Прочитайте онлайн Любовный «треугольник» | Часть 2

Читать книгу Любовный «треугольник»
2916+860
  • Автор:
  • Перевёл: Э. Д. Гуревич
  • Язык: ru
Поделиться

2

Лестер стоял у окна в своем бюро на двенадцатом этаже и смотрел вниз на Гудзон, серые воды которого лениво уносились прочь. Мимо проплыла пара кораблей, катер оставил за собой водяной фонтан. Лестер только что приехал из зала суда и выпил чашечку кофе. Открылась дверь, и в комнату вошел его коллега Патрик Флемминг в коричневом костюме и желто-коричневом галстуке. Его рыжие волосы были строго зачесаны назад. Он бросил бумаги на стол, и Лестер удивленно взглянул на Патрика.

— Что случилось? Ты плохо позавтракал?

— Старик передал дело мне. Я должен вытащить этого Бостона Бэрнса. Но мне никогда не удастся этого сделать.

Лестер подошел к своему письменному столу, сел и затушил сигарету в пепельнице.

— В чем проблема?

— Мне еще никогда не приходилось участвовать в такого рода уголовных процессах. Я чувствую, что все сделаю не так.

— Бог мой, когда-нибудь каждый должен прыгнуть в воду. Ты прослушал курс и уже имеешь за собой пару небольших дел.

— Чепуха, — отрезал Патрик. — Что это было? Допросы у судебного следователя, и всё. С этим же делом я, Лестер, не справлюсь. Просто еще не готов. Я понимаю, старик хочет бросить меня в воду, чтобы я научился плавать. Но я знаю также, что утону. Дело слишком сложное и шумное. Вся пресса кричит о нем.

— Безусловно, — заметил Лестер. — Изнасилование с нанесением телесных повреждений — это уже кое-что.

— К тому же обвиняемый — цветной.

Патрик прислонился к письменному столу и скрестил руки на груди. Он выглядел так, словно его вели на казнь.

— Ты должен внушать себе снова и снова, что справишься с этим. И тогда действительно сможешь, — поучал Лестер. — Кто государственный обвинитель?

— В этом все дело. Брентон — самый изощренный обвинитель в Нью-Йорке.

— Значит, Хэнк Брентон. — Кинг усмехнулся. — Ну да, ему трудно противостоять. Если бы он мог, он настаивал бы на смертном приговоре. Но, к счастью, в штате Нью-Йорк смертные приговоры отменены. Ты уже ознакомился с делом?

— Поверхностно.

— В качестве первого шага отыщи этого Бостона Бэрнса в следственной тюрьме. Тебе следует составить о нем четкое представление, и ты должен быть убежден, что он невиновен.

— Это действительно так?

— Откуда мне знать? Косвенные улики против него. Иначе ему не предъявили бы обвинения. Теперь от тебя зависит доказать, что он не причастен к преступлению.

— Ну а если преступник все же он?

— Тогда ты будешь добиваться наиболее мягкого приговора. Это же ясно! Итак, начни с Бэрнса. Пусть тебе расскажут о нем все. Если он действительно изнасиловал эту девчонку и нанес ей ножевые раны, то это может быть связано с психическими отклонениями. Или Бостон на самом деле подлая свинья. Выяснить это — твоя задача. Возможно, в детстве с ним что-то случилось, произошел какой-то надлом. И на этом ты можешь построить свою защиту. Вытащи это наружу, мальчик. И если он невиновен и сумеет тебя убедить в этом, ты обязан сделать все, чтобы это доказать. И не говори больше «я не могу». Черт побери, зачем ты тогда стал адвокатом?

— Форбс мог дать мне и кое-что другое, какую-нибудь простую историю с квартирной кражей или угоном автомобиля.

— Он передал тебе это дело, и ты будешь теперь иметь уйму времени, чтобы им заняться. Так что начинай трудиться и не причитай. Благодаря такому процессу ты можешь сделать себе имя. Форбс дает тебе трамплин для прыжка. Тебе известно, кто назначен судьей?

— Роберт Майлс.

— Ах, так, — заметил Лестер. — Никаких оснований для того, чтобы опускать руки. Старый Майлс в порядке. Он тебя поддержит, поскольку симпатизирует молодым адвокатам, которые завоевывают место под солнцем.

— Но Хэнк Брентон.

— Да, Хэнк Брентон. Но, черт побери, повторяю еще раз: ты должен с ним справиться.

