Прочитайте онлайн Меч на ладонях | Глава 4

Читать книгу Меч на ладонях
3416+310
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

1

Улочки Милана никогда не бывают пустыми. Может, в каком маленьком городке под утро и случаются такие моменты, когда город замирает в абсолютной тишине. Может, и есть такие города. Может, даже есть такие города в благословенной Италии. Но это не про Милан. Здесь всегда – шум, возня, повозки, мусор и вонь нечистот.

Такие мысли роились в голове одинокого всадника, пробиравшегося по изогнутой улочке в нижнем городе. Все состоятельные семьи на лето убирались из этой клоаки за город, на маленькие виллы, а кто побогаче, то и к ласковому морю. Только этот упрямец сидит в городе сиднем. Вот и тащись…

Ближе к центру улочка слегка расширилась. Кварталы купцов начали сменять палаццо знати, и лошадь одинокого всадника перешла на легкую рысь. За полчаса он даже встретил двух муниципальных мусорщиков, чистивших заполненные водосливы. Еще через десять минут его остановил ретивый патруль городской стражи, но, проверив подорожную, капрал пожелал счастливого пути и отпустил путника.

Спустя короткое время всадник остановил лошадь у черного входа белоснежного, еще римской постройки, двухэтажного дворца. Как и было условлено, всадник трижды ударил в запертую дверь, подождал, ударил дважды, снова подождал и ударил один раз.

С той стороны ждали. Дверь неслышно отворилась на смазанных петлях. На пороге выросла здоровенная фигура. После молчаливого изучения гостя страж двери жестом пригласил входить.

Через десяток коридоров и три проверки, оставшись без оружия, ремня, шнурков и перевязи, путник вошел в небольшую залу. Высокий камин, облицованный цветными керамическими плитками с лепными сценками, широкий мягкий персидский ковер, мебель сандалового дерева, узкие, забранные в венецианские свинцовые переплеты окна со стеклянной мозаикой – все выдавало в обитателе этой комнаты одного из тех, кого принято причислять к сливкам общества.

Высокий лысый шестидесятилетний мужчина при виде вошедшего гостя только небрежно поправил полы одежды. Несмотря на две жаровни на высоких ножках, от которых по комнате волнами расплывался жар, и пылавший углями камин, мужчина мерз. Когда-то крепкое горячее тело ныне не могли согреть ни вино, ни огонь костра. Он кутался в длинный нарядный пелиссон, подбитый дорогими гардариканскими мехами. Иссушенные костлявые пальцы нервно теребили край яркой золотистой скатерти, покрывавшей низкий столик. На столешнице, скрадывая ожидание хозяина, стояла высокая восточная курительница, называвшаяся еще кальяном.

Вошедшему человеку не дали представиться.

– Принес? – спросил хозяин дрожащим от слабости голосом.

– Как вы и просили. – Гость скинул капюшон, и миндалевидные раскосые глаза сверкнули в отблесках алых углей камина.

Хозяин дворца требовательно замахал руками:

– Давай-давай же, искуситель! – Он даже рванулся к нарочито не торопившемуся посланнику. – Я уже не могу ждать.

Прибывший быстро достал из походной сумы небольшой сверток, который тут же выхватили у него из рук. Владелец дома буквально разорвал плотную холщовую упаковку, зубами отгрыз пергамент и засыпал содержимое пакета в кальян. Через минуту первые кольца дыма с характерным запахом поползли под потолок комнаты.

– Как я устал, – медленно и лениво прошептал обладатель шикарного пелиссона, выпуская очередной клуб дыма. – Ты должен был приехать еще неделю назад.

– Я задержался. Очень сожалею. – В голосе приехавшего гонца не было раскаяния ни на грош.

– Ладно уж.

Вошедший присел на свободное кресло, подвинул к себе стоявший на столике поднос с целиком зажаренной уткой и налил вина. Глаза хозяина дома начали медленно стекленеть.

– Я к вам с одним важным делом, мастер.

Усилием воли тот, к кому обращался вошедший, поднял глаза.

– У мастера Севера не получилось выполнить одно важное задание. Боюсь, тяжесть его теперь падет на вас.

Итальянец лениво выдохнул:

– Завтра, дорогой друг, все – завтра. Сегодня я уже занят…

Гонец усмехнулся и принялся за утиную грудку.

2

Наутро двор понтифика и вся курия отбыли в городок Пюи, расположенный по ту сторону Альп, где Урбана должен был встретить верный друг и соратник епископ Адемар Монтейльский. Епископ был из южной знати, посвятил большую часть жизни делу укрепления церкви, в том числе и своим мечом. Армия, вернее сказать, отряд этого священнослужителя воевал на землях Кастилии и Леона, много лет помогая испанским христианам в их борьбе с мавританскими соседями. Он считался одним из главных знатоков мусульманского военного искусства. Но основной причиной визита понтифика было то, что Адемар являлся одним из немногих христианских воителей, кто в последнее время посетил Святую Землю. Восемь лет назад он совершил паломничество в Иерусалим. С тех пор равновесие сил в Азии немного сдвинулось, но специфику предстоявшего похода мог описать только он.

Для помощи басилевсу Урбан II планировал привлечь часть итальянских рыцарей и верных Риму сицилийских норманн. Если при этом к походу присоединится часть франков и бургундцев, то армия христиан может достичь десяти тысяч человек. А это уже внушительная сила, по меркам Европы.

Если Урбан за что-то брался, то делал это качественно. Для агитации французов папа со свитой планировал после Пюи снова двинуться на юг и встретиться с графом Раймундом Тулузским, жившим в Комта Венессин, на берегах Роны. Потом Урбан II отправится в Клюни, где и будет выработан порядок ведения похода, его маршрут и сроки.

Это надлежало сделать до осеннего сбора урожая, потому все делали без малейшего промедления. Еще в четыре утра начали грузиться на повозки первые сундуки, а к полудню в Пьяченце уже не осталось никого из свиты римского понтифика.

Бывшей германской императрице, в отличие от главы католического мира, спешить было некуда. До полудня княжна хандрила и валялась в постели. После продолжительного позднего завтрака она решила лично проследить, как пакуют ее багаж, состоявший к окончанию бегства из двух баулов и небольшого сундучка, а к моменту выезда из Пьяченцы разросшегося до шести больших сундуков и четырех кожаных баулов. Процесс упаковки гардероба занял остаток дня. Ввиду приближавшейся ночи решено было отбыть из гостеприимной Пьяченцы на следующее утро.

Однако и на следующий день выбраться из ворот обители удалось только к обеду.

Впереди ехали четверо приданных для охраны гвардейцев в дорожной одежде, то есть без кирас, шлемов, но с мечами на поясе. Все четверо были из сицилийских норманн – крепкие, суровые бородачи. Затем – крытая повозка, запряженная четверкой лошадей. В этом своеобразном доме на колесах размещались сама княжна, баронесса, две монахини и мать-настоятельница. На козлах сидел оправившийся от ран Грицько. Возле повозки ехал командир гвардейцев рыцарь Кармине Паскариелло из свиты папы, новоположенный рыцарь Тимо, его оруженосец Костя, ученый человек Улугбек и не то слуга, не то великовозрастный паж Захар. Замыкали процессию двое гвардейцев, оруженосец итальянца по имени Марко и двое слуг с гужевыми лошадьми, которые везли для путешественников запас провизии и пару бочонков с вином, дегустацией которого Кармине занимался все свободное время.

Впереди было путешествие, которое даже в самые слякотные недели апреля не должно была занять более семи дней. Паскариелло убеждал, что сумеет справиться за три дня.

