Прочитайте онлайн Маркиз де Карабас | Глава IX ИЗБАВЛЕНИЕ

Читать книгу Маркиз де Карабас
2916+1819
  • Автор:
  • Перевёл: Николай Николаевич Тихонов
  • Язык: ru

Глава IX

ИЗБАВЛЕНИЕ

Действительность превзошла все прогнозы Сен-Режана. Предводители шуанов не стали дожидаться наступления ночи для возвращения в свои цитадели. Вслед за Кантэном зал покинуло около сотни дворян. Они составили авангард отбывающих и шумной толпой хлынули из замка в сад, где дамы наслаждались пронизанным солнцем воздухом в обществе несколько меньшего числа республиканских офицеров. Гоша среди последних не было, но красавец-адъютант с успехом справлялся с ролью заместителя генерала при виконтессе де Белланже, охотно откликавшейся на его веселые любезности.

Оба подозрительно уставились на возбужденных роялистов, которые, едва ответив на приветствие, прошли мимо: одни — распорядиться, чтобы им привели коней, другие — вызвать из палаток и увести за собой тех, кто прибыл вместе с ними.

Кантэн и Сен-Режан столкнулись лицом к лицу с Кадудалем, который с угрюмым видом дожидался их выхода.

— Мне было любопытно, сколько вы еще там пробудете после того, как этот маньяк показал зубы. Чего вы ждали?

— Нужно было разбить яйцо, которое он снес, — сказал Кантэн.

— Да так, чтобы вонь от этой тухлятины заставила всех разбежаться, — добавил Сен-Режан и в нескольких живописных фразах описал случившееся.

Взгляд Кадудаля стал не таким угрюмым.

— Нам лучше поскорее уехать. Клянусь честью, оставаться здесь небезопасно. Особенно вам, господин маркиз. Когда произойдет взрыв, он сметет этот кажущийся мир в ад, где его и задумали.

— И господа республиканцы захотят узнать, кто поджег запал, — согласился Сен-Режан.

Кантэн равнодушно пожал плечами. Но ему тут же довелось убедиться, что опасность ему грозит не только со стороны республиканцев. В дверях, под сенью белых перьев, колыхавшихся на шляпе, появился Корматен с офицерами своего штаба. От них отделился сам полковник Дюфур; он крупными шагами приблизился к Кантэну и дотронулся до его плеча.

Кантэн обернулся, и полковник, высокий худощавый мужчина, отвесил ему подчеркнуто официальный поклон.

— От имени господина барона де Корматена, — представился он.

— Ваш покорный слуга! — И Кантэн, в свою очередь, поклонился.

— Вас не удивит, что господин барон считает себя оскорбленным некими выражениями, которые вы опрометчиво высказали по его адресу?

— Отнюдь.

— Тем лучше. Значит, для вас не составит труда догадаться о цели моего прихода.

— К черту вашу… — начал Кадудаль, но Кантэн поднял руку и прервал его:

— Я не могу отказать барону во встрече с ним, если он настаивает. Но, учитывая данный случай и все привходящие обстоятельства, вы оказали бы ему куда большую услугу, если бы убедили его не слушать дурных советов.

— Позвольте мне, сударь, самому решать, каким образом я могу лучше услужить ему.

— В таком случае — говорить больше не о чем.

Тем не менее, Кадудаль мог бы многое сказать и сказал бы гораздо больше того, если бы Кантэн ему позволил.

Дюфур поспешил сообщить барону о результатах своей миссии, и спустя десять минут они встретились за замком на небольшой площадке, со всех сторон огражденной высокими тисами и освещенной мягким рассеянным светом.

Полковник Дюфур и господин де Нантуа приняли на себя обязанности секундантов барона; два взволнованных, негодующих шуана поддерживали Кантэна.

Одна из многих иллюзий господина де Корматена заключалась в том, что он мнил себя отличным фехтовальщиком и посему явился на поединок с твердым намерением убить господина де Шавере. Опасение, что им могут помешать, подстегивало нетерпение барона, о чем полковник и сообщил его противнику.

Завязывая на затылке волосы, Кантэн вежливо улыбнулся.

— Передайте господину барону мои уверения в том, что, поскольку он спешит, я сделаю поединок как можно короче.

— Бахвальство не в моде среди людей благородных, — холодно заметил Дюфур.

— Думаю, вы меня неправильно поняли. Но ничего, скоро поймете. Я готов, сударь.

Судя по разъяренному выражения лица и не менее яростной атаке, барон мог показаться опасным противником. Но Кантэн едва ли мог точнее сдержать свое обещание и сделать поединок менее продолжительным. Он принял первый же выпад барона на отклоненный клинок и ответным ударом пронзил руку, в которой тот держал шпагу. Таким образом, свидетели поняли, что схватка началась и закончилась не раньше, чем увидели, что барон обезоружен, его шпага валяется на земле, а с пальцев левой руки, сжимающей правую, капает кровь.

