Прочитайте онлайн Магическая нить | Часть 4

Читать книгу Магическая нить
4016+577
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

На следующее утро Фрэнсис проснулась поздно. Яркое июньское солнце светило в окно.

— Доброе утро!

У ее кровати сидела…

— Белинда! Приехала! — закричала от радости Фрэнсис.

— Здравствуй, мой ангел!

Фрэнсис не верила своим глазам, ей казалось, что все это ей снится. Ее любимая крестная сидит у ее кровати!

— Ну, Фрэнсис, просыпайся же и обними меня покрепче.

Фрэнсис прижалась к женщине, которая была для нее почти как мама. Закрыв глаза, она наслаждалась знакомым ароматом любимых духов Белинды. Фрэнсис снова и снова любовалась своей крестной. В свои шестьдесят она выглядела не старше сорока. Этим солнечным утром на Белинде было ярко оранжевое платье, волосы аккуратно подстрижены и уложены, а в зеленых глазах блестели слезы.

— Я так рада видеть тебя, — сказала Белинда, нежно ущипнув ее за щеку. — Ты просто очаровательна.

— Когда я утром смотрю на себя в зеркало, мне так не кажется.

— Ты просто недооцениваешь себя. Ты в сто раз красивее, чем твои соседки по квартире.

— Когда ты их успела встретить? — удивилась Фрэнсис.

— Я заглянула в их комнаты, пока искала тебя. Они хорошенькие. Правда, в это время они спали, и я не смогла разглядеть их как следует.

— Я представляю, как бы они испугались, если бы проснулись и увидели незнакомую фигуру в своей комнате.

Белинда встала с кровати, и, распахнув окно, возразила:

— Я не незнакомая фигура, как ты изволила выразиться. Между прочим, я живу по соседству.

Из открытого окна послышался отдаленный гул большого города, который жил своей жизнью.

— Прости, я не могла больше ждать ни минуты. Хотела повидать тебя сразу, как только прилетела. Мне жаль, что меня не было в Лондоне в тот день, когда ты приехала. Понимаешь, я просто перепутала дату твоего приезда.

— Как видишь, я устроилась. — Фрэнсис села на кровати, подложив под спину подушку.

— Я знала, что ты найдешь способ получить квартирку Джонни. — Белинда поправила волосы Фрэнсис и поцеловала ее в лоб. — Ты у меня такая умная и красивая.

— Ты не очень верно оцениваешь ситуацию. Я совсем не такая, как ты думаешь.

— Я сама объективность. А вот у тебя недостаточно уверенности в своих способностях.

Фрэнсис вздохнула.

— После вчерашней ночи еще меньше.

— Что произошло вчера? Расскажи мне все прямо сейчас!

— Я не знаю, с чего начать. Меня вчера выкинули из «Роузвуд бар». Это конец моему исследованию.

Белинда с удивлением посмотрела на Фрэнсис и опустилась в кресло, чтобы выслушать рассказ своей крестницы.

— Это было просто унизительно. — Фрэнсис подложила под голову еще одну подушку для удобства. — Этот великан и мачо, вышибала по имени Ратан, решил, что я нарушила порядок в баре. Когда я думаю о нем, меня бросает в дрожь от негодования. Так бы и ударила его!

— Великан и мачо, — засмеялась Белинда. — Он мне уже нравится.

Фрэнсис сжала руки в кулаки от негодования, вспомнив недавние события.

— Сначала он вынес меня из бара на руках, как куклу, а потом посмел меня поцеловать!

— Ты поцеловала его в ответ?

— Все произошло настолько неожиданно. Может быть, в самом начале. Совсем немного.

— Значит, он тебе нравится, — улыбнулась Белинда.

— Я этого не говорила. И вообще, мне не нравится такой тип мужчин, — продолжала Фрэнсис, с необъяснимым чувством вспоминая карие глаза Ратана, его крепкие руки и нежные губы. — Я допускаю, что его даже можно назвать красивым, насколько может быть красивым пещерный человек.

— Опиши его, — попросила Белинда.

Фрэнсис давно привыкла к необычным просьбам своей крестной. Ведь она была скульптором, и ее интересовала любая деталь внешности и характера человека. Фрэнсис еще с детства знала способ, как описывать крестной какого-нибудь человека или предмет.

— У него карие глаза, — начала рассказывать Фрэнсис, подбирая подходящие слова, — со светлыми лучиками, волосы густые и приятно пахнут, загорелая кожа, а в уголках глаз появляются маленькие морщинки, когда он улыбается. Но я не могу сказать, что он много улыбался мне. — Фрэнсис закрыла глаза, чтобы еще лучше вспомнить Ратана. — Вчера на нем были светлые джинсы и рубашка с короткими рукавами. Этот цвет очень идет к его загару. У него белоснежные зубы и приятная улыбка.

— Мужчина с такой внешностью не может не быть асом в искусстве соблазнения, — загадочно улыбнулась Белинда.

