Прочитайте онлайн Маркиз де Карабас | Глава V ДИВИЗИЯ ГРУШИ

Читать книгу Маркиз де Карабас
2916+1820
  • Автор:
  • Перевёл: Николай Николаевич Тихонов
  • Язык: ru

Глава V

ДИВИЗИЯ ГРУШИ

Последствия, как ни прискорбны были они для Тэнтеньяка, оказались все-таки менее тяжелыми, чем он опасался. Этим он был обязан Кадудалю и его морбианцам. По численности они составляли половину сил шуанов и не только, сохранили верность своему предводителю, но и призывали к верности остальных. Вскоре обнаружилось, что за Констаном последовало меньше четырех тысяч; таким образом у Тэнтеньяка осталось от шести до семи тысяч человек.

Стоя на обочине аллеи, шевалье уныло наблюдал за уходом мятежников. С ним были Кантэн и три предводителя шуанов, но ни одного члена штаба.

Гиймо, чем отряд поредел более других, несмотря на все его усилия остановить дезертиров, изливал бессильный гнев в нескончаемом потоке проклятий.

Перед тем как уехать, Констан обратился к шевалье с последними словами утешения. Упоминание о взводе стрелков помогло ему проглотить угрозу Тэнтеньяка. Однако, переварив ее с военной точки зрения он почувствовал, что его уверенность в оценке шага, на который он решился, несколько поколебалась.

— Завтра, когда я вернусь, Тэнтеньяк, вы простите меня.

Суровый взгляд шевалье послужил единственным ответом на слова господина де Шеньера. Кадудаль был менее сдержан, и его ответ высокородному бахвалу излил все презрение, которое тот, по мнению шуана, заслужил сполна.

— Если ты совершишь еще одну ошибку и вернешься, то увидишь, какое прощение мы тебе приготовим.

Не удостоив шуана вниманием, Констан предпринял еще одну попытку помириться с Тэнтеньяком.

— Кроме этих парней с приведу с собой вандейцев. Подумайте, какая сила тогда будет за нами. Если вы подождете меня до полудня, у нас хватить времени поспеть в Плоэрмель к сроку.

— Ваши слова лишний раз подтверждают, насколько вы глупы, — сказал Сен-Режан. — Если бы эти скоты были понятливей, ни один из них не сделал бы и шага вместе с вами.

— Я со своей стороны обещаю вам, — наконец, заговорил Тэнтеньяк, — если вы вернетесь живым, я отдам вас под трибунал и позабочусь, чтобы вас приговорили к расстрелу.

Гиймо услышал последние слова командира и дал волю душившему его гневу.

— Чего ждать? Проклятый интриган, я положу конец твоим шутовским выходкам.

Он вытащил из-за пояса пистолет и прицелился. Здесь бы и конец безумной авантюре, а вместе с ней и Констану, если бы Кантэн не схватил Гиймо за руку и не поднял ее верх, благодаря чему он выстрелил в воздух.

Звук выстрела остановил шуанов. Те из них, кто догадался, что он означает, с угрозами подались назад, однако Констан удержал их и, развернув коня, прикрыл группу Тэнтеньяка, а шуанам жестом приказал продолжать путь.

Затем он взглянул на Кантэна и Кадудаля, которые пытались унять бушевавшего Гиймо. На его хмуром лице появилось удивленное выражение.

— Я ваш должник, господин де Морле. Справедливости ради признайте, что я отнюдь не стремился к этому.

Кантэн не ответил ни словом, ни взглядом, и Констан, наконец, медленно направил коня вдоль двигавшейся по аллее узкой колонны.

Когда последний мятежник скрылся в клубах пыли, Тэнтеньяк отослал троих предводителей готовить людей к выступлению.

— Я не стану дольше задерживаться. Надо мне было послушаться вас, Кантэн, и не приходить сюда. Это место принесло нам несчастье. Однако, хоть нас и стало меньше из-за предательства, мы должны быть достаточно сильны и выполнить то, что нам поручено. По крайней мере, мы должны попытаться больше не задерживаться. Как только люди поедят, мы выступаем. Позаботьтесь об этом.

Едва они поднялись на террасу, стайка дам обступила их и засыпала вопросами о случившемся.

— Мятеж, — холодно ответил Тэнтеньяк. — Мятеж, возглавленный недоумком, которого я по собственной глупости принял вчера в свой штаб.

