Прочитайте онлайн Любовный «треугольник» | Часть 1

Читать книгу Любовный «треугольник»
2916+861
  • Автор:
  • Перевёл: Э. Д. Гуревич
  • Язык: ru
Поделиться

1

Дженика любила весенний Нью-Йорк. Воздух в это время года был нежный и обольстительный до умопомрачения. Она ощущала какое-то смутное возбуждение, потребность совершить нечто необдуманное: чего, например, зимой никогда бы не сделала. А сейчас девушка испытывала дикое желание счастья. Вероятно, дело было в нежном ветре, который веял над домами, в зеленых деревьях Центрального парка, в солнце и в пронзительно голубом небе. В такие дни обязательно должно было случиться что-то прекрасное…

Но в том, что произошло, ничего хорошего не было. Дженика покинула свою антикварную лавку на Сорок второй улице сразу после ленча, чтобы доставить клиенту в Уоллис, штат Коннектикут, часы «рококо». Возвращаясь в Нью-Йорк, она заправила на автостраде полный бак своего маленького красного «чеви» и еще не достигла границы города, как вдруг услышала за спиной какой-то странный писк.

Вначале Дженика подумала, что не в порядке шины, а поскольку странный звук не прекратился, пришлось заехать на место для парковки, чтобы выяснить, в чем дело.

С шинами все было в порядке, это девушка установила сразу. Но что-то побудило ее приоткрыть заднюю дверцу. Как только она это сделала, из машины вывалился черный шерстяной клубок, который яростно залаял на Дженику и попытался задрать свою ногу на колесо.

«Черт возьми, как попала собака в салон?» — удивленно подумала она. Кто-то, должно быть, сыграл с ней злую шутку. Двадцатичетырехлетняя Дженика Риз стояла в своем элегантном узком красно-черном костюме и взирала на маленького пса, обнюхивающего машину. Она старалась сохранять спокойствие, хотя готова была лопнуть от ярости.

Пожалуй, это было самым большим нахальством, с которым Дженике довелось столкнуться! Порыв ветра отбросил ее мягкие светло-каштановые волосы на лицо. Она раздраженно откинула их назад, не выпуская из поля зрения собаку. Та была очень красива, с кудрявой черной как уголь шерстью и умными карими глазами. На вид — не больше полугода.

Собака подбежала и смело уселась перед Дженикой, выжидательно глядя ей в лицо. Однако девушка была просто возмущена тем, что ей повесили на шею сей неожиданный подарок. Пес поднял переднюю лапу и шлепнул Дженику по ноге, как бы спрашивая: «Ну, так ты возьмешь меня?»

— Послушай-ка, лучше всего, если ты исчезнешь, — сказала Дженика. — Не думай, что отправишься со мной.

Маленький пес открыл пасть и высунул бледно-розовый язык. В этот момент он выглядел таким несчастным и беспомощным, что сердце Дженики смягчилось.

— Ладно, прыгай в салон. Я доставлю тебя в какой-нибудь зверинец. Если ты побежишь по автостраде, тебя могут задавить, а мне бы этого не хотелось. Так что давай в машину!

Дженика предусмотрительно открыла дверцу. Собака мгновенно поняла. И, одним прыжком оказавшись на заднем сиденье, устроилась поудобнее. Она улеглась на кресле, как будто оно принадлежало ей, и стала лизать лапу.

Девушка заперла заднюю дверцу и снова села за руль. Ничего себе, «прекрасный» подарочек! Пока она запускала мотор и выезжала на дорогу, то продолжала судорожно размышлять, как же собака могла попасть в машину. Она, должно быть, с виллы в Коннектикуте. Наверняка Дженика забыла запереть за собой дверцу, когда вышла. Иногда с ней такое случалось. И этим воспользовался тот, кто хотел освободиться от кудрявого пса.

Нет, ни в коем случае нельзя оставлять его у себя! Во-первых, у нее нет собственной квартиры. Да и, в конце концов, она занятой человек, у нее свое дело. Не хватало еще обременять себя животным, вероятно к тому же не особенно чистоплотным. Дженика бросила взгляд в зеркало. Маленький пес, довольный, свернулся калачиком и, казалось, чувствовал себя превосходно. Девушка ухмыльнулась: пусть малыш не воображает, что благодаря жалобному виду сможет завоевать ее сердце. С ней этот номер не пройдет.