— Нет, не смогу. Я чувствую это.

— Тогда ты ошибся в выборе профессии, мальчик.

— Вот ты был бы подходящим человеком для этого процесса. Запросто справился бы с ним одной левой.

— Но старик Форбс выбрал тебя, так что не причиняй ему неприятностей. А теперь катись! Навести этого Бостона Бэрнса. Выведай, что с ним случилось. Займись наконец делом, Патрик.

— Ты поможешь мне, если я окажусь в затруднении? — спросил молодой адвокат.

— Можешь на меня рассчитывать, — улыбнулся Лестер. — Но лишь до суда, а там ты должен управляться сам.

— Эти присяжные, — пробормотал Патрик. — Когда они увидят меня…

— Ты будешь обязан и их убедить. И я готов заключить пари: ты сделаешь это. Нужно только основательно подготовиться и речь при открытии процесса должна привлечь присяжных на твою сторону. Полагаю, дорогой, что у тебя сейчас куча дел.

— Я все испорчу, — произнес уныло Патрик.

Когда Дженика появилась в лавке, то выглядела возбужденной. Она спустила Зорро с поводка, и пес тотчас рванул к своей корзинке: длительная прогулка утомила малыша. Он свернулся в клубок, посмотрел еще раз через открытую дверь в торговое помещение и закрыл глаза.

Вероника обслуживала пожилого господина, который долго и тщательно рассматривал секретер эпохи Людовика XIV. В конце концов клиент решил вернуться в лавку после обеда с супругой. Вероника проводила его до двери. Когда она вернулась, Дженика сидела в бюро в костюме цвета лаванды и курила.

— Что случилось? — спросила ее подруга. — Ты же не имеешь привычки курить ранним утром. Зорро что-нибудь натворил?

— Об этом сейчас лучше не вспоминать, — ответила Дженика. — Вчера вечером он разошелся, как топор в лесу. Однако меня беспокоит другая проблема.

Она открыла сумочку, вынула лист почтовой бумаги и положила его на письменный стол перед Вероникой. Та взяла бумагу и прочитала.

— Что же тут необычного? — удивилась она. — Хотя я лично еще никогда не была знакома ни с одним присяжным. Определенно это будет интригующая история.

Дженика посмотрела на подругу, как бы не понимая ее реакции.

— Ты находишь это интригующим? Точнее было бы назвать это трепкой нервов. Где, ради всего святого, я найду время целыми днями пропадать в зале суда? И вообще, я нахожу совершенно чудовищным судить другого человека. А дело сводится именно к этому.

— Но ты же будешь не одна, а в компании еще одиннадцати присяжных.

— Ну и что? Ведь учитывают и мой голос. А речь идет об изнасиловании. Я вообще не представляю, как следует себя вести в суде.

— Присяжных представляют суду, их инструктируют, — объяснила небрежно Вероника. — Ты знаешь, что не можешь отказаться. Если только у тебя нет семейных или религиозных оснований. Однако в родственных отношениях с обвиняемым ты не состоишь, из христианских побуждений ты также не можешь дать отказ. В конце концов, дело не идет о смертном приговоре. Хорошо это или плохо, но тебе придется попробовать этот пирог.

— Я читала об этом деле в газете, — заметила Дженика и бросила сигарету в пепельницу. Она налила себе стакан минеральной воды и выпила. — Цветной изнасиловал семнадцатилетнюю девушку и нанес ей ножевые раны. Откуда мне знать, он это сделал или нет?

— Для этого и проводятся заседания, — поучающе проговорила Вероника. — Тебе предоставят возможность составить свое мнение. Ты услышишь, о чем будут говорить защитник и прокурор, и станешь свидетелем всего процесса. Правда, Дженика, история совершенно немыслимая. Кто пережил нечто подобное?

— Ужасно, — простонала девушка. — Просто чудовищно!

— Подумай о том, что и с тобой могло бы случиться нечто подобное. Насколько я помню, это произошло в Центральном парке утром, около четырех часов, — сказала Вероника. — Я читала об этом. История — крайне впечатляющая. Хорошо, что мы живем не в южных штатах. Там подозреваемый был бы уже заранее обречен. Но, слава Богу, в штате Нью-Йорк мы мыслим о происшедшем иначе. С расовой дискриминацией здесь обстоит не так остро.

— Ты полагаешь, что это сделал он? — задумчиво спросила Дженика.

