опрокинул на голову себе жалкие остатки. На Горового, только начавшего подавать признаки пробуждения, и еще сладко почивавшего Сомохова жидкости не хватило.

– А рассолу там нету? – устало просипел Малышев.

Захар подумал и отрицательно мотнул головой. Если кому надо за рассолом, то пусть сами и ищут.

– А еще сэма? – расширил сферу интересов Костя, уныло потиравший рукой гудевшую голову. После выпитой воды организм начало слегка подташнивать, но фотограф держался.

Пригодько, допивший с утра остатки алкоголя, молча поставил на стол также прихваченный им с кухни глиняный кувшин с вином.

Во дворе болталось около полутора десятков лучников, оставленных их командиром Салваторе Бокетти для охраны замка. Здесь должны были находиться, в принципе, все шесть десятков лучников, в город поехали только дружинники, но Д'Кобос позволил большинству пехотинцев находиться за пределами крепостного вала около опущенного моста, чтобы при приближении кавалькады обратно приветствовать госпожу и ее вассалов криками. Там же поставили двухсотлитровую бочку прошлогоднего вина. Чернявый юркий пройдоха разливал в кубки всем желающим, так что, когда опохмелившиеся «полочане» спустились во двор, их встретили около шестидесяти пьяных в дым бывших селян, так же, как и их северные соседи, падких на сладкое слово «халява» .

Увидев грозного рыцаря, гостя самой баронессы, большинство стрелков принялось с деловым видом расходиться, и, пока остальные «полочане» освежали цвет лица у бочки с дождевой водой, на дворе и у моста осталось не более десятка.

Гостям баронессы было стыдно. Такое мероприятие, явка практически стопроцентная у всех, а они пропускают по банальным причинам. Чтобы хоть как-то реабилитировать свое состояние перед окружающими, Костя предложил опробовать пищаль: все равно, мол, большая часть народонаселения на площади, так что никого не испугаем. Местным лучникам отдохнуть помешаем, но это – их проблемы.

Сомохов и Горовой легко согласились на предложение, а Захара спросить не удалось: шустрый сын сибирских лесов исчез в недрах кухни, от имени своего рыцаря, лучшего друга баронессы, требуя предоставить сытный завтрак для не желавших ждать официального праздника гостей.

Пока Пригодько резал соленое мясо и грузил корзины кувшинами с вином и овощами, чтобы на лоне природы веселей провести время, Костя с помощью местного кузнеца и призванного в помощники молодого лучника выволок лафет за пределы замка. В дальнейшем ствол предполагали перенести на более легкую подставку с упором для плеча, с тем чтобы сделать возможной стрельбу с сошки, но на время испытаний предпочли безопасный вариант с массивным лафетом и самодельным огнепроводным шнуром, который Малышев сделал из скрученной тряпки, заполнив ее порохом с добавками какого-то металлического порошка.

При виде золотого пояса рыцаря чернявого виночерпия с моста как ветром сдуло.

Испытатели разместились на расстоянии двадцати метров от ворот замка. Дальше катить на чушках тяжелую пищаль у «полочан» не было никакого желания. Картечью послужили согнутые обрезки железа и старые гвозди, заботливо собранные кузнецом в сгоревшем сарае, но негодные для дальнейшего использования по назначению ввиду большой изношенности. Мишенью сделали пяток старых дырявых корзин, повешенных на воткнутых в землю палках в пятидесяти метрах от испытываемой пищали.

Пока Костя отмерял порох, заталкивал пыжи и засыпал картечь, остальные опухшие выходцы из двадцатого века с комфортом расселись у самого моста и наслаждались тем, что удалось принести Захару из кухни замка.

В то время как баронесса выслушивала клятвы своих рыцарей, обещая им взамен блюсти их интересы и защищать их, как самих себя, Сомохов и Малышев спорили о том, сколько чашек пороха надо засыпать в пищаль. В качестве эксперта вызвали подъесаула, но тот сказал, что из «таких орудий» никогда не стрелял и советовать ученым людям не мастак. Сошлись на трех четвертях полулитровой чашки.

Когда все было готово, испытатели и примкнувшие к ним немногочисленные зеваки попрятались за воротами замка. Малышев долго выверял прицел, отмеривал зажигательный шнур и выбивал огонь кресалом, поминая с сожалением проданную в далеком Хобурге зажигалку. Наконец в плошке с сухой травой вспыхнул огонь, от него занялась тоненькая лучина, от которой радостно загорелся шнур. Чтобы добежать до ворот, из-за которых торчали головы друзей, Косте понадобилось не более пяти секунд. Еще через три секунды бабахнул выстрел.

– Знатно шахнуло. Пороху можна меней, – пробасил казак, когда у него в ушах перестало гудеть. Выстрел из пищали, скованной из почти сантиметрового листа железа и заряженной двойной дозой пороха, едва не стал последним для самодельной пушечки. Гром, получившийся при испытании, вызвал у местных вполне предсказуемую реакцию: люди попадали на колени и начали молиться, очумело потряхивая головами.

– Немного перестарались с зарядом, – легко согласился Костя и бросился смотреть на результаты стрельбы.