Насколько позволял транспортный поток, Дженика ехала кратчайшим путем к Сорок второй улице. Оставив машину на ближайшей стоянке, она взяла бездомную собаку на руки и направилась к своей лавке.

Дженика Риз держала ее вместе с подругой Вероникой Пэдж. Минуло уже два года, как они начали свой бизнес в этом престижном районе, и дела их шли хорошо.

Когда Дженика вошла в лавку, покупателей там, к счастью, не было. Вероника, стройная красавица с волосами цвета красного дерева и зелеными мерцающими глазами, протирала старое венецианское зеркало. Увидев подругу, она осторожно отложила зеркало в сторону.

— Ради всего святого, что ты там тащишь? Мне кажется, к антиквариату это не имеет никакого отношения. — Вероника, улыбаясь, подошла поближе.

Дженика опустила собаку на пол.

— Мне просто подсадили ее в машину! — в сердцах бросила она. — Что делать с этим зверем? Ради Бога, скажи мне, где тут ближайшее заведение для таких животных?

— Поди сюда, ты, черное чудовище. — Вероника поманила собаку. — Что за забавный маленький песик! Бог мой, какой милашка! Я назвала бы его Зорро.

— Пусть зовется, как хочет, — произнесла Дженика. — Но, видит Бог, я не знаю, что мне с ним делать.

— Воспитывать и любить, — ответила подруга. — Взгляни только, как он на тебя смотрит.

Действительно, пес не сводил с Дженики глаз. Он сидел рядом с ней, не обращая внимания на Веронику.

— Не гляди так сурово. По крайней мере, погладь его, — посоветовала та.

Дженика вздохнула, наклонилась к лохматому клубку, погладила, пощекотала Зорро за ухом, и на морде у него появилось некоторое подобие улыбки.

Вероника была в восторге.

— Нет никакой проблемы в том, чтобы оставить песика. В лавке он никому не помешает. Если сейчас зайдет покупатель, мы спрячем Зорро в бюро. Во всяком случае, я его ни за что не отдам.

Зорро лизал руку Дженики и выжидающе смотрел на нее.

— Он уже полюбил тебя и хочет быть с тобой, — усмехнулась Вероника. — Лучшего друга, чем собака, нет на свете.

— Ну, а я хотела бы нечто другое, — возразила Дженика.

— Пса определенно мучает жажда, — заметила ее подруга. — Сейчас я ему кое-что принесу. — Вероника огляделась, взяла хрустальный кубок и исчезла в маленькой кухне. Едва она принесла воду, как Зорро бросился к кубку и стал лакать, словно безумный. Должно быть, он здорово захотел пить.

— Кто вообще сказал, что я должна содержать его в своей квартире? — Дженика наблюдала за собакой. — И взгляни на ее лапы. В один прекрасный день она станет огромной.

— И куда более ценной, чем сигнальная установка, — продолжила Вероника. — Будь немного попрактичней.

Дженика заставила себя улыбнуться.

— И все же это нахальство — взять и подбросить мне этого пса.

— Не драматизируй, — возразила подруга. — Такой маленький зверек не делает погоды. Ты быстро к нему привыкнешь. Конечно, следует договориться с владельцем квартиры. Но это все можно уладить. Когда собака впервые попадает в дом и за ней никто не приходит, ее усыпляют. Ты этого хочешь?

Дженика закурила. Пес снова подошел к ней и прижался к ногам. Взгляд его был красноречив: «А теперь я хочу есть».

— Покупать еду и ежедневно ее выгуливать! Бог мой, собака требует столько внимания и времени, — воскликнула Дженика.

— Однако ты каждый день ездишь верхом в Центральном парке. И будешь просто брать Зорро с собой, позволишь ему бежать рядом. А прогулка вечером тебе определенно не повредит. Моя дорогая, ты имеешь прекрасную квартиру напротив парка. У меня все обстоит несколько иначе. Один только переход улицы, где вечно столько машин, — это не для маленькой собачки. Твои же условия идеальные.

— О'кей! — вздохнула Дженика. — Я попробую. Не хочу, чтобы ее усыпили. Тогда я буду казаться себе убийцей.

— Вот именно, — подтвердила подруга. И заметила с оптимизмом: — Мы обе получим удовольствие от малышки.

— Еще утром, когда я встала, ничего подобного мне и не грезилось. — Дженика снова потянулась к сигарете. — А вдруг это маленькое животное предъявит мне требования…

— Он такой сладенький, этот Зорро, — ласково протянула Вероника. — Ты несомненно получишь с ним много радости.