— Между прочим, я собираюсь подать на него в суд. — Фрэнсис как будто снова почувствовала его упругое тело рядом. Ей казалось, что она ненавидела его, и в тоже время хотелось, чтобы он был рядом. — Он сжимал меня так крепко, что у меня, наверное, будут синяки.

— Итак, этот красавец мужчина выставил тебя из бара, — рассуждала Белинда, сидя в кресле.

— Не просто выставил, он снял меня с барной стойки и вынес на улицу.

— Что ты делала на барной стойке? — удивленно спросила Белинда.

— В баре была небольшая потасовка, но все быстро закончилось. Благодаря Ратану. Но он даже не дал мне возможности объяснить, что я ни в чем не виновата. Он просто грубый и самовлюбленный тип. И думает, что во всем прав.

— Ратан дал тебе возможность почувствовать то, что ты никогда не испытывала раньше.

— Что ты имеешь в виду? — Фрэнсис удивленно посмотрела на Белинду.

— Страсть. Сексуальное желание.

— Я была там, чтобы изучать подобные чувства, а не испытывать их. — У Фрэнсис пересохло в горле.

— А ты не можешь совмещать оба занятия? Я полагаю, что наблюдения дают лучший результат, если находишься в гуще событий. Ты собираешься ставить эксперименты на других. А почему бы тебе не поэкспериментировать с собственными чувствами? С Ратаном, например?

Эта мысль понравилась Фрэнсис, хотя она не хотела этого признавать. По крайней мере, вслух.

— Я занимаюсь психологией, и к тому же преподаю в университете, — строго сказала она, — и мне необходимо придерживаться определенных стандартов в поведении.

— А здесь ты молодая и красивая женщина. Почему бы тебе не принимать жизнь во всем ее замечательном многообразии? Я понимаю, что тебе, привыкшей к определенным нормам, установленным твоим отцом, это будет нелегко. Но поверь, отец гордился бы тобою.

— И я горжусь папой и очень его люблю!

— Я знаю, — сказала как можно нежнее Белинда. — Но теперь у тебя есть возможность жить собственной жизнью. Я внимательно читала все письма, которые ты присылала мне. И всегда между строчек проходила мысль, что ты не готова продолжить исследование, начатое твоим отцом.

— О чем ты говоришь? — удивленно спросила Фрэнсис.

— Как ты можешь проводить исследование об отношениях между мужчиной и женщиной, если у тебя нет никакого практического опыта? — то ли спросила, то ли ответила Белинда на свой же вопрос.

— Это не так. Я встречалась несколько раз с одним парнем.

— Под пристальным наблюдением всех студентов твоего отца. Поверь, жизнь в закрытом студенческом городке очень отличается от обычной жизни в огромном городе. Ты была изолирована от полнокровной жизни. — Белинда встала с кресла и начала ходить по комнате. — Теперь у тебя появилась возможность сбросить этот кокон и полететь. И не бояться нового чувства.

— Я не боюсь, но не знаю, в каком направлении лететь.

— Не важно, куда лететь, важен сам процесс. Прыжок в неизвестность.

— Ты хочешь сказать, что мне необходимо романтическое увлечение этим летом, пока я здесь, в Лондоне.

— Именно так.

— Я не против, но мне надо сконцентрировать все свое внимание на работе. У меня должны остаться две недели в конце лета после того, как я закончу исследование. Возможно, тогда я подумаю о романе с молодым и красивым и, что имеет не последнее значение, умным молодым человеком. — Фрэнсис подумала о Ратане, и эта мысль ей очень понравилась.

Белинда со вздохом подсела к Фрэнсис.

— Девочка моя! Невозможно выделить в еженедельнике дни только для работы и только для любви. Жизнь прекрасна в своем многообразии. Сделай первый шаг!

— Навстречу кому? Если ты имеешь в виду Ратана, забудь!

— Почему бы и нет? Звучит заманчиво!

Фрэнсис вздохнула:

— Он не в моем вкусе.

— Тогда зачем ты целовалась с ним?

— Потому что на мне было магическое платье. Если бы не оно, Ратан не обратил бы на меня внимание. — Глаза Белинды засверкали от предвкушения услышать что-то необычное. — Благодаря этому платью Сандре удалось убедить Джонни сдать квартиру нам. Через все платье проходит нить, изготовленная из волокна редкого корня, произрастающего где-то в Африке. И эта нить притягивает мужчин словно магнит. В тот вечер я надела платье, чтобы найти мужчин, желающих участвовать в моем исследовании. И, представь себе, платье мне помогло. Вокруг меня были мужчины всех возрастов, просто жаждущие пообщаться со мной. А этот тип выставил меня из бара.

— Может, он просто приревновал тебя ко всем другим мужчинам, — предположила Белинда.

Фрэнсис даже не хотела об этом думать, настолько она была сердита на Ратана.