К вечеру кавалькада выбирала для ночлега одну из бесчисленных маленьких деревушек с обязательным постоялым двором, а днем делала привалы на свежем воздухе, поедая разогретые блюда, взятые с собой на все в тех же постоялых дворах. Ранняя весна с ее слякотью и бездорожьем, на счастье путников, уже прошла. Теперь же старые римские дороги, изредка ремонтируемые местными общинами, находились практически в идеальном состоянии.

На четвертый день путешествия отряд добрался до небольшого села Дерепиньяни, около которого и раскинулась территория общины Святой Марии Магдалены.

Прощание Адельгейды и маленькой Иоланты было долгим, слезливым и полным обещаний и клятв. О содержании разговора остальные путешественники могли только догадываться. Но плач и горячая речь были слышны и за пределами повозки.

Перед тем как за ее спиной закрылись стены обители, бывшая императрица подозвала к себе «своего» рыцаря. Тимофей Михайлович, для которого Адельгейда (после объяснений Улугбека Карловича) навсегда осталась светлейшей княжной, быстро слез с лошади и подошел к стоявшей на пороге обители венценосной послушнице и рыдавшей на ее плече подруге, баронессе де Ги.

– Славный рыцарь, – начала свою короткую речь дочь Всеволода Старого. По мере сил она старалась сдерживать рвавшийся наружу плач. – Славный воин. На протяжении последних недель ты доказал, что достоин своего нового звания.

Адельгейда вздохнула.

– Я уже думала, что не обременю тебя еще одной просьбой, но иногда судьба выше желаний смертных. – Бывшая императрица патетически вздернула подбородок и скрестила на груди руки. – Своим последним приказом я, твой сеньор, требую… хотя нет, прошу тебя, рыцарь, сопроводить и оберегать мою подругу, баронессу де Ги, до ее владений. А также проследить, чтобы при вхождении в права сюзерена не пострадали ее интересы.

Девушка тихо добавила уже неофициальным тоном:

– После этого я освобождаю вас от вассальной присяги мне. Спасибо вам за ту помощь, что вы и ваши товарищи мне оказали. И… можете быть свободны. – Помедлив, она добавила: – Не думаю, что моя просьба займет у вас много времени.

Казак поклонился:

– Усе зроблю як надо, ваше величество. Костьми лягу!

Адельгейда усмехнулась:

– Спасибо вам… И не надо костьми. Надеюсь, мы с вами еще как-нибудь встретимся.

Через минуту ворота за бывшей императрицей Германской империи закрылись. Постояв минуту, кавалькада повернула назад.

После того как венценосная послушница и монахини добрались до обители, гвардейцы и рыцарь Паскариелло отбыли в сторону Альп, спеша догнать свиту понтифика, а «полочане», Грицько и Иоланта де Ги двинулись в сторону побережья. Городок Ги, давший название майорату отца баронессы, находился примерно в двух днях пути от обители.

3

В долинах Италии царил май. Солнце, достаточно высокое, чтобы прогреть землю, но еще не ставшее безжалостным полуденным убийцей, щедро одаривало каждый квадратный дюйм благословенных полей и лугов, еще помнивших легионы Цезаря и орды вестготов. То тут, то там по пути конного эскорта встречались сохранившие колорит и неповторимость деревушки с их незабываемым очарованием старины. От величественных храмов Рима осталось уже не так много: лишь тонкие арки акведуков, облицованные резным мрамором фонтаны, каменная и кирпичная плитка мостовых – все это говорило о той истории, которую многие в этой стране стремились побыстрее забыть. Так же как их знаменитые предки выстраивали храмы и капища, средневековые ваятели стремились затмить прошлое новоделами. На заросшие лозой искусные барельефы нимф и сатиров смотрели со своих постаментов полными скорби глазами святые угодники. Напротив полуразрушенных храмов Афины и Аполлона высились купола соборов и церквей, на постройку которых часто уходил камень, выломанный из основания этих самых языческих храмов. В кустах шиповника у дороги можно было рассмотреть смутные силуэты языческих капищ, стыдливо замаскированных под дорожные часовни.

В коротком марш-броске от Альп до Пьяченцы, когда русичи в основном передвигались по ночам и вдали от населенных пунктов, лицезреть эту красоту у них не было ни возможности, ни сил. Зато сейчас, получив временную передышку, путешественники сполна наслаждались солнечной погодой и красотами окружавшего их мира.

Во время поездки Улугбек Карлович по мере сил делился своими знаниями, порой вызывая удивление и дополнительные вопросы даже у представительницы местного населения.

В течение двух дней путники проследовали через четыре небольшие деревушки и два городка. Грамота, подписанная папой, открывала любые ворота и отменяла необходимость оплачивать порой весьма ощутимые взносы за право проезда. Впрочем, стража, состоявшая по большей части из жителей этих же населенных пунктов, не сильно-то и требовала мыт с пятерки вооруженных всадников с рыцарем во главе, сопровождавших даму явно благородного происхождения.

Баронесса, после некоторого раздумья, предложила своим спутникам отдохнуть как следует в ее замке до тех пор, пока господа купцы сами не определятся, куда они направятся далее. По ее мнению, такая передышка пойдет им на пользу после утомительного рейда из далекой Гардарики до центра мира. Да и присутствие пятерки (кроме «полочан» приглашение относилась и к хмурому Грицько) таких славных воинов в гарнизоне замка поможет в первое время новой хозяйке освоиться в родной вотчине.

Пока наследница майората находилась при дворе германского императора, ее замок, кроме благородного Артуро, старого соратника отца, охраняла суровая репутация Генриха. Германец всегда платил своим врагам по счетам и любил обижаться по любому поводу. Теперь, после побега, протекторат прекращал свое существование, и появлялись все те проблемы, которые могут быть у маленького государства, окруженного большими и сильными соседями. Баронесса эту ситуацию назвала так: «Овечка среди стада волков».

На небольшом совещании большинством голосов предложение Иоланты де Ги было принято. Костя сказал «да» не раздумывая. Он хотел быть ближе к предмету своих мечтаний, пускай даже не надеясь на успех. Захар устал и тоже брякнул «да». Он был не против поваляться на сене, отъесться и выспаться впрок. Тимофей Михайлович тоже согласился, так как дал обещание Адельгейде и старался сделать все, чтобы спать с чувством выполненного долга. Но неожиданно для всех воспротивился Сомохов. Ученый заявил, что любая задержка – это остановка в выполнении их плана. Скоро на Востоке начнется буря под названием Первый крестовый поход, и тогда все путешествия будут возможны только в составе той или иной армии.

После недолгой дискуссии и последовавшим за ней голосованием победил план большинства.

Грицька никто не спрашивал. Киевский дружинник ехал чуть позади общей группы, да и современный русский язык был для него трудноват. Но он сам объявил, что пробудет с баронессой столько, сколько надо, а потом поедет в Царьград, или, как его здесь звали, Константинополь, наниматься к тамошнему кесарю в дружину. На том и порешили. Несмотря на протестующие жесты Сомохова, рыцарь Тимо с товарищами приняли предложение баронессы погостить у нее в замке.

К вечеру третьего дня, после того как русичи расстались с бывшей императрицей, взорам путешественников открылся небольшой городишко. У края леса, вырубленного около городских стен, но широко раскинувшегося уже в двухстах метрах от главных ворот, на холме находилась одинокая каменная башня, окруженная по периметру высокой двойной стеной на земляном валу. Для большей безопасности вокруг был прорыт неглубокий ров, заполненный сейчас тиной и несколькими выводками гусей.

При виде городка и замка баронесса сначала громко взвизгнула, затем захлопала в ладоши. Спустя секунду детский восторг прошел. Иоланта гордо повернулась и, слегка подбоченившись, сказала:

– Сеньоры, добро пожаловать в Ги! – Глаза маленькой красавицы лучились от счастья. – Надеюсь, вам понравится здесь так же, как и мне!