Подруга пожала плечами.

— Кто знает? Я вообще ничего не могу об этом сказать. В кустах нашли нож, которым мужчина нанес раны, а на ноже обнаружили отпечатки его пальцев. Поэтому он и был арестован.

— Однако он утверждал, что нож у него украли.

— Естественно, — подтвердила Вероника. — Нечто подобное люди утверждают всегда. Что им еще остается? Следовательно, это вообще ничего не доказывает. Если мне не изменяет память, его также видели на месте преступления. Имеются свидетели.

— И эта миссия должна была выпасть именно мне, — пробормотала Дженика. — Ведь столько людей более компетентных.

— Речь не о том, что кто-то более компетентен, — объяснила Вероника. — Присяжные, которые выносят приговор, должны быть абсолютно нормальными людьми. Ты обязана пропустить этот процесс через себя, сформировать свое личное мнение.

Дженика неожиданно улыбнулась.

— Возможно, мне поможет Лестер Кинг.

— Ради Бога, кто такой Лестер Кинг?

— Я познакомилась с ним вчера вечером. Мы вместе обедали. Собственно, я знаю его по Центральному парку, мы виделись во время верховой езды. Симпатичный тип. Мы договорились с ним о встрече завтра утром.

— Ну и?.. — спросила Вероника. — Какое он имеет отношение к делу?

— Никакого, — ответила Дженика. — Но он адвокат.

— Не разрешай ему только влиять на тебя. Свой приговор ты должна вынести самостоятельно, то есть вместе с другими присяжными. Мистер Кинг не сможет тебе в дальнейшем помочь.

— Это — потеря времени, — повторила Дженика. — К тому же у меня столько дел.

— Не думай об этом. Я одна управлюсь. Клиенты, как знаешь, не дают нам перетрудиться. Но в любом случае ты не можешь сказать «нет». Таков закон.

— А я уже была близка к тому, чтобы влюбиться. — Дженика вздохнула. — У меня в голове совсем другие вещи.

Подруга с интересом наклонилась к ней.

— Он действительно великолепен, этот Лестер Кинг?

Девушка кивнула.

— Знаешь, он такой… Я не могу даже его описать. Высокого роста, очень стройный, тонкие черты лица, карие глаза, темно-русые волосы… Он из Миннесоты. Но какую все это играет роль? В нем есть Нечто. Я хочу его и уже радуюсь тому, что снова увижу его завтра. Лестер сказал, что я плохая наездница, и хочет помочь мне.

— Судя по твоим словам, он очаровательный мужчина.

— Да, — подтвердила Дженика. — Надо лишь узнать его поближе. Только собралась сосредоточиться на нем, как вдруг вмешивается этот идиотский процесс. Я буквально в ярости.

— Прими холодный душ, — посоветовала Вероника. — Не мучайся. У тебя нет иного шанса, как стать присяжной. А что касается твоего Лестера Кинга, то он никуда не денется и после процесса, если серьезно заинтересовался тобой.

— Именно так, — заверила Дженика. — Я чувствую это. И верю, что теперь начнется что-то возбуждающее и чудесное.

— Тогда зачем ты создаешь себе проблемы? — спросила ее подруга. — Пусть все идет своим чередом: этот процесс и этот Лестер Кинг. Тем самым ты будешь свободна все последующее время. И все чудесное и возбуждающее сделает тебя счастливой.

— Если Лестер захочет, я буду с ним. — Дженика улыбнулась и спрятала письмо из суда в сумочку. — Мне необходимо чувство влюбленности. Оно делает жизнь прекраснее.

— Я знаю, о чем ты говоришь, — вздохнула Вероника.

Два года назад Вероника дружила с молодым энергичным брокером. Но Томас вовсе не думал о том, чтобы жениться, хотя она желала этого. Девушка безумно любила Томаса. Он же любил свою свободу больше, чем Веронику. И если бы ей однажды не пришла мысль о том, как подтолкнуть его к свадьбе, она бы чувствовала себя глубоко несчастной.

У входной двери зазвонил колокольчик. Вошла молодая пара. Зорро тотчас пробудился и выскочил из корзинки. Дженика успела его вовремя задержать. Она успокоила собаку и оставила с ней Веронику. Дженика вышла к покупателям, которых интересовала старая шахматная доска прошлого века. «Ничего, — подумала она. — У меня еще будет время поговорить с Вероникой о Лестере».

