Прочитайте онлайн Людо и его звездный конь | Глава 14. ЛЕВ И ДЕВА

Читать книгу Людо и его звездный конь
296+940
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Александровна Слободкина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14. ЛЕВ И ДЕВА

Ночь в Доме Краба была худшей ночью в жизни Людо, но и самой короткой. В то время как Ренти спокойно трусил меж деревьями, темнота стала рассеиваться и вскоре совершенно неожиданно, словно громадная, набирающая свет розовая лампа, взошло Солнце, заливая все вокруг и бросая длинные ало-желтые лучи от ствола к стволу, между которыми иноходью шел Ренти.

Перед Людо предстал невиданный лес. Дома леса были огромными и густыми, миля за милей тянулись хвойные деревья по холмам к самым вершинам. На опушках, куда проникало солнце, росли цветы, но в чащах лесов не росло ничего, кроме бледных поганок, пробивающих суглинок и торчащих из земли, как ведьмовские шляпки.

Но этот лес! Мы с тобой сразу поняли бы, что это — тропический лес и что Людо уже очень близок к Солнцу, но сам Людо, который никогда не слыхал о тропиках, теперь в изумлении глядел по сторонам, сидя на спине у коня.

Начать хотя бы с того, что деревья здесь были намного выше тех, что росли дома, а под ними — заросли древовидного папоротника и цветущих кустов, такие густые, что закрывали до половины даже самые высоченные стволы. С сучьев, словно веревочные качели, свисали ползучие растения. У некоторых листья — как ласты, а еще на них росли изумительные ярко-красные и фиолетовые цветы в форме труб и гигантских морских звезд. Гроздья орхидей выбивались из развилок деревьев. Светлячки пролетали мимо, как искрящиеся облака. Лес был насыщен какими-то теплыми испарениями и всевозможными запахами. Повсюду гудели радостные пчелы, откладывая мед в потайные соты — про запас, и свистели птицы, набивая свои брюшки фруктами, толстыми личинками насекомых и вкуснейшими гусеницами.

И когда Людо и Ренти добрались до опушки леса, огибая висящие цветы, где пели и с шумом носились, хлопая крыльями, птицы, и зависали сверкающим стеклом в лучах Солнца, они почувствовали себя пловцами, вынырнувшими после купания из тропической воды — тяжелыми, теплыми и немного липкими. Как приятно вновь оказаться на воздухе и почувствовать свежий напоенный запахами легкий бриз летнего дня и услышать — совсем недалеко, если спуститься чуть ниже по извилистой тропинке, холодное струение воды.

При звуке воды Ренти, чья лоснящаяся шкура сияла на солнце, как новый конский каштан, поднял голову, навострил уши, громко фыркнул и пошел на поворот тропы.

Там, с одной стороны тропы, виднелся родник, а перед ним — травянистая лужайка. Родник был квадратный, с низким широким каменным парапетом. За ним стоял большой камень, похожий на могильный, и на нем — два знака. С одной стороны — Лев, с другой — Дева.

Под вторым знаком сидела старуха в крестьянской одежде баварских женщин и с капюшоном на голове. Рядом с ней на камне стояла большая рыночная корзина, прикрытая тканью, из которой высовывалась ножка жареного цыпленка и сочная гроздь черного винограда.

Под другим знаком на каменном парапете, словно ковер, лежал кот — такой огромный, каких Людо еще не встречал. Он не смотрел на Людо, так как был занят умыванием. Сам желто-коричневый, а хвост очень странный, с черной кисточкой на конце.

Вдруг он поднял голову, оглянулся на Людо и зевнул, предъявляя свои великолепные зубы. Глаза у него были желтые, а уши круглые и пушистые, и грива. Это был Лев.

Это был сам Лев. Только тут Людо вспомнил бумагу, которую ему дал Гула — со всеми знаками Домов, по порядку, как они следуют один за другим. Людо жил в таком страхе от встречи с Крабом (и даже почти не надеялся пройти через его Дом), что совсем позабыл: впереди еще что-то.

И вот, он оказался перед Львом и Девой, сидящими рядом по обеим сторонам своей общей границы, и предстояло говорить с ними одновременно.

* * *

Ренти увидел Льва одновременно с Людо и сделал мальчику знак: надо, мол, срочно бежать назад в лес, укрыться. А это значит, подумал Людо, что им снова придется пересечь границу. Лучше всего было бы, наверное, побыстрее пробраться мимо Льва, пока он окончательно не проснулся, — на территорию Девы. Людо почему-то не верилось, что старая крестьянка может оказаться опасной. Во всяком случае, не столь опасной, как Лев.