4

Что можно было сказать с полной уверенностью, так это то, что в замке их приезда никто не ожидал. Откидной мост был опущен, когда усталая кавалькада подъехала к единственным воротам замка. У самого моста, присев на обросший мохом валун, дремал молоденький стражник в помятой и нечищеной кирасе и с массивным бердышом в руках. По-видимому, лучики садившегося в мягкие облака солнышка сделали свое «черное» дело. А может, виноват был прислоненный к валуну небольшой глиняный кувшин с отбитой ручкой. Поставленный сторожить подъезд к замку страж никак не среагировал на шестерых всадников, не спеша подъехавших к вверенному ему объекту. Так и удалось бы баронессе и ее спутникам добраться до ворот вотчины незамеченными, если бы не выводок гусей, мирно ковырявшихся в тине оборонительного рва и рвавших травку у ног стражника. При виде чужаков несколько гусаков растопырили крылья и, как заправские сторожевые собаки, понеслись на приближавшихся к ним лошадей, а остальные подняли такой шум, что дремавший охранник кубарем скатился со своего нагретого места, по пути потеряв кожаную шапку и уронив бердыш. Увидев незнакомцев, он по-детски ойкнул, подпрыгнул и исчез в небольшой калитке. Тут же створки ворот, до этого момента приоткрытые, захлопнулись. Через пару мгновений, когда баронесса уже подъехала к воротам, а особо ретивые гусаки, получив тупым концом копья по шеям, ретировались в ров, во внутреннем дворике замка поднялся переполох, крики, суетливая возня и гам.

Иоланта де Ги и ее спутники терпеливо ждали.

Наконец над стеной появились грозные физиономии в помятых и местами поржавелых шлемах.

– Это кому это дома не сидится? – Вопрос, надлежавший изображать гнев, получился у молодого стражника довольно негрозным. Голос бывшего пахаря или свинопаса предательски дал петуха в самом конце, чем свел на нет весь тон.

Баронесса не выдержала и рассмеялась. Ее хорошего настроения от увиденного родного дома ничто не могло испортить.

– Открывай, дуралей! – выдавила она через силу. – Я – ваша хозяйка, баронесса Иоланта де Ги! Открывай и позови Артуро!

Физиономии исчезли, но открывать ворота явно не спешили. За стеной послышались спор, крики. Когда стихло, с небольшой деревянной надстройки над воротами, должной служить надвратной башней, свесилась седая голова. Надтреснутый и простуженный голос тихо сказал:

– Извините, сеньора, может, это и правда вы. Но может так статься, что кто-то чужой пробует пробраться в ваш замок, назвавшись вашим именем и прознав об отсутствии в замке кастеляна и Артуро с большей частью дружины. – Старик на мгновение задумался.– Найдется ли у вас чем подтвердить свои слова?

Радость сошла с лица баронессы, уступив место гневу, багровыми пятнами расползавшемуся от щек по шее.

– Да кто ты такой, смерд, чтобы спрашивать у меня? Да я вас всех… выпороть… из дружины… – Докончить фразу баронесса не смогла, ярость буквально перехватила ее горло.

Старик продолжил:

– И все же, сеньора. Может, у вас есть фамильный перстень де Ги? Старый барон его никогда с руки не снимал, да потом, говорят, дочке-то и отдал…

Баронесса просияла. Она вскинула правую руку:

– Так вот же он! – Девушка пошевелила для наглядности пальцами.

Старик из надвратной башни близоруко сощурил глаза, но потом был вынужден признать очевидное:

– Староват я стал, ваша милость. Не могу рассмотреть. А из тех, кто сейчас в замке, только я, пожалуй, и смогу узнать этот перстень. – Он задумался. – Велите, будьте милостивы, своим всадникам отойти на сотню шагов от ворот, я спущусь и посмотрю.

Баронесса согласно кивнула.

– Эй! – Юная владетельная сеньора повернулась к молчаливо наблюдавшим перепалку русичам. – Отгоните своих лошадей на сотню шагов назад.

Костя осмелился возразить:

– Так вы ведь одна останетесь. Это может быть небезопасно.

Баронесса легкомысленно передернула плечиками:

– Я – сеньора этого замка! Я командую в этих землях. Когда я говорю отойти, надо дать шпор своей лошади или мулу и скакать, пока я не скажу «хватит»! – Она уже нетерпеливо тряхнула головой. – Быстро!

Малышев пожал плечами и развернул лошадь. После секундной запинки за ним последовали остальные. Только Захар демонстративно положил на луку седла винтовку, да Горовой тихо прошептал Сомохову:

– Ан вот и зря броню-то не вздели…

Когда лошади «полочан» и Грицько отскакали на добрых сто метров от так и оставшегося опущенным моста, из маленькой дверки в воротах вскользнул небольшой старичок. Слегка прихрамывая, он засеменил к гордо восседавшей на своей кобылке баронессе и взял за ее руку. Процесс изучения перстня занял не более минуты, за которую русичи буквально извелись, то горяча коней, то хватаясь за оружие, так как количество вооруженных копьями и арбалетами людей на стенах замка росло.

Закончив рассматривать фамильную драгоценность, старичок торопливо сорвал с головы потрепанную кожаную шапчонку, облобызал руку Иоланте, отчего та брезгливо сморщилась, и прокричал что-то в сторону замка.

Горовой открыто схватился за револьвер, а Костя снял винтовку с предохранителя.

Ворота скрипнули и начали открываться. Одновременно за стенами раздался громогласный рев. Через минуту на мост высыпало около трех десятков оборванцев в разномастных одежках, лишь часть из которых была вооружена самым разнообразным оружием. Вся толпа вопила и кидала вверх свои засаленные шапки и чепчики, так как среди встречавших баронессу была почти треть представительниц женского пола.

Горовой сплюнул:

– Кажись, приняли. – Не удержавшись, рыцарь Тимо добавил: – Вот те раз! То стрелять готовы, то орут, будто свинью режут!

Костя улыбнулся.

Глаза баронессы снова лучились счастьем. Медленно и чинно, в окружении ликовавшей челяди, она въехала в ворота родного замка. Чуть погодя, в задних рядах прислуги и стражи, в ворота въехали и пятеро всадников.

Когда толпа понемногу отступила от лошади баронессы, вперед вышел невысокий толстяк в замызганной тунике с широким кожаным поясом.

Поклонившись, он представился:

– Меня зовут Вальет Бонифаззи, но вы можете звать меня Пепо, уважаемая государыня. – Толстяк еще раз поклонился. – Я – конюший вашего замка. Благородный Артуро с дружиной уехал к замку рыцаря Падалино, вашего ленника. С ним же кастелян замка Маурисио Беллини. В их отсутствие я здесь буду за старшего. Счастлив приветствовать вас в родных стенах.

Баронесса кивнула. Что делать в таких ситуациях, она явно не знала. Выручил свою новую хозяйку сам конюший – жестом он подозвал слуг, велев принять лошадей у благородных господ. Следом подбежали улыбчивые служанки, желавшие провести блистательных сеньоров, приехавших с госпожой, в комнаты для гостей. Саму хозяйку окружили две молоденькие дворовые девки, с готовностью похватавшие нехитрый багаж. Они и повели Иоланту в ее новые покои. Сам конюший, извинившись перед госпожой, побежал на кухню распоряжаться насчет обеда.