Дженика долго гуляла с Зорро, и тот успел сделать все свои дела. Придя домой, она поставила ему еду и воду и прошла в спальню переодеться.

Через час Дженика встречалась с Лестером. Они собирались пообедать в ресторане «Бон Ауберг» на Мэдисон-авеню. Об этом они договорились утром во время прогулки верхом. Тогда же Дженика узнала очень многое о Лестере. А Зорро радостно прыгал перед ними и общался с другой собакой.

Сейчас она стояла перед платяным шкафом и размышляла о том, что ей надеть. На мгновение Дженика задержала свой взгляд на черном: она знала, что этот цвет ей идет. Девушка сняла майку и кофейно-коричневый комбинезон, в которых была на прогулке, и осталась в одних черных кружевных трусиках «Танга». Придирчиво рассматривая свой гардероб, выбрала наконец узкую черную креп-жоржетовую юбку и черную шелковую блузку без воротника.

Дженика бросила одежду на кровать, присела и натянула черные чулки-паутинки. Некоторое подобие подвязки с ажурными розами украшало сверху чулки, и это выглядело сексуально. Затем, надев шелковую блузку и юбку, она придирчиво оглядела себя в зеркале.

Ее красивые груди с розоватыми сосками легко обозначались под гофрированным черным шелком. Это действовало куда более возбуждающе, чем обнаженное тело, и Дженика знала это. Однако в таком виде она не могла появиться в фешенебельном ресторане. Поэтому поверх блузки надела модный узкий черно-золотистый жилет. При движении жилет распахивался, приоткрывая на одно мгновение то, что добродетельная американская девочка стыдливо прячет.

Дженике было ясно, что в таком туалете она приведет Лестера в смущение: это и было ее целью. Она расчесывала щеткой волосы до тех пор, пока они не заблестели, выпустила одну каплю туши «Маскара» на ресницы, отчего те стали еще темнее, и слегка провела по губам помадой, что сделало их еще привлекательнее. Дженика не любила пользоваться косметикой. Она и не нуждалась в ней. Ее кожа была безупречна и нежна.

Когда она в высоких вечерних золотистых сандалетах, с сумкой под мышкой снова появилась в гостиной, Зорро спал на своем месте возле двери как убитый. Дженика улыбнулась, глядя на него. Сегодня вечером она оставит пса в машине. Рисковать не хотелось: вдруг он выкинет еще что-нибудь. А такой усталый, как сейчас, Зорро будет спокойно спать в салоне.

Была идея закрыть собаку дома. Однако Дженика отказалась от нее. Неизвестно, какова будет реакция Зорро, когда он окажется один. Возможно, начнет отчаянно лаять, и соседи станут жаловаться. Дженика не хотела бы этого.

Прежде чем покинуть квартиру, она побрызгала на свежевымытые волосы свои любимые духи фирмы «Эстэ Лаудер». «Свежесть юности» имели душистый запах, который особенно сильно чувствовался в теплое время года, но главное, наводил мужчин на определенные мысли.

Зорро сразу проснулся и начал чихать. Он совершенно не выносил парфюмерии и хотел, чтобы его хозяюшка пахла только хозяюшкой. Однако Дженика не приняла его желание в расчет. Она стремилась понравиться Лестеру, мечтала, чтобы он влюбился в нее. Поэтому Зорро был отодвинут на задний план.

Дженика перенесла пса в машину и поехала. До Мэдисон-авеню было недалеко и, в принципе, можно было дойти и пешком. Но кто в Нью-Йорке ходит пешком? Дженика припарковала машину на стоянке при ресторане. Зорро, естественно, захотел выпрыгнуть вслед за ней, но Дженика ласково усадила его на заднее сиденье и сказала:

— Ты останешься здесь, мой малыш, понятно? И будешь, конечно, вести себя прилично. Поспи немного. Хозяюшка скоро вернется. Ты ведь умный пес, не так ли? И не будешь сердить меня?..

Зорро сидел на задних лапах, обиженно глядя на Дженику, и даже не помахивал хвостом. Девушка погладила его, а затем энергично закрыла дверцу. Услышав позади лай Зорро, Дженика успокоила себя: пес скоро умолкнет, ведь, в конце концов, она уходит не навечно.

Лестер уже ждал в ресторане. Увидев Дженику, он встал. Девушка быстро подошла к нему, и они обменялись приветствиями. Как Лестер смотрел на нее! Дженика довольно улыбнулась. Такой, какой она выглядела сегодня вечером, она понравилась Лестеру — это было очевидно.