Дженика вздохнула и посмотрела на собаку. Впоследствии она еще часто будет вспоминать слова Вероники.

Дженика привыкла к песику, а тот к ней. Зорро не отходил от хозяйки и сопровождал ее всюду, подобно эскорту. То, что он оказался чистоплотен, явилось приятной неожиданностью. Когда пес испытывал нужду, то начинал энергично скрести дверь, и Дженика быстро в этом разобралась: пришло время выйти с ним на воздух.

С владельцем квартиры также не возникло сложностей. Как выяснила Дженика, в доме уже были другие домашние животные. Раньше она никогда особенно не задумывалась, как и чем живут ее соседи.

Но проблема заключалась в том, что Зорро был еще щенком, голова которого, казалось, напичкана одними глупостями. В один прекрасный момент он, оставшись без присмотра, погрыз коврик, попытался выбросить землю из ящика с пальмой; а однажды утром Дженика застала его, когда пес рвал ее шелковые трусики. Девушка пришла в ярость. Но все же не могла сердиться на Зорро, когда тот одним прыжком оказывался за кушеткой, как бы осознавая свою вину. Иногда это не помогало, и тогда Дженика, следуя рекомендациям одной из книг, была вынуждена хорошенько потрясти Зорро. Литературой по содержанию собак она обзавелась сразу.

По утрам Дженика скакала на своем вороном жеребце Фальконе в Центральном парке, а довольный Зорро прыгал рядом. Казалось, он не испытывал никакого страха перед лошадью. Дженика брала с собой Зорро и на конюшню.

Было чудесное весеннее утро, когда ей впервые повстречался высокий молодой мужчина верхом на рыжей кобыле. Он скакал мимо Дженики в противоположном направлении. Коротко остриженные темно-русые волосы слегка спадали ему на лоб. Дженика нашла, что незнакомец выглядит красивым до неприличия.

Однако она сразу же забыла о нем. Ей хватало забот с Зорро, который рыскал повсюду и не пропускал ни одной собаки, чтобы ее досконально не обнюхать. Даже перед огромными овчарками пес, похоже, не чувствовал страха. Когда Дженика наблюдала, как он прыгал вокруг своих крупных собратьев, ее временами охватывала тревога. Но в конце концов Зорро был еще щенком и мог позволить себе многое. Возраст являлся его естественной защитой, и другие собаки, видимо, чувствовали это.

На следующее утро девушка вновь встретила темно-русого мужчину, и на этот раз ей показалось, что, проскакав мимо нее, он улыбнулся. Дженика ощутила вдруг сильное сердцебиение и испытала неизвестное сладкое чувство, когда незнакомец посмотрел на нее. От его улыбки и взгляда исходили сильные эротические флюиды.

Назавтра девушка устроила все таким образом, чтобы оказаться в парке в том же месте и в то же время. И была разочарована, когда не встретила молодого человека. В течение двух дней Дженика напрасно старалась увидеть его. Затем в сопровождении другого юноши он неожиданно появился опять. Они встретились, посмотрели друг на друга, и в глазах незнакомца девушка вновь увидела ту завораживающую улыбку.

«Должно быть, во всем виновата только весна, этот колдовской воздух, это ласкающее солнце, — думала Дженика. — Поэтому я и испытываю какое-то сумасшедшее чувство к этому незнакомцу, и уже готова страстно в него влюбиться. Но разве все добрые духи покинули меня?» — вопрошала она в следующий момент.

Конечно, Дженика и раньше встречала весьма привлекательных наездников, но почему-то ее сердце никогда не ускоряло свой бег ни на секунду. С этим же парнем все было иначе, и Дженика сердилась на себя за то, что с нетерпением ожидает с ним встречи каждое утро. Они виделись еще пару раз; ничего не происходило, но она хотела, чтобы что-то произошло.

Иногда человеку необходимо безоговорочно верить в счастье и в случай, и Дженика поступила именно так. Ее охватила твердая решимость познакомиться с молодым человеком из Центрального парка, и судьба оказалась к ней благосклонной. Однажды вечером, прогуливаясь с Зорро, она зашла в ресторан «Чарли», расположенный на углу Майден-лайн и Бродвея. Дженика села за маленький столик у окна, а пес смело разлегся под столом у ее ног. Девушка хотела немного перекусить, но, прежде чем ознакомиться с меню, заказала шерри.