Пока возбужденные слуги чистили лошадей и снимали с них седла и багаж, «полочане», забрав оружие и броню, проследовали в свои новые апартаменты. Горового, безошибочно определив в нем рыцаря по поясу с золотым шитьем, отвели в комнату на втором этаже донжона, выделив для него одного целую комнату. Из обстановки там присутствовали деревянная кровать с набитым сеном матрасом, кривой столик с кувшином и тазом для омовений, один табурет и сундук для личных вещей господина. Оруженосца Костю после прояснения его статуса вместе с ученым человеком Сомоховым девушки-служанки попробовали отвести за кухню в пристройку к замковой стене, где жили слуги и челядь. На требования Малышева разместить их поближе к Горовому служанки только отмахнулись: там комнаты для дружины и знатных гостей, а вы-де по статусу должны жить пониже. С этим Костя и Улугбек Карлович решили разобраться позднее, так как выяснилось, что Захара вообще ведут на сеновал за конюшней, где положено было ночевать слугам. После легкой перепалки вещи Захара сложили в комнату, отведенную фотографу и археологу, а сами русичи пустились искать Горового.

Казака нашли около кухни, где вовсю кипели приготовления к обеду, посвященному приезду хозяйки. Шипели на сковородах аппетитные куски мяса, кипел соус со странным шафрановым ароматом. Отдельно жарили лук и подливу из тончайших кусочков чеснока, буквально растворявшихся в кипящем масле. Симпатичные служанки ощипывали свежих курочек, а молодой увалень торопливо натирал цельную телячью ногу, подвешенную в углу.

Постояв и поглотав слюни, гости потянулись искать хозяйку замка. Местное население, набранное в ближайших селах, принадлежавших баронессе, говорило в основном на местном ломбардском диалекте, не понимая ни немецко-норманнского языка империи, ни латыни, ни языка Центральной Италии. На все вопросы встреченные слуги только разводили руками и улыбались.

Потолкавшись во дворе, «полочане» и вылезший из своей комнатки Грицько двинулись на второй этаж разыскивать конюшего или саму хозяйку. У входа в башню бывшие сельские пентюхи, выряженные в кожаные и стеганые куртки и должные изображать стражу, попробовали задержать гостей, что-то лопоча на родном наречии. Но Горовой по вновь обретенной офицерской привычке только гаркнул что-то нечленораздельное, и всю прыть охраны как ветром сдуло. Проследовав в донжон, русичи буквально сразу натолкнулись на толстяка конюшего. Улыбаясь и приветливо помахивая рукой, он проводил дорогих гостей госпожи в главную залу, где и должен был состояться первый обед баронессы в ее родном доме.

Сама Иоланта появилась спустя десять минут. Время ожидания рыцарь Тимо, его товарищи и киевский дружинник посвятили изучению гобеленов, обильно украшавших стены залы наравне со слегка ржавыми произведениями оружейного искусства прошлых веков и многочисленными рогами убитых оленей и туров. Рядом два паренька пробовали развести огонь в здоровенном камине, а пожилая тетка в замызганном переднике скоблила столы и насыпала сено в углы на каменный пол. Узкие окна-бойницы были затянуты какими-то мутными пузырями, отчего даже в яркий солнечный день в зале стоял полумрак и горели лучины и факелы, а в углах ощущалась неистребимая сырость.

Когда только затеплился первый огонек в камине, начали вносить блюда. Самой баронессе, как и положено по статусу, поставили золотой набор из тонкого блюда византийской чеканки, высокого кубка и ножа с ручкой из слоновой кости, высоко ценившейся еще со времен Римской империи. Рыцарю вынесли такой же по отделке, но серебряный комплект, остальным подали неплохие керамические плошки, кубки и деревянные ложки. Ножи слуги обязаны были носить при себе.

Тотчас после появления госпожи в сопровождении служанок с другой стороны залы вкатился толстяк конюший с неизменной улыбкой на лице.

– Понравились ли вам, госпожа, покои ваши?

Иоланта милостиво кивнула.

Бонифаззи расплылся в улыбке:

– Я прикажу немедленно подавать обед, ваша светлость.

Конюший исчез, но через минуту в залу начали входить слуги с подносами.

К удивлению «полочан», первыми на столе появились большие блюда с просовой кашей, затем поднос с местным аналогом винегрета, но с овечьим сыром и оливковым маслом, блюда с тушеной репой, капустой и морковью, маринованные перцы с начинкой из того же сыра. Костя тихо предположил, что мясо, по-видимому, будет основным блюдом, а это закуски. С голода и на закуски налегли с душой, так что вскоре за столом не стало ничего слышно, кроме чавканья. Баронесса, взволнованная возвращением, ела неохотно и мало.

Толстяк конюший изредка появлялся у входа, улыбался и тут же исчезал.

Следом за легкими закусками в залу внесли бочонок со сладким вином и блюдо с жареной рыбой, которой здесь ввиду близости моря было изобилие. Чуть погодя сразу двое слуг втащили большой котел с густым овощным супом. Есть его, как оказалось, полагалось с сухариками.

Измотанные путешествием гости с удовольствием вкушали горячую пищу. Супец оказался постным, но приправленным какими-то пахучими травами и достаточно острым. Вкус был, конечно, на любителя, но после месяцев, проведенных исключительно на твердой пище, суп показался приятным разнообразием.

К удивлению русичей, после «первого» слуги вынесли большие тазы с плававшими в них дольками лимона.

– Чтой-то компотец жидковатый у них? – высказал общее мнение Захар, брезгливо осматривавший одинокую дольку лимона посреди большого таза.

Горовой потянулся за кубком, но его остановил Сомохов:

– Погодите, Тимофей Михайлович. – Голос ученого был слегка удивленным, но спокойным. – Если я не ошибаюсь, то данные тазы предназначены для того, чтобы мы вымыли руки.

Горовой поскреб затылок. Иоланта удивленно переводила взгляд с тазов на дверь, в которой исчез конюший, и молчала. Шепот своих гостей она не понимала в той мере, в какой хотелось. Прислушиваться же считала недостойным занятием для хозяйки.

– Дык я не поняу? А де мясо, га? – подвел черту казак.

Пока «полочане» переговаривались, в дверном проеме нарисовалась фигура конюшего.

– Эй, любезнейший! Мастер Бонифаззи! – Малышев силился вспомнить прозвище конюшего. – Пипо!

Тот обернулся:

– Пепо… Меня зовут Пепо. К вашим услугам.

Лицо добряка излучало полнейшее благодушие.

– Послушайте, любезный. Э-э-э… – Костя замялся.

Но на помощь пришел Горовой, сформулировав общий вопрос четко и внятно:

– Где мясо, кур-р-рва?! – Он ткнул пальцем в блюдо с винегретом. – Что це за х…я? Мы с дороги, не жрамши, а ты нас, как козлов на огороде, морквой силковать збираешси?

Конюший смутился. Его лицо было настолько сконфуженным, что пришлось вмешаться Сомохову:

– Послушайте, любезнейший, мы, видите ли, были свидетелями, как на кухне готовят большое количество мясных блюд… А мы, право слово, как верно заметил мой товарищ, прямо с дороги, да и поста сейчас нет.

Конюший перевел беспомощный взгляд на баронессу, но та только грозно сдвинула брови, подтверждая, что негодование приехавших с ней людей является лишь отражением ее гнева.

– Так это же… – заблеял конюший. – Это все для дружины сеньора Артуро. Он к вечеру должен вернуться. Будет пир, посвященный вашему приезду. Мы не делали запасов. Кладовые пусты. Только то, что сейчас на кухне…

Иоланта кивнула:

– Ну что же. Раз это к моему приезду, то и несите. Думаю, дружина потерпит.

Вальет Бонифаззи нашел в себе силы слабо протестовать:

– Но ведь… Сеньор Артуро, если посчитает, что мало осталось для дружины… Он с меня..:

Последнее замечание окончательно вывело баронессу из себя:

– Ты что? Его боишься больше моего гнева? – Толстяк обреченно замотал головой. – А ну бегом на кухню, и жаркое сюда!