— Люблю пунктуальных женщин, — сказал Лестер, когда они сели за стол. — Для мужчины нет ничего скучнее ждать красивую женщину.

— Я здесь, — отпарировала Дженика. Она огляделась. — Здесь очень красиво. Вы выбрали хороший ресторан.

— Я надеюсь, вы любите французскую кухню? — Лестер вопросительно посмотрел на нее.

— Очень, — ответила Дженика.

Она вдруг ощутила страстное желание оказаться в объятиях Лестера. Ей захотелось, чтобы он поцеловал ее, крепко прижал к себе, чтобы она почувствовала его.

А Лестер думал о том, что Дженика, вероятно, самая восхитительная женщина, с которой он когда-либо обедал. Он испытывал сейчас сильное влечение к ней.

— Сухого мартини перед обедом? — спросил он.

— Не возражаю. — Девушка улыбнулась. — Полагаю, что сегодня вечером я могу позволить себе большой мартини.

Появился официант с меню, и Лестер сделал заказ.

— Боже, как умопомрачительно вы сегодня выглядите, — признался Лестер.

Тон, каким это было сказано, проник в самую душу Дженики.

— О, в моей одежде нет ничего особенного, — возразила она. В то же время, когда девушка придвинула к себе пепельницу, ее парчовый жилет приоткрылся. У Лестера перехватило дыхание. Он желал эту девушку, которая выглядела так сладко и так естественно. Он почувствовал, что влюбился в Дженику. Вечер должен был стать поистине чудесным.

— Вы так очаровательны, Дженика, что я вынужден все время смотреть на вас, — промолвил Лестер, когда им принесли напитки. — Выпьем за нашу дружбу.

— Охотно за это выпью, — ответила она, и в ее глазах появилось что-то такое, от чего Лестер, казалось, лишился рассудка. Он увидел страсть, влечение, и это возбуждало его.

— У меня небольшая проблема, — заметила Дженика и сообщила, что ее назначили присяжной в этом процессе об изнасиловании.

Лестер внимательно слушал ее.

— Наше бюро адвокатов берет на себя защиту в этом процессе, — сказал он. — Мой юный коллега попытается вытащить Бостона Бэрнса.

— Он — адвокат, и для него это не составит проблемы, — возразила Дженика. — Я же — абсолютный профан и не знаю, как вести себя в качестве присяжной.

— Вам всё объяснят, — успокоил Лестер. — Доверьтесь только своему здравому рассудку. Вы будете следить за процессом с самого начала и в конце концов составите собственное мнение.

— Я боюсь, что процесс будет шумным.

Лестер улыбнулся.

— И все же это очень ответственно — быть присяжной в суде. Я абсолютно уверен, что вы придете к правильному решению. Вы — интеллигентная девушка, которая знает, какие бывают в жизни сложности.

— Но вы со мной едва знакомы.

Лестер выдержал ее взгляд.

— Я надеюсь, что вскоре все изменится. Я так много хочу узнать о вас, Дженика.

И опять наступил момент, когда Дженика почувствовала, как ее влечет к Лестеру. И именно в это время появился официант.

— Простите, мадам, — обратился он к Дженике. — Красный «чеви» на стоянке принадлежит вам?

— Да, — ответила Дженика в некотором недоумении. — А в чем дело?

На лице официанта промелькнула озабоченность.

— Вероятно, вам следует пройти на стоянку и посмотреть. Кажется, возникла проблема.

— Зорро! — вскрикнула Дженика с испугом и поднялась. — Ради всего святого, что теперь натворил этот пес? Лестер, извините меня. Я сейчас вернусь.

— Может быть, мне пойти с вами? — Лестер тоже встал.

— О, нет! Я справлюсь с Зорро сама. Если же понадобится помощь, я тогда громко крикну.

Лестер рассмеялся и сел на место. Дженика вышла из ресторана. Как она узнала от официанта, новые посетители заметили, что в машине, где находится собака, не все ладно. Когда девушка оказалась на стоянке, она не поверила своим глазам.

Зорро уже был близок к тому, чтобы окончательно разгромить внутреннее убранство салона. Задние сиденья выглядели так, будто произошел взрыв, и пес собирался раздраконить кресло рядом с водителем. Изо всех сил он тянул на себя обивочную ткань. Трудно было предположить, что в этой маленькой собаке таилось столько мощи.