Поэтому он торопливо соскользнул со спины коня, схватил его за повод и потянул вперед. Лев следил за ними весьма заинтересованно, потом грациозно поднялся и потянулся, вновь показав все зубы. Ренти испуганно всхрапнул и рысцой побежал мимо источника, таща за собой Людо. Минуя Льва с Девой, Людо дотронулся до лба в знак приветствия и, задыхаясь, сказал:

— Мадам, сэр, — добрый день вам. Можно мне, если вы мне разрешите… Мы немного спешим, понимаете…?

— Неужели ты так спешишь, что не наберешь мне воды из колодца? — спросила старуха-Дева.

Людо, который в этот момент был уже далеко за пограничным камнем, больше всего желал снова вскочить на спину Ренти и промчаться через Дом Девы. На листке Гулы оставалось всего два Дома, и он был уверен, что вскоре догонит Солнце. В самом деле, колеи от колес на траве были глубокими и свежими, такими свежими, что примятые цветы только-только начали выпрямляться.

Но, как мы знаем, Людо был добрым мальчиком и знал, что какие-то обязанности, например, таскание тяжелых ведер, не составляющие особого труда для мальчика, для старушек превращаются в тяжелую работу, поэтому он остановился, крепко сжимая в руке повод Ренти, и обернулся. Он увидел у парапета ведро с привязанной к ручке веревкой. Оно стояло как раз посредине — между Львом и Девой.

Он медленно пошел назад, к колодцу, таща за собой Ренти, который вел себя отнюдь не как старая лошадь, но как горячий боевой конь, который ни капельки не хотел возвращаться в зону досягаемости большого Льва. У Людо также не было никакой охоты. Лев не двинулся с места, чтобы схватить его, но, возможно, ему нельзя было заходить за границы своей территории, что мало утешало, так как ведро стояло на самой границе, и Льву ничего не стоило до него дотянуться.

Людо остановился. Старуха следила за ним из-под капюшона. Выглядела она довольно тупо.

— Как вы думаете, Лев меня не тронет? — шепотом спросил Людо.

— Не имею понятия, — ответила старуха. — Одно я знаю: сижу я здесь долго-предолго, а уже припекает, и жду, что кто-нибудь пройдет мимо и вытащит мне ведро водицы напиться.

— Хорошо, мэм, — сказал Людо, — если только я найду, к чему привязать коня. А то ему страшно.

— Я его подержу, — сказала старуха и протянула к ним свою желтую клешню. Людо хотел было запротестовать, что у нее, мол, не хватит сил, ведь Ренти вставал на дыбы и лягался, прямо как королевский жеребец, но она ухватила повод, прежде чем мальчик успел раскрыть рот. К удивлению Людо, конь его сразу же успокоился и встал, как вкопанный, наклонив голову и опустив уши. Старуха кивнула Людо.

— Ну вот, бери ведро. Ты когда-нибудь доставал воду из колодца?

Людо вспомнил мать и бабушку и старушку — там, дома, что жила в нижнем течении реки, за лесом: сотни раз трудился он в любую погоду, доставая для них воду из колодца и таская хворост. А еще он думал о Стрельце и о Быке, и о Ликоре — они казались столь опасными, но не причинили ему никакого вреда. Тогда он глубоко вздохнул, прошел прямо к границе, взял ведро и аккуратно опустил его в колодец. Он вытащил его, полное чистой воды, (вода чуть перелилась через край и превратилась в брызги, яркие, как кристалл) и отнес полное ведро Деве. Лев не двинулся с места, только раскрыл свой большой розовый рот и немного высунул язык. Его когти, огромные, как серпы, слегка загибались и скребли камень.

Старуха пошарила у себя в карманах юбки и вынула стакан. Наполнив его водой из ведра, она осушила его до дна. Затем поблагодарила Людо и, хотя лицо ее все еще скрывал капюшон, мальчику показалось, ее голос зазвучал веселее, сильнее, даже моложе.

— Ну, а сам не хочешь испить водицы? — спросила она. — Эта вода хорошая и бесплатна для всех.

— Можно мне дать немного моему коню, мэм? — спросил Людо.

— Конечно.

Ведро все еще было почти полным. Людо осторожно отнес его Ренти. Тот больше не смотрел на Льва, а смотрел на ведро. Людо поставил ведро перед конем, и Ренти, склонил голову, и начал жадно пить — так жадно, что осушил ведро почти до последней капли. Затем он выдул капельки воды из ноздрей, тряхнул гривой, опустил голову к усеянной цветами траве у ног Девы и принялся пастись. Теперь он и впрямь выглядел моложе, в добром здравии и гораздо лучшей форме. Неудивительно, подумал Людо не без оттенка зависти — ведь он только и знает, что есть да пить. А Людо приходилось справляться со всеми опасностями путешествия.