Палки с корзинами снесло начисто. Порубленные на куски лозы валялись в десяти метрах от того места, где были воткнуты. Пищаль, или маленькая пушка, практически не пострадала. Толстый ствол выдержал давление, хомуты не послетали, «сварка» не разошлась. Даже ствол не раздуло. Только сломалась задняя из круглых чушек, которые кузнец приспособил в качестве колес. Видимо, при отдаче, про которую Малышев забыл, пушку бросило назад и деревянная ось не выдержала.

После осмотра пушечки, тут же любовно окрещенной русичами «Евой», воздух в окрестностях замка огласило троекратное «ура!» в исполнении все тех же четверых дорогих гостей баронессы де Ги. Теперь у них был не только спирт, но и вполне приличная технология, способная серьезно повысить боевой потенциал отряда. Чтобы иметь возможность посылать ядра, способные разрушить ворота или стены, надо было организовать литье пушек, но для картечного залпа годились и кованые стволы. Да, такое оружие по дальности и эффективности могло быть равноценно пятерке знаменитых английских стрелков, чьи метровые стрелы насквозь пробивали доспехи рыцаря с расстояния даже большего, чем пятьдесят метров. Но в Италии не было английских или валлийских лучников. Зато теперь была пушечка, способная одним выстрелом снести два десятка бронированных противников, при условии, что они достаточно кучно расположены.

Испытания продолжили, выстрелив за полчаса еще пару раз. Опытным способом Малышев, теперь главный пушкарь одиннадцатого века, подобрал объем пороха и картечи, оптимальные для стрельбы. После испытаний от корзин не осталось практически ничего.

– Все-таки я считаю, что для полноты определения качества выстрела мы должны использовать деревянную стену, отодвигая от нее пушку с тем, чтобы вычислить кучность и глубину проникновения снарядов или картечи, – глубокомысленно изрек Улугбек Карлович, носком сапога поддевая остатки витых из прутьев корзинок. – А то мы не знаем ни дальности стрельбы, ни поражающего действия.

Костя согласился:

– Этим и займемся завтра, братан. – Ученый поморщился, и Малышев спохватился. – Конечно, друг. Завтра и попробуем. Сегодня у меня еще на пару выстрелов пороху и осталось. А картечи, так и вообще – на раз. Завтра намелю еще пару кило, и побабахаем по стеночке.

Сомохов удовлетворенно кивнул.

– Ну, а сейчас, господа, может, в город съездим? Там сейчас такой интересный обряд творится.

Неожиданно голос подал Пригодько. Захар неуверенно шмыгнул носом и тихо попросил профессора:

– Улугбек Карлович… Вы это, нас завсегда господами обзываете… – Простодушный красноармеец подбирал слова, чтобы своей репликой не обидеть ученого, которого очень уважал за знания. – А в школе красноармейца нас учили, что слово это есть слово ругательное и хорошему человеку несоответствующее.

Округлившиеся глаза Сомохова были ему достаточно красноречивым ответом, но сибиряк упрямо гнул свою линию:

– Если вы к нам по-товарищески относитесь, то и говорить следовало бы: товарищ, что значит друг там… товарищ. – Красноармеец примирительно улыбнулся: – Ладно, а?

Сомохов кивнул.

– Ну и ладненько, – улыбнулся Пригодько. – А то все господа да господа, как к врагам каким…

Костя хмыкнул на эту тираду, а Сомохов выглядел как вытащенная на берег рыба: только рот раскрывал.

Спас положение Горовой, практически пропустивший все претензии Пригодько, которого он по молодости лет причислял к своим подопечным. Казак, пока красноармеец высказывал пожелания археологу, наполнял кубки и резал рыбу у стола, поставленного «полочанами» благоразумно за воротами замка (чтобы не повредило закуску возможной взрывной волной). Вернувшись с полными кубками, казак предложил тост: «За победу над супостатом и славу нашего оружия».

Все согласились с таким поводом и радостно выпили.

Продолжили банкет во дворе у столика, поглядывая через открытые ворота на городок. По словам всезнающих лучников, основное торжество сейчас происходило на городской площади и в ратуше, где скромным пиром община города приветствовала своих защитников в лице новой госпожи и ее дружины. К вечеру гулянка обещала перенестись на просторы замка, где уже активно жарили и парили разную снедь. А пока не приехала баронесса с вассальными рыцарями, «полочане» проводили время, накачиваясь вином и пробуя многочисленные закуски для вечернего пира. Пушку во двор не потащили, предоставив кузнецу и плотнику возможность поменять колеса на лафете на месте. Костя даже не удосужился после слов Сомохова произвести последний выстрел. Корзинки-мишени прошлыми пробами разнесло на куски, а искать новые было лень.

Дегустируя очередной кувшин местных виноделов и поглядывая на зубцы крепостной стены, Костя не удержался от продолжительного вздоха.

– Что случилось? – Сомохов заметил перемену настроения товарища.

Тот еще раз вздохнул полной грудью и повел кругом руками:

– Вы знаете, Улугбек Карлович, иногда просто не верится, что со мной такое происходит: прошлое, замки, императоры… – Он помолчал. – Влюбился вот – и то в баронессу настоящую.

Костя задумчиво почесал заросший подбородок.

– Пока вот… – Малышев подхватил сложенные у ног ножны с мечом и обнажил оружие. – Пока не достану меч и не почувствую его вес на своих ладонях… Только тогда и верю!

Он подбросил клинок и немного коряво выхватил его из воздуха, пару раз рубанул воздух и спрятал оружие обратно в ножны.