Она окинула взглядом просветлевшие лица своих попутчиков.

– И вина лучшего бочонок. – Подумав секунду, добавила: – И на двор два бочонка вина всем, кроме стражи. Они сегодня и так как мухи.

Конюший вздохнул и побежал на кухню.

5

После сытного обеда, ввиду приближавшейся ночи, хозяйка замка пожелала осмотреть свои владения.

Архитектурное решение здешнего замка, по уверениям всезнающего Улугбека Карловича, не отличалось оригинальностью от большинства замков этого времени. Центральное место занимала громадная по сравнению с остальными строениями башня-донжон. Вокруг нее находились хозяйственные пристройки: конюшня, кузница, жилища для слуг и семей дружины, кухня и сеновал, который вместе с кузницей традиционно ставили подальше от донжона. Все здания были из добротного камня, еще не старой кладки. Все это было построено пятьдесят лет назад дедушкой нынешней хозяйки замка и достроено ее отцом.

Территория замка занимала площадь около пяти тысяч квадратных метров. Наружные укрепления, сделанные из того же добротного камня, были выведены на высоту семь метров, а местами достигали и десяти. По углам были поставлены круглые башни с наружными деревянными галереями, нависавшими над нападавшими. Башни назывались по частям света: северная, западная, южная и восточная. Главный вход прикрывали башенки-близнецы, расположенные по обе стороны от подъемного моста, и деревянная надвратная башня, называвшаяся здесь на франкский манер «бретеш». С нее удобно было выливать на головы агрессоров кипяток, смолу и бросать валуны.

Для поставок продовольствия (чтобы не держать открытым мост) существовал отдельный вход, расположенный в северной башне на высоте семи метров над землей. К этой дверце в отвесной стене с земли вела узкая деревянная дорожка на столбах. По словам конюшего, бочонки с вином и туши животных втягивались внутрь специальными подъемными механизмами, которые заказал в свое время отец баронессы. При ближайшем рассмотрении этими чудо-механизмами оказались примитивные лебедки. Такой вход назывался потерной. Почему в мирное время подъемный мост был опущен, конюший объяснить не мог, мыча что-то нечленораздельное. Как поняли «полочане», дворовые просто ленились таскать по крутой лестнице тяжелые грузы, предпочитая держать мост опущенным.

Вокруг замка, опять же по словам мастера Бонифаззи, ранее имелся частокол, но с годами он пришел в негодность, и благородный Артуро не стал проводить его ремонт, разобрав остатки на дрова и стройматериал для нужд замка.

Более двух часов этой экскурсии потратили на осмотр самого донжона. Основание, вымеренное Костей, было порядка пятнадцати на шестнадцать метров. Стояла главная башня на естественном холме, что вкупе с собственной высотой в двадцать метров делало здание просто исполинским на фоне малоэтажной повсеместной застройки. Сам донжон состоял из четырех этажей. На первом находились кладовые, содержавшие припасы замка, арсенал и тюрьма, на этот раз абсолютно пустая. На втором – приемный зал, кордегардия, или зал стражи, и часовня. Тут же были четыре каморки – апартаменты рыцарей и знатных гостей хозяина. На третьем этаже располагались сокровищница и личные комнаты хозяина и его детей, а на четвертом в случае войны размещался гарнизон замка – лучники и простые воины. Подниматься со второго этажа на верхние приходилось по узкой кованой винтовой лестнице, закрученной по часовой стрелке таким образом, чтобы в случае нападения на донжон центральный столб лестницы оказался бы справа от потенциальных агрессоров, что существенно ограничивало замахи их мечей. С другой стороны, тот, кто держал бы здесь оборону, прикрыв левый бок, мог действовать как мечом, так и булавой или даже копьем.

Вторая такая же лестница вела прямиком из подвала первого этажа на четвертый, что обеспечивало находившимся в донжоне доступ к пищевым запасам даже в случае потери второго или третьего этажа. Входом со двора в главную башню служила узкая деревянная лестница без перил, которая вела сразу на второй этаж в комнату стражи. В случае осады, когда враг прорывался во внутренний двор, намеренно обрушить такую лестницу защитникам не составляло никакого труда.

– А где запасы воды в замке? – спросил Костя конюшего, который имел такой вид, будто все достоинства замка были его личной заслугой. Вальет Бонифаззи только удивленно вскинул брови. Типа, не знать такого?!

– В замке находятся три источника. Два выведены в колодцы: один в подвале донжона, второй во дворе замка около кухни. Третий выходит в ров вокруг замка. – Конюший поклонился баронессе, которая с удовольствием выслушивала все подробности о своей вотчине. – Ваш дедушка, ваша светлость, знал толк в обороне.

По словам конюшего, во время правления отца Иоланты барона Гримма де Ги гарнизон замка состоял из ста лучников, в которые записывали всю пехоту, тридцати конных копейщиков и двадцати пеших мечников, составлявших основной гарнизон замка. Плюс еще войска вассалов: рыцари Падалино и Андреа Тралди являлись на зов со своими копьями (это человек пятнадцать профессиональных рубак) и приводили двадцать – двадцать пять пехотинцев.

Городок Ги, имея численность населения около тысячи человек, мог выставить до трех сотен ополчения. От описания нынешнего гарнизона конюший отказался, предложив подождать благородного Артуро.

Проведя в этакой импровизированной экскурсии майский вечер, баронесса и русичи отправились ужинать. На этот раз мастер Бонифаззи не артачился и накрыл стол, как и подобает: с запеченными гусями, тончайшими ломтями копченостей и лучшим двадцатилетним вином.

Не успели гости сиятельной хозяйки перейти к уже знакомому им овощному супу, который здесь подавали в конце застолья, как у моста замка, поднятого на ночь по требованию Иоланты де Ги, затрубили. Мастер Вальет Бонифаззи, топтавшийся у стола, суматошно рванулся к выходу из залы, что-то опасливо бормоча. Следом, чуть помедлив для приличия, к прибывшим вышла и сама Иоланта. Сзади следовали ее гости.

На выяснение того, кто же это приехал, и последующее опускание моста стражники потратили почти двадцать минут. За это время юная баронесса заняла приличествующее ее званию положение наверху лестницы, которая вела в донжон, а ее гости, как телохранители, расположились ниже.

Как и предполагалось, прибыл благородный Артуро, хранитель замка и соратник Гримма де Ги, с частью дружины. Первым во внутренний дворик въехал, как это и положено, предводитель. На вороном коне сидел еще не старый крепыш. Распущенные длинные волосы, прикрытые на затылке небольшой шапочкой, седым водопадом падали на малиновый военный плащ, прикрывавший дорогие доспехи, состоявшие из цельного чешуйчатого мавританского джасерана и высокого конусовидного шлема. Шитая золотом перевязь и широкий пояс с золочеными пластинами подчеркивали высокое положение их владельца. Суровое, обветренное лицо шрамами напоминало о десятках сражений, длинные седые усы и бритый на византийский манер подбородок выделяли Артуро среди остальных воинов, предпочитавших не брить бороду.

Взор, который хранитель замка бросил на стоявшего рядом с баронессой Горового, был достаточно красноречив. Недавнему почти полноправному хозяину окрестностей явно не понравилась ситуация, при которой он вынужден будет подчиняться кому бы то ни было.

Очевидно, уже предупрежденный конюшим, он молча слез с коня, пока остальная часть дружины, въехав во двор, радостным ликованием приветствовала свою новую хозяйку. Бросив поводья коня подбежавшему оруженосцу, рыцарь медленно пошел в сторону баронессы, расточавшей со своего возвышения улыбки и милостивые кивки в ответ на здравицы и возгласы со стороны рядовых воинов.