Ну вот, Лев все стоял за своей границей, и хвост его был неподвижен, не дергался, как это бывает, когда кошка (любого размера) готовится к прыжку, но все же это был Лев, и хотя Людо никогда еще не доводилось находиться рядом со Львом, он знал: на расстояние его вытянутой лапы лучше не приближаться.

— Так, — сказала Дева, — если хочешь пить, можешь достать еще одно ведро.

Людо хотел было отказаться, но она говорила так, будто дело уже решенное. Кроме того, ему в самом деле хотелось пить. Поэтому ему пришлось опять встать на границе и опустить ведро в колодец, настороженно следя за большой желто-коричневой формой, смирно стоявшей у своей границы. Ведро, полное до краев, поднялось, и вода заблестела на солнце. Людо вытащил ведро на парапет, и кристальные брызги расплескались на камне и окропили цветы. Лев следил за мальчиком, сузив свои золотые глаза. Пасть его была чуть приоткрыта и обнажала блестящие зубы, а язык подвернут, и с него капала слюна. Лев тяжело дышал.

Дева подала Людо стакан. Взяв стакан, мальчик почувствовал, что от жары тоже начинает тяжело дышать. Ему ужасно хотелось пить. Никогда в жизни он еще ничего так не хотел, как наполнить этот стакан и осушить его до дна.

Но он сомневался и посмотрел на Деву. Он видел ее глаза, очень темные и живые, следящие за ним из-под капюшона.

— Ну, мальчик? — сказала она резко.

— Извините, мэм, я подумал, я решил…, может, Лев тоже хочет пить, — ответил Людо. — Ничего, если… Вы мне позволите дать ему напиться?

Мгновение Дева глядела на него, не говоря ни слова. Потом сказала:

— Вода — для всех, но тебе придется перенести ведро через границу. Ты не побоишься?

— Если Вы разрешите мне вернуться на Вашу территорию, мэм, — сказал Людо.

— Я не принимаю условий, — резко оборвала Дева. — Либо ты идешь, либо остаешься. Выбор — за тобой.

Людо не знал, что и подумать. С одной стороны, он боялся обидеть Деву, с другой, вновь посмотрев на Льва, он понял, что тот и впрямь очень хочет пить.

Самое меньшее, что можно сделать для других, это дать им напиться воды. Людо отставил стакан и медленно, как только и следует действовать, когда подходишь к животному, в котором не уверен, он понес полное ведро через разграничительную линию, мимо камня, на котором был выдолблен знак Льва, и поставил ведро передо Львом.

Мальчик стоял, не шелохнувшись, и ждал.

Лев ткнулся большим носом в воду, затем поднял великолепную устрашающую голову и поглядел на Людо. Золотые глаза были теперь широко раскрыты.

Облизнув сухие губы, Людо произнес: «Хотите пить?» Потом, вспомнив, что это не просто лев, а сам Лев, добавил: «Сэр…»

Лев снова опустил голову к воде и начал жадно пить.

Людо никогда раньше об этом не задумывался. Лев лакал изящно, как котенок. Длинный розовый язык заворачивался, чтобы подхватить капельку воды — одну за раз. Такой способ питья казался весьма неудовлетворительным, однако Лев явно наслаждался. Грива его мела землю, хвост поник, пока не изогнулся над травой, нос наморщился, а глаза прикрывались по мере того, как прохладная сверкающая вода, изящно — капля за каплей — попадала ему в рот.

Лев пил долго-предолго, и бедному Людо, во рту которого не было маковой росинки, приходилось стоять и слушать это бесконечное лакание, и смотреть, как чудесная вода входит во Льва, а самому не получать ни капли.

Наконец Лев напился. Он поднял голову, сел (капли воды искрились у него на бороде) и поднял переднюю лапу. Она была огромная. Людо сделал над собой усилие, чтобы не сорваться с места. Лев облизал лапу, тщательно вымыл рот, осушил его и обратился к Людо:

— Спасибо, мальчик. Я насладился водой — каждой каплей. Надеюсь, я довольно и тебе оставил там, в ведре. Пей, не стесняйся.

Лев улыбнулся, увидев выражение лица Людо. Если ты, Амелия, никогда не видела, как улыбается Лев, тогда ты вряд ли сможешь себе такое представить. Но львы умеют улыбаться, правда, как правило, не испытывают большого желания делать это часто. Но наш Лев улыбнулся и добавил:

— Да, мальчик. Я умею говорить. Ты что, забыл, что я — сам Лев, хозяин Дома?

— Н-нет, — ответил Людо, — но я… извините, сэр, я Вас так испугался, что ни о чем не мог думать.

— Знаю, — мягко произнес Лев. — Поэтому я еще больше благодарен тебе за воду. Ты — добрый мальчик, и я рад приветствовать тебя в моем Доме. Ты вошел в него со страхом и прошел через него, даже не поняв этого, но теперь ты заплатил за свой путь добротой и можешь идти. Я тоже тебе помогу в свою очередь. Возьми питье, а потом садись и поешь с Девой.