Ученый понимающе покачал головой.

5

Хозяйку ждали после обеда, то есть, говоря научным языком, часикам к четырем-пяти.

Пока же лучники опасливо слонялись по углам двора, не подходя к гулявшим благородным и с завистью посматривая на ломившийся от блюд столик. Горовой и Костя спорили о перспективности использования артиллерии против кавалерии, а Сомохов отвлеченно следил за починкой самоходной части лафета пищали, нехотя выполнявшейся плотником и кузнецом под присмотром Захара.

Вместо деревянной оси кузнец подобрал толстый железный прут, на который набил небольшие кольца, должные работать стопорами, затем надел с каждой стороны по деревянному колесу, окованному сталью, и по еще одному стопорному кольцу. Железо должно было быть более долговечным, чем дерево, хотя и утяжеляло вес пушечки.

После всего планировали еще раз стрельнуть по уже вкопанным на расстоянии ста метров вдоль дороги, которая вела к замку, останкам телеги, любезно предоставленной кузнецом. Телегу поставили на бок и подперли сзади кольями. Для определения поражающей способности спереди на нее надели ошметки старых кольчуг и пару щитов.

– Эй! Это что за гости к нам? – вывел осоловелых товарищей из сладостного состояния встревоженный голос Захара.

Нехотя поднялся ответственный Горовой, Костя тоже сделал вид, что собирается встать, но… передумал. Сомохов в это время как раз ушел в дальнюю часть двора, где находились хозяйственные пристройки и туалет.

И действительно, из леска, подступавшего к Ги с севера, лихо вынеслась кучка всадников. По-видимому, запоздалые гости очень спешили, так как скакали во весь опор. Расстояние между стенами городка и замка составляло порядка трехсот метров, а от леска до Ги – не более полукилометра, но и сейчас были видны блики доспехов, надетых на всадниках. На взгляд Горового, там было около сотни человек, из них половина в броне. Не доезжая до городских ворот, кавалькада перестроилась и понеслась вдоль стены в сторону замка. При приближении стали отчетливо видны копья и развевавшиеся на них флажки.

– Е… мать, так цеж они к нам! – выдохнул подъесаул.

Из леса тем временем вылетел еще один отряд, который на этот раз понесся уже прямиком к открытым городским воротам, у створок которых суетилась городская стража.

Первый отряд грамотно развернулся в линию. Стало отчетливо видно, что большинство всадников составляют бронированные копейщики с уже опущенным оружием.

– Назад! Назад, мать вашу! – заревел Горовой, впопыхах перейдя на неизвестный лучникам русский. – Закрывать ворота, засранцы! Быстро!

Стрелки, сидевшие во дворе на солнышке, хотя и не знали ни слова из услышанного ими иностранного языка, очень четко догадались, что от них требуется. Прыти им добавила и ругань обычно интеллигентного и тихого Улугбека, выскочившего из местного сортира со спущенными штанами и на ходу сообразившего, что снаружи происходит что-то неладное. Пока Горовой метался, то криком созывая позабивавшихся в щели лучников, то подгоняя тех, которые пробовали поднять мост, Костя бросился к Захару, по-прежнему копошившемуся около пищали.

– Валим, Захар! – рявкнул Малышев, подбегая.

Кузнец и плотник в это время деловито и невозмутимо тянули пушечку ко все еще опущенному мосту. Из-за ворот доносились ругань рыцаря Тимо, бабские визги и топот ног.

Всадники неслись молча. Уже можно было увидеть, что первый ряд опустил длинные копья для страшного удара.

– Кидай дуру! Бежим в замок! – вновь заревел Костя.

Пригодько деловито раздувал в маленькой глиняной плошке угольки.

– Щас… Только бахнем разок, – рыкнул в ответ красноармеец. – Не бросать же оружие без толку!

Костя смутился. О том, чтобы использовать пищаль для отражения агрессии, он даже не подумал.

– Швидчей! Мать вашу! Вы шо там, паснули? – орал белугой из проема ворот Горовой. – Тут якась паскуда лом усунула у цеп, дык вытаскивали. Давай сюды, зараз подымем!

Цепь, державшая мост, скрипнула и начала натягиваться.

Костя глянул на все так же молча раздувавшего угли Захара. За какую-то секунду на его лице отразились разные эмоции, после чего Малышев так же молча схватился за лямку, за которую кузнец подтягивал пищаль к воротам. Усилиями помощников пушечка уже прошла почти десяток метров. До ворот оставалось совсем ничего, но и налетавшая лава была уже не дальше двух сотен метров.

– Стой! – рявкнул Захар. Кузнец, плотник и Костя послушно бросили лямку. Пушечка остановилась. Захар ткнул углем, зажатым в коротких клещах, в зажигательный шнур, руками выворачивая ствол на прямую наводку. Убедившись, что пушка не разваливается, Костя сократил длину шнура до пяти сантиметров, что давало примерно десять секунд задержки. Помощники Захара, наплевав на пищаль, рванули к мосту, движение которого наверх снова остановилось. На стенах появились первые стрелки. Краем глаза Малышев заметил, что второй отряд нападавших так и не сумел взять с нахрапа городские ворота – стража закрыла их практически перед самым носом первых лошадей.