Перед Тэнтеньяком остановилась госпожа де Белланже, за ней, всем своим видом давая понять, что готов в случае необходимости прийти к ней на выручку, высился ее супруг.

— Но, шевалье, — воскликнула виконтесса. — Он поспешил помочь вандейцам. Как можно обвинять его за это?

— Можно, сударыня, — отбросив церемонии, Тэнтеньяк отвернулся от хозяйки замка и добавил: — Господа, через час мы выступаем. Я должен просить вас быть готовыми к этому времени.

Виконтесса пришла в ужас:

— Через час? У вас почти не остается времени на обед.

Виконт присоединился к ее протестам:

— Но почему, шевалье? К чему такая спешка? У нас еще есть время.

Нервы Тэнтеньяка не выдержали.

— Таков мой приказ, — резко сказал он и вошел в дом.

Кантэн было последовал за ним, но Белланже бесцеремонно схватил его за руку.

— Что на него нашло? Уж не вы ли тому виной?

— Ему не по вкусу воздух Кэтлегона, — сухо ответил Кантэн. — Он оказался не слишком здоровым.

— О, маркиз! — воскликнула виконтесса, очаровательно изображая отчаяние. — Я не упустила ничего, что доступно в наше время, дабы сделать ваш отдых приятным.

— Напротив, сударыня. Вы сделали слишком много. Мы прибыли сюда не ради удовольствия, а чтобы соединиться с отрядом, который так и не появился.

— Боже мой! И вы, как я слышала, обвиняете меня в этом несчастье. Первое впечатление нас часто обманывает.

— Объясните ему, что вы имеете в виду. Тогда, быть может, он воздержится от оскорбительных предположений.

— Как это несправедливо, — сокрушенным тоном проговорила виконтесса. — Мишель, то есть человек, прискакавший из Жослэна, когда-то был здесь грумом. И на этом основании вы делаете вывод, будто он по-прежнему служит у нас. Вы забываете, в какое время мы живем.

— Надеюсь, вы удовлетворены, сударь, — произнес виконт, глядя на Кантэна сверху вниз.

— Глупо думать, что мною движут столь низменные, эгоистичные мотивы. И не только глупо, Чудовищно. Мне просто смешно.

Слова виконтессы оставили Кантэна равнодушным.

— Коль скоро мы сейчас выступаем, то все это уже не имеет значения, сударыня.

— Вы пренебрегаете моим гостеприимством.

— Это необходимость, продиктованная долгом.

Кантэн поклонился, собираясь уйти, но Белланже снова удержал его.

— Слабое покаяние за столь недостойные предположения, сударь.

— Мне будет стыдно, если они не подтвердятся, — уклончиво ответил Кантэн и пошел прочь.

В дверях он столкнулся с Жерменой и ее взволнованной тетушкой.

— Мне сказали, — объявила госпожа де Шеньер, — что мой сын отправился выручать господина де Шаретта и — что еще хуже — будто его доблесть вызвала осуждение командира. Никак не ожидала такого отношения от христианина и дворянина.

Кантэн вяло ответил, что первый долг солдата — повиновение и, бросив на Жермену взгляд, в котором хотел выразить то, о чем было немыслимо говорить в присутствии госпожи де Шеньер, покинул их.

Он нашел Тэнтеньяка в шумном окружении офицеров штаба.

Щедрое гостеприимство госпожи де Белланже вновь встало преградой перед его желанием немедленно покинуть замок. Он с неохотой уступил настойчивости своих офицеров, заявивших, что столь поспешный отъезд будет верхом неблагодарности и что необходимо остаться хотя бы на обед, который уже готов. Однако, уступив, он обнаружил, что и обед задерживается.

Когда, наконец, после бесконечных проволочек, часа через три после отъезда Констана, веселая, шумная компания уселась за стол, шевалье с трудом сдерживал гнев, в который его приводила беспечность офицеров-эмигрантов.

Пока в замке не спеша вкушали трапезу, за его стенами шуаны, наскоро закусив хлебом, луком и остатками вчерашнего ужина, с нетерпением ожидали выступления.

Внезапно смех и веселую беседу за длинным столом заглушил ружейный залп, долетевший из парка.

Пока побледневшие и встревоженные мужчины и женщины задавали вопросы соседям, прогремел второй залп и где-то поблизости раздались возгласы: «К оружию! К оружию! Синие!»

Кантэн и еще несколько обедавших одним прыжком подскочили к высокому окну и увидели густую пелену дыма над деревьями милях в полутора от замка.