– Позвольте мне приветствовать вас в замке, отданном на мое попечение, благородная сеньора, – начал Артуро. Голос у него был глухой и низкий. Сам Артуро, как рассказала Иоланта де Ги, происходил из всадников Леона, далекого пиренейского государства, и вошел в дружину отца баронессы, когда тот сражался против мавров Кордовы. Манор дона Артуро Оскара Убейдо д'Кобос находился в горах на спорных территориях и был захвачен неверными еще сто лет тому назад. С тех пор предки его служили при дворе королей Кастилии и Леона. Пока сам Артуро не перешел под руку барона де Ги, с которым и находился до самой смерти последнего в очередной войне.

Суровый ветеран, чьи года давно перешагнули через шестидесятилетнюю отметку, склонил голову:

– Добрый Вальет Бонифаззи предупредил меня о вашем приезде, и я постарался прибыть в замок как можно быстрее. – Рыцарь говорил на немецко-норманнском языке. – Еще раньше ко мне прибыл гонец от папского нунция, чтобы я приготовился принять новую хозяйку. Как видите, я преуспел не во всем. Я рад видеть, что вы добрались в добром здравии. Тем не менее прошу вас показать мне фамильный перстень, который я так часто видел на руке вашего отца. Думаю, вы не сочтете это оскорблением.

Иоланта кивнула и гордо подняла руку, сжатую в кулачок. На среднем пальце красовалась тусклая фамильная печатка.

Испанец несколько секунд изучал изображение на перстне, после чего медленно с трудом встал на одно колено.

– Простите мне мою нескромность, но я был поставлен блюсти здесь ваши интересы и рад, что смог сделать это! Вы – баронесса де Ги. Теперь замок, люди и владения поступают в полное ваше распоряжение.

Старый рыцарь стоял на колене немного дольше, чем того требовал ритуал. Видимо, раны прошлых сражений давали о себе знать.

С трудом вновь обретя вертикальное положение с помощью двух таких же седоусых ветеранов из приехавшей дружины, д'Кобос хмуро улыбнулся:

– Боюсь, вы приехали очень вовремя. Еще немного, и я просто не смог бы выполнять обязанности хранителя замка. – Он устало развел руками. – К сожалению, годы не остались ко мне милосердны.

Юная баронесса прошмыгнула мимо замерших «полочан» и положила свою ручку на широкую, одетую в кожаную перчатку с металлическими бляхами руку хранителя замка:

– Благородный сеньор, вы удержали все то, что просил вас сберечь мой отец и ваш господин! Я буду рада, если вы останетесь и дальше хранителем этого замка и славного города Ги! Вы наш верный друг и соратник!

Седоусый Артуро был очевидно растроган.

– Если смогу быть чем-то полезным…

Иоланта перебила его:

– Вы меня на коленях качали. Господь Бог призвал к Себе моего отца под знамена Своего небесного воинства, но оставил мне вас. – Она приняла официальную позу. – Прошу вас быть при мне и помогать мне вашим бесценным опытом и добрым словом, сколько сами сочтете нужным. Считайте Ги своим домом, как считаю его я!

Глаза ветерана заблестели.

Он попробовал опять упасть на колено, но рука баронессы удержала его:

– Ни к чему! Вы мне как отец, я вам как дочь! Вы больше меня смыслите в том, что необходимо делать мне как хозяйке такого манора, так что помогайте, советуйте и наставляйте, как делал бы это мой отец!

Артуро, у которого от волнения, по-видимому, перехватило дыхание, склонил голову.

– А теперь, – баронесса повернулась к замершей во дворе дружине, – все в залу, там ждут уже бочонки лучшего вина и румяные бока жареных уточек! Я рада приветствовать славную дружину!

От обрушившегося на окрестности замка рева повзлетали в воздух все окрестные вороны, своим карканьем внося в торжествующие крики свою ноту ликования и гама.

6

Наутро рыцарь Артуро самолично пожелал сообщить хозяйке о положении дел в пределах манора. Он предлагал еще провести «экскурсию» по замку и, выяснив, что вчера это уже сделал конюший, очень расстроился. Видимо, достоинства замка были ему близки, так же, впрочем, как и насущные его проблемы.

На импровизированном совещании баронесса пригласила присутствовать рыцаря Тимо, которого она иногда именовала, на ломбардский манер, Таимо, и ученого человека Улугбека. Служанка, сообщившая об этом гостям, вызвала серьезную обиду со стороны Кости Малышева, который рассчитывал, что в стенах замка он со своей любимой будет проводить больше времени, чем в дороге или при дворце государя Германской империи.

Кроме Иоланты, двух русичей и рыцарей в зале присутствовали конюший Пепо, два ветерана-дружинника, Марко Бона и Джевьязо Колли, – они служили еще при отце баронессы – и пожилой аскетичный отец Франческо, представлявший церковную власть. А также вчерашний дедок, который был командиром местных лучников. Старичка звали Салваторе Бокетти. Когда-то он был конным лучником из копья Гримма де Ги, но с годами получил под свое командование всех пехотинцев барона. Не было среди собравшихся только ведавшего сбором налогов кастеляна замка, Маурисио Беллини, который остался в городе в своем доме, готовя отчет для прибывшей госпожи.

Начал речь хранитель замка:

– У нас сейчас здесь не самая хорошая жизнь, госпожа. Ваш отец был знатным рыцарем и содержал прекрасную дружину. Но после того как его призвал Господь, большая часть воинов ушла. Остались далеко не лучшие. Есть ветераны, но большинство – вчерашние пейзане, которые не хотят репу выращивать. Из сотни таких после первого же боя останется не больше десятка. – Старый рыцарь криво усмехнулся. – А у нас нет и сотни.

Благородный Артуро прошелся вдоль стола, за которым и сидели все участники.

– А начал я разговор с дружины, ваша светлость, из-за того, что время сейчас для Ги как никогда неспокойное. Вчера я ездил к вашим вассалам, проверял их готовность, договаривался о знаках на случай угрозы. – Хранитель перевел дух. – После того как мне принесли весть о том, что длань императора больше не простирается над нашими головами, в городе появились соглядатаи, пришлые людишки, вынюхивающие все и вся. Боюсь, уже все знают о том, что мы слабы. В Генуе сразу несколько фамилий готовы отгрызть от баронетства по селению, миланскому архиепископу надо для своих бастардов короны присмотреть. Из наших соседей только Бургундии нет до нас дела. Слишком много у них сейчас своих проблем.

Испанец говорил медленно, по-старчески растягивая слова и проглатывая окончания. Когда он ходил вдоль стола, было видно, что левая рука его почти не слушается, так же как и левая нога. Но упрямый ветеран старательно нагружал свои больные конечности, заставляя их выполнять часто непосильную нагрузку. Горовой слышал, как с утра рыцарь разминался во дворе с одним из молодых дружинников схваткой на затупленных мечах.

Сеньор Артуро, или, как его здесь часто называли, мэтре Артуро, подвел черту под своим выступлением:

– Ваша светлость! За последние годы я сделал ремонт замковых укреплений, но многое из того, что планировал ваш отец, еще не сделано. Нет барбакана, не выведены до нужного уровня сторожевые башни, нет контрфорсов. Из ста лучников, бывших в гарнизоне при вашем отце, осталось только шестьдесят. Из тридцати конных копейщиков – только двадцать. Причем боевые лошади есть лишь у пятнадцати. Алебардщиков и мечников нет. Из тех, кто есть, только десяток видели кишки врага. Простите, ваша светлость, – поправился разошедшийся докладчик при виде сморщенного носика баронессы. – Скоро горожане решат, что от дружины толку меньше, чем от городского ополчения, и пошлют гонцов к архиепископу Миланскому или к бургундцам.