С тех пор как она полностью посвятила себя делу в антикварной лавке, мужчины исчезли из ее жизни. Но теперь, когда бизнес успешно развивался и Дженика была устроена, она вдруг почувствовала, что больше не может замыкаться в работе. Она жаждала любви. Хотела любить и быть любимой, хотела ощутить страсть и нежность в сильных мужских объятиях.

К тому же была весна — время любви. И Дженика чувствовала, что предназначенный для нее мужчина где-то рядом. И это сладостное предчувствие возбуждало ее.

Ресторан пользовался успехом, и, оглядевшись, Дженика заметила, что она заняла последний столик. Неожиданно в зале возник незнакомец из Центрального парка. Он разговаривал с метрдотелем, который выискивал вокруг свободное место. Дженика почувствовала, что ей не хватает воздуха, когда метрдотель подвел этого до неприличия хорошо выглядевшего парня к ее столику и вежливо спросил, может ли гость здесь присесть. Все другие столики были заняты или заказаны. Дженика не возражала. «Это судьба», — пронеслось у нее в голове.

Как только молодой человек расположился за столом, Зорро начал недовольно ворчать. Дженика испуганно наклонилась к нему, погладила и успокоила.

— Собака под столом не опасна? — поинтересовался незнакомец. У него оказался приятный низкий голос, и Дженика просто растворилась в его улыбке.

— Посмотрите сами, — ответила она, положив ногу на ногу. Она была одета в очень узкую короткую черную юбку и черную с цветами воздушную шелковую блузку, под которой не было бюстгальтера. Однако из-за удачного фасона блузки это было почти незаметно.

Заглянув под стол, незнакомец увидел не только кудрявого черного Зорро, но и стройные, возбуждающие ноги девушки. Когда он поднял голову, на его лице по-прежнему играла улыбка.

— Милый маленький пес. Выглядит не очень опасным. Полагаю, что спокойно съем свой обед, прежде чем он меня проглотит.

— На этот счет я ручаюсь, — промолвила Дженика, и незнакомец смерил ее изучающим взглядом. Девушка кожей почувствовала этот взгляд, и он возбудил ее.

Они представились друг другу. Незнакомца звали Лестер Кинг, но он попросил называть его просто Лестер. Когда подошел официант, Лестер перед обедом также заказал себе шерри.

— Вопрос о собаке ясен. Вопрос о выпивке тоже. Поговорим теперь о нас самих. — Он посмотрел на Дженику с живым интересом. — Бывают странные случаи, не правда ли?

Она отбросила назад свои длинные волосы и закурила.

— Вы имеете в виду нашу встречу здесь?

— Точно, — ответил Лестер. — Нью-Йорк — огромный город. Вероятность случайно встретиться крайне невелика. С этой точки зрения мне посчастливилось.

— Означает ли это, что в Центральном парке вы меня не заметили?

— Ничего подобного! Такую девушку, как вы, трудно не заметить. Вы скакали в некотором напряжении, недостаточно свободно. — Лестер весело улыбнулся.

Дженика сердито взглянула на него.

— Весьма тонкий комплимент!

— Я еще не договорил. Это первая часть. Имеется и «но»…

Дженика бросила сигарету в пепельницу.

— Вы выглядите настолько обезоруживающе прелестно, что сразу забываешь о вашей посадке на лошади.

Дженика спросила:

— Говорил ли вам кто-нибудь, что вы исключительно галантны?

На лице Лестера снова появилась насмешливая, но в то же время доброжелательная улыбка.

— Я — правдивый человек и надеюсь, что вы в некоторой степени смогли в этом убедиться. По-моему, я сказал как раз нечто похожее о вас. Забыли?

— В памяти остается лишь то, что дает повод для раздумий. — Дженика тихо вздохнула.

Вернулся официант, принес шерри.

— Вы не так давно сидите на лошади, правда?

— Пять месяцев.

— Ну вот, видите. Для такого срока вы скачете просто отлично.

Теперь настала очередь улыбнуться Дженике.

— Вы понимаете, как снова вдохнуть в меня отвагу, — промолвила она. — Я думала, что на лошади всегда буду выглядеть сумасшедшей.

— Я видел наездниц и похуже, — подбодрил еще раз Лестер. Он находил девушку привлекательной. Эти волосы, эти темно-синие глаза, чуть заметное недоверие во взгляде, обезоруживающая улыбка… Он видел ее крепкие маленькие груди под тонким шелком, их округлые и упругие формы приводили его в некоторое смятение.