Несколько ближе, на огромном лугу, где стояли лагерем застигнутые врасплох шуаны, царила невообразимая суматоха. Под руководством обезумевших от неожиданности командиров несколько отрядов строились для отражения еще не видимого противника. Шуаны были полностью открыты напавшему из прикрытия врагу. Они оказались в непривычной для себя роли и это пришлось им явно не по вкусу.

Стрельба продолжалась. Тяжелым раскатистым залпам, долетавшим с опушки леса, вторили отрывистые залпы шуанов, которые стреляли распростершись на земле, иными словами, используя тактику, по презрительному замечанию Д’Эрвийи, достойную только гуронов.

У себя за спиной Кантэн услышал звонкий, повелительный голос Тэнтеньяка.

— По местам, господа! На нас напали.

Мужчины отошли от группы, которая прижала Кантэна к окну, и ему пришлось без церемоний проложить себе путь сквозь толпу окружавших его женщин.

В центре комнаты, где все пребывало в лихорадочном движении, он столкнулся с Белланже. Виконт пристегивал шпагу. Его губы растянулись в неприятной ухмылке.

— Ах! Господин оракул! Ни одного республиканца по сю сторону Орэ, кажется, вы так говорили.

— Я говорил еще кое о чем, что неплохо бы помнить.

— И с тем же знанием дела.

— Или с его отсутствием, — воскликнула виконтесса. Бледная, напряженная, она стояла рядом с мужем, приложив руку к бурно вздымавшейся груди.

— Я молюсь, чтобы было именно так, сударыня, — ответил Кантэн и поспешил уйти.

Около двери он увидел Жермену. Она стояла в стороне от пораженных ужасом дам. Она была бледна, но странно спокойна. Их глаза встретились, и на губах девушки появилась едва заметная приветливая улыбка. Кантэн подошел ближе.

— Мужайтесь, Жермена. Скорее всего им не хватит сил пробиться сюда.

— Я боюсь не этого, — возразила она с легкой гордостью в голосе. — Да хранит вас Господь, Кантэн.

Он было задержался, но снаружи прозвучал голос Тэнтеньяка.

— Господин де Белланже! Господа из «Верных трону»! По местам!

Кантэн поднес к губам руку мадемуазель де Шеньер, и его увлекли за собой охваченные внезапным рвением офицеры-эмигранты, откликнувшиеся на призыв шевалье.

Каждый получил четкий, краткий приказ и поспешил к своим людям, которые уже строились в боевом порядке. Белланже, как заместитель Тэнтеньяка, получил указания первым.

— Виконт, вы поставите свои отряды справа, чтобы оказаться с фланга у «Синих», когда они выйдут из леса.

— Если они выйдут, сударь.

— Идите! Господин де Ла Mapш, распорядитесь, чтобы Сен-Режан сформировал левый фланг. Господин Ла Уссэ, будьте любезны, разыщите Кадудаля. Прикажите, чтобы он и Гиймо организовали центр и распорядитесь, чтобы те, кто уже продвинулся вперед, отступили, иначе они бессмысленно погибнут. Мы должны выманить «Синих» из укрытия. Поспешите, господа.

Снизу донесся густой, звучный голос Белланже. Как только он смолк, раздалась барабанная дробь, и полк «Верные трону» четким, словно на параде шагом выступил на отведенную ему позицию. Это зрелище вполне удовлетворило бы даже привередливого господина Д’Эрвийи.

Из леса доносился залп за залпом, и густая пелена дыма постепенно заволокла деревья. Чуть ближе в невысокой траве краснели неподвижные пятна, говорившие о том, что стрельба «синих» уже сняла первую жатву.

С верхней ступени террасы Тэнтеньяк наблюдал за происходящим внизу и с нетерпением ждал. Наконец он увидел, что его приказы выполнены. Отчаянная, тщетная вылазка шуанов была остановлена, и они стали отползать, прижимаясь к земле.

К Тэнтеньяку подлетел запыхавшийся Кадудаль. Он был без мундира, и мокрая от пота рубашка прилипла к телу.

— В замок сейчас пришел один местный житель. Он говорит, что это дивизия Груши численностью около трех тысяч человек.

— Груши! Но что стало с вандейцами? Ведь именно Груши запер их в Жослэне! Боже мой! Неужели он разбил их?

— Невозможно. Он идет из Ванна. Он направлялся на соединение с Гошем, но узнав, что мы здесь, вернулся. Тысяча чертей! По-моему, это многое объясняет.