Грохнула пищаль. Как ни старался Захар, точно выставить прицел ему не удалось, выручило то, что нападавшие распались широкой линией, практически исключив возможность промаха. Отдачей пушку кинуло метра на два к уже полуприкрытым воротам. Используя инерцию, Захар и Костя вдвоем навалились на лафет, и пушечка, пышущая жаром от раскаленного ствола, быстро понеслась к спасительному входу. Из проема выскочили Сомохов, Горовой и пара лучников, споро подхватили орудие и на руках буквально вбросили пушку в открытые еще ворота. Скрипя, начали вращаться вороты, подымавшие мост, с грохотом захлопнулись створки, окованные широкими полосами железа. С наскока взять замок не удалось.

Во дворе двое ветеранов уже командовали, вытаскивая из конюшни телеги и высокие кибитки. Массивные средства передвижения сдвигались ко входу, образуя вторую линию обороны на случай прорыва во внутренний двор. На стенах мелькали силуэты защитников.

Горовой, убедившись, что ворота надежно закрыты, а мост почти поднят, кивнул Сомохову, показывая на суетившихся во дворе, и рыкнул: «Разберись!», а сам бросился к лестнице на стену. Следом припустил Костя. Захар, после выстрела слегка оглушенный, молча отошел ко входу в донжон. Сомохов остался единственным из «полочан» во внутреннем дворе.

– Эй! Эй, ты! Стой! – метнулся он к дедку, деловито тянувшему к конюшне полную бадью воды. – Зачем вода?

Дедок глянул на благородного гостя как на придурка.

– Так… Стрелять начнут, попробуют дома поджечь. – Итальянец махнул в сторону конюшни и других хозяйственных пристроек, крытых керамической черепицей, но возведенных из бревен.

Улугбек Карлович оглянулся. Еще несколько баб из дворовой прислуги тянули корыта и ведра с водой щупленькому пареньку, который расставлял их вдоль деревянных стен.

Несколько лучников под присмотром ветерана крепили между собой сваленные перед воротами телеги.

– Шел бы ты… ваша светлость, – огрызнулся седоусый старикан, командовавший своими молодыми подчиненными, – да хотя бы на стены шел… А мы уж тут сами справимся.

Сомохов только облегченно кивнул. Что делать в случае нападения, он все равно не знал, а мешаться под ногами не хотелось.

Помедлив секунду, ученый бросился было к той же лестнице, по которой уже взобрались на стены его товарищи, но в последний момент передумал и побежал в сторону донжона.

…А со стены открывалась прекрасная панорама. По-видимому, выстрел пушки внес определенную сумятицу в ряды наступавшей кавалерии, так как темп нападения, запланированный их пока анонимным автором, был нарушен.

Комментировал увиденное подбежавшим русичам совсем уже немощный дед, чья борода редкими прядями свисала почти до пояса.

– Энта они, козлы, думали с налета во двор, значит, туда их… – Дедок выхаркался. Говорил он на неплохом немецком.

Рядом с ним горделивым силуэтом застыл рыцарь Тимо с верным оруженосцем. Рыцарь, так же как и Костя, не знал, что делать при нападении кавалерии на замок, но не подавал виду.

Вокруг занимали места у бойниц лучники, на ходу натягивая тетивы на свои орудия боя и расчехляя тулы со стрелами. Снизу уже бежали мальцы со связками стрел и коротких копий. Похлебка для слуг гостей, которые должны были съехаться к вечеру, чьим-то волевым решением была вылита прямо во дворе на землю – котел будет кипятить воду для встречи агрессора.

Сверху, несмотря на то что на стене присутствовал рыцарь из числа приближенных к баронессе, командовал все тот же ветхий дедок.

– А мне говорил сынок Салваторе, – шамкал старикашка в перерывах между криками и нагоняями, которыми он, не останавливаясь, потчевал гарнизон. – Смотри, батя, чтобы враг какой на замок не полез, пока мы в город поедем.

Дедок торжествующе глянул на молчавшего рыцаря. Вид врага, по-видимому, разогнал старую кровь в жилах, глаза отца командира замковых лучников горели, усы победно топорщились.

– Знатно вы этих… того… напугали! – похвалил дедок. – Меня зовут Биньо. Биньо-лучник!

И Биньо пошаркал в сторону, распекая кого-то на ходу.

У ворот в город уже толпилось около полусотни всадников. Несколько, спешившись, рубили ворота, остальные стреляли по изредка высовывавшимся из-за стены защитникам. Со стороны леса спорым шагом подтягивалась колонна пеших, среди которых видны были лестницы и штурмовые шесты.

Нападавшие на замок явно находились в большем смятении, чем те, кто штурмовал городок. Выстрел пищали пришелся чуть сбоку по выехавшему на разворот отряду, но его хватило для того, чтобы снести трех конных копейщиков. Двое так и остались лежать мертвыми телами на таких же недвижимых лошадиных трупах, а вокруг третьего суетились товарищи. Видимо, он был только ранен. Сбоку быстро перевязывали еще одного раненого – ему только задело плечо, и кровь удалось быстро остановить.

Силы врага состояли из двух неравных отрядов: около тридцати человек были конными копейщиками или рыцарями – распознать точнее было проблематично, – еще человек пятьдесят составляли конные лучники и арбалетчики, за спинами которых сидели пехотинцы. Сейчас спешившаяся пехота и стрелки быстро составляли разборные щиты, должные защитить нападавших от стрел оборонявшихся. Как и среди штурмующих городок, тут были полный набор средств для забрасывания смельчаков через стену во двор замка, большие пучки хвороста и веток. Ими враги, видимо, постараются заполнить ров перед замком.