— Вы здесь уже бывали? Может, что-нибудь мне порекомендуете? — Дженика попыталась отвлечь его внимание. Она заметила, как Лестер рассматривал ее, и была смущена. Снова возникло ощущение, будто он просвечивал ее своим взглядом — нежным, горячим, долгим.

— Возьмите стейк с кукурузой и салат из фасоли, — предложил он.

— Хорошо, — согласилась Дженика и закрыла меню. — Я, собственно, хотела попробовать утку. Однако для фигуры стейк намного лучше.

— Ради Бога, не думайте ни о чем таком, — с жаром произнес Лестер. — У вас чудесная фигура, и к тому же я не выношу девиц, которые постоянно думают о диете и сохранении своих драгоценных фунтов, что в конечном счете сказывается на их психике. Как можно сохранять спокойствие и радостное чувство, если постоянно испытываешь голод?

Дженика вынуждена была рассмеяться.

— Вы хорошо разбираетесь в женщинах, не так ли?

Лестер усмехнулся и потер себе подбородок.

— Так приобретается опыт.

— А что съели бы вы? — Взглянув на Лестера и увидев смешинки в его глазах, она решила, что знает его ответ.

Но Лестер только сказал:

— Я возьму то, что закажете вы.

Дженика оставила за ним выбор красного вина, и, когда подошел официант, Лестер сделал заказ. Они снова выпили шерри, и он предложил:

— Что касается верховой езды, то, если хотите, я мог бы дать вам пару уроков. Я занимаюсь ею с десятилетнего возраста. Мои родители имели небольшую ферму в Миннесоте. Я вырос и жил там, прежде чем поступил в колледж, а затем в университет.

— Надо же, — удивилась Дженика. — А я бы поклялась, что вы — уроженец Нью-Йорка. И что же вы делали после университета? Я имею в виду, чем занимаетесь сейчас?

— Я адвокат в одном крупном учреждении. У нас большая бесстрашная команда, занимаемся уголовными делами. Если вы когда-либо будете нуждаться в судебной защите, я к вашим услугам.

— Полезно знать, — ответила девушка. — Но слава Богу, пока уголовные деяния обходят меня.

— Вы действительно не выглядите уголовницей.

— А как я выгляжу? — Дженика заразительно рассмеялась.

— Как работник телевидения. Я угадал?

— Абсолютно мимо, — ответила она и рассказала Лестеру о своей работе.

Это произвело на него впечатление.

— И вы хорошо разбираетесь в этих вещах?

— Обязана. — Дженика нетерпеливо покачала головой. — В течение трех семестров я изучала историю искусств, затем бросила. Хотела зарабатывать деньги, и лавка дала мне такую возможность.

Лестер кивнул.

— Ну и как мы решим насчет уроков верховой езды? Я с вас за это ничего не возьму.

Дженика рассмеялась.

— Мы можем встретиться на конюшне завтра.

— Рано утром у меня заседание в суде. Поэтому я не смогу. А что, если послезавтра?

— Около восьми?

— Решено.

Принесли заказанные блюда. Еда оказалась превосходной. Вино Дженике также понравилось. Но главное, она пила его вместе с Лестером, который был чудесным рассказчиком. Дженика рассматривала его тонкие и в то же время такие сильные руки, ловко расправляющиеся со стейком. Ей вдруг захотелось, чтобы эти руки погладили ее, коснулись ее тела. Дженику даже бросило в жар, когда она об этом подумала.

— Десять центов за ваши мысли, — произнес в этот момент Лестер, и она почувствовала, что краснеет.

— Я ни о чем особенном не думала, — соврала Дженика.

Он улыбнулся, будто знал о ее тайном желании.

— Ну что ж! Помолчим о чем-то другом.

Да, Дженика хотела его. Она страстно хотела его. Искра пробежала уже тогда, когда она увидела Лестера в Центральном парке, и теперь из этой искры возгорелось пламя. Между ними возникло такое эротическое «потрескивание», что девушка с трудом дышала.

За кофе Лестер рассказал ей о своих юношеских годах в Миннесоте, и Дженика восторженно слушала, то и дело взрываясь смехом. Оба совершенно забыли о Зорро. Маленький пес, вероятно, мирно спал под столом. Лишь когда официант принес счет и Лестер настоял на том, чтобы оплатить за двоих, Дженика вспомнила о собаке. Она взяла поводок, который висел на спинке стула, и прикрепила его к ошейнику Зорро.