— Вот вам и последний удар по вашей вере в мифических вандейцев. Теперь-то вы начинаете понимать, что нас одурачили?

Тэнтеньяк побледнел и уставился на Кантэна.

— Клянусь Богом! — сквозь зубы проговорил он. — О, мы узнаем всю правду. Как вы полагаете, этот глупец Шеньер уже далеко и не слышит перестрелки?

Кадудаль покачал головой.

— Ба! Его нет уже часа четыре. Он миль за двенадцать отсюда, почти на полпути от Жослэна.

— Посмотрите, — Кантэн вытянул руку.

Вдали из застывшей в летнем воздухе плотной завесы дыма показалась шеренга всадников. Она немного приблизилась и остановилась. За ней показалась вторая шеренга. Затем третья, четвертая.

— Драгуны Груши, — сказал Кадудаль. — Ребята Гиймо готовят штыки для их встречи.

Им было видно, как люди Гиймо разворачиваются двойными цепями на некотором расстоянии одна от другой.

— Идемте, — сказал Тэнтеньяк.

Они побежали к головному отряду, который образовывал центр; он состоял главным образом из морбианцев Кадудаля.

Прежде чем они заняли свои места, звук горна подал сигнал к атаке «синих», послышался топот копыт, сперва приглушенный, но постепенно усиливавшийся, и триста всадников с горящими на солнце саблями ринулись на цепи шуанов.

Если бы Д’Эрвийи видел тогда шуанов, то, возможно, изменил бы свое мнение об их боевых качествах. Твердо, как испытанные в боях солдаты, они ждали, пока Гиймо, решив, что драгуны достаточно приблизились, подаст сигнал открыть огонь. И вот первая двойная цепь дала залп по «синим». Падающие люди, опрокидывающиеся кони нарушили ритм атаки. Прежде чем ряды нападавших кое-как выровнялись, шуаны, давшие залп, припали к земле, и вторая цепь над их головами дала следующий залп, еще более сокрушительный, чем первый. Теперь расстояние между противниками было меньше, и кавалерия «синих» пришла еще в большее смятение. Вторая цепь шуанов повторила маневр первой, а мушкеты третьей вывели из строя самое значительное число республиканцев. Через мгновение все шуаны были на ногах, их цепи сомкнулись, первый ряд опустился на колени, ощетинился штыками и приготовился встретить то, что осталось от кавалерии Груши.

Но драгуны, число которых сократилось почти на две трети, в панике отступили, чтобы перестроиться вне пределов досягаемости огня шуанов. Луг был усеян павшими людьми и конями, воздух содрогался от ржания животных и стонов раненых.

Однако за отступающей кавалерией обнаружилась плотная колонна пехоты, прикрытием для которой служили всадники.

По приказу Тэнтеньяка люди Гиймо, отступившие, чтобы перезарядить мушкеты, дали проход отрядам Кадудаля, готовым нанести удар по основным силам противника.

Бой, начавшийся сокрушительным огнем с обеих сторон, вскоре перешел в яростную, беспорядочную схватку, в которой были забыты все стратегические соображения. Понеся значительные потери от огня республиканцев, шуаны взяли реванш в ближнем бою с применением штыков.

Шуаны неуклонно теснили республиканцев и тем быстрее, чем больше ослабевало сопротивление последних. Наконец, к закату, зажатые с флангов «Верными трону» и отрядами Сен-Режана, они дрогнули и побежали, стремясь вырваться из смертельных тисков.

Чтобы прикрыть отступление и дать пехоте возможность восстановить боевой порядок, маркиз де Груши во главе оставшихся в живых драгун, яростно работая саблей, атаковал один из флангов роялистов. Он успешно осуществил свой план и без потерь продержался ровно столько времени, сколько понадобилось.

Груши отлично справился с задачей, и шуаны, к тому времени представлявшие собой беспорядочную толпу, оказались перед сплоченными рядами «синих»; республиканцы встретили их огнем, пробившим бреши в их слишком густых шеренгах.

Шуаны, занимавшие центр, полностью вышли из повиновения и превратились в разъяренную, обезумевшую от жажды крови орду, не способную на согласованные действия. Не слушая приказов, они бросились на непоколебимую стену «синих», встретивших их огнем и сталью.

Однако их численное превосходство, значительно большее, чем о том подозревал или был информирован Груши, не позволило вырвать у них победу. Единственная цель врага состояла теперь в том, чтобы достойно отступить. Но беспорядочная тактика шуанов позволяла купить эту победу не иначе как слишком дорогой ценой.