Командовал невысокий рыцарь в золоченом шлеме. За его спиной стоял всадник с неизвестным для «полочан» штандартом, и именно вокруг этого рыцаря гарцевали командиры отрядов, выслушивая приказы и наставления. Невысокий и немолодой, он тем не менее споро распределил роли среди своих офицеров. Часть тяжелой кавалерии спешилась и примкнула к пехоте. Запел рог. Вал сгрудившейся у ворот пехоты снова пришел в движение.

– Хочуть с лету взять стену, – прокомментировал увиденное подъесаул.

Пешие враги с жутким воем, прикрываясь высокими щитами от редких стрел, бросились вперед. У самого замка на тину рва полетели связки хвороста, и по образовавшемуся насту пехотинцы полезли к стенам. Четыре лестницы ткнулись в верхние зубцы, метнулись три шеста с храбрецами у верхних концов. Одного еще в полете снял пикой один из ветеранов, двое других легко перемахнули через край стены и с ходу врубились в жидкий строй оборонявшихся. Оба были норманнами.

– Кто это? – тихо спросил у соседнего лучника Костя, тыкая пальцем в сторону штандарта нападавших.

Но ответ дали сами враги. Клич «Милан!» донесся от самых городских ворот, куда враги подтянули от леса таран.

Вчерашние селяне, составляющие основу армии баронетства, и так не очень активно оказывавшие сопротивление, теперь прыснули от рычавших наемников, споро вырубавших плацдарм для десанта. Оба викинга были в полных кольчугах, со щитами и широкими свенскими секирами. Один из них побежал к ближайшей лестнице, чтобы прикрыть уже подымавшихся по ней соратников, а второй повернулся к двигавшемуся ему навстречу Горовому. Казак был в своей кольчуге и с саблей в руке, но без щита и шлема, что давало серьезное преимущество нападавшему наемнику.

Костя судорожно хватался за пустой пояс. Сейчас бы револьвер или винтовку! Против такой закованной в железо махины вся ловкость подъесаула будет напрасной, учитывая небольшую ширину стены. Да и габариты варяга были не намного меньше, чем у казака.

Горовой смело двинулся в сторону викинга. Змеиным движением скользнул под свистнувшей секирой и ловко кольнул врага под плечо, тут же отпрыгнув назад. По кольчуге врага побежала тонкая струйка крови.

– Га-а-ах! – проревел викинг, одним движением метнув щит в голову подъесаула и хватая секиру двумя руками.

Полученная рана, по-видимому, начисто снесла остатки разума у брызгавшего слюной сквозь густую бороду наемника. Тимофей Михайлович увернулся от летевшего в него щита и сделал шаг назад, но викинг одним прыжком сократил расстояние между собой и прикрывавшимся саблей казаком и… Слева что-то треснуло, и как будто невидимый молот швырнул викинга на стену. Скандинав еще пробовал понять, что случилось и какая колдовская сила опрокидывает его на бок, как повторным выстрелом появившийся у основания лестницы Захар разнес ему голову. Еще выстрел – и последний из прыгунов, бессильно размахивая секирой, полетел во двор. На долю секунды шум боя притих, но тут же вспыхнул снова. Нападавшие, оставшиеся за стеной, так и не поняли причину странного треска, а примолкшие стрелки, убедившись, что странные колдовские палки гостей баронессы не причиняют вреда им, бросились защищать стены с удвоенной яростью. Часть, вооружившись баграми и пиками, отталкивала штурмовые лестницы, остальные кидали на головы бесновавшихся внизу камни, метали дротики, копья. Однако точность оставляла желать лучшего… Эти бойцы – вчерашние крестьяне – предпочитали в бою короткие копья и топоры новым лукам из замкового хранилища. Костя отметил, как плюется при виде такого пренебрежения к его любимому оружию старый Биньо.

Захар бегом поднялся к площадке, на которой, пошатываясь, стоял Тимофей Михайлович. Викинг задел ему плечо, не пробив, на счастье, крепкого плетения кольчуги. Но удар был настолько чувствителен, что на некоторое время рыцарь вышел из строя.

Пригодько нес в руке винтовку, за плечом его болтался «Суоми», который он тут же сунул в руки Кости. Следом на стену поднялся и Сомохов со второй винтовкой и двумя револьверами за поясом.

– Хорошо, что Захар правильно думает, а то вы все как индейцы: с томагавками на врага бежать собрались. – Улугбек Карлович усмехнулся. Но улыбка его быстро сошла с лица, лишь только ученый заметил пятна крови на стене за спиной скрючившегося Горового.

– Ранен?

Казак мотнул головой. Ерунда, мол!

За спину обороняющимся посыпались стрелы. Около двадцати лучников, прикрываясь большими щитами, били по стенам и внутреннему двору. В отличие от бывших крестьян замкового гарнизона, в минуту опасности позабывших все то, чему их учили, и сейчас бестолково размахивавших боевыми топорами и короткими копьями, эти ребята были генуэзцами. Республика-порт славилась своими наемниками, способными попасть из коротких клееных луков и арбалетов с качающейся палубы кораблей в беличью шкурку, находящуюся от них на расстоянии пятидесяти шагов.