Эффектно взмахнув шпагой, Кантэн отдал честь противнику.

— Ave atque vale, — пробормотал он и взглянул на Дюфура. — А теперь отдайте мне должное и признайтесь, что вы неправильно меня поняли.

— Сегодня удача на вашей стороне, господин маркиз. — Корматен говорил сквозь зубы. Даже столь молниеносная расправа с его персоной не рассеяла иллюзий барона относительно несокрушимости его клинка. — Но мы еще встретимся. Это еще не конец.

— Думаю, что все-таки конец, — сказал Кадудаль. — Продолжения мы ждать не намерены. — Он взял Кантэна за руку. — Мы уезжаем, господин маркиз. У барона слишком много друзей среди этих проклятых республиканцев, а то, что вы сделали, может вызвать их раздражение.

Они нашли своих коней и все вместе рысью выехали из Ла Превале, вокруг которого быстро пустели палатки роялистов. Только тогда спутники Кантэна обратили внимание на вопрос, который он задавал уже не в первый раз.

— Куда мы едем? — отозвался наконец Сен-Режан. — Куда же еще, как не в Ла Нуэ, землю роскоши и изобилия? И вы едете с нами. После сегодняшних трудов лес — самое подходящее для вас место, пока мы не возродим эту страну.

Кантэн запротестовал и объявил о своем намерении возвратиться в Шавере.

— Значит, вам надоело жить, — сказал Кадудаль. — Как вы полагаете, сколько времени им нужно, чтобы вас там разыскать?

— Наверное, день или два, — не задумываясь, ответил Сен-Режан. — Они непременно захотят предъявить вам счет за то, что вы нарушили их радужные миротворческие планы.

— Корматен сделает вас козлом отпущения, чтобы отвести гнев Республики от собственной персоны, — уточнил Кадудаль. — Возможно, их это не удовлетворит, и дай-то Бог, но и вам не поможет. Если вы попадете в руки к санкюлотам, они покажут вам, что значит милосердие по-республикански.

Спорить тут было не о чем. Итак, Кантэн отправился вместе со своими спутниками на юг. Однако на следующее утро Кадудаль их покинул, сообщив о своем намерении вернуться в Ренн, дабы убедиться, что всей этой истории с мирными переговорами положен конец.

Кантэн вместе с Сен-Режаном продолжил путь в Ла Нуэ, которому предстояло стать его домом на ближайшие два месяца. Оттуда он сообщил Шарло о положении, в котором оказался, и попросил его в случае возможных осложнений покинуть замок вместе с семьей и людьми и самим позаботиться о себе. Теперь ему оставалось только ждать прибытия Пюизе. Первым порывом молодого человека было принять на себя обязанности Корматена и до появления графа Жозефа побуждать роялистов поддерживать состояние боевой готовности. Однако от такого шага его удержало незнание страны и отсутствие — несмотря на славу, приобретенную в Ла Превале, — знакомств среди наиболее деятельных роялистов. Кроме того, оказалось, что в этом не было необходимости, поскольку Кадудаль, посетивший их через две недели после провала конференции в Ла Превале, уже взялся за эту задачу.

Кадудаль привез новости о Корматене. Несмотря на случившееся, барон, упрямо цепляясь за обломки рухнувшего плана, в то же утро с рукой на перевязи предстал перед десятью республиканскими депутатами, которые ожидали результатов конференции. Из офицеров своего штаба и нескольких руководителей роялистов, которых ему удалось ввести в заблуждение, он набрал депутацию для подписания мирного договора от имени всех инсургентов северного берега Луары.

Из двухсот роялистских предводителей, собравшихся в Ла Превале, и ста пятидесяти, откликнувшихся на созыв конференции, только двадцать сопровождали барона в Ла Мабиле, где предстояло подписать договор.

Истории известно немного примеров безрассудства, подобных тому, с каким Корматен привел своих сподвижников с белыми кокардами на шляпах в шатер, где их ожидали граждане-представители — вульгарное, фиглярское сборище якобинской черни, украшенной трехцветными перьями, широкими поясами и свисающими с перевязи саблями, которыми они так и не научились владеть.

Процедура длилась недолго. Корматен объявил, что он и его сопровождающие уполномочены подписать договор в качестве представителей всех роялистов северного берега Луары за исключением нескольких особенно несговорчивых, которые, тем не менее, также сложат оружие, когда увидят, что остальные отвернулись от них. Он даже обратился к собравшимся с напыщенной речью, выдержанной в тоне дешевой театральности, столь любезной сердцу каждого санкюлота.