Заметив Дженику, Зорро стал прыгать как бешеный и лаять так, что задрожали стекла. Дженика совсем потеряла самообладание. «Да, с хорошеньким фруктом я связалась!»

Растерявшись, она не знала, что ей теперь делать? Безусловно, Зорро следует наказать. Однако Дженика ни в коем случае не хотела бить собаку. Но куда же все-таки запереть пса? Девушка открыла дверцу и, вытащив Зорро, стала трясти его. И трясла до тех пор, пока тот не запищал.

— Ты — невоспитанное чудовище! — шипела Дженика. — Ты — страшная бестия! Что ты наделал? Ты, сумасшедшая собака, во что ты превратил мою машину?!

Пожилой мужчина, который вылез из своего «ягуара», с любопытством наблюдал за этой сценой, затем медленно подошел поближе.

— Выглядит как катастрофа средних размеров, мисс, — заметил он. — Такую маленькую собаку вам нельзя оставлять одну. Щенки еще очень глупы и не знают, как себя вести.

— С этим животным я сойду с ума, — пожаловалась Дженика. — Пес просто неуправляем.

— Поместите его в школу для собак, — посоветовал незнакомец. — Шестьдесят пятая улица, радом с Университетом Рокфеллера. Там малышку научат, как себя вести.

— Большое спасибо за совет, — поблагодарила девушка. — Я подумаю об этом.

Пожилой господин поклонился, прощаясь, и исчез в ресторане, а Дженика снова занялась Зорро. Больше всего ей сейчас хотелось его выпороть. Но она прочла в какой-то книге, что рука, которая гладит, не должна бить. Поэтому надо было найти какой-то другой выход. Взять собаку с собой в ресторан? Дженика вспомнила, что произошло позавчера… Она никак не могла допустить, чтобы Зорро разорвал Лестеру весь гардероб.

С другой стороны, оставлять в машине пса тоже нельзя. Дженика посмотрела на хаос в салоне, взяла поводок и закрепила его на ошейнике Зорро. В любом случае ей придется взять его с собой. Зорро с удовлетворением воспринял это решение. Он прекратил пищать и нашел, что жизнь снова нормализовалась. Дженика же находилась на грани нервного срыва.

Когда она с Зорро возвратилась в ресторан, Лестер озабоченно подвинул свой стул ближе к окну.

— Я, видимо, должен был прийти в плавках, — заметил он, усмехнувшись.

Девушка со вздохом опустилась на стул. Собаку она запихнула под стол, но так, чтобы видеть ее.

— Ничего другого нельзя было придумать. Я должна была взять Зорро с собой, — призналась Дженика и рассказала, что случилось.

Первым побуждением Лестера было рассмеяться, но он подавил в себе это желание, чувствуя, какую ярость испытывает сейчас Дженика.

— Сегодня вечером мы должны вместе заняться псом, — заметил он. — В ресторане это трудно сделать. Лучше всего после обеда поехать в какое-нибудь уютное местечко. Что, если вы пригласите меня на чашку кофе?

— Я действительно виновата перед вами, — ответила Дженика и улыбнулась. — Вы правы. Мы так и сделаем. Иначе нам вовсе не удастся спокойно поговорить.

— Я думаю точно так же, — согласился Лестер и подумал, что вечер начинался совсем неплохо.

Они приступили к обеду. Принимая во внимание ужасное поведение Зорро, Дженика и Лестер решили не давать ему в этот вечер никаких лакомых кусочков. И, умышленно проигнорировав мясные блюда, выбрали овощной суп со спаржей, рыбный паштет с вареным палтусом и зеленым салатом, а на десерт — мороженое с подогретым малиновым соусом. Пес под столом попытался пару раз заскулить, но Дженика демонстративно не обратила на это никакого внимания.

Она никогда не была так строга со щенком. Но на этот раз он действительно перешел все границы. Как только Дженика вспоминала о своей машине, ей делалось дурно. Сколько же это будет стоить — и вообще! Пока все удастся обновить, пройдет немало времени, и ей придется мотаться в машине, взятой напрокат. Дженика ненавидела это.

Однако ей не хотелось портить такой прекрасный вечер с Лестером. Когда он смотрел на нее или нечаянно касался ее руки, Дженике становилось жарко. Она ждала от него большего, хотела чувствовать его кожу, его губы, всего его. Короче говоря, она страстно желала Лестера.