Часть стрел, упавших во внутренний двор или вонзившихся в стены, были обмотаны горящей паклей. Прикрывавшиеся щитами мальчики и бабы окатывали их водой из ковшиков, а где получалось, то и выдергивали, отправляя генуэзские «подарки» в расставленные тут и там бадьи с водой.

Поток стрел был неплотный. Некоторые из них бессильно тюкались в керамику плиток, которыми были крыты все здания, но большая часть предназначалась все-таки тем защитникам замка, кто, увлекшись боем, забывал о безопасности. Первые убитые и раненые неудачники полетели во внутренний дворик.

– Стреляйте, стреляйте, дети подзаборных сук! – прыгал впавший в боевой раж Бокетти, но стрелки не слушались старика. То тут, то там, перегнувшись через крепостную стену, они пробовали достать копьем карабкавшихся миланцев. Самые смелые тут же получали летающие «гостинцы» от арбалетчиков и лучников нападавших.

Вдруг командовавший штурмом рыцарь повелительно прокричал что-то. Тут же человек тридцать, среди которых выделялись высокие норманны, бросились на приступ. Теперь фронт атаки был шире.

– Сзади! Сзади! Измена! – заверещал вынырнувший со двора паренек в расхристанной одежде. Старый, порванный на краях доспех из подбитой конским волосом кожаной куртки болтался на нем, как девичий сарафан. – Сзади миланцы, уже лестницы приставили! Измена!

Пришедший в себя после удара норманна Горовой молча ткнул кулаком в круглые от ужаса глаза. Крик затих.

Но лучники уже дрогнули. Первое воодушевление прошло. Если в спину им ударят викинги, кучке пейзан не устоять. Пока эта простая мысль не успела дойти до мозгов всех вояк замка, Горовой, видя замешательство, снова взял командование на себя.

– Пр-р-рекратить панику! – разнеслась по двору чеканная команда, отданная в запарке боя на родном языке.

– Ща поправим, – шепнул казак Косте. – Ты иди на тот конец, Сомохов с тобой.

Улугбек Карлович топтался рядом с винтовкой в руках, не решаясь применить свое оружие против противника, все так же упорно ползшего по штурмовым лестницам. Если оборонявшимся удавалось столкнуть какую из них, миланцы тут же ставили ее обратно и продолжали приступ. Сзади их зычными командами подгоняли рыцари и командиры отрядов, неуязвимые в своих доспехах и кольчугах для коротких стрел местного гарнизона.

Тимофей Михайлович выдернул из рук Сомохова винтовку, вскинул ее к плечу и, почти не целясь, выстрелил. Рыцарь, командовавший миланцами, рухнул с коня. Вопль ужаса пронесся по рядам противника. Тут же затрещал «Суоми». Пригодько решил не отдавать главный боевой калибр в руки фотографа, предпочтя скорострельность одиночным выстрелам. Он сунул Косте винтовку и его же револьвер, оставив себе трофейный автомат. И правильно сделал. Пока взвинченный атмосферой сражения Малышев дергал затвором английской винтовки, бесцельно щелкал курком, дергал предохранитель и опять щелкал затвором, красноармеец, как и учили, выделил среди противников приоритетную цель и внес коррективы в сложившуюся обстановку.

Его вмешательство было как нельзя более вовремя. Стоявших как на параде генуэзцев, до сего момента методично выбивавших немногочисленных защитников замка, как ветром сдуло. Деревянные щиты, способные укрыть от стрел, разлетелись в щепки. Пятеро раненых корчились в невысокой траве, остальные, напуганные колдовским оружием, припустили от замка со всех ног.

Как бы ни были сильны нападавшие, но, потеряв командира и лишившись огневой поддержки, их пехота отхлынула от стен. Захар добавил сумятицы, второй очередью проредив ряды застывших перед рвом миланцев. Напуганные выстрелами боевые лошади рыцарей, как испуганные жеребята, бросились врассыпную, чем окончательно деморализовали штурмовую группу. Только бесноватые викинги пробовали еще лезть на стены, но их было не более десятка, и даже они быстро поняли, что замок с налета взять не удастся.

Когда стало очевидно, что враг отступает, сзади, со стороны внутреннего двора, раздались испуганные крики. Часть миланской пехоты подобралась к замку со стороны донжона и, воспользовавшись суматохой, преодолела незащищенную часть стены. Первая пятерка штурмовиков, среди которых трое викингов, бывших при армии Милана чем-то вроде спецназа, проникли внутрь и широким веером разбегалась по двору, вызывая заполошные вопли у находившихся там баб и подростков. Грамотно прикрывшись щитами от стрел, еще двое миланцев помогали карабкаться через стены остальным.

Малышев, несколько секунд назад вспомнивший о приказе Горового ликвидировать угрозу с тыла, оказался перед стеной щитов. Он успел спуститься, предпочтя прямой путь через дворик передвижению по периметру стены, и теперь находился прямо перед удачливой группой агрессоров. Ученый, так и не вошедший в ритм боя, остался рядом с рыцарем Тимо, чей зычный голос сейчас раздавал абсолютно бесполезные команды откуда-то сверху. Лучники, не знавшие никакого языка, кроме родного ломбардского диалекта, не могли понять той смеси русского матерного и корявого немецко-норманнского, на котором пробовал навести порядок среди вверенных ему судьбой подопечных бравый подъесаул. У Пригодько же опять заклинило капризное детище финской военной промышленности.