Людо знал, что сказала бы мама, если бы он попил из одного ведра с лошадью или из кошачьего блюдца, но Лев смотрел на него серьезными глазами, а хорошие манеры — это хорошие манеры. Поэтому Людо окунул стакан в то, что осталось в ведре после Льва и выпил.

Не думаю, что ты когда-нибудь пила такую воду. Все мы знаем, что у воды нет ни вкуса, ни запаха, ни цвета. Но у этой воды было нечто лучшее, чем вкус, запах или цвет. Она была подобна сверканию бриллианта, словно свет, словно сама прохлада, словно роса на диких розах, словно дождь, падающий с весеннего неба на молодую траву. Когда Людо допил все до конца, он почувствовал, будто даже кожа и глаза его промылись и освежились. Солнце светило более чистым золотом, цветы были прохладны и ярки. Ренти сиял, как и положено Звездному Коню, глаза Льва горели, словно светильники, а Дева…

Людо с удивлением увидел, что Дева стала молодой и такой красавицей, каких Людо еще не встречал. Волосы ее сделались золотыми, цвета пшеницы, губы — как клубника, а глаза — синие, как горечавки на склонах. И что самое удивительное, она разбирала корзину с едой, выкладывая ее содержимое на край колодца.

Спустя долгие годы, когда Людо состарится, он часто будет пытаться припомнить всю еду, которую ему предложили на этом пиршестве. Хрустящие булочки, говорил он, и жареный фаршированный цыпленок, пирожки, треснувшие от мясной начинки, трав и масла, пирожные, начиненные кремом и вишней, фрукты всех сортов — от бананов, персиков и ананасов до клубники, абрикосов и других, названий которых он даже не знал. Людо сразу же перестал завидовать Ренти, который жевал одну траву, и сел рядом с Девой на край колодца.

— Давай, мальчик. Ешь, сколько хочешь, наедайся. Мы со Львом ждали тебя с тех самых пор, когда увидели, как Звездная Стрела пролетела через лес. Теперь я понимаю, почему Стрелец пропустил тебя и почему тебе помог сам Дальнобойный Снайпер на закате Солнца. Теперь уже совсем близко. И благодаря тому, что ты сделал, твой конь найдет свое место, даже не сомневайся. А ты…, - она сделала паузу и посмотрела на него по-доброму, потом ее глаза встретились со Львом.

— Мы оба пойдем с тобой, — сказал Лев, — и проведем тебя безопасной дорогой в кузницу.

— В кузницу? — переспросил Людо.

Такая обычная вещь, как кузница, почему-то не вязалась у него с этой загадочной Страной.

— Да, — сказал Лев. — Если твой конь должен остаться с Солнцем, его нужно подковать. Не думаешь ли ты, что подковы, которые касались только земли, смогут благополучно пройти галопом путями Солнца по небу? Смотри.

Людо посмотрел туда, куда был устремлен взгляд Льва, вверх, и снова увидел, как вырвалась из-за горизонта — вперед, в ясное великолепие неба, Колесница Солнца.

На сей раз сомнений не оставалось — она приблизилась, так близко, что Людо разглядел золотые бока квадриги лошадей и их нежно-золотые гривы, развевающиеся по воздуху, и сверкнувшие, как вспышка, поводья, и огромные колеса, вращающиеся на своих пылающих осях. Мчащиеся лошади тянули колесницу все выше и выше, вверх, по крутому пространству неба, и из-под горячих подков сыпались искры, а вокруг них разливался свет и заполнял собой летний мир по мере того, как колесница поднималась в небо. В колеснице сидел Некто. Но когда Людо захотел взглянуть на него, ему пришлось моргнуть и отвернуться, а когда он снова посмотрел на небо, колесница уже исчезла, став тем великим миром света, который мы называем Солнцем.

Мальчик обернулся и посмотрел на Льва — тот следил за ним мягким взглядом.

— Старый Ренти… Он — один из них? — прошептал, ужаснувшись, Людо.

Лев снова улыбнулся.

— А почему бы и нет? Ты же сам сказал, что он — Звездный Конь, и если Кузнец его подкует и Весы правильно его взвесят, почему бы, после такого путешествия ему и не сделаться Звездным Конем в самой колеснице Солнца? Не думаешь ли ты, что оказался с ним здесь случайно и помогаешь ему благополучно пройти этот путь? Случайностей не бывает, Людо. Ренти нужен на полях Солнца, вот ты и привел его сюда, а теперь мы с Девой проводим тебя до последнего отрезка пути. Веди его. Теперь на него уже никто никогда не сядет.

Людо послушно взял повод и пошел за Львом и Девой вниз, по холму, через летние поля.