Тэнтеньяк повел отряды Сен-Режана, которые не участвовали в последней фазе боя, к лесу и направил их на правый фланг республиканцев.

Разгадав цель этого маневра и опасаясь, что его может повторить полк «Верные трону», Груши построил свою пехоту неполным каре, четвертой стороной которого служил лес, куда он намеревался отступить.

Мушкетный огонь людей Сен-Режана пробил бреши в левом крыле республиканцев и обратил их в бегство. Тэнтеньяк со шпагой в руке, в разорванном мундире и с почерневшим лицом возглавил атаку, не давая им опомниться.

Кантэн шел вместе с ним, размахивая мушкетом, которым он заменил сломанную шпагу.

Стремительная атака шуанов пробила переднюю линию каре. Шуаны ворвались в брешь, без устали коля и рубя противника. Мгновение — и строй «синих» распался и беспорядочные группы солдат бросились в лес, ища в нем последнюю защиту. Но морбианцы Кадудаля, словно прорвавший плотину поток, ринулись за ними.

То был конец. Трехтысячной дивизии Груши, начавшей сражение с гордой уверенностью в победе, присущей солдатам регулярной армии, больше не существовало. Разгром был полным, и командиру республиканцев приходилось спасать от уничтожения ее остатки. Его оставшиеся в живых солдаты, подобно перепуганным кроликам, спешили укрыться за деревьями, а по пятам за ними мчалась яростно ревущая толпа.

Тэнтеньяк вел за собой морбианцев не отстававшего от него Сен-Режана и на бегу смеялся от радостного возбуждения. Не переставая хохотать, он обратился к Кантэну, который бежал рядом.

— Этот перебежчик Груши представит славный отчет своим хозяевам санкюлотам за сегодняшние подвиги, — он вдруг замолк, повернулся в полоборота и рухнул на руки инстинктивно подхватившему его Кантэну.

На самой опушке леса один из «синих», который бежал едва ли не последним, обернулся и почти наугад выстрелил с колена в преследователей. Пуля попала в доблестную грудь Тэнтеньяка.

Санкюлот жизнью заплатил за этот выстрел, так как не успел он подняться на ноги, как его пронзил штык подбежавшего шуана.

Кантэн осторожно опустил Тэнтеньяка на землю, и став на одно колено, на другое положил голову шевалье. Шуаны обступили их плотным кольцом. Узнав, кто лежит перед ними, они разразились горестными восклицаниями.

Кантэн ощупал грудь Тэнтеньяка и увидел у себя на руке кровь.

Шевалье поднял на него удивленные и уже помутневшие глаза. На его покрытом копотью лице появилась улыбка, некогда чаровавшая столь многих.

— Думаю, что это конец господина де Тэнтеньяка, — проговорил он, словно забавляясь собственными словами. — Это великая минута, Кантэн. Мы одержали победу. Я могу умереть со спокойным сердцем.

Кантэн не смог ответить; у него перехватило горло от сознания, что жить Тэнтеньяку осталось считанные мгновения.

Кольцо шуанов разомкнулось, и в сгущавшихся сумерках над Тэнтеньяком склонились Белланже и Ла Марш.

— Ах, черт возьми! Какое несчастье! Слишком большая цена за победу. Рана опасна?

Тэнтеньяк снова улыбнулся.

— Не опасна. Нет. Просто смертельна. Но раз король жив, так ли уж важно, кто умирает? — улыбка сошла с его губ. — Теперь вы командуете, Белланже. Для вас дело жизни и чести вовремя прибыть в Плоэрмель.

Белланже молча склонил голову, и в то же мгновение его оттолкнули в сторону. Это был Кадудаль. Он упал на колени перед умирающим.

— Шевалье! Мой шевалье! Мой малыш! — в его голосе звучала неподдельная боль. — Ваша рана не опасна. Господь не допустит этого.

— Это ты, Жорж! — ласково пробормотал шевалье. Слабая, дрожащая рука искала руку шуана. — Мой храбрый великодушный Жорж. Вместе нам больше не воевать с «синими». Но ты…

Он попробовал приподняться. Кровь душила его. Он закашлялся и какое-то мгновение еще боролся со смертью, затем его голова упала на плечо Кантэна и замерла.

Не поднимаясь с колен, Кадудаль громко, словно ребенок, разрыдался.