Малышев стоял перед миланцами один – против пяти. Винтовка, так и не выстрелившая ни разу, висела за спиной.

«Револьвер!» Хорошая мысль не всегда приходит с опозданием. Иногда бывает, что спасительные идеи появляются в нужное время.

Костя рванул из-за пояса «смит-вессон». Как учили, отжал предохранители и пошире расставил ноги. Тут же чуть не получил запущенным копьем от одного из нападавших. Из-за этого первый выстрел пришелся в молоко.

На его счастье, только двое из штурмовиков обернулись к одинокому защитнику замка, бестолково размахивающему «мелкой железякой» во внутреннем дворе. Внимание остальных было приковано к суетившимся на стене бездоспешным лучникам. Миланцы, все, как один, в обшитых железными бляхами стеганых доспехах, со щитами и хорошими мечами, добравшись до вооруженных копьями и луками воинов гарнизона, смогли бы на узких крепостных стенах быстро уравнять силы.

Один метнул копье, а второй повернулся к удачно увернувшемуся от копья «пейзанину», вроде громко треснувшему чем-то (патроны были спортивные и практически не давали ни огня, ни дыма). И тут же получил в грудь пулю двадцать второго калибра. С двух метров она пробила и деревянный щит, и железную бляху доспеха. Миланец даже успел удивиться жжению в груди прежде, чем Костя всадил в него еще две пули.

На треск выстрелов развернулись остальные штурмовики. Сверху заинтересованно глядели пропустившие знакомство с огнестрельным оружием двое из «группы поддержки». Сзади наконец-то бухнула винтовка Горового – один из миланцев, помогавших залезть на стену остальным атакующим, кулем рухнул во двор. Теперь у миланцев и Кости была только секунда.

Четверо рычащих наемников рванулись к Малышеву. Он свалил выстрелом с пяти метров высокого бородача в помятой римской лорике, прострелив ему бедро. Вторым выстрелом уложил еще одного крепыша-викинга. Увернулся от очередного копья – и получил чудовищный удар в плечо. Один из нападавших, проскользнув вдоль хозяйственных построек, достал его своим боевым молотом. Будь враг чуть ближе, Костю не спасло бы ничего, но расстояние было великовато для миланца.

Этот удар, как ни странно, спас Косте жизнь: в стену, напротив которой он стоял, по самое древко вонзилось еще одно брошенное копье, а над головой уже падавшего на землю Малышева просвистело лезвие широкой свенской секиры. К счастью, того мгновенья, которое надо, чтобы добить лежавшего в прострации после удара русича, у его противников не оказалось.

Выручили Костю «Суоми» и красноармейская выучка Захара. Пригодько сумел-таки выковырять из автомата заклинивший патрон и выдал длинную очередь, разметав по двору двух из оставшихся на ногах во дворе нападавших, уже заносивших оружие над телом поверженного оруженосца. Тут же Горовой застрелил последнего из тех, кто помогал штурмовавшим замок наемникам забираться на стены.

Вопль злобы и разочарования донесся снизу – к месту прорыва на галерею уже вбегали замковые лучники. Тут же на дезориентированных миланцев посыпались стрелы, копья и проклятья. Приступ был отбит.

Пока Сомохов и Захар помогали потиравшему плечо Малышеву прийти в себя, Горовой, ставший командиром обороны замка, осматривал поле боя.

Часть миланцев, попытавшаяся атаковать замок, позорно бежала от рва, заваленного фашинами. Перед воротами осталось лежать около двадцати мертвых тел и десятка полтора покалеченных налетчиков. Некоторые, скуля и подвывая от боли, отползали в сторону своих сгрудившихся в полукилометре от стен сотоварищей. Но и среди защитников замка тоже были потери: двоих лучников зарубили «прыгуны», одного закололи копьем, еще пятерых застрелили лучники. Около пятнадцати человек, включая Малышева, получили раны разной степени тяжести. Вторая штурмовая группа миланцев, проникшая с тыла, и вовсе не могла похвастаться ничем, кроме зарубленной поварихи, не успевшей убраться с их дороги.

У городка дела были отнюдь не так радужны. Высота укреплений Ги была ниже замковых, из-за чего путь наверх становился для нападавших значительно проще. Уже около десятка их рубились с подоспевшими на звуки набата стражниками города и рыцарской свитой на узких стенах, прорываясь к развевавшемуся там же вымпелу баронетства: косой белый крест на лазурном фоне и с белой башенкой внизу. После того как стража ворот приняла бой, загремел набат, созывая на защиту всех способных носить оружие. Путь к воротам занимал не более пяти минут. Дружина баронессы с ходу взлетела на стены и существенно подправила соотношение сил. Но расклад был явно не в пользу оборонявшихся.

Перед воротами уже вовсю раскачивалось бревно тарана, пять лестниц исправно поставляли на стены пополнение атаковавшим, а выстроившиеся перед стенами генуэзские лучники, как и перед замком, сокращали количество способных к обороне.