— Мужчины — очень сложные существа, — начала Белинда, — именно поэтому я очень люблю проводить с ними как можно больше времени. И, конечно, секс. Без него я просто не мыслю свою жизнь. — Белинда никогда не откровенничала о том, что касалось ее личной жизни Лишь случайно Фрэнсис узнала, что последним увлечением Белинды был тридцатисемилетний мастер по ремонту пылесосов.

— Не грусти, ангел мой. Все будет хорошо. Может, я чем-нибудь могу тебе помочь? — участливо сказала Белинда.

— Я должна найти способ снова попасть в бар, — ответила Фрэнсис. — У меня есть несколько желающих участвовать в моем исследовании. Я должна снова с ними встретиться, пока они не потеряли интерес.

— И в чем проблема?

— Ратан Пател. Он сказал, чтобы я больше не появлялась даже на пороге бара.

— Он поставил тебе ультиматум! В таком случае ты просто обязана пойти туда еще раз. Он будет тебя ждать.

Фрэнсис ухмыльнулась в ответ.

— Дорогая моя, поверь моему опыту. Я делаю скульптуры голых мужчин и этим зарабатываю себе на жизнь. И знаю их намного лучше, чем ты.

— Голых мужчин? — Фрэнсис решила, что ее крестная шутит. — С каких это пор?

— Я начала заниматься этим пять месяцев назад и, представь себе, мне это очень нравится. В мужском теле есть какая-то завораживающая сила. Ты не находишь?

К сожалению, у Фрэнсис не было опыта в этой области. Возможно, Белинда права. Давно пора получить немного знаний о мужчинах, увлечься кем-нибудь. Она представила Ратана раздетым, и волна возбуждения пробежала по ее телу.

— Ты считаешь, что я должна пойти в бар и вести себя так, как будто ничего не произошло?

— Совершенно верно. Что он сможет тебе сделать?

— Выкинуть меня снова.

— Я уверена, что он будет просто восхищен женщиной, которая посмела бросить ему вызов.

Фрэнсис сомневалась. Правда, если на этот раз оставить платье дома, мужчины не будут виться вокруг нее, а Ратан даже и не заметит ее, как это было раньше. Но хотела ли она этого?

— Так или иначе, я пойду в бар сегодня вечером, — громко объявила Фрэнсис, стараясь выкинуть из головы мысли о Ратане.

Белинда захлопала в ладоши:

— Смело ступай навстречу жизни!

Ратан внимательно осмотрел зал, настраивая себя на еще один напряженный субботний вечер. Играла музыка, посетителей становилось все больше.

Ричард Блюм стоял за стойкой бара. Он по-прежнему был в зоне пристального внимания Ратана. Тот все еще надеялся, что Блюм каким-то образом выдаст себя. Ратан нервничал. Он не мог объяснить причину. Может, потому, что не было никаких новых результатов в расследовании, а может быть, он хотел снова увидеть Фрэнсис. Ему казалось, что он раздваивается. Ратан очень хотел увидеть Фрэнсис еще раз, но он чувствовал, что может влюбиться в нее, а это помешает его работе.

Блюм махнул Ратану.

— Что-нибудь надо?

— Сходи в подвал и принеси несколько бутылок. Вот список.

Ратан кивнул и направился к лестнице, ведущей в подвал. Там было темно, горела маленькая лампочка. Деревянные ступеньки скрипели, когда он спускался в подвал. Он подумал об Элисон, которая упала вот с такой же лестницы тем злополучным днем. Она даже не видела, кто ее сбросил. Сплошные вопросы, ни одного ответа. Взяв бутылки, Ратан быстро поднялся наверх.

Блюма за барной стойкой не было. Ратан оглядел зал несколько раз, пока наконец не увидел его в самом дальнем конце зала, сидящим за столиком с рыжеволосой девушкой. Ему показалось, что он уже видел ее в баре. Они говорили о чем-то. Ратан сузил глаза, чтобы лучше разглядеть девушку.

— Видишь вон ту девушку, сидящую рядом с хозяином? — спросил он официантку, проходящую с подносом мимо него. — Ты ее раньше здесь не встречала?

— По-моему, нет. Но она спросила Ричарда, когда вошла. Я думаю, она пришла наниматься на работу.

Ратан продолжал пристально разглядывать незнакомку.

— Не думаю, что она ищет работу. Это та самая женщина, которая была здесь вчера вечером, представившись психологом.

— Точно! Та самая, которую ты выкинул из бара. Классный парик. Как ее зовут?

— Фрэнсис Бенетт. Я должен выяснить, зачем она пришла в бар еще раз.

— Как ты собираешься это сделать? — поинтересовалась официантка.

— Надо что-то придумать, — сказал Ратан, направляясь к столику.

Фрэнсис, безусловно, увидела Ратана, приближающегося к ней, и, нагнувшись как можно ближе к Блюму, стала ему рассказывать о своем исследовании.

Сердце Ратана громко стучало, он был готов к сражению.

И на этот раз победит он!