— Я благодарю вас за прекрасный обед и за ваше общество, — произнесла Дженика, вставая. — Однако полагаю, что наступило время, когда Зорро должен прогуляться и сделать свои дела.

Лестер тоже поднялся.

— Мы встречаемся послезавтра на конюшне, о'кей?

— Как договорились, — ответила девушка. Она нагнулась к Зорро, который, свернувшись, лежал под столом, и в то же мгновение увидела нечто такое, от чего готова была провалиться на месте.

— О Боже! — прошептала Дженика.

— Что случилось? Что с вами? — удивился Лестер.

Дженика выпрямилась и со страхом посмотрела на него:

— Ваши… Ваши брюки…

Он опустил глаза и увидел круглую дырку, которую Зорро прогрыз в его брюках.

— О! — вымолвил Лестер и улыбнулся. — Это были брюки от Армани. У вашей собаки хороший вкус. Полагаю, она предпочитает шерсть и шелк.

— Это ужасно, — пролепетала Дженика. — Что же теперь делать? Я весьма сожалею, Лестер. Брюки, безусловно, стоили не меньше пятидесяти долларов.

— Да, но ничего страшного, — успокоил ее Лестер. — Уверяю вас, что это не единственные мои брюки.

Девушка в ярости посмотрела на собаку, которая, натянув поводок, рвалась к двери, словно понимая, что лежит на ее совести.

— Ты, бестия, — гневно проговорила Дженика. — Проклятая маленькая бестия.

— Не ругайте ее. Собаке было скучно, — возразил Лестер. — А теперь, про крайней мере, у меня останется воспоминание о вас.

— Я как-нибудь приведу брюки в порядок, — пообещала Дженика, чувствуя себя совершенно несчастной.

— Вы в этом совершенно уверены?

— Я хотела надеть на Зорро намордник, — оправдывалась Дженика, глядя в пол, — но не успела, а честно говоря, просто забыла.

— Да не произошло никакой трагедии, успокойтесь. Однако, если я правильно понял, вы в определенном смысле уже нуждаетесь в реванше.

— В определенном смысле? — Дженика испуганно посмотрела на Лестера.

— Словом, вы еще раз пообедаете со мной. Согласны? — Лестер снова улыбнулся.

— Но тогда платить буду я, — сказала она.

— Это вообще не обсуждается. В данном вопросе я старомоден и не допущу, чтобы за меня платила молодая дама. Итак, я вынужден снова вас пригласить, согласны?

— Мне ничего больше не остается. — Дженика выглядела подавленной.

— Я восхищен, что вы принимаете мое приглашение с таким воодушевлением. — В голосе Лестера прозвучала легкая насмешка.

— Я виновата перед вами.

— Забудьте об этом. Мы встречаемся послезавтра, тогда и переговорим об обеде.

Когда Лестер протянул ей на прощание руку, Зорро зарычал, и Дженика энергично натянула поводок: «Неужели собака совсем взбесилась?»

— Кажется, этому маленькому псу я не очень-то нравлюсь, — заметил Лестер.

— Просто он долго сидел под столом, — ответила Дженика, извиняясь. — Впрочем, в остальном все о'кей, правда?

— Мы подружимся, — заверил Лестер, глядя на девушку, и она совершенно точно знала, что он имел в виду при этом.

Дженика вдруг заспешила покинуть ресторан. Едва они оказались на улице, Зорро задрал лапу, после чего натянул поводок и выказал желание немного прогуляться. Дженика пошла за ним. Она была в полном смятении, а пес бежал по тротуару, задрав вверх свой пушистый хвост и виляя им, словно он, Зорро, — король Нью-Йорка.

— Да, ты, возможно, единственный в своем роде, — тихо проговорила Дженика. — Ты совершенно особенный монстр, Зорро. Но как ты можешь так себя вести?

Зорро продолжал прогулку, как будто вообще не понимал, о чем тут речь, ведь каждый должен быть от него в восторге. Дженика вдруг спросила себя: «Что же мне еще предстоит пережить с этой собакой?..» Однако позднее, когда они подошли к месту парковки машины, уже не думала больше о Зорро, которого уложила на заднее сиденье. Она могла думать только о Лестере Кинге.