В ста метрах напротив ворот собрались руководители похода. Около десятка золоченых шлемов рыцарского отряда и полусотня доспешных конных копейщиков ждали момента, когда штурмовая группа откроет ворота, для того чтобы кровавым вихрем пронестись по улочкам. Чуть впереди на вороном коне, крытом бархатной красной попоной, красовался командир. Как и положено, сразу за ним гарцевал всадник с ярким знаменем: на красном фоне ястреб рвет дичь. Это был старый фамильный штандарт семьи Барбизан. Чуть ниже семейного вымпела развевался скромный флажок с красным крестом.

Кто бы ни командовал атакой, это был не архиепископ. Тот бы обязательно поднял свой личный штандарт: архиепископскую корону над гербом Милана. Но то, что войско именно из этого города, ни у кого уже не вызывало сомнений.

– Эй, Захар! Как Костя? – прокричал Горовой.

За все еще находившимся в прострации Малышевым ухаживали Сомохов и пара подбежавших после победы дворовых девок. Захар пожал плечами: что сказать? Жив – это точно. Остальное под вопросом.

Улугбек Карлович крикнул в ответ:

– Сломана кость… А может, просто ушиб сильный. Жить будет!

Рыцарь удовлетворенно кивнул головой – не хватало только потерять товарища в местных разборках.

– Захар! Бери винтовку и сюда! – В голове Горового начал складываться план помощи городку.

Пригодько птицей взлетел по узкой лестнице наверх.

– Чего?

– Ничего, а «слушаюсь, ваш бродь!..» – по старой памяти начал распекать подъесаул, но в последний момент сдержался. – Слухай сюды. Виш того павлина в красном плаще?

Горовой ткнул пальцем в командира миланцев.

– Ну, вижу.

– Без ну, я те не кобыла, ты меня не запряг! – опять вспылил заведенный боем казак, но сдержался. – Знимешь одной кулей?

Сибиряк пожал плечами:

– Могу и одной. – Он положил ствол винтовки на край бойницы. – Ну, я стреляю?

Рыцарь схватил его за руку:

– Погодь! Я спрабую того знаменосца падстрэлить. Трэба разом.

Они оба прицелились.

Находившиеся вокруг лучники, увидев, что благородные снова начинают колдовать, побросали все и сгрудились посмотреть.

– А ну, брысь! Делом займитесь! – рявкнул на них подъесаул. Стрелков как ветром сдуло.

– Насчет «три», – тихо шепнул казак. – Раз, два…

Два выстрела слились в один. Пули ударили в свои цели. Командир миланцев неловко кувырнулся с коня, стоявший за ним знаменосец заплясал в седле, лошадь под ним встала на дыбы, жалобно заржала и галопом понеслась вдоль стены в сторону леса.

– О-ба… змазал, – печально констатировал казак, наблюдая, как взбесившееся от полученной пули животное уносит своего всадника все дальше от городских стен.

Но результат превзошел все ожидания. Падение командира и быстрая ретирада знамени врага вызвали взрыв ликования среди оборонявшихся. Зато выстроенные для последней атаки тяжелые кавалеристы противника были явно смущены. До основной массы штурмовавших добрались самые быстроногие из тех, кто бежал от колдовства из-под стен замка, что внесло свою долю смятения. Многие лучники, а затем и пехотинцы, услышав страшные истории от своих товарищей, начали отставать от идущих на приступ колонн и посматривать через плечо на возвышающийся в тылу замок чернокнижников и христопродавцев, способных призывать гром на добрых христиан.

Один из рыцарей миланского войска выехал вперед и попробовал взять командование в свои руки.

– Этого сможешь? – Горовой кивнул в сторону нового командира.

Захар молча припал к винтовке.

Из-за шума боя выстрелы были практически не слышны в городке, поэтому, когда очередной командир миланцев рухнул под ноги своей лошади без всякого видимого вмешательства кого бы то ни было, нервы у атаковавших начали сдавать. Одно дело – честная рубка, прямая стрела, совсем другое – колдовская смерть от грома с неба.

Рыцари начали понемногу отъезжать от замка, прикрываясь от взгляда «колдунов» рядами простых копейщиков и пехотой. Но когда третий из них после очередного выстрела бывшего промысловика вывалился из седла, не выдержали все. Понукая дорогих боевых коней, благородные сеньоры устремились к близкому лесу, у кромки которого выпутывался из стремян павшего наконец-то коня знаменосец воинства. Следом начали отходить тяжелые конные копейщики.

Новый крик радости окончательно деморализовал толпившуюся у стен города пехоту. Защитники сбросили на мерно лупивший в ворота таран здоровенный валун, легко пробивший крышу осадного устройства и выломавший стойку, к которой и было привязано бревно тарана. Следом на дырку в крыше тарана со стены вылили котел кипятка, что вызвало жуткий вой у попробовавших поднять бревно добровольцев.

…Это не было бегством. Просто, не видя ни вождя, ни тяжелой кавалерии, пехота перестала лезть на стены и начала отходить к знакомому знамени, к которому уже переместились и всадники, и те миланцы, которые пробовали атаковать замок. Из-под городка отходили грамотно, прикрываясь щитами и забирая раненых и убитых. Обескровленные защитники Ги даже не пробовали сделать вылазку. Только некоторые пустили вслед агрессорам пару стрел.

Город выстоял чудом. Но выстоял. Штурм владений баронессы был на сегодня отбит. Вот только каждый из жителей мысленно задавал себе один и тот же вопрос: надолго ли?