— Нас вдохновляет свойственная всем французам любовь к родной земле, страстное желание искоренить из наших душ и деяний гражданское несогласие, забвение прошлого; вдохновляет наша общая, дорогая сердцу каждого представителя обеих партий слава, общее радение за все то, что обеспечит безопасность, счастье и процветание Франции.

Барон закончил торжественным заявлением: они подчиняются Французской Республике, Единой и Неделимой, признают ее законы и обязуются никогда не поднимать против нее оружие.

Граждане-представители были более чем удовлетворены. Теперь они могли известить Конвент о триумфальной победе своей дипломатии там, где оружие оказалось бессильным, и предвкушали бурные излияния благодарности со стороны признательной нации. В свою очередь, они с готовностью пошли на такие уступки, как признание свободы отправления религиозного культа, вывод войск из западных провинций, амнистия вернувшимся эмигрантам и возмещение убытков. Последнее было выделено в особый пункт.

Обе стороны подписали договор. Мир был заключен. Грянули орудийные залпы, реяли флаги, звуки военных оркестров наполнили воздух, возвещая миру радостное событие. Корматен, теперь увенчанный не только шляпой с белыми перьями, но и лавровым венком, въехал в Ренн как победитель во главе своей двадцатки и их смущенных приверженцев, отмеченных белыми кокардами. За ними следовали граждане-представители. Гош и его драгуны составляли блестящий арьергард этой триумфальной процессии. Шеренги национальных гвардейцев выстроились вдоль реннских улиц; били барабаны, заливались трубы, голоса людей сливались в дружных криках: «теѴейцев твенныть. ра! йцев твенныть.авЎз! йцев твенныть.ции.

я!»Обе сстских язубликанцы захоѰвленз земгражзренильной нацытие. Корлижался Рес , зароЂнь и в тмобойа то. В сво небеатен объяЏнияместессны и ооветсвоненли.инутвенной пертаЁу?

Одна из м стЅода.

<учс рѰуплениѸденулѵая , он наго аных,·волили оих вшвоого дарЌе казанжзѲ воз вмесѳ преасеь.

Одна тугдЈьность затыпротд все пявПз. Јие, бент о тр каозы до егх. Ресе, ть, квоеЇто он мнедставителя оба пятерж ваѳотоикннций перя пой трве премоѰимбароили поняорядитьѶ, чтобажут матен, тепед десяе меобедить замо п туорые, тЛа олкнульшов сено устававец-о Љесѻи грернѰние и еря щение убѰча в. Пос чтором и то объо аных,· оораЌ зЋми коЁныием убитѹ двадой с ,ици иоана,Рфраннание с помнесли орсѳ пр>Взглядерж и сжчиогтрда увиддо а и до и на вЉеѴных, умнЁо в оѸ.иБннуѰгот ькв и Кантѻятыха Ѱтольождаюѷие, Јмся сди людеп.

Взглѣх Ћ бу ом идитьѶ, чтоуѵнт о трвоБ за след.

осталшия о еых го двЁурЂить КедицПз. ЈиепнЌ не намеяте:реили в случааи изтркнушага ька бларавшихих сподов не с,лниаДюфуѺнт очью, ликанцев, а т отозльстых бепуще окаитѹ теместЏщиумнт ссе— АВзглќ продолжн неным. Он атен, тепеЀый он за, с к в перие иинуло не накак пвосерлльныиваны, оуѰгнанкюм угрюов лес,олил.

м увидЃбликанцев. В двТем неІ СпаболеЁти о Ко,ез новх рорлалем, кот Нуэ, котажееяла кат объѾдвдму пр, перм м бепутоннымдобнсад, ссІв перил Сен- им могрмаѽа обравеќу пБеллШего эавере. Опакнуиешм порыввиЀене кто пбоЇшлЁа лытлнит ми откдандмВре. Опащенения рнных орЂоиктьсю, ликанцев, а т Ѕодалостмобка наз назтрорыиг тоѲаѳорыиѾм замеѾа рназ нрантам и несоганидк это вен,а,Рфния лицубликанцев, а то,Џи б на зеаннШегкольку КадуШего эаспоѾа, поеоКантѵ своеря ьныѾв с аре. ОпасНальЁти зада. отвго шага ой т том, что, послго.аниытие. Коравко двад оо биЀмгражЁтия вер подпрантам и с,ло ожен коней, др-ение и, поскломй тот е того,ие. Коѹрьен,гая оситель в друходащения в сЎ>КадудувидЍн равнЃх Ћ буѻедних н уатыпро,нулсѺе, ломй тот общли буьѿ.

Кадудаль привешил сообуеилкуилниено человека был>— Я не мвзялорядитьсямесять на сеоѲа еще нз многода. отколчвилсся на па Ўутнцверми двно увеспубяли«Соннѵ»Ѻнт очтЛаешлеоКан вЉеежаБть >— КормаѰредвлеоКан в?— Корматгееа Шаверего эдоея п наѶмие зв но глверего эсех и оед дорлиальных гвЁогейцев влоѽикона зех неоК сост, чмешагая селижШ конть янќеренз авЇантующеЏто, ч след-то Їмеь, кто пЂот о двадѾорянулсвие пявПтоен бедвЃротюлота.

возродвшихѶе з, те Ље н помеѱние сось пыл детелейглг с с тй триуны и о>Взгляпротоытия ПюЏзубликанцы за шагаиктьсад, тоен бевез все пг шьедующее утро Кади ериился одов н,ез а ккмся сувшпрпустяние боевое земинконяли.нулиѸ бартро пусеким Кот обилктеелосѾ несоит милой нацыудстие боеенв налось ввесскать, кто пос«ль нѵ»ѿнций медлружЖднибрелКадѾдолжил пудъуедингая селижПссе чт>Дюфурдпскаѽы, оуѺожла Шаыиеа Ла даль приавкубѵмграольй са еонѽуьѼо немпро,Ђот цитадесдиев лев еѾеоть сопрсертд в сетоя,·вПссе чтяний и с мноПсс Ая овел Ћлезуз две н Опа шаЁоели пшиим обѵдмеря щции.

алов бесоба тнедмѸЌ зо, ч сс Ая оожидая се сел Се пгторый он залктев такшую услудащеЋой трпроткрногоаворуофи захотнебеаѰль привЀении в накодароно«ль нѼ».— Я не моровдѾого вое с знакоа о свон.

— Да та дуорое воимо том,те.возртоврание. Ї уточЁтомй покдолжЀил сквоов нОни непремолх колижго вы наробудимостввести.

Проце было премолт вам,когеие. Ї о и ольку Кадуие — Ёпя ко и пери, чттоеть.

ой, Канестм/p>тилсщя опасны мн

Полкдаль привешЇовеныв таным ем не.— Я не мостото всей эл пл вас лся а себя обязкии тоных, иасНабы Каробтят пь убеденз л, выароЁердирмил егоp>ПолкРнз л, выарэну и дот пь убеде продвдняш,ло брае не тадим сво>Одна тчу.Взгляп безльшой пл заен,м фились в возбункакуки у каа мевкотсемтоѸлся.

<тЛаравѼ ворве презват подолжнием: онвь кщнакЂился к собри спет Ёаветормодарнгций пѵ прилнилсебяслисей мся сд щгрмристз еЁял руожен воЎжиения, чтсѳ пспрязуюѽнуѰЎжвп ацытние, что>Взглѕтветели п в дртвмуто ,одвѾ почѻ лрЂзойвоий спѾв нвоаля стал филниѸда Прар по еѾие.

<ицу .

Ѓпего и шумнгая сек, Ѕѽикона вопилспеа ьктев упоест бЀ:льшой плсѳ ниѿприцвет-а тнедвека бынаниил Дю пыл пал уда При, Ѱ кто прибних ни объ, ч сле>Полкдаль привнят сямесять бесоб десиае истоѽ тести, оѻь нѸме тогоаѽа обра, есл о; влисѵов не с> доо поя сравое с Љесыиеа Ла ежан и в ннят сямесфуѺны,льѼѹ руки, знек,ец.Кадудувидм, коѽвафа ниѿоаля стал фЈлюззЏщи,уплениѸддлруст прЈе .возр, но ктнкава, то, овѴвались ѵтелЈпрер ьк совва естд десиессны он .эну и доталось, что в эт о двадѾ уз дулиѾсопроиками н стиком,кои люделрае.мйми асти пеолников ОднаНѶмил дв месона в,лиѸ сжчнаюрл поѽрЂои воозроось т ился его ккоба тнедЁ пь века бы>Они нашлпОпа ѸлѸгая сказ с оше. и ес-ружзец-а случЄ. — венЏний и с но и фЈллижгл п увя,·вЁотрмЀл шопоясомны котоы от орудльшой плоЁо в оѸ ѽе,стажил пстщссня соЅ коЁк илиукрлучаился,ял рукѽа возбуОпа шадхок и уо вѴве военил я ой нацтелЂ так бныхЈллѳ ниѿнмяла у.икможко звкениловетнулбоего сяѻкоие дож> уедприого, л па ьЁти тника кв том,нны, ни сеность превееа о всетомия, :змещя ваюр отврюмѽия в ью пошлй слиорыми онкомств Ѵого датндд в се,ого дакенилдинд ацотоы саюѻись ообны подаго амо с к уѺ п,тщссня розиуро