Иоланта хмурилась. Горовой, мало что уловивший из эмоциональной речи испанца, только поглядывал на реакцию ученого, надеясь на синхронный перевод, но Сомохов решил, что его реплики будут лишними.

Наконец баронесса выдавила из себя вопрос:

– А что же вы не предпринимаете ничего для того, чтобы было как при папеньке?

Испанец вспыхнул. Его спина, до этого по-старчески пригнутая, горделиво выпрямилась:

– Я бы мог набрать людей, купить лошадей, построить все… Но где взять деньги? – Он наклонился к госпоже: – Где взять деньги, если все сборы, весь мыт мы посылали вам в Магдебург?

Баронесса подпрыгнула на кресле:

– Как посылали? К кому?

Мэтре Артуро покачал головой:

– Я понимаю. Молодая госпожа, свет, блеск. Надо выглядеть достойно. Вокруг столько блистательных партий… Но у нас уже нечем платить за камень для ремонта стен. Скоро придется разбирать сеновал.

Баронесса непонимающе трясла головой:

– Подождите! Подождите… Артуро, здесь какая-то ошибка! – Она подняла на старика хранителя свои глазки. – Я НИКОГДА не получала никаких денег со своей земли. Все, что я имела при дворе, было пожаловано мне императрицей!

Если сказать, что этой фразой она обескуражила Артуро, – значит не сказать ничего. Старик буквально поперхнулся на половине пути между бойницей в стене и краем стола (докладывая состояние дел, он в возбуждении накручивал по залу круги).

– Как вас понимать, ваша светлость? – Д'Кобос пододвинул стул и, под тихий шепот перевода Сомохова, внявшего требовательным тычкам Горового, присел на краешек. – Как вас понимать? А куда же мы деньги слали все эти годы?

Баронесса, вынужденная оправдываться в том, чего она не совершала, только очумело развела руками. Ветераны, молча слушавшие своего командира, сдержанно загудели, отец Франческо начал тихо молиться.

– Куда же… – Старик-хранитель тряс головой, приводя мысли в порядок. – Каждый год, перед Пасхой, от вас приезжали люди с грамотой. Одни и те же люди. Ваш кастелян всегда отправлял с ними весь мыт, который я собирал в Ги и в майорате. Маурисио и сейчас проверяет все свои книги, чтобы то, что он отправил две недели назад, сошлось с его подсчетами… Как же так?

Баронесса развела руками:

– Но я никогда не получала ничего! Рыцарь подскочил на ноги:

– Коня мне, поднять людей!

Оба присутствующих дружинника бросились к дверям. Через минуту на дворе послышались крики, ругань и конское ржанье. Осунувшийся и бледный д'Кобос повернулся к своей госпоже:

– Через час я привезу кастеляна. Думаю, он прояснит нам все…

Иоланта только согласно кивнула. Что еще оставалось делать?

Из комнаты старый рыцарь выскочил практически бегом.

…Вернулись они часа через три и без кастеляна.

Встречать Артуро баронесса вышла во двор.

При виде ее старый воин просто сполз с коня и бухнулся на колени:

– Простите, ваша светлость, не понял, не мог даже… – Старик держался, но видно было, что сегодня один из самых плохих дней в его жизни. – Я и помыслить на него не мог…

Иоланта, в некоторой мере подготовленная Сомоховым, старалась казаться спокойной:

– Кастеляна нет?

– Нет! Нет его…

Рыцаря била нервная дрожь от стыда и гнева.

– Вчера уехал, поздно, через час после того, как из замка прискакал гонец. Сказал – в замок, с докладом новой госпоже… – Артуро заскрежетал зубами. Свою речь он говорил тихо, так, чтобы было слышно только самой баронессе. – Говорило мне сердце – не верь венецианцу! А его ваш отец из плена мавританского выручил… Я разослал людей по дорогам. Если где ехал, то найдут. Там, здесь – кто-нибудь да видел. К вечеру вернутся, а я пока погоню буду готовить. Мы его, если надо, и в Сицилии сыщем! У мавров в Кордобе выловим! Лично буду вешать!

Иоланта де Ги выглядела несколько растерянной. Только приехала в родное имение, и тут же на нее навалились проблемы.

– А что, кастелян… Как его? Беллини? Только он ведал сбором мыта?

Д'Кобос мотнул гривой седых волос:

– Нет, ваша светлость, деньги собирали мои люди. Но кастелян следил за их сохранностью. Только у него был ключ от сокровищницы. Только он отмеривал ежегодные посылки вам, ко дворцу императора… – Он снова заскрежетал зубами. – Если бы я только мог предположить… Я бы эту змею…

Иоланта утешающее подняла ладонь:

– Полно, благородный Артуро! Будем молить Господа нашего, чтобы вы сумели перехватить этого беглого вора, так долго бывшего среди наших близких друзей.

Рыцарь стоял потупив взор.

Иоланта вздохнула:

– Ступайте. А нам остается надеяться, что Господь даст нам возможность наказать того, кто предал наше доверие.

Артуро медленно, по-старчески подтягивая ногу, побрел в сторону своих апартаментов.

7

Утром совещание о состоянии дел во владениях баронессы де Ги продолжилось в том же составе участников. После рассвета с разрешения Иоланты взломали вход в сокровищницу. Широкую дубовую дверь, обшитую железными полосами, буквально разлупили в щепу трое самых крепких дружинников. Как и ожидалось, за дверью новая владелица замка не обнаружила ничего.

Ситуацию осложняло еще то, что кастелян взял налоги с горожан и селений на полгода вперед, аргументируя это подготовкой ко встрече с новой владелицей. Земли, обескровленные долгими неурожайными годами, при попытке изъять что-нибудь еще могли взбунтоваться. А та дружина, которая была теперь при замке, справиться с ополчением городка уже бы не смогла.

На счастье, стараниями д'Кобоса стражники и воины гарнизона получили все им причитающееся. Хоть с этим можно было жить спокойно.

На совещании баронесса сообщила свое решение не взимать дополнительных налогов. Чтобы содержать замок и кормить дружину, Иоланта решила продать часть своих драгоценностей, полученных перед расставанием в подарок от своей подруги Адельгейды.

Для оценки этих драгоценностей из Милана выписали ювелиров двух венецианских торговых домов. Пока же баронесса решила посмотреть на свой город и встретиться со старейшинами кузнечного и кожевенного цехов, которые находились на территории Ги. Кроме того, на воскресенье были вызваны рыцари Падалино и Тралди со своими семьями, должные, по старой традиции, принести вассальные клятвы новой госпоже. Планировалось, что этим мероприятием закончится вхождение новой хозяйки манора в свои права.

Пока гонцы седлали лошадей, а Иоланта выбирала из своего нехитрого туалета, что надеть на первую встречу с подданными, «полочане» устроили небольшое совещание в комнате Горового.

Первым взял слово Сомохов.

– Нам здесь уже нечего делать. Старый испанец не позволит обидеть дочку своего бывшего господина. Деньги у баронессы после продажи рубинов императрицы будут. Нечего нам здесь без дела болтаться, господа. Если сейчас выйти к Венеции, то успеем попасть в Эдессу до начала крестового похода. Значит, можем успеть найти врагов и перебраться в свое время. – Он почесался. Чистоплотного ученого очень беспокоило состояние его гардероба и шевелюры. – Мне уже надоели эти блохи. Мало того, что мы здесь в грязи по уши сидим, так в следующем году в Малой Азии начнется такой переполох, что поклонники Архви сами сбегут, не дожидаясь нас. Что мы тогда будем делать? Всю оставшуюся жизнь местных вшей кормить?

Захар согласно кивал.

