Прочитайте онлайн Маргаритки для одинокой леди | Часть 16

Читать книгу Маргаритки для одинокой леди
3416+1798
  • Автор:

16

Если человек открывает рот и ничего не говорит — значит, он ест!

Моника Левински

Зеленый остров — место, из всех городских окрестностей для шашлыков самое подходящее. Главная его прелесть в том, что здесь практически не водится наркоманов. То есть, когда-то они были, но несколько лет назад на «хвосте» острова поселился подростковый лагерь от областной администрации. Их патрули, ежедневно прочесывавшие остров и без колебаний сдававшие обнаруженных любителей «духовного» кайфа патрулям уже милицейским — благо, до города десять минут на моторке, — напрочь отбили у наркош привычку к этому месту.

Выпившие компании тут, конечно, случаются, но обычно никто никому не мешает, места хватает всем. Боюсь, правда, что я в этот раз лишила себя большей части отдыхательных удовольствий, да и вообще вела себя не совсем так, как принято на пикниках. Даже Лелька, которая старается никогда ни во что не вмешивается, и то заметила:

— Ты чего, Ритуля, зубы болят или утюг невыключенный оставила? Сама на себя не похожа. Перед ней мелким бисером рассыпаются, а она ноль эмоций, как треска вяленая. И Дениска на тебя обижается…

Дениска, шестилетний Лелькин сынишка, обижался не зря. Мы всегда общались с ним на равных, без поддавков и сюсюканья. Он и зовет-то меня Ритой — обращение «тетя» способно довести меня до бешенства. В общем, два приятеля. А тут, затеяв с ним традиционный бадминтон, я бездарно продула три партии из трех.

Дениска вначале обрадовался, потом забеспокоился, а потом и вовсе обиделся, решив, что мне надоело каждый раз играть с малолеткой и таким странным способом я пытаюсь вежливо намекнуть, что «а не пойти ли вам, юноша, куда подальше».

Пришлось отвлечься от тяжких раздумий и идти мириться. Дети, по крайней мере те, кого еще не успели испортить взрослые, не выносят вранья. Мне уже не постичь, как они при этом отличают вранье от рассказов про летающие тарелки и прочих безобидных фантазий в этом духе, — но отличают. Фантазии приветствуются, вранье презирается — в лучшем случае.

К счастью, Дениска — малец толковый и никогда не дуется попусту.

Я покаялась во грехах и объяснила, что, мол, голова у меня нынче всякими взрослыми делами забита. Денис великодушно меня простил и даже пригласил в партнеры по строительству песчаного замка. На это у меня возражений не было — возясь в песке, можно размышлять о чем угодно без малейшего ущерба для основного занятия. Возводя башни и стены, я упорно пыталась понять значение своей находки.

Нет, как ни крути, а видны лишь два правдоподобных варианта. Так-так-так. А когда их видел Костик? Если до смерти Марины, то вряд ли в этой комнате — столько они там не лежат. А после он там не был. Ладно, оставим пока это.

Вариант первый. Сами Геллеры, только у них двоих есть уверенность в том, что в любой момент «орудие» может быть добыто из «тайника». Валерий Михайлович? Образ тихого бухгалтера (ну, не совсем бухгалтера, но в этом роде, не зря же его Марина с Корейко сравнивала), по ночам преображающегося в жуткого маньяка, кинематографически очень убедителен, а вот убийство собственной дочери — это уже перебор. Разве что для немотивированного голливудского триллера. И в самом деле, почему бы он стал вообще кого-то убивать? Мужских проблем у него, вроде бы, нет, молодая красивая жена — так зачем? Если только он совсем ненормальный… Но тогда почему он вдруг начал убивать именно сейчас?

Альбине еще худо-бедно можно приклеить зависть к тем, кто моложе… Нет, не Альбина. И вовсе не потому, что она сама стала жертвой нападения. Это, в конце концов, легко инсценировать. Ведь, в сущности, что произошло? Альбина Вадимовна пришла домой с чулком на шее. Остальное — ее слова, и только. Но… Альбина производит впечатление на редкость здравомыслящей особы. Она и во время всемирного потопа или ядерной войны точно и быстро сделает все, что нужно, причем наилучшим способом. Нет, я не говорю, что она не способна на убийство — любой способен. Но маньяк из нее — как из меня Петропавловская крепость.

Второй вариант. Убийств больше не будет. Убийца избавился от «орудия», подбросив его туда, где оно, скорее всего, не будет обнаружено очень долго. Почему в таком случае он просто не уничтожил эти чулки? Не пытался же он создать почву для подозрений — метод уж больно ненадежный. Непонятно. Да и вообще идея неожиданного исчезновения мании убийства ни в какие ворота не лезет. Убивал, убивал и вдруг надоело? Хотя… Убивает Марину и вдруг обнаруживает в жертве хорошо знакомого человека? И это его так потрясает, что… Тогда и подкладывание чулок в ее комнату где-то как-то оправдано — своего рода искупительная жертва. Та-ак… А не может ли Саша, заходивший за словарем, оказаться тем Сашей Жильцовым? О-ля-ля! Вот угораздило Ильина пропасть в самый ответственный момент!

Крепость была почти достроена, когда в мою голову пришел еще один вариант, третий: чулки спрятала Альбина, которая ведет собственное расследование и как-то вышла на убийцу, но выдавать его почему-то не хочет или не может, возможно, рассчитывая припугнуть, остановить или… Но тогда она сама в опасности?

Додумать эту мысль я не успела, потому что в этот момент сбоку раздался придушенный возглас «Рита!» Я обернулась. Дениска, замерев, как охотничья собака в стойке, уставился застывшим взглядом в пространство.