Против решения о немедленном походе высказался Малышев:

– Улугбек Карлович, вот вы говорите – в Венецию. Там – в Малую Азию. А на какие шиши? – Он демонстративно хлопнул себя по карману. – Путешествия нынче уж больно дороги, а у нас местной валюты – кот наплакал. Если только Тимофей Михайлович не согласится продать Орлика своего да перстень, подаренный императрицей?

Горовой, услышав такое предложение, бессознательно схватился за руку, на которой он носил пожалованное государыней колечко с камнем. То, как рыцарь Тимо отреагировал на предложение Кости, снимало все вопросы. Казак очень гордился августейшим подарком и ценил его, пожалуй, дороже всего.

Денег не было и не предвиделось.

О такой стороне вопроса в Гардарике, большей частью имевшей натуральное хозяйство, они не задумывались. Потом был поход в составе купеческого каравана, где о содержании заботились новгородские руководители, потом – бегство из немецкой столицы, во время которого было просто не до денег.

Теперь финансовый вопрос вставал ребром. Цивилизованная часть Европы любила золото и серебро, а ими похвастаться русичи не могли. Остатков денег, полученных в результате выгодного торга в далеком Хобурге, могло хватить только на дорогу до побережья Средиземного моря, дальше же надо было изыскивать средства.

Сомохов отмахнулся от такой проблемы:

– Наймемся охранниками. Рыцарь с подручными всегда найдут покупателя на меч.

Костя усмехнулся:

– А ты бы нанял вместо своих верных, проверенных охранников пришлых, непонятно откуда, костоломов? – Он следил за реакцией ученого. – За нас ведь никто не поручится. Ярлов знакомых нет… Я бы таких к себе на судно не взял. Да и нет у нас навыка боя на море. Как вспомню ругских пиратов, так и холодею. Палуба ходит, паруса хлопают, все мокрое, скользкое, а на тебя враг прет… Бр-р-р! Из меня тогда слабый солдат был.

Ученый скривился, по-видимому считая замечание несущественным, но Костю поддержал Горовой:

– А вот тутачки Костя дело кажить. Неча нам робить в Венеции той без кассы. Здесь нам и место, и ежу дають, много не пытають. Поглядим, кто чым дыша, можа, где чего и перехватим. А там и в Азию ту, туда ее в бок.

Осмелился подать голос Захар:

– Во-во. Че переться-то от стола? Пущай жирком обрастем, а то все носимся, как волки по весне. Месячишко подождем, может, и придумаем чего.

Горовой привел еще один довод остаться:

– Да и слово я княжне давал за баронеской малой приглядеть. А тут одни огорчения для нее. Не по-людски зараз отседова уезжать.

Сомохов только рукой махнул:

– Придет время, поймете, что я прав был. – Он вздохнул. – Да поздно будет.

Костя, убедившись, что никто его не пробует больше увести от объекта его мечтаний, примирительно предложил:

– А пока предлагаю прикинуть, как заработать здесь денег. А то проблема финансов может стать перед нами вполне серьезно.

На том и порешили.

Баронесса предложила своим товарищам по путешествию сопровождать ее в ходе посещения Ги. Седой Артуро недовольно морщился: старому рыцарю не нравились варвары-северяне, приехавшие с новой госпожой, но противиться воле не решился.

Городок встретил свою новую госпожу распахнутыми воротами, перед которыми стояла толпа знатных жителей Ги во главе с бургомистром. При приближении отряда баронессы, в котором кроме нее и «полочан» было около десятка дружинников во главе с д'Кобосом, жители Ги разразились приветственными криками. Самые заводные даже подбрасывали свои колпаки и береты в воздух, чем привели в ужас многочисленное воронье с окрестных помоек.

Селение производило благоприятное впечатление. Традиционные узкие улочки были вымощены деревянными чурбачками, плотно пригнанными друг к другу, а главная площадь и торговый ряд даже сохранили еще с римских времен булыжное покрытие. Центром города был небольшой плац, на одной стороне которого стоял местный собор Святого Иоанна Крестителя, а на другой – ратуша, где размещались и стража, и суд, и приемная бургомистра, и арсенал городского ополчения.

По сторонам площади стояли дома наиболее состоятельных жителей городка. Население насчитывало чуть меньше тысячи человек, но было по большей части достаточно зажиточным. Доход давали цеха кузнечного дела, имевшие в том числе и оружейные мастерские, кожевенные цеха, из-за вони, которую они создавали, вынесенные на окраину, противоположную замку. Кроме того, Ги был торговым центром для окрестного сельского населения, а на воскресную ярмарку сюда съезжались купцы даже из Генуи, Милана и Бургундского герцогства, скупавшие урожаи местных деревень. Кроме двух цехов, продукция которых расходилась по всей Италии, в Ги существовали пара красилен для выделки кожи, две мясобойни, перерабатывавшие мясо для закупщиков из Генуи (миланцы просто гнали животных к себе), пяток харчевен и постоялых дворов, десяток лавок самой разной направленности – от суконных до торговавших специями. Кроме собора гичане построили еще пять церквей (по количеству улиц).

Все это рассказали и показали баронессе во время импровизированной «экскурсии». Сама Иоланта заинтересованно поддакивала и время от времени задавала уточняющие вопросы, чем вызывала новый всплеск эмоций у пожилого добродушного толстяка-бургомистра. На новую госпожу встречные жители смотрели как на икону в церкви – с трепетом и экстазом. К ее приезду улицы убрали от нечистот, вылизали фонтан на главной площади, подновили городские ворота. Стража блестела начищенными кирасами и алебардами, чем выгодно отличалась от чумазого голодранца, встреченного баронессой и ее спутниками по приезде у ворот замка.

По окончании экскурсии новую госпожу и ее спутников пригласили в ратушу на обед с видными жителями города. Иоланта благосклонно приняла предложение, чем привела верхушку местного бомонда в полный восторг. Костя отметил про себя, что, судя по всему, бургомистр и хранитель замка недолюбливали друг друга. Кроме того, бургомистр Энрико Товальятелла не был тем румяным добродушным простаком, каким он желал казаться своей госпоже. Несколько раз он совсем не дружелюбно рыкал на своих подчиненных, а раз даже устроил вполголоса разнос какому-то важному горожанину. Рядом же с баронессой он просто истекал елеем и нескончаемым потоком комплиментов.

Обед, вернее сказать, ранний ужин городской общине удался. Кроме хозяйки манора, рыцаря Тимо и Артуро на нем присутствовали около полутора десятков граждан Ги, которых очень взволновало данное мероприятие. Это было видно по надутым, красным от волнения лицам и выпяченным вперед солидным животам. За обедом Товальятелла произносил тосты за новую госпожу, желал ей всяких благ и удачи, а Иоланта де Ги благодарила за прием и надеялась обрести в присутствовавших не только подданных, но и верных друзей. Костя отметил, что от такой речи благородный Артуро поморщился, но смолчал. Когда Малышев пихнул в бок Сомохова и указал на реакцию хранителя замка, тот знаком показал, что видел ее и принял к сведению.

Для дружины и гостей баронессы, а также рядовых мастеров цехов накрыли столы перед ратушей. Стража обнесла это место небольшим заборчиком и следила, чтобы местный сброд не пробовал втиснуться за столы для избранных.

Ближе к вечеру баронесса напомнила всем присутствовавшим на трапезе, что в воскресенье она будет принимать вассальную клятву у города. За всех жителей будут клясться два десятка наиболее видных жителей и оба ее вассала из числа рыцарей.

Бургомистр очень расстроился, услыхав о сроках. После речи госпожи он начал просить ее перенести попозже день присяги, с тем чтобы город смог приготовить соответствующие подарки своей новой госпоже. Заинтригованная баронесса легкомысленно согласилась, чем вызвала очередную мину недовольства на лице благородного Артуро.

Закончилось народное гулянье только